Магазин форменной и спецодежды

Универсальный парафин TOKO TRIBLOC TRIBLOC HF (синяя, -10/-30С, 40 гр.)
1 810 р.
Универсальный парафин TOKO TRIBLOC TRIBLOC HF (синяя, -10/-30С, 40 гр.)
Твёрдая мазь для лыжных гонок, с высоким содержанием соединений фтора, отвечающая самым высоким спортивным требованиям.
Эта мазь используется многими звёздами Кубка Мира.
Особенности:
-Для холодного и жёсткого снега
-Технология Tribloc для наилучших характеристик скольжения
-Очень высокое содержание соединений фтора для
максимальной защиты от воды и грязи
-Улучшенные показатели износостойкости
-Спиральная структура Helix обеспечивает сенсационные
характеристики скольжения
-Фторированный компонент Dibloc выступает в роли
связующего материала мазям для окончательной обработки
скользящей поверхности
-Имеет прочную упаковку многоразового использования
Бренд TOKO
Назначение мази Array
Пол Унисекс
Возраст Взрослый
Субституты (товары заменители)
Универсальный парафин TOKO Irox (0/-30С, 250мл.)
Irox - это новейшая мазь горячего нанесения в виде спрея. Обладает такими же характеристиками скольжения и износоустойчивости, как и традиционные мази, но гораздо более удобная в нанесении. Особенности: -Равномерное распределение мази -Возможно...
531 р.
Пропитка TOKO Textile Care Eco Wool Wash 250ml INT
Бренд TOKO Вид аксессуары Пол Унисекс Возраст Взрослый
279 р.
Спрей TOKO До2008 Toko HelX (cold -10-20)
Жидкая смазка-аэрозоль HelX (чистый фторуглерод) для всех типов снега. Диапазон температуры: -10°/-20°С Объем: 50 мл Бренд TOKO Пол Унисекс Возраст Взрослый Модельный год До2008
4 000 р.
Спрей TOKO Grip Line Nordic GripSpray (желтая, 0С/-2, 70мл)
Высокоэффективный спрей держания. Легко наносится, долго держится, обладает крайне высоким уровнем сцепления. Может использоваться на влажном или сыром снегу во время оттепелей. Бренд TOKO Назначение мази Array Пол Унисекс Возра...
643 р.
Низкофтористый парафин TOKO X-Cold Powder (-15/-30С, 50 гр.)
Очень твердый углеводородный порошок, применяемый в качестве дополнения к парафинам в очень холодную погоду на перемороженный снег. С порошком Nordlite Powder любая мазь скольжения (парафин) становится тверже и более устойчивой к истиранию Выпускаетс...
643 р.
Держатель скистопов TOKO Фиксатор лыжного тормоза
Удобная фиксация всех моделей лыжных тормозов. Одна пара. Бренд TOKO Пол Унисекс Возраст Взрослый
71 р.
Универсальная жидкая смазка TOKO Express Wax MINI (c аппликатором 0/-30С, 75мл.)
Универсальная жидкая мазь. Подходит для снега любого типа и температуры. Особенности: -На основе натуральных веществ -Не содержит фтора и бензина -Улучшает показатели скольжения и обеспечивает уход за скользящей поверхностью -Легко наносится ...
700 р.
Спрей TOKO Grip Line Nordic GripSpray Base (зеленая базовая, 0С/-30, 70мл)
Высокоэффективный спрей держания. Легко наносится, долго держится, обладает крайне высоким уровнем сцепления. Используется как основа для других видов спреев держания. Повышает износостойкость. Бренд TOKO Назначение мази Array Пол ...
643 р.
Универсальный парафин TOKO Irox mini (0/-30С, 50мл.)
Мазь горячего нанесения в виде спрея (мини-версия). Бренд TOKO Назначение мази Array Пол Унисекс Возраст Взрослый
143 р.
Спрей TOKO Sport Line Grip spray (универсальный, 0С/-20С, 70 мл)
Универсальная мазь держания в виде спрея. Температура: от 0 *С до -20 *С Для всех типов снега. Объем: 70мл Бренд TOKO Назначение Array Пол Унисекс Возраст Взрослый
286 р.
Спрей TOKO Grip Line Nordic GripSpray (синяя, -10С/-30, 70мл)
Высокоэффективный спрей держания. Легко наносится, долго держится, обладает крайне высоким уровнем сцепления. Для использования в холодных погодных условиях. Бренд TOKO Назначение мази Array Пол Унисекс Возраст Взрослый
500 р.
Спрей TOKO Grip Line Nordic GripSpray (красная, -1С/-8, 70мл)
Высокоэффективный спрей держания. Легко наносится, долго держится, обладает крайне высоким уровнем сцепления. Универсальный спрей, подходящий для использования на новом, старом и искусственном снегу в указанном диапазоне температур. Бренд TOK...
643 р.
Таблетка-ускоритель TOKO JetStream Block (синий -10/-30С, 20 гр.)
100% фторированный углеводородный спрессованный порошок, используемый в качестве окончательного покрытия для улучшения характеристик скорости и скольжения. Особенности: -Защищает от грязи и обладает прекрасными водоотталкивающими свойствами -Нано...
6 700 р.
Чехол для утюга TOKO До 2008 Iron Cover
Чехол для утюга TOKO Iron Cover — это отличный надежный, функциональный чехол для перевозки утюга. Есть стяжка и молния по всей длине чехла. За счет наличия замков и дополнительных креплений вы можете быть уверены, что утюг надежно закреплена в чех...
143 р.
Пробка TOKO Plasto Cork
Синтетическая пробка для нанесения мазей держания Grip и клистеров. Бренд TOKO Пол Унисекс Возраст Взрослый
693 р.
Набор мазей с пробкой TOKO Sport Line Nordic Set
Набор включает в себя 2 мази держания (теплая от -2 С и выше и холодная от -2 до -6 С), универсальный клистер, синтетическая пробка и универсальный скребок Бренд TOKO Назначение мази Array Пол Унисекс Возраст Взрослый
1 129 р.
Клистер TOKO Grip Line Nordic Base Klister (зеленая базовая, 0С/-30, 55 гр.)
Клистер-основа. Используется как основа для других слоев клистера. Температура 0 ... -30 град С Бренд TOKO Пол Унисекс Возраст Взрослый
271 р.
Порошок-ускоритель TOKO JetStream (синий -10/-30С, 30 гр.)
Этот 100% фторированный углеводородный порошок для заутюживания, используется как чистовое внешнее мазевое покрытие для гонок, обеспечивая непревзойдённый уровень скольжения и износоустойчивости. Особенности: -Защищает от грязи и обладает прекрасн...
7 071 р.
Таблетка-ускоритель TOKO JetStream Bloc 2.0 Blue
100% гоночные технологии в области смазок. Ускоритель в форме прессованного блока для нанесения растиркой, или пробкой - используется в качестве верхнего слоя для наилучшего скольжения и улучшенной износостойкости. Подходит для любого типа снега (в ч...
7 686 р.
Универсальный парафин TOKO TRIBLOC TRIBLOC NF (черная с молибденом, базовая 40 гр.)
Экологичная мазь на углеводородной основе с уникальной присадкой DLC, предназначенная для тренировок и ухода за скользящей поверхностью лыж. Используется в качестве основной мази или добавляется к гоночным мазям в условиях грязного или искусственно...
443 р.
Товары этого производителя
Выбрать, заказать и купить Универсальный парафин TOKO TRIBLOC TRIBLOC HF (синяя, -10/-30С, 40 гр.) можно в интернет-магазине Форма-одежда. Описание с фотографиями и отзывы покупателей - все для вашего удобства выбора. В Москву, Московскую область (Подмосковье) его доставит курьер, а почтой России или другими компаниями отправляем в Санкт-Петербург (СПб), Астрахань, Барнаул, Белгород, Брянск, Великий Новгород, Владивосток, Волгоград, Вологду, Воронеж, Екатеринбург, Иваново, Ижевск, Йошкар-Олу, Иркутск, Казань, Казахстан, Калининград, Калугу, Кемерово, Киров, Краснодар, Красноярск, Курск, Липецк, Магадан, Магнитогорск, Набережные Челны, Нижний Новгород, Новокузнецк, Новороссийск, Новосибирск, Норильск, Омск, Орел, Оренбург, Пензу, Пермь, Псков, Ростов-на-Дону, Рязань, Самару, Саратов, Севастополь, Симферополь, Смоленск, Сочи, Ставрополь, Тверь, Тольятти, Томск, Тулу, Тюмень, Улан-Удэ, Ульяновск, Уфу, Хабаровск, Чебоксары, Челябинск, Якутск, Ялту, Ярославль и другие регионы. Также возможна доставка в страны ближнего и дальнего зарубежья.

ДЕРМАТИТЫ

ДЕРМАТИТЫ. Содержание: Определение и признаки Д............   689 Д. эндогенного происхождения. D. exfollativa.................   672 D. scarlatiniformis recldivans.........   674 Д. от вакцин и сывороток..........   675 Д. при внутренних заболеваниях......   676 Д. от психических влияний.........   676 Д. от приема пищи..............   676 Д. медикаментозные .............   677 Д. экзогенного происхождения. D. actinica...................   683 Д. от температурных влияний........   688 Д. от действия электричества........   688 Д. медикаментозные..............   689 Д. от химических причин ............   693 Д., вызываемые паразитами .........   694 Д., вызываемые растениями и травами ...   697 Д. травматический...............   700 Определение и признаки дерматитов. Дерматит, dermatitis (от греч. derma—кожа), воспаление кожи, к которому с общепатологической точки зрения можно было бы отнести также разнообразные инфекционные экзантемы. Впрочем с дерматологической же точки зрения понятие Д. более сложно, особенно если поставить себе задачей выделить дерматиты в отдельную рубрику кожных заболеваний из обширной и клинически разнообразной группы т. н. дерматозов, в первую очередь также характеризующихся местной воспалительной реакцией кожи. В этом смысле предметом особенно живой дискуссии (не окончившейся до настоящего времени) между различными дерматологическими школами является вопрос об отделении в каждом частном случае дерматита от острого стадия экземы, т. к. по клин, картине оба эти процесса могут быть совершенно тождественны, и в практике по преимуществу приходится проводить диференц. диагноз между этими двумя заболеваниями. Многие авторы относят изменения на коже, клинически протекающие под видом острой экземы, но непосредственно вызванные внешними раздражителями, к дерматитам. Другие, напротив, основываясь на клиническом сходстве, склонны рассматривать дерматит, развившийся непосредственно в результате внешнего раздражения, как острую экзему. Несомненно одно, что под видом Д. может протекать как искусственно вызванное воспаление кожи (в зависимости от определенного внешнего раздражения), так и острая экзема с совершенно неизвестной этиологией. Оппенгейм и Пулей (Oppenheim, Pulay), как бы объединяя обе эти точки зрения, подчеркивают, что далеко не всякий Д. должен быть обязательно экземой, но зато каждая экзема есть безусловно дерматит. Всякому острому дерматиту, возникшему в зависимости от самых разнообразных внешних раздражений (химической, физической, механической или иной природы), свойственны следующие клин, признаки: ощущение жара либо чувство жжения и даже боли, яркая краснота, припухлость пораженного участка, иногда образование фоликулярных узелков и мокнутие; в редких случаях—разрушение различных слоев кожи вплоть до некроза (напр. при оя«эгах). При обратном развитии Д. все воспалительные явления затихают, часто появляется шелушение, после чего обычно восстанавливается нормальный кожный покров; иногда в течение короткого времени держится гиперпигментация, и лишь в редких случаях образуется рубец. Для отличия острой экземы от Д. обычно принимают во внимание след. данные. 1. Зуд, всегда б. или м. выраженный при экземе, при Д. нередко отсутствует, заменяясь чувством покалывания, жжения и даже боли. 2. Величина пораженного участка и качественный характер воспалительных изменений при Д. как правило точно ограничиваются и соответствуют месту приложения и природе внешнего раздражения. При экземе, напротив, интенсивность воспалительной реакции со стороны кожи обычно далеко превосходит природу раздражающего агента и имеет тенденцию распространяться per continuitatem на места, не подвергшиеся раздражению, и даже возникать рефлекторно, в отдаленных от первоначального болезненного очага участках. 3. При Д. ответная воспалительная реакция наступает непосредственно после приложения раздражителя. Срок ее появления обычно пропорционален силе раздражающего агента. При экземе воспалительные изменения могут обнаруживаться лишь спу- стя б. или м. длительный инкубационный период и притом нередко в зависимости от таких раздражителей, к-рые у большинства людей не вызовут никакой ответной реакции. 4. При Д. кожа, по мере прекращения действия внешнего раздражителя, стремится в возможно короткий срок (часто в несколько дней) притти к норме и восстановить свои функции. При экземе воспалительный процесс затягивается, продолжая существовать и после устранения раздражителя, и обычно проявляет склонность переходить из острого в хрон. стадий.—Перечисленные различия между Д. и экземой с очевидностью показывают, что причина различий кроется не столько в природе и длительности действия внешних раздражителей, сколько гл. обр. в наследственных или приобретенных иммунно-биологических особенностях кожи. При Д. следовательно речь идет о естественной реакции нормальной кожи на сильные внешние раздражения, при экземе—о своеобразной реактивной способности кожи некоторых людей (потенциальных экзематиков), у которых известное скрытое состояние готовности к экземе (Ес-zembereitschaft) может в любой момент, под влиянием внешних агентов, перейти в открытое заболевание. Последнее обстоятельство блестяще подтверждено экспериментами Бруно Блоха (Вг. Bloch), который показал, что кожа экзематиков по отношению к различным раздражителям проявляет в семь раз бблыную чувствительность, чем кожа здоровых людей. Некоторые авторы пытались обосновать различие между Д. и острой экземой, помимо приведенных выше данных клин, картины и течения, еще с точки зрения пат.-анат. сущности. Так, Шам-бергер (Samberger) подметил, что при острых воспалительных состояниях кожи особенно бросаются в глаза два процесса: гиперемия и гиперпродукция лимфы. При этом острый стадий экземы обычно сопровождается усиленным лимфообразованием, и следовательно при ней имеет место преимущественное раздражение лимфо-секреторных нервов кожи. Напротив, при Д. прежде всего выступают явления гиперемии, т. е. расстройство вазомоторных нервов, регулирующих кровообращение. Оба эти процесса как бы конкурируют друг с другом,-—и если на первом плане стоит гиперемия, то имеется дерматит, если же гиперпродукция лимфы— то экзема. Следовательно специфическую особенность кожи экзематика Шамбергер усматривает во врожденной или приобретенной чувствительности ее лимфообразователь-ного аппарата, т. е. капиляров сосочкового слоя. Т. о. раздражитель, к-рый у здорового человека вызывает появление Д., у потенциального экзематика с повышенной реакцией лимфосекреторного аппарата обусловит экзему. На основании всех приведенных данных неудивительно, что большая часть авторов стремится Д., вызванные различными внешними раздражителями, исключить из обширной группы экземы. Это тем более справедливо, что помимо общего понятия, к-рое здесь было дано, в дерматологии название Д. присвоено специальной и довольно обширной группе заболеваний, ко- I торые возникают в результате разнообразных внешних или внутренних воздействий, характеризуются определенной клин, картиной и в основе пат.-анат. сущности к-рых на первый план со стороны кожного покрова выступают явления острого воспаления. Дерматиты эндогенного происхождения. Dermatitis symmetrica dysmenorrhoica (симметрический дисменоройный дерматит), см. Дерматозы. D. exfoliativa — заболевание, характеризующееся стойкой воспалительной краснотой и шелушением всего тела с одновременным поражением придатков кожи (волос и ногтей). Различают первичный и вторичный эксфолиативный Д. Вторичный развивается у субъектов, уже страдающих некоторыми дерматозами (чешуйчатый лишай, экзема, lichen ruber), иногда под влиянием раздражающего местного лечения (ртутные препараты, хризаробин). Первичный эксфолиативный Д. может быть связан с пат. процессом воспалительно - дегенеративного характера в нервной системе, с тяжелой псих, травмой, с лейкемией, с интоксикацией из кишечника.—П а т. - г и ст. изменения состоят в круглоклеточной инфильтрации сосочкового и подсосочкового слоя, вакуольном перерождении клеток Мальпи-гиева слоя, распространенном паракерато-зе, атрофии волос и сальных желез.—Болезнь начинается чаще остро, с появления больших красных пятен, быстро увеличивающихся в размерах, сливающихся и вскоре покрывающих все тело. Через 1—2 недели появляется обильное, преимущественно крупнопластинчатое шелушение. Количество отпадающих чешуи может достигать 30—40 г в сутки. Пораженная кожа инфильтрируется, а местами и трескается. Потоотделение и салоотделение понижаются и даже исчезают, исчезает и мышечно-волоско-вый рефлекс. Дермографизм в самом начале красный, на высоте процесса не вызывается, затем переходит в белый, и лишь при выздоровлении появляется норм, сосудистая реакция (бледнокрасная полоска). Заболевание может сопровождаться выпадением волос и ногтей и одновременным поражением слизистых (покраснение, припухание). Субъективно ощущается болезненное стягивание кожи, сильная зябкость, а иногда и зуд, особенно в самом начале. Б-нь сопровождается неправильной лихорадкой, общей слабостью, повышением рефлексов, чувствительностью к давлению на симпат. узлы и пе-риферич. нервы, увеличением лимф, желез, упорными поносами или запорами. Выздоровление возможно как самопроизвольное, так и в результате лечения. Может наступить и смерть, чаще в результате присоединившихся пневмонии или колита. Длительность процесса—от нескольких недель до многих лет. Видаль и Реймон (Widal, Raymond) отмечают гипоазотуршо, к-рой они приписывают большое прогностическое значение.—Классификация эксфолиатив-ного Д. и близких к нему форм, объединяемых под общим именем эритродермий, до сих пор чрезвычайно трудна. Броком (Brocq) предложена следующая классификация.Вто- ричные эритродермии: I. Острые генерализованные высыпи в течение других дерматозов. II. Эритродермии при mycosis fun-goides и . лейкемидах. III. Терминальные эритродермии у кахектичных больных, страдающих застарелыми упорными дерматозами (экзема, чешуйчатый лишай, пузырчатка).—Первичные эритродермии делятся на I. Эксфолиативный дерматит; а) острый — шелушащаяся скарлатиноформная эритема и б) подострый и хронический—собственно эксфолиативный Д. Wilson-Brocq'a. II. Эпидемический эксфолиативный Д. (Savill) и эксфолиативный Д. новорожденных. III. Pi-tyriasis rubra: а) подострая доброкачественная форма, б) хронич. тяжелая (тип .Hebra) и в) хронич. доброкачественная форма.— Лечение должно сообразоваться с общим состоянием б-ного и со стадием б-ни. Показаны средства укрепляющие, успокаивающие нервную систему, послабляющие, способствующие восстановлению нарушенного обмена веществ, сосудорасширяющие. Местно—вначале защищающие кожу, а затем—разрешающие средства (ванны, массаж, компресы, мази с дегтем). D. exfol. neonatorum, син.: D. ех-fol. infantum, keratolysis neonatorum, kera-tolysis exfoliativa congenitalis, болезнь Rit-ter von Rittershain'a,"6-iib новорожденных, быстро генерализующаяся и протекающая под видом универсальной эритемы. Эпидермис отслаивается пластами без предварительного образования пузырей, встречающихся лишь изредка (см. отд. табл., рис. 4). Поражаются и слизистые. В 50% случаев наступает смерть. Болезнь сближают с pemphigus neonatorum и pemphigus foliaceus. Лечение—предохранять от потери тепла, теплые ванны, защищающие ма-зевые повязки и припудривания. Dermatitis exfoliativa secun-d a r i а встречается как осложнение при некоторых кожных заболеваниях, напр.: при экземе, чешуйчатом лишае, красном плоском и остроконечном лишаях, пемфигусе и epi-dermolysis bullosa hereditaria. Вторичные дерматиты возникают как в результате нерационального лечения основного страдания (например после применения мази Виль-кинсона при острой экземе), так и самопроизвольно. Клин, картина вторичных дерматитов не отличается разнообразием; чаще они принимают универсальный характер, напоминая тогда эксфолиативную эри-тродермию (б-нь Вильсон-Брока). Диффуз-но-красная, блестящая, напряженная кожа шелушится крупными чешуйками и целыми пластами; над суставами кожа при движениях лопается, образуя глубокие кровоточащие болезненные трещины; в тяжелых случаях выпадают волосы и поражаются ногти. Б-ные лежат неподвижно 'с согнутыми конечностями и пальцами. Почти всегда вторичные Д. сопровождаются лихорадкой, зудом, сильным напряжением кожи и бессонницей. Наступающее в наиболее тяжелых случаях быстрое истощение может цовести к смерти. Длительность существования вторичных Д. различна—от нескольких дней до нескольких месяцев. Далеко не во всех случаях удается распознать во-время основ- ное страдание вторичного Д.; для этого надо найти первичные элементы последнего (напр. типичные псориатические элементы или отдельные • узелки красного плоского лишая). Чаще приходится ожидать с постановкой окончательного диагноза до затихания острых явлений Д.—П р о г н о з всегда благоприятен в случаях Д. от нерациональной, сильно раздражающей терапии, при спонтанном же развитии Д. прогноз несколько хуже, особенно при чешуйчатом лишае и пемфигусе. Следует все же иметь в виду, что в нек-рых случаях (красный плоский лишай, псориаз) Д. оказывает благоприятное влияние на дальнейшее течение основного дерматоза.—О профилакти-к е можно говорить только в отношении вторичных медикаментозных Д. Осторожное, особенно начальное, местное лечение воспалительных дерматозов позволяет в нек-рых случаях избегнуть вторичных Д. Местное лечение последних состоит в применении противовоспалительных (холодные примочки из уксуснокислого глинозема, свинцовой воды и т. п., охлаждающие мази) и зудоуто-ляющих средств. Общее лечение: препараты брома, снотворные, в соответствующих случаях сердечные и диуретические. D. scarlatinifcrmis recidivans (erytheme scarlatiniforme recidivant) — относительно редкое заболевание, представляющее собой рецидивирующую острую эритродермию, поражающую как детей, так и взрослых.— Этиология точно не выяснена. Наряду с предположениями об инфекционном характере заболевания заслуживает внимания взгляд Бенье (Besnier), состоящий в том, что D. scarlatiniformis recidivans есть ответная реакция кожи на различные раздражения у своеобразно чувствительных лиц. Контагиозность отсутствует. — Гистологи ч е с к и—утолщение эпидермиса и от-хождение пластами рогового слоя, иногда исчезновение зернистого слоя, увеличение числа рядов клеток Мальпигиева слоя (акан-тоз). В верхней части собственно кожи—■ отек и околососудистый лимфоцитарный инфильтрат. В глубоких слоях кожи—разво-локнение соединительной ткани.—Т е ч е-н и е. За 2—3 дня до высыпания бывают продромальные явления: головная боль, сонливость, рвота, озноб, повышение t°. Лихорадочное состояние держится и в первые дни высыпи. Быстро распространяющаяся зудящая пятнистая скарлатиноформная сыпь обычно равномерно покрывает кожу всего тела (иногда за исключением головы). В первые же дни существования сыпи отмечается шелушение белого цвета. Иногда вовлекаются в процесс слизистая рта, волосы и ногти (поперечные бороздки на последних). Количество рецидивов различно: от 2—3 до нескольких десятков. Отдельный приступ продолжается в среднем 15—18 дней; интервалы между рецидивами длятся в некоторых случаях по нескольку лет, чаще от нескольких месяцев до года. С течением времени рецидивы становятся реже и протекают легче .В диференциально-диагно-стическом отношении иногда трудно отличить этот Д. от истинной скарлатинозной сыпи. Слабые общие явления, почти диффуз- ная краснота лица, включая и обычно свободные при скарлатине части лица, отсутствие скарлатинозной ангины, изменения ногтей и часто анамнез (рецидивы) позволяют в этих случаях распознать D. scarla-tiniformisrecidivans. Прогноз благоприятный. Течение всегда доброкачественное. Профилактика отсутствует, заражения человека от человека не наблюдалось. Местное лечение чисто симптоматическое, главным образом зудоутоляющие и противовоспалительные средства (холодные примочки из уксуснокислого глинозема и др., охлаждающие мази). Общее лечение—средства, усиливающие деятельность сердца и почек. Дерматиты от вакцин и сывороток. После прививок оспенного детрита нередко возникает у детей, особенно в жаркое время года, токсическая экзантема (roseola vaccinica) в форме генерализованных, мелкопятнистых, яркокрасных эри-тематозных пятен. Нередко встречаются скарлатиноподобные и крапивные высыпания. Вакцинная сыпь может иногда симулировать полиморфную эксудативную эритему. Сыпь самопроизвольно исчезает, обусловливая обычно незначительные расстройства. У ослабленных детей иногда бывают лихорадка и резкое нарушение общего, состояния. Виновником вакцинной эритемы является видимо не самое заразное начало, а побочные пат. продукты вакцины.—Терапия—симптоматическая.—После впрыскивания антитоксических лечебных сывороток (напр. противодифтерийной, противоменингококковой и пр.) у субъекта с идиосинкразическим предрасположением развиваются (приблизительно в 20% случаев) различные высыпания, гл. обр. в форме крапивных волдырей, скарлатинозных и коревых эритем. Реже наблюдается сыпь геморагического характера. Одновременно возникает отечная припухлость лица, кистей рук и половых частей, исчезающая по прошествии нескольких дней. Сывороточная сыпь обычно появляется после определенного инкубационного периода (8—12 дней) и вначале ограничивается окружностью места инъекции, сопровождаясь припуханием ближайших регионарных лимф, желез. В исключительных случаях наблюдаются лихорадка, нервные симптомы, артральгия и еще значительно реже—поражения слизистых (бронхит, лярингит, кровавый понос). Впрыскивание чужеродной сыворотки порождает т. н. коллоидно-гемоклазические кризы Видаля (понижение кровяного давления, анафилактический шок, нарушение обмена веществ, лейкоцитоз, а с развитием сывороточных явлений—лейкопению и пр.). При повторной инъекции сыворотки (3—8 недель спустя) Д. и явления сывороточной б-ни развиваются чаще (в 50 %) и значительно быстрее, что зависит не от лечебных антитоксинов, содержащихся в сыворотке, а от самой чужеродной, обычно лошадиной сыворотки (см. Анафилаксия). Предсказание благоприятное. Лечение: хлористый кальций (1—3 г); антианафилаксия, или скептофилаксия по методу Безредка (т. е. вначале подкожно 1 см3 сыворотки, час спустя—2 еж3, а затем полную дозу). Дерматиты при внутренних заболеваниях. Различные заболевания внутренних органов, как-то: нефрит, пиелонефрит, фнкц. недостаточность печени, холемия, жел.-киш. диспепсия, а также конституциональные аномалии, аутоинтоксикации, септицемия, уремия, дискразии или аномалии обмена веществ, подагра, мочекислыи диатез, диабет и др. могут вызвать на коже, как важном выделительном органе, разнообразные высыпания в результате накопления в организме токсических продуктов (эритема, крапивные волдыри, пурпура; экзема, acne, лишаи, зуд, почесуха и пр.). При диабете вследствие токсичности крови (ацетон, ацетоуксусная к-та) и недостаточного питания происходят нарушение жизнедеятельности клеток и изменения сосудов (эндартериит). К диабетическим поражениям кожи относятся изменения, зависящие либо от нарушения одного лишь обмена веществ либо возникающие под влиянием раздражающего действия содержащегося в моче сахара, к-рый, подвергаясь брожению и окислению, представляет прекрасную питательную среду для бактериальной флоры и грибков (см. Диабетиды). В диференциально-диагностическом отношении решающее значение имеет наличность „общего заболевания. Лечение сводится к устранению основной причины болезни, гигиеническим мерам, вяжущим и антисептическим средствам и к соответствующему пищевому режиму. Дерматиты от психических влияний, бывающие, видимо, крайне редко, имеют б.ч. уртикарный характер и сопровождаются сильным зудом. Обычно эти дерматиты существуют весьма непродолжительное время (иногда только несколько часов), рецидивируя каждый раз при соответствующей «травме» психики. Примером Д. от психических влияний может служить экспериментально подтвержденный случай Дуфке (Dufke), в к-ром Д. развивался каждый раз при возникновении у б-ной мыслей о соприкосновении с шелком или с бархатом. Дерматиты от приема пищи (derm, ab in-gestis). После употребления в пищу различных продуктов или напитков, как-то: несвежая рыба, жирные сорта рыб, особенно карп и дорада (меч-рыба), угорь, сельдь, сардины, макрель, раки и крабы, морские съедобные ракушки, свинина, солонина, копченое мясо, несвежие яйца, испорченный сыр, грибы, нек-рые фрукты (особенно—кислые), кизиль, земляника, помидоры, огурцы, миндаль, орехи, кофе, чай, алкоголь, ликеры и т. п., нередко на коже развиваются разнообразные токсические острые алиментарные высыпания в виде крапивных волдырей, уртикарной или скарлатшюидной эритемы, пурпуры, acne, фликтеы и пр. Сыпь появляется обычно немедленно или некоторое время спустя после приема пищи (от нескольких мин. до 28 часов) и сопровождается нередко нарушением общего состояния (рвота, тошнота, диарея, лихорадка, головные боли, различные нервные расстройства). Сюда относятся также случаи рецидивирующей, или гигантской крапивницы (болезнь Квинке), к-рую следует рассматривать несомненно как выражение алиментарной ана- филаксии. Причина — особое предрасположение, индивидуальная повышенная чувствительность [т. н. коллоидо-клазиче-ская идиосинкразия (см.)] к вредному пищевому продукту либо аутоинтоксикация. Л е-ч е н и е: энергичное слабительное, дезинфицирующие средства (салол, бензонафтол), строгая диета и даже исключительно молочный стол; изъятие из пищи соответств. вредных токсических веществ, десенсибилизация; применение per os антианафилакти-ческих поливалентных средств в роде пеп-тальмина, состоящего из пептонов мяса и рыбы, а также овальбумина и лактальбумина. Дерматиты медикаментозные. Д. от жаропонижающих средств (dermatitis ex antipyreticis). После приемов антипирина могут развиваться разнообразные кожные явления, чаще крупнопятнистые эритема-тозные бляшки, беспорядочно рассеянные по туловищу и конечностям. В редких случаях сыпь может симулировать сифилитическую розеолу. Под названием фиксированной эритемато-пигментной антипиринной сыпи Брок впервые описал изменения кожи, характеризующиеся крупными овальными или округлыми нуммулярными резко очерченными дисками, величиной с ладонь, пе-строкрасного цвета, иногда несколько инфильтрированными , причиняющими сильное жжение. Просуществовав несколько дней, а иногда недель, краснота самопроизвольно исчезает, сопровождаясь пластинчатым или отрубевидным шелушением и оставляя медленно исчезающую густую коричневато-бурую или черноватую пигментацию. При повторном появлении эритемы после каждого последующего приема антипирина (через несколько часов или даже 20 минут) поражаются всегда одни и те же места (отсюда название «фиксированная эритема»). Иногда образуются скарлатино- и кореподобные эритемы. В редких случаях отдельные высыпания могут приобретать геморагический характер. Реже встречаются везикулезные, герпетовидные и пемфигоидные элементы, возникающие как правило на фоне эрите-матозных пятен, напоминая иногда эксуда-тивную эритему и располагаясь обычно на губах, кистях рук, ступнях и половом члене. Иногда появляются у предрасположенных лиц ограниченные отеки и в очень редких случаях: молниеносные гангрены. Излюбленная локализация отеков: окружность рта, глаз, носа и половые органы (мошонка и крайняя плоть). Слизистые полости рта и особенно конъюнктива также могут припухать; реже бывает отек гортани. Чаще незначительные общие расстройства организма (головные боли, недомогание), реже лихорадка, рвота и пр. Раздражение кожи после антипирина отмечается в 10% случаев, особенно у брюшнотифозных больных. Идиосинкразия бывает различной длительности и интенсивности. Прогноз в общем благоприятный. Лечение: прекращение приемов антипирина, индиферентные присыпки, десенсибилизация ничтожными дозами антипирина. При значительном отеке гортани—трахеотомия. Весьма сходные изменения кожи обусловливают иногда салициловые препа- раты (аспирин, салипирин), производные антипирина (мелубрин, мигренин и особенно пирамидон), а также целый ряд других производных анилина. После применения салициловых'препаратов отмечается иногда пятнистая краснота, крапивница, бу-лезный дерматит, геморагические пятна и даже гангрена. Салициловая сыпь проявляет иногда наклонность к серпигинозному распространению, образуя резко выраженные кольцевидные эритематозные диски,' несмотря на немедленное прекращение приема соответствующего средства. Пирамидон вызывает иногда крупные возвышенные одиночные бляшки синевато-красного цвета с локализацией на лице, туловище, шее и кистях рук. Подвергаясь медленному обратному развитию и обусловливая незначительные расстройства, диски исчезают бесследно, оставляя иногда легкое шелушение.— Хинин и его дериваты (оптохин, атофан) вызывают гл. обр. разлитую по всему телу скарлатиноподобную эритему, сопровождающуюся зудом и общими бурными явлениями (потрясающий озноб, лихорадка, тошнота, рвота), к-рые обычно исчезают по прошествии одного или нескольких дней. Хи-нинпая сыпь сопровождается крупнопластинчатым шелушением. Иногда возникает интенсивный конъюнктивит. На конечностях нередко заметны изолированные эритематозные пятна или узелки и большие участки кожи, свободные от поражения. Лечение—чисто симптоматическое; десенсибилизация очень малыми дозами хинина; ауто-гемотерапия.                                       . ь Д. от с а л ь в а р с а на—нередкое осложнение при внутривенном или внутримышечном введении препаратов типа сальварсана или неосальварсана. С введением в терапию и профилактику сифилиса нового метода—приема препаратов мышьяка per os— Д. стали наблюдаться и при этом способе (после стоварсола, спироцида,осарсола и др.). Данные вскрытий погибших от сальварсан-ного дерматита не всегда дают указания на прямое повреждение каких-либо органов сальварсаном; ■ смерть чаще наступает от присоединившейся вторичной инфекции. Из многочисленных гипотез, предложенных для объяснения патогенеза сальварсанного Д., наибольшего внимания заслуживают: теория первичного фнкц. поражения печени, из-за чего организм наводняется недостаточно обезвреженными продуктами распада сальварсана (Е. Hoffmann), гипотеза Штю-мера (Stuhmer) о переходе в крови сальварсана вт, н. сальварсаноксид, к-рый, связываясь с белками крови, получает антигенные свойства и сенсибилизирует организм к сальварсану, взгляд Бушке (Buschke) и др. о повреждении вегетативной нервной системы, гипотеза Милиана (МШап) о скрытом «микробиозе» и наконец наиболее приемлемый в наст, время взгляд Цилера (Zieler) об идиосинкразии к сальварсану как причине Д. Эта идиосинкразия может проявиться клинически в виде Д. уже после первого введения сальварсана (редко) или же, оставаясь известное время скрытой, проявиться лишь после последующих введений препарата. В обоих случаях идиосинкразия ви- •22 димо врожденная, за что говорят случаи семейной сверхчувствительности к сальварсану. Биберштейну, Фусу и Рилю (Biberstein, Fuhs, G. Riehl) удались пассивные переносы сверхчувствительности к сальварсану на лиц, до того отлично переносивших последний. В нек-рых случаях непосредственной причиной Д. является абсолютная или относительная передозировка, иногда недоброкачественность препарата.— Характерной гистологической картины нет, всегда имеются большие или меньшие воспалительные изменения: внутри- и межклеточный отек истонченного эпидермиса; отек сосочков, в подсосочковом слое дермы околососудистый, гл. обр. лимфоцитарно-лейкоцитар-ный инфильтрат, расширение сосудов и значительное разволокнение соединительнотканных волокон дермы. Сальварсанный Д. начинается б. ч. через 5—7 дней после последнего введения сальварсана, в редких случаях он возникает и через 1—2 месяца. Д., появляющиеся в первые часы и дни после введения сальварсана, принадлежат к наиболее легким сальварсанным сыпям; они имеют большей частью уртикарный или эри-тематозный характер, сопровождаются чувством жжения и сильным зудом и часто бывают ограничены определенным кожным участком—так наз. фиксированные сальварсан-ные Д., описанные впервые Негели (Nageli): при каждом новом введении сальварсана на тех же местах появляется всегда одного характера сыпь. Фиксированные сальварсан-ные Д. характеризуются непродолжительным существованием. Распространенные Д., появляющиеся после первых вливаний сальварсана (т. н. ранние сальварсанные Д.), протекают обычно легче, чем Д., развивающиеся через 2—6 недель после последнего введения сальварсана (т. н. поздние сальварсанные Д.). В тяжелых случаях дерматиту предшествуют продромальные явления (расстройства общего состояния, лихорадка и др.). В нек-рых случаях высыпанию предшествует зуд. Распространенные Д. бывают главным образом скарлатиноформного,коре-видного или уртикарного характера; иногда они напоминают эксудативную эритему, редко—-красный плоский лишай, опоясывающий лишай и нек-рые другие дерматозы. Сальварсанные Д. начинаются появлением или небольших зудящих красных пятен (ко-ревидная форма), в нек-рых случаях быстро принимающих волдыреобразный характер, или мелких фоликулярных узелков, при тесном расположении к-рых бывает значительное сходство со скарлатинозной сыпью. Иногда, начавшись в виде скарлатино-формной экзантемы, Д. через 1—2 дня принимает коревидныйхарактер. Начальная излюблен. локализация сальварсанного Д.— разгибательные поверхности конечностей в области локтевых и коленных суставов и лицо. В дальнейшем наиболее пораженными участками бывают обычно т. н. себоройные очаги. В тяжелых случаях Д. принимает универсальный" характер. Отечная, интенсивно красная, местами мокнущая и обильно шелушащаяся кожа почти всего тела создает картину диффузной эритродермии [см. отд. табл.(ст. 739—740,2-я табл.),рис. 2]. Субъективно — зуд, жжение и стягивание кожи. Т° обычно держится высокой все время, принимая иногда перемежающийся характер. В ряде случаев к этим явлениям присоединяется лимфаденит (часто болезненный), диарея, уменьшение количества мочи и др. Стадий диффузной эритродермии может держаться в течение нескольких недель, после чего постепенно прекращается мокнутие, и усиливается крупнопластинчатое шелушение, t° падает, общее состояние улучшается. В этом периоде начинающегося выздоровления нередки различные осложнения, задерживающие выздоровление на длительный срок и иногда ведущие к смерти. Сюда относятся осложнения со стороны легких, почек (анурия), затяжные пиодермиты и Фурункулез, флегмоны и некрозы с последующей пиемией и др. После кажущегося полного выздоровления иногда бывают самопроизвольные рецидивы Д. — Диферен-циально-диагностич. затруднения редки. Скарлатина и корь в сомнительных случаях исключаются как по общему течению, так и по отсутствию характерных поражений слизистых и первоначальному появлению сыпи на конечностях и лице. Кроме того в детском возрасте сальварсанные Д. представляют большую редкость. Гораздо большие трудности при диагнозе могут вызвать сальварсанные экзантемы, симулирующие разные другие дерматозы, как напр. красный плоский лишай или эксудативную эритему. При развитии Д. после комбинированного специфического лечения часто бывает трудно на основании только клин, картины решить вопрос, каким средством вызван в данном случае Д. Иногда в решении этого вопроса могут помочь кожные пробы с сальварсаном и ртутью, но в то же время следует иметь в виду, что во многих случаях после Д., вызванного напр. сальварсаном, сверхчувствительность остается уже к обоим или даже к нескольким лекарственным средствам, идиосинкразия становится поливалентной. Если удается уберечь б-ного от осложнений, прогноз б. ч. благоприятный. Лица т. н. лимф, конституции переносят сальварсанный Д. особенно плохо. Лечение тиосульфатнатрием значительно улучшает прогноз даже в тяжелых случаях. Высказанное Бушке и Фрейманом (Freymaim) мнение о благоприятном влиянии сальварсанного Д. на течение сифилиса осталось пока неподтвержденным. Индивидуальная профилактика сальварсанного Д. имеет большое значение, т. к. индивидуальная переносимость сальварсана колеблется в очень широких границах. Если отмечаются хотя бы незначительные признаки плохой переносимости, следует удлинять интервалы между вливаниями, уменьшать дозировку и, если возможно, переменить препарат. Особенно осторожным следует быть, когда имеется какое-либо нарушение со стороны почек или печени (неспецифического характера), а также у лиц, страдавших экземой или уже раз перенесших какой-либо медикаментозный дерматит, хотя бы и в легкой форме. Если б-ной уже раз перенес сальварсанный Д., то лучше всего совершенно отказаться от нового введения сальварсана, если все же решаются почему-либо продолжать сальварсанотерапию, то всегда нужно начинать с минимальных доз. В целях профилактики вообще побочных явлений сальварсана, в том числе и Д., ряд авторов рекомендует «обезвреживать» препараты неосальварсана путем замены дестилирован-ной воды и физиол. раствора различными специальными растворителями (глюкоза, кальций, желатина, сыворотка и др.). Нередко кожная сверхчувствительность к сальварсану держится еще долго после полного заживления Д. Так, Керль (Kerl) наблюдал возобновление Д. от малой дозы через два года. — Местное лечение заключается гл. обр. в применении противовоспалит. средств (холодные резорциновые, свинцовые или борно-буровские примочки, охлаждающие мази). Для предохранения от вторичной кожной инфекции рекомендуются частые ванны с марганцовокислым калием. При уже возникшем пиодермите—аутовакцина. Общее лечение состоит в назначении диуретических и сердечных средств, впрыскиваниях адреналина (1:1.000), введении внутривенно или per os хлористого кальция, молочной диете и применении лучшего средства при сальварсанном Д.—тиосульфатнатрия (Na-triumthiosulfat), впервые рекомендованного с этой целью Раво (Ravaut) в 1920 г. и вводимого обычно внутривенно (введение per os или per rectum может быть рекомендовано только при легких Д.) в 10—15%-ном водном растворе, ежедневно или через день, начиная с 0,15—0,3 препарата и доходя до 1,0—1,5. Если начинают вводить тиосуль-фатнатрий в самом начале развития Д., то почти всегда удается купировать кожные явления; в случаях же более позднего применения часто достигается более благоприятное течение Д. Тиосульфатнатрий почти прекратил смертность от сальварсанного Д. Механизм его действия точно еще неизвестен. Д. от мышьяка при внутреннем употреблении его бывает редко; клинически Д. проявляется или в виде гиперемии и отека, преимущественно ладоней и подошв (иногда с последующим образованием кератодермии на этих же местах), или в виде пемфигоид-ных пузырей. Д. от висмута развивается после парентерального введения висмутовых препаратов. Причину развития висмутового Д. видят в токсическом влиянии металла на симпатическую нервную систему. Решающую роль играет видимо сверхчувствительность к висмуту. Клин, картина висмутового Д. очень разнообразна. Наряду со скар-латиноформными и коревидными экзантемами бывают высыпания характераэксфолиа-тивного Д. Почти во всех случаях — интенсивный зуд. Различают ранние и поздние Д. Ранние, развивающиеся после первых же инъекций или в середине лечения, имеют б. ч. скарлатиноформный характер; поздние протекают чаще по типу генерализованных эксфолиативных Д. Иногда более доброкачественный скарлатиноформный или коре-видный Д. в дальнейшем превращается в более тяжелую мокнущую эксфолиативную эритродермию. Прогноз в большинстве случаев благоприятный. Профилактика состоит в осторожной дозировке, особенно начальной, в тщательном наблюдении за переносимостью висмутового препарата, особенно за состоянием почек, печени и кожи. Общее лечение состоит в применении средств, усиливающих работу сердца и почек. В нек-рых случаях приносят пользу внутривенные инъекции тиосульфатнатрия (подробнее об этом—см. дерматит от сальварсана). Местное лечение заключается в применении противовоспалительных и про-тивозудных средств. Д. от золота развивается после внутривенных впрыскиваний препаратов, содержащих соли золота: кризольгана, трифа-ля, санокризина, аурофоса и других, употребляющихся гл. обр. для лечения tbc различных органов. По некоторым данным Д. бывают в 10% всех случаев, леченных солями золота. Их причину одни авторы видят в интоксикации вследствие кумуляции введенных солей золота, другие считают их явлениями анафилактического характера.— Гистологически находят большие или меньшие воспалительные явления в эпидермисе, отек сосочкового и подсосочкового слоев дермы и лейкоцитарную инфильтрацию этих же слоев. Клин, картина очень разнообразна—начиная от относительно легких скарлатиноформных и коревидных экзантем до очень тяжелых, длящихся месяцами генерализованных эритематозно-эксу-дативных высыпаний. Иногда поражается и слизистая рта. Д. от золота почти всегда сопровождаются сильным зудом. Д и ф е-ренциально-диагностичёскиеза-труднения бывают в тех редких случаях, когда Д. симулируют другие дерматозы, напр. розовый лишай Жибера (Gibert), опоясывающий лишай и др. Прогноз в большинстве случаев благоприятный .Профилактика состоит в осторожной дозировке и тщательном наблюдении за б-ным, особенно за его кожей и почками. Галевский (Galewsky) рекомендует во избежание тяжелых побочных явлений отказаться от перманентного лечения препаратами золота, а проводить его этапами. Для местного лечения применяются охлаждающие и зудо-утоляюшие мази и примочки: для общего— нек-рыми авторами рекомендуются внутривенные вливания тиосульфатнатрия (подробно об этом методе см. Д. от сальварсана). Д. от иода, возникающий относительно часто при приеме внутрь или при парентеральном введении его препаратов (чаще KJ), клинически может иметь различный характер. Кроме наиболее часто бывающей угревой сыпи (см. Аспё) и иододермы препараты иода иногда вызывают более или менее интенсивные скарлатиноформные, узловатые, везикулезные, буллезные и гемора-гические высыпания. Вольф (Wolf) наблюдал летально окончившийся случай, в котором буллезный Д. развился после приема 7 чайных ложек 3%-ного KJ. Д. от иода чаще локализуются на тыле конечностей, гл. обр. кистей, на лице и затылке. У лиц с повышенной чувствительностью к иоду Д. возникают гл. обр. вследствие раздражения иодом вазомоторных центров. В целях профилактики тяжелых Д. всегда следует начинать лечение иодом с малых доз и осведомлять больного о возможности появления сыпи; в этом случае следует прекращать прием лекарства. Д. от брома может появиться как при приеме его препаратов внутрь, так и при внутривенном введении их. Клинически Д. от брома чаще протекает в виде так наз. бромистых угрей (см. Аспе) и брожодержы (см.), и лишь очень редко бывают пятнистые и буллезные эритемы. Д. от бальзамических средств (d. balsamica). После употребления какого-нибудь бальзамического препарата (копай-ский и перуанский бальзамы, кубеба, санталовое масло, скипидар) могут возникнуть крупно- и мелкопятнистые, не сливающиеся между собой эритематозные бляшки округлого или неправильного очертания, характерной киноварнокрасной окраски, похожие на сифилитическую розеолу, с частой локализацией на разгибательных сторонах конечностей и на туловище, особенно на местах, подвергающихся механическому воздействию—давление одежды, обуви, подвязок и т. п. (см. отдельную таблицу, рис. 5). Нередко сыпь носит уртикарный характер, Иногда вследствие скученности волдырей образуются под влиянием давления кольцевидные валики. Наблюдаются также папулезные, везикулезные, буллезные и пете-хиальные высыпания. Иногда интенсивное жжение и зуд. Сыпь отличается эфемерностью и обычно исчезает довольно быстро с прекращением приемов бальзама, иногда оставляя после себя очень стойкие пигментации, в особенности при геморагичес-ких формах. Д. от наркотических и снотворных средств относительно редки. Чаще других вызывают сыпи хлорал-гидрат, люминаль, верональ, сульфональ, опий, морфий и кодеин. Высыпания бывают самые разнообразные, при чем по характеру сыпи никогда нельзя определить, каким средством она вызвана. Бывают эритематозные (розеолоподобные, скарлатиноформные, коревидные, краснухоподобные), пятнисто-папулезные, уртикарные и наконец наиболее тяжелые высыпи характера эритродер-мии, напоминающие сальварсанные Д.; иногда в процесс вовлекается слизистая рта и зева. Обратное развитие почти всегда сопровождается обильным шелушением. Почти всегда бывает сильный зуд. Нередко Д. локализуются только на конечностях. Прогноз благоприятен, если только сейчас же по появлении начальных признаков Д. прекращается дача средства; в противном случае дело может дойти даже до летального исхода (как например в случае Geill'fl, в котором не был совершенно распознан Д. от хлоралгидрата). Дерматиты экзогенного происхождения. Dermatitis actinica (актинический Д.)— острое или хрон. воспаление кожи, вызванное действием рентгеновских лучей, радия, ультрафиолетовых лучей и пр.—Р е н т г е-новский дерматит (dermatitis e radiis Roentgeni). Реакция, возникающая под влиянием чрезмерного освещения Х-лучами, варьирует, смотря по степени интенсивности и продолжительности действия, от красноватой эритемы, похожей на солнечный ожог, до настоящей гангрены. Воспаление кожи от Х-лучей образуется при применении дозы выше эритемной. Экспозиции совершенно безболезненны. По истечении соответствующего лятентного периода (около 3—21 дней), на освещенных местах развиваются воспалительные изменения кожи, которые подобно ожогам можно разделить на 3—4 степени.—Д. первой степени: после однократной, но интенсивной экспозиции кожа обычно не обнаруживает никаких видимых воспалительных явлений; после же скрытого инкубационного периода, длящегося около 2—3 недель, возникает при явлениях легкого зуда и жжения обыкновенная краснота кожи с синеватым оттенком, и происходит разрыхление волос и временное их выпадение вследствие атрофии волосяных сосочков. Если рентгенизации подверглась пораженная кожа (сикоз, волчанка), то уже по прошествии одной недели наступает обострение существующего воспалительного процесса. Легкая эритематозная краснота самопроизвольно исчезает в течение недели или 10 дней, не оставляя никаких следов либо обусловливая незначительную пигментацию или поверхностное отрубевид-ное шелушение.—Д. второй степени (radiodermatitis hyperaemica sive erythema-tosa). При недостаточной защите, после продолжительного действия Х-лучей, через 2 недели происходит выпадение волос при явлениях диффузной воспалительной гиперемии, припухлости и инфильтрации кожи, сопровождаемых ощущением жара, покалывания и зуда. Длительность этих явлений— 3—6 недель. Обратное развитие реактивных воспалительных изменений кожи сопровождается обильным шелушением. Иногда образуются стойкие гиперпигментации.—Д. третьей степени (radiodermatitis bul-losa sive excoriativa). В тяжелых острых случаях под влиянием интенсивных экспозиций возникают резко выраженные воспалительные изменения кожи, сопутствуемые сильными болями, с образованием везикул, экскориаций, пузырей и пустул, с частичным разрушением сосочков кожи, потовых и сальных желез [так называемый буллез-ный рентгеновский дерматит (см. отд.таол., рис. 3)]. Лятентный период длится около 1 недели. Течение—6—12 недель, сопровождается иногда длительной потерей волос. Однако после возможного второго инкубационного периода, через несколько месяцев или даже лет после видимого выздоровления, начинают развиваться неприятные последствия в виде атрофии кожи, нежных рубцов, многочисленных сосудистых эктазий и пигментации, к-рые иногда носят стойкий характер .—Д. четвертой степени (radiodermatitis necroticans sive ulcerosa). Наиболее тяжелые результаты влечет за собой гангренозная форма Д., где через несколько дней после освещения (скрытый период 2—8 дней) дело доходит до разрушения больших участков кожи, до некроза и б. или м. глубокого омертвения кожи и подлежащей ткани, отторгающейся после наступления де- маркации, до образования торпидной язвы, покрытой толстым, жестким, компактным струпом коричневого или сероватого цвета. Язвенный процесс вызывает нестерпимые невритические боли, лишающие б-ного сна, и излечивается чрезвычайно медленно, а подчас не проявляет никакой наклонности к рубцеванию, отличаясь необыкновенной сопротивляемостью в отношении различных терап. мероприятий и упорно не заживая в течение многих месяцев и даже лет. Течение очень длительное и неопределенное. Последствия — стойкая старческая атрофия кожи, перманентная alopecia, образование плотных гипертрофических, келоидных и натянутых рубцов вплоть до полного обезображивания (выворот век, неподвижность пальцев), гиперпигментации и резко выраженные телеангиэктазии на поверхности рубцов. На почве рентгеновского дерматита может развиться раковое новообразование (т. н. рентгеновская карцинома), т. ч. приходится прибегать к своевременному радикальному оперативному вмешательству. Последнее чрезвычайно важно в виду того, что рентгеновская карцинома не проявляет быстрой наклонности к метастазам. Острые воспалит, изменения или излечиваются или переходят в хрон. заболевание. Упомянутые тяжелые формы острых рентгеновских Д. встречаются за последние годы сравнительно реже благодаря тому, что терап. применение Х-лучей достигло до известной степени надлежащей высоты. Само собой разумеется, что во избежание тягостных последствий рентгенотерапия должна находиться в руках опытных рентгенологов, умеющих как следует обращаться и манипулировать с этим агентом, соблюдая сугубую осторожность.—П оздние рентгеновские Д. наблюдаются сравнительно чаще. Картина хрон. радиодерматита (dermato-pathia radiogenica) резко отличается от острого. В хрон. случаях, возникающих в результате частых воздействий вредного агента, даже в таких слабых дозах, к-рые обычно не в состоянии вызвать эритемы, кожа становится сухой, тонкой, морщинистой, атрофической и гиперпигментируется; на ней легко образуются надрывы и трещины. Иногда предшествует незначительная гиперемия и припухлость. Ногти могут истончаться; они становятся ломкими, хрупкими и испещряются продольными бороздками. Осязание в значительной степени понижается. Длительно существующая сухая себорея дает нередко повод к развитию гиперкератозов, к-рые впоследствии могут подвергнуться канкрозному перерождению. Пат. - а н а т. изменения находятся в тесной зависимости от примененной дозы, степени повреждения и индивидуальной чувствительности. Начальные изменения сводятся к нарушению целости эпидермального покрова (выпадение волос, разрушение потовых и сальных желез), к расширению сосудов, дегенеративным изменениям клеток и к нарушению способности клеток к делению (сморщивание ядер клеток базального и шиловидного слоя, вакуолизация клеточной протоплазмы). В собственно коже в большей или меньшей степени выражены периваскулярная клеточная инфильтрация, состоящая почти исключительно из лимфоцитов, и отек. Кровеносные сосуды обнаруживают разрастание и дегенеративные изменения интимы, вследствие чего происходит сужение или даже полное запустевание просвета сосудов. Распад клеток покровного эпителия и соединительнотканных элементов, воспалительные изменения и повреждения стенок сосудов, кровоизлияния, тромбы, облитерация сосудов, дегенеративные изменения в нервных стволах—все это ведет к развитию язвенного процесса и омертвению ткани. Наиболее характерными для острого рентгеновского дерматита являются гипертрофия и гидропическое набухание клеток и особенно многоядерность фибробла-стов, эндотелиальных и сосудисто-мышечных клеток.—Этиология: способ развития рентгеновских Д. неясен. Повышенная восприимчивость является бесспорно чрезвычайно важным фактором. Особенно чувствительны к действию вредного агента лица с весьма скудным количеством пигмента в коже. Огромное значение имеет также выбор трубок (мягкие более действительны), продолжительность экспозиции и количество сеансов.—Лечение: сосудосуживающие, вяжущие, дезинфицирующие и болеутоляющие средства. При торпидных язвах иногда замечательное действие оказывают горячий воздух и Пфаненштилевский метод (постоянное орошение язвенной поверхности перекисью водорода из капельницы с одновременным приемом внутрь йодистой щелочи). Зачастую приходится прибегать к хир. вмешательству (эксцизия с пересадкой кожи). Поверхностные Д., гиперкератозы, бородавчатые образования и эпителиомы излечиваются нередко под влиянием радия. Дерматит от эманации радия. Воспаление кожи от эманации радия и других радиоактивных тел (мезоторий II, торий X, дорамад) встречается реже; а- и /9-лучи радия вызывают чрезвычайно быстро поверхностные воспалительные изменения кожи, длящиеся около 2 недель, с последующим шелушением. В общем ожоги от радия в клиническом и гистологическом отношениях весьма сходны с ожогами от Х-лучей, но менее болезненны и заживают значительно быстрее. Д. от солнечных лучей (dermatitis Solaris). Под влиянием продолжительного действия прямых солнечных лучей возникает поверхностное воспаление кожи в виде легкой припухлости и разлитой, б. или м. сильной эритематозной красноты, сопряженное с неприятными субъективными ощущениями (интенсивное жжение и зуд), последующим шелушением и образованием буроватой пигментации. При внезапном и сильном действии актинических лучей, на фоне воспалительной красноты развиваются пузырьки и пузыри. Брок характеризует начальные изменения кожи при солнечных ожогах как«пигментно-циркуляторные изменения ткани, кератоз устьев сально-волосяных фоликулов и акнеиформную сыпь». Иногда возникает солнечная крапивница. Появление солнечной эритемы прежде старались объяснять влиянием тепловых лучей, а последующую пигментацию—теми же лучами в сочетании с действием атмосферных атентов (движение воздушных масс, ветер, пыль). Отсюда возникли выражения «загар», «обветривание» и «холодный ожог», употреблявшиеся для обозначения той формы теплового дерматита, к-рый появляется нередко на солнце в холодном воздухе плоскогорий. Благодаря экспериментальным исследованиям Унны, Видмарка и Гаммера (Unna, Wid-mark, Hammer) выяснилось, что эритематоз-ная краснота и пигментные пятна обусловливаются не тепловыми лучами (т.е. красными и инфракрасными), а исключительно лишь коротковолнистыми голубыми, фиолетовыми и ультрафиолетовыми лучами спектра, к-рые в обыденной жизни носят не вполне правильное наименование «химических». Усиленное отложение пигмента в коже под влиянием актинических лучей является выражением реакции кожи на внешние раздражители. Физиологическая роль пигмента—-самозащита организма от проникновения ультрафиолетовых лучей. Поглощая эти лучи, пигмент предохраняет более глубокие нежные ткани от вредного влияния света. Солнечные Д. и особенно—глетчерные ожоги и даже гангрены, наблюдающиеся на склонах высоких горных хребтов вследствие отражения ослепительного света от вечных снегов, обычно щадят пигментированные места. Животные пятнистые и полосатые подвергаются солнечным ожогам только на местах кожи, лишенных пигмента. Однако не все лица, подвергающиеся инсоляции, реагируют в одинаковой степени на актинические лучи солнца. Блондины, субъекты с нежным кожным покровом, не привыкшие к длительному пребыванию на открытом свежем воздухе, некоторые невропаты—более склонны к солнечным Д. Моряки, путешественники, солдаты, земледельцы, скотоводы,. горные жители, проводники, полевые работники и пр., подвергающиеся постоянному действию солнечных лучей и резким климат, колебаниям, зачастую одержимы тяжелой формой Д., могущего повлечь за собой образование стойких коричневых пигментации, веснушек, лентигоподобных пятен, атрофических рубцов, белых склеротических пятен, бородавчатых разрастаний и эпителиом спино-неллюлярного типа (поздняя пигментная ксеродерма, или ephelides graves). Большое сходство с поражением кожи у матросов, описанным Унна как See-mannshaut и Seemannscarcinom, имеет т. н. «тропическая кожа» (носящая в Америке наименование «фермерской кожи»), развивающаяся у молодых людей в возрасте 20— 30 лет. В сущности это хрон. солнечный Д. Актинические лучи солнца несомненно играют огромную роль в патогенезе различных кожных заболеваний. Повидимому "ненормальная реактивная способность кожи зависит от врожденной или приобретенной недостаточной сопротивляемости сосудов кожи лучам с короткой длиной волны, от стойкой повышенной индивидуальной чувствительности кожи к этим лучам. Анатомически отмечается активная гиперемия сосудов, обусловливаемая раздражением. По выражению Дастре (Dastre) актинические лу- чи солнца производят «биотическое» воздействие на живые клетки, обусловливая дегидратацию и свертывание протоплазмы.— Лечение вообще симптоматическое и сводится прежде всего к устранению вредного влияния ультрафиолетовых лучей и к применению у чувствительных субъектов профилактически, в целях защиты, красных или желтых вуалей, различных мазей, растворов и пудры [10%-ный раствор хинина в глицерине; Mattan sive Eumattan, т. е. комбинация ликоподия, жира и воды; Gletscher-mattan, или Lichtscnutzmattan по Унна, т.е. Curcuma ЗД Boli alb., Glycerini, Dextrini, Aq. dest. Eta 1,75; Ultrazeozon, Zeozoncreme и Heliovertin (т. е. эскулиновая мазь)]. Дерматит от температурных влияний. Д. от жара (dermatitis calorica s. ex ambu-stione) развивается на местах воздействия на кожу высокой t° (горячей воды, расплавленной смолы и металлов, грелок и др.). При первой степени ожога на соответствующих местах появляется припухлость и резко ограниченная краснота, повышается местная кожная t°; субъективно—боль и жжение. Обычно уже через короткое время (до нескольких дней) процесс развивается обратно, почти всегда сопровождаясь шелушением. При воздействии более высоких t° развивается ожог второй и третьей степени. В нек-рых случаях после продолжительного и интенсивного применения тепла в виде грелок, термофоров, горячих обертываний или после длительных согреваний у печи—появляются на коже соотвествующих мест вначале красные, а затем темные пигментные, в несколько миллиметров шириной полосы, к-рые, переплетясь друг с другом, образуют своеобразные сетки, имеющие иногда древовидно-петлистую форму (т. н. derm, reticu-laris). Особенно предрасположены к Д. от жара лица с тонкой и нежной кожей (женщины и дети), а также страдающие общим или местным нарушением кровообращения (напр. нередко бывают Д. от грелок на варикозных голенях у беременных). В Перу наблюдается сильно зудящий эритематозно-уртикарный дерматит, стоящий в зависимости от климата; он развивается при переходе из высоких холодных мест в низкие, более теплые места.—2. Д.- от холода (dermatitis e frigore) развивается на местах, подвергающихся продолжительному воздействию низкой t°, гл. обр. на пальцах рук и ног, на ушных раковинах и на кончике носа. Синюшно-красная окраска и припухлость пораженных мест, а также большая или меньшая болезненность и часто интенсивный зуд характеризуют клинически 1-ю степень отморожения (ознобыши—pernio-nes). Особенно склонны к Д. от холода анемичные субъекты и лица с ослабленной деятельностью сердца; недостаточно быстрое кровообращение в периферических частях тела создает предрасположение к озноблению и отморожениям. Дерматит от действия электричества (derm. photoelectrica). Электрический свет способен точно так же вызвать эритему или интенсивный Д. с фликтенами, весьма сходный с солнечным ожогом. Эта форма Д. наблюдается зачастую у лиц, работающих но-

Рис* К Toxtcodeniiia mercurta! is* Рисунок 2* Dermaiitis dysmenorrntfca. Рисунок 3. Dermatitis roenlgeno-

и.,.:.:|. Phc. 4, Dermatitis exfoHaliva. Рисунок 5. Toxicodermia ex usu Salsami Capahae. (Рнс« 2, 3 и 4 — из Frleboes'a, рис. I иб-иэ Jakoby.) К п. Аер-яапшты, ДфМШЯ&ЗЫ. чью при свете дуговых ламп, у паяльщиков Вольтовой дуги, имеющих дело с токами высокого напряжения. При ударе молнии возникают в результате воздействия огромного количества электрической энергии ожоги 1-й и 2-й степени, заживающие быстро с оставлением пигментации. Сюда относятся также изменения кожи, вызванные фототерапией по Финзену (светолечение концентрированным светом) и кварцевой лампой Кромайера, в которой вследствие пропускания электрического тока светятся пары ртути, изобилующие химическими ультрафиолетовыми лучами. Дерматиты медикаментозные (от наружного употребления). (О дерматитах, возникающих в результате энтерального или парентерального введения лекарств, средств,—см. дерматиты эндогенного происхождения.) Дерматит от арниковой настойки (T-ra Arnicae) характеризуется интенсивной краснотой и везикулезно-буллезным высыпанием на местах применения арниковой настойки. В редких случаях Д. распространяется за границы приложения арниковой настойки. — Д. от дегтярных препаратов бывают нередко и имеют почти всегда фоликулярный характер. В нек-рых случаях особой чувствительности возникают диффузные эритематозно-везикулезные Д. Меньше других раздражает можжевеловый деготь (01. cadinum) и препараты каменно-угольн. дегтя (Liq. carbon, detergens и др.). Профилактика состоит в осторожном назначении дегтя при воспалительных дерматозах, особенно при экземе; следует избегать употребления дегтярных препаратов на коже, обильно покрытой волосами.—Д. о т иода обычно развивается только на местах его применения, в случаях же повышенной к нему чувствительности наружное применение препаратов иода на ограниченных участках иногда вызывает распространенную ко-ревидную или уртикариальную экзантему. Клинически Д. на местах частых смазываний йодной настойкой или применения мазей с KJ, Jothion'oM и др. препаратами характеризуется краснотой, пузырьковыми высыпаниями, обильным крупнопластинчатым шелушением и иногда жжением и зудом.— Д.от йодоформа (Jodoformium) возникает у особо чувствительных к нему лиц при применении его на коже; в нек-рых случаях Д. развивается уже после однократного применения йодоформа, иногда от минимального его количества. Имеются единичные наблюдения появления Д. и при соприкосновении препарата со слизистой, напр. при введении его в мочевой пузырь. Фрей (Frei) наблюдал кожную эритему и после подкожного впрыскивания йодоформа. Экспериментальные работы последнего времени, гл. обр. Бруно Блоха и Ядассона, показали, что идиосинкразия к йодоформу находится вне всякой зависимости от идиосинкразии к иоду; в возникновении Д. от йодоформа повинен входящий в него метиловый радикал. Д. от йодоформа обычно протекают бурно, сопровождаясь значительными субъективными ощущениями. Высыпания бывают или эри-тематозно-везикулезного характера или в виде рожистоподобной экзантемы, сопрово- ждаясь иногда псевдофлегмонозным отеком; при обратном развитии происходит отторжение эпидермального покрова на значительных участках. В большинстве случаев Д. ограничивается местом применения йодоформа, захватывая только соседние участки кожи. В более редких генерализованных случаях бывают скарлатиноформные высыпания, часто сопровождающиеся б. или м. тяжелыми общими явлениями (высокая t°, бред, прострация и др.). Продолжительность заболевания 2—3 недели. Имея в виду существование у нек-рых лиц идиосинкразии, следует в целях профилактики при первых применениях йодоформа ограничиваться малыми количествами его. Местное лечение заключается в применении противовоспалительных средств (примочки из уксуснокислого глинозема или резорцина, .охлаждающие мази). Заменяющие йодоформ средства— айрол, аристол, иодол, эйрофен и др. вызывают Д. гораздо реже, чем йодоформ. Орто-форм, напротив, вызывает нередко рожистые и гангренозные Д.—Д. от пирогалло-л a (Pyrogallol, Ac. pyrogallicum) бывают относительно часто при применении содержащих пирогаллол препаратов для лечения различных дерматозов, гл. обр. воспалительных процессов кожи лица и волосистой части головы (psoriasis, волчанка). Пирогаллол вообще весьма часто вызывает на местах его применения желтовато-коричневую окраску кожи. При передозировке или при особой к нему чувствительности возникают интенсивные распространенные Д., сопровождающиеся значительным отеком, повышением t° тела и сильной болезненностью пораженных мест. Такие Д. продолжаются несколько недель, при чем в процесс вовлекаются и участки кожи, не приходившие в соприкосновение с пирогаллолом. При обратном развитии—от-рубевидное шелушение.—Г и с т о л о г и-ч е с к и—вакуолизация клеток шиловидного слоя эпидермиса, образование пузырей в последнем, отек и околососудистый кругло-клеточный инфильтрат в собственно коже.— Прогноз в большинстве случаев благоприятный.—В целях профилактики рекомендуется крайне осторожное назначение мазей с пирогаллолом, особенно при воспалительных процессах.—Л е ч е н и е состоит в тщательном удалении остатков мази и назначении индиферентных противовоспалительных средств. Д. от ртути (dermatitis mercurialis) может развиться как при наружном применении последней, так и при любом способе введения в организм, но чаще при первом. Причину ртутных Д. большинство исследователей видит в токсическом действии ртути на симпатическую нервную систему; вследствие паралича последней наступает расширение сосудов и образование трансудата. В большинстве случаев, когда Д. развиваются после обычных доз ртути, дело идет об индивидуальной сверхчувствительности к ртути; минимальнейшие дозы в этих случаях вызывают кожные изменения. Говорят даже о сверхчувствительности к ртути отдельных частей тела или органов, причем одни (Alm-kvist) считают местом локализации ртутной сверхчувствительности клетки соответствую- щих симпатических ганглиев, другие (Тота-szewski) ищут сверхчувствительность в самих клетках органов. — Причинами ограниченных Д., возникающих от введения ртути через кожу, гл. обр. от втираний серой ртутной мази, являются механич. раздражение во время фрикций, хим. раздражение от внедрения в фоликулы окисляющейся там мази и занесение в фоликулярные устья пиогенных кокков. Нек-рые лица чувствительны только к определенному методу введения ртути, напр. Д. развивается у них только после впрыскиваний, при введении же ртути другими способами Д.не возникает. То же отмечается и в отношении отдельных препаратов ртути при одном и том же методе ее введения; напр. б-ной, у к-рого после впрыскивания каломеля развивается Д., отлично переносит инъекции салициловой ртути. •— Гистологически — расширение верхней сосудистой сети, отек сосочков, околососудистый инфильтрат из лейкоцитов и лимфоцитов в верхних слоях дермы; в эпидермисе пропитывание жидкостью и лейкоцитами, вакуолизация клеток, паракератоз, иногда акантоз. В тяжелых случаях инфильтрат более мощный, диффузный, включает тучные, плазматические и эозинофиль-ные клетки; нередко в верхних слоях эпидермиса обнаруживают значительные скопления лейкоцитов, приподымающих лежащие выше слои эпидермальных клеток; в роговом слое—бактериальные массы. Д. может появиться через 1—40 дней после начала лечения ртутью.Начинаясь обычно на конечностях, он вскоре распространяется на туловище и лицо, поражая иногда и слизистые. При введении ртути через кожу, Д. начинается на месте приложения препарата ртути, откуда иногда (редко) распространяется дальше per continuitatem. Клинически ртутные Д. очень разнообразны; чаще бывает скарлатиноформная экзантема, реже—коре-видная и уртикарная, еще реже—сыпи, подобные пузырчатке, эксудативной эритеме, роже, пурпуре и др. Густо расположенные фиолетово- или сине-красные (часто с желтоватым оттенком), приуроченные к фолику-лам небольшие пятна или узелки могут создавать впечатление диффузной эритемы (см. отд. таблицу, рис. 1). Различают простой и осложненный ртутный дерматит (Альм-квист). Первый (exanthema mercuriale simplex) характеризуется острым течением (1—3 недели), покраснением кожи, образованием пузырьков и геморагий, небольшим отеком и инфильтрацией кожи, лихорадкой и сильным зудом. Осложненный ртутный Д. (exanthema mercuriale complica-tum infectum) характеризуется очень медленным течением (несколько месяцев) и частыми обострениями. На дурно пахнущей, сильно инфильтрированной и отечной гряз-нокрасного цвета коже располагаются пятна, папулы, пузырьки, гнойно-кровянистые пузыри, корки и крупные чешуйки; обильное мокнутие, особенно в сгибах и кожных складках (иногда развивается картина тяжелого эксфолиативного Д.). Длительная и изнуряющая лихорадка и присоединяющиеся тяжелые изменения внутренних органов приводят в нек-рых случаях к смерти. Огра- ниченный Д., развивающийся при введении ртути через кожу, характеризуется в развитом состоянии краснотой, отеком, образованием гнойных фоликулитов, мокнутием и иногда значительной болезненностью. Весьма редко бывают т. н. фиксированные (рецидивирующие всегда на тех же местах) ртутные Д. От истинной скарлатинозной сыпи скар-латиноформный ртутный Д. отличается более синюшным, а иногда желтоватым оттенком сыпи, началом в большинстве случаев на конечностях, более слабой лихорадкой, отсутствием скарлатинозной ангины и часто наличием ртутного стоматита. Иногда ртутная эритема может иметь сходство с крупнопятнистой розеолой.—П р о г и о з сомнителен в случаях долго длящихся Д., осложненных инфекцией с поверхности.—П р о ф и-л а к т и к а заключается в осторожности, с к-рой должно проводиться лечение ртутью (не допускать передозировки, малые первые дозы). При плохой переносимости, особенно со стороны почек, печени и кожи, рекомендуется переменить препарат или метод введения; в крайнем случае—совершенно оставить ртуть. Особой осторожности требуют лица, уже раз перенесшие ртутный Д. или сальварсанный Д. (т. к. последний часто сенсибилизирует организм к ртути, и наоборот): у них мельчайшая доза ртути может вызвать весьма тяжелый Д. Что касается профилактики Д. при наружном применении ртути, то таковое не должно назначаться лицам с нежной, тонкой кожей, при воспалительных дерматозах, лицам, страдавшим ранее экземой или Д. Дюринга (Dtihring), и наконец сильно волосатым. Особенно наклонны к ртутным Д. лица с жирной волосатой кожей, покрытой узелками волосяного лишая (lichen pilaris). Далее при втираниях рекомендуется во избежание Д. менять места фрикций, предпочитать для них сгибательные и задние поверхности конечностей, припудривать кожу тальком после втираний. Общее л е ч е-н и е состоит в применении средств, усиливающих деятельность сердца и почек; в начальном стадии—адреналин. Местно лучше всего действуют обмывания оксидирующими средствами; ежедневные обмывания 2%-ным раствором КМп04 часто быстро излечивают легкие формы дерматита. Д. о т с е р ы возникают обычно в случаях применения ее в сильно концентрированном виде при различных воспалительных дерматозах. В редких случаях особой сверхчувствительности к сере Д. развиваются и после применения препаратов серы в слабой концентрации. Клинически Д. характеризуется краснотой и зудом; иногда присоединяются пузырьковые высыпания с последующим мокнутием. Лицам, чувствительным к сере, лучше назначать менее раздражающие кожу препараты коллоидальной серы (Sul-fidal, Sulioform и др.).—Д. от хризаро-б и н a (Chrysarobinum)—нередкое осложнение при лечении им различных кожных заболеваний, гл. обр. чешуйчатого лишая. Будучи растворен на коже щелочью пота или мылами, хризаробин почти всегда вызывает сопровождающуюся зудом коричневато-фиолетовую (часто цвета красного вина) окраску кожи, продолжающую существовать обычно еще несколько недель и после прекращения употребления хризаробина. Характерной является т. н. бронзовая хризаробиновая эритема (б. или м. отечная кожа тёмнокрасного цвета). В случаях передозировки, особенно у лиц сверхчувствительных к хриза-робину (гл. обр. у псориатиков), последний иногда вызывает тяжелый мокнущий экс-фолиативыый Д., сопровождающийся лихорадочным состоянием и другими расстройствами общего состояния. В нек-рых случаях Д. от хризаробина у псориатиков дает толчок к распространенному острому высыпанию чешуйчатого лишая. Нередко Д. сопровождается конъюнктивитом.—Г ист. исследования Д. от хризаробина, вызванных экспериментально как у кроликов, так и у человека, показали интенсивное воспаление в коже, сопровождающееся значительным отеком и образованием эпителиальных микроабсцесов под некротизированными слоями эпидермиса (Hodara, Racinowski).— Прогноз в большинстве случаев благоприятный.—Профилактика заключается в осторожном назначении средств, содержащих хризаробин, особенно при воспалительных заболеваниях (псориаз, экзема, не-вродермит и др.). Начальная концентрация хризаробина должна быть в таких случаях минимальной (1/4—3%).—Л е ч е н и е. В случаях легкого Д.можно ограничиться прекращением употребления хризаробина, тщательным очищением кожи от остатков мази и индиферентной присыпкой (рисовой пудрой или тальком). В более тяжелых случаях— противовоспалительные средства,охлаждающие мази и др.—Кроме вышеперечисленных лекарственных средств, могущих при наружном употреблении вызывать Д., имеется еще ряд медикаментов, к-рые иногда вызывают воспалительные процессы в коже; к ним относятся: новокаин, пикриновая кислота, салициловая к-та, резорцин (в сильных концентрациях), Veratrum album, Tinct. Capsi-ci annui, Tinct. Cantharid., парафин, формалин, скипидар, карболовая кислота и др. (о некоторых из них см. Дерматозы профессиональные). Дерматиты от химических причин (дерматиты профессиональные—см. Дерматозы). Д. от акридина—производного антрацена (составной части каменноугольного дегтя)—возникает у некоторых лиц на ушных раковинах после регулярных длительных соприкосновений со слуховыми трубками от радио или телефона, при изготовлении которых употребляется акридин.— Д. от красок непрофессионального характера встречается относительно редко. На первом месте здесь стоят Д. от красок для волос, протекающие обычно очень бурно.Чаще других Д. вызывают краски, содержащие пара-фенилендиамин [C6H4(NH2)2], гораздо реже краски с пирогалловой кислотой и Arg. nitr. Обычно уже через несколько часов после соприкосновения с краской появляются на коже лица и век отек и зудящая эритематозная (позжеи везикулезная) сыпь, быстро распространяющаяся далее—на шею, туловище и иногда на конечности. В нек-рых случаях бывает значительное нарушение общего состояния. Отечность и краснота держатся не- сколько недель, шелушение продолжается дольше.—Д. от крашеного меха развиваются при ношении меховых вещей. Причиной этих Д. почти все авторы считают плохую промывку меха после окраски дериватами того же парафенилендиамина. Заболевают гл. обр. женщины; Д. развивается обычно только после 5—6 недель ношения меха, при чем в 98% случаев он локализуется на шее. — Дерматит от плохо окрашенных чулок наблюдается редко и обусловливается видимо не самим красящим веществом, а протравой, употребляющейся для фиксации красящего вещества. В двух случаях Пороша (Porosz) такой протравой являлась какая-то железная соль (Ferrumsulfat?). Дерматит, локализуясь на стопах и голенях, сопровождается сильным зудом и иногда может симулировать рожу. Д. «от спичечных коробок» были неоднократно отмечены в годы мировой войны в Германии. Причиной их всегда являлась раздражающая кожу масса (Phos-phorsesquisulfit), покрывавшая в этих случаях спичечные коробки, к-рая была введена нек-рыми фабриками спичек в годы войны из-за недостатка обычного индифе-рентного для кожи состава. На участках кожи, соприкасавшихся через материю карманов с такими спичечными коробками, развивался острый, мокнущий, резко ограниченный Д.; в нек-рых случаях развивался тяжелый универсальный дерматит.—Д. от хромовой кислоты наблюдался также гл. обр. в Германии во время войны, когда взамен обычных кожаных внутренних подкладок шляп употреблялись холстяные подкладки, окрашенные хромовой кислотой в коричневый цвет. Клинически Д. проявлялся в виде сильно зудящих, широких, обручевидных красных полос на лбу, а у короткоостриженных—и на голове («Hautle-dereczem»). Дерматиты, вызываемые паразитами. Д., вызываемые растительными паразитами, или дерматофитами,— см. Дерматомицеты. Дерматиты,вызываемые животными п ар азитами. Животных паразитов, вызывающих болезненные изменения кожи, или дерматозоонозы, можно разделить на 3 группы в зависимости от того, а) располагаются ли паразиты на поверхности кожи и слизистой, в волосах, в одежде, случайно попадая извне и обусловливая укусами зуд и воспаление кожи (т. н. эпизои, или эктопаразиты), б) поселяются ли в коже постоянно или временно с целью питания, находя благоприятные условия для своего развития и размножения и причиняя интенсивный зуд (так наз. интрадермальные паразиты, или настоящие дерматозои), в) проникают ли они в соединительнотканный слой кожи и подкожную клетчатку, обусловливая общую инфекцию организма. — Д., вызываемые паразитирующими насекомыми (derm, epizoogenes). К числу поверхностных паразитов, или эпизоев, могущих вызвать дерматит, относятся вши (см. Вшивость), блохи, «ломы, комары (см.) и москиты. Нужно также отметить дерматит от укусов различных видов ядовитых мух (см.). Ужаление пчелы (Apis mellifica), шмеля (Bombus terrestris), осы (Vespa vulgaris), шершня (Vespa crabro), скорпиона и укусы пауков сопровождаются мучительными болями, быстрым развитием воспалительной красноты, отечной припухлости, пузырьков и пузырей вследствие местного действия яда, а также особой повышенной чувствительности к нему. Если уколы и укусы множественные, то они порождают нередко тяжелые бурные явления (головокружения, лихорадку, расстройство дыхания, обморочное состояние, холодный пот, конвульсии) и даже смерть (напр. укусы языка или гортани). — Лечение: зачастую достаточны гигиенические и дезинфицирующие мероприятия. Из других паразитов некоторые глисты (Oxyuris = Enterobius vermicula-ris) могут вызывать на коже внутренней поверхности бедер, около заднего прохода, на слизистой вульвы, на мошонке весьма зудящие высыпания, напоминающие экзему. Иногда под влиянием расчесов возникают экзематозные явления вторичного происхождения. В складках и бороздках кожи имеется очень зловонный кремовый налет.— Лечение: противоглистные средства, обмывания. — Дерматиты, вызываемые собственно кожными паразитами (Dermatozoa). Сюда принадлежат паразиты, проникающие в эпителиальный покров, например чесоточные клещи (см. Чесотка), или в сально-волосяные фоликулы (Demodex folliculorum). Этот паразит волосяных мешков для человека не опасен и обычно не вызывает воспалительных изменений. Иногда он встречается в большом количестве на себоройной коже лица, но не играет никакой роли при комедонах и красных угрях. В редких случаях, быть может, является виновником локальной пигментации (Dubreuilh), lichen spinulosus (Darier), эпителиомы (Borrel). Из других паразитов, могущих вызвать Д., отметили Dermanyssus и др. клещей (см.).—Дерматиты, вызываемые животными паразитами, могущими проникнуть подкожу и глубже внутрь организма. Сюда относятся преимущественно тропические или субтропические паразитические черви, как-то: нитчатки (Fi-laria, Dracunculus—ришта), пузырная глиста и пр.—Под названием craw-craw (kro-kro) описан (О' Neill) своеобразный зудящий дерматоз у негров западной и центральной Африки, особенно на нижних конечностях, состоящий из папуло-везикуло-пустулезных элементов и клинически протекающий под видом экземы, чесотки и почесухи. Причиной б-ни являются в части случаев нитчатки Onchocerca volvulus, личинки (микрофиля-рии) к-рой локализуются в коже. Кожный анкилостомиаз (derm, uncinarialis, dochmia-sis, panighao, gourme des mineurs), земляной или кожный зуд (ground itch), водяной зуд (water sore) — воспалительные заболевания кожи, обусловливаемые внедрением личинок мелких паразитических червей Anky-lostoma duodenale или Necator america-nus. Любая поверхность кожи может подвергнуться поражению, чаще всего конечно- сти, особенно кисти и стопы (во время работы на сырой земле). На месте внедрения паразита возникает папуло-везикулезный дерматит, сопровождающийся мучительным зудом и значительным отеком кожи. Нередко Д. осложняется вторичной гнойной инфекцией (пустулы, абсцесы). Иногда образуются упорные язвы. Лечение: компресы из 3%-ного раствора салициловой кислоты в этиловом спирте, скипидар и пр. Д., вызываемые ядовитыми насекомыми. Волоски гусениц дубового походного шелкопряда (Thaumetopoea pro-cessionea) и соснового походного шелкопряда (Thaumetopoea pinivora) вызывают в результате местного раздражения на непокрытых частях тела крапивные волдыри, а у детей и чувствительных субъектов с нежной кожей—рефлекторно генерализованную крапивницу по всему телу. Ядовитые волоски гусеницы златогузки (Euproctis, Porthesia) также оказывают раздражающее действие на кожу человека. У коллекционеров, энтомологов и садовников, при обращении с личинками гусеницы шелкопряда (Lasiocampa rubra), возникает на руках и лице Д. и эритематоз-ная краснота вследствие внедрения в кожу ломких ядовитых волосков. Иногда раздражение кожи причиняют также коконы Euproctis, волоски которых, впиваясь в кожу и давая хим. раздражающие вещества, производят интенсивные Д. и крапивные волдыри.—Г истологическ и—омертвение эпителиальных клеток и пузырьки в окружности внедрившихся волосков, а также воспаление собственно кожи (см. Гусеницы). Медузы, актинии, кошениль, шпанская мушка (Lytta vesicatoria) вызывают при соприкосновении с кожей Д. и различные высыпания. У рабочих, добывающих губки со дна моря, развиваются нередко вследствие соприкосновения с анемоной (Sagartia ro-sea—кишечнополостное, живущее на губках) воспалительная краснота, пузыри, иногда многочисленные нарывы и даже гангрена (т. н. б-нь ловцов губок). В одном случае (Zervos) наблюдалась отслойка кожи на половом члене и зияние пещеристых тел. Прогноз благоприятный, если поражение не завершилось гангреной. Д., вызываемые гноеродными кокками (derm, coccogenes) [см. Impetigo, Фурункул, Рожа, Фоликулит (folliculi-tis decalvans, perifolliculitis capitis suffodi-ens et abscedens), Acne (acne keloid)]. Вегети-рующий пустулезный Д.—см. Пиодермия хронич. Под названием хрон. стрептококкового эпидерм и та Сабуро (Sabouraud) описал поражение кожи в виде маленьких эрозивных высыпаний, шириной в 3—5 мм, к-рые быстро переходят в папулы и покрываются сухими, нежными корочками, а затем могут подвергнуться лихенификации, напоминая экзематизированную почесуху. Причина болезни—внедрение стрептококков.— Д. стафилококкового и стрептококкового пр ои схождения. Вокруг глубоких ран или поверхностных язв нередко возникают изменения кожи в виде резко ограниченных красных иногда мокнущих или шелушащихся бляшек фестончатого или округлого очертания с нежным эпидермаль- ным венчиком по периферии. Иногда бляшки достигают крупных размеров и клинически напоминают псориазиформный паракератоз. Происхождение процесса несомненно микробное.— Derm, glutealis syphi-loides neonatorum (или ecthyma vaccmiforme syphiloides), редкое поражение кожи у очень истощенных грудных детей с локализацией на ягодицах, половых органах и в области заднего прохода. Начинается в виде эритематозных пятен и маленьких узелков с везикулой или пустулкой на вершине, к-рые зачастую подвергаются изъязвлению, напоминая оспенную или вакцинную сыпь. Особенно легко можно смешать этот дерматоз с мокнущим, язвенным папуло-гипертро-фическим сифилидом. В сущности б-нь представляет собой эпидермо-дермит микробного происхождения. Прогноз неблагоприятный, так как дети зачастую погибают от бронхопневмонии или гастроэнтерита. Лечение: гиг.мероприятия, индиферентные присыпки. Дерматиты, вызываемые растениями и травами (dermatitis venenata phytogenes) возникают гл. обр. у предрасположенных к тому лиц от соприкосновения с нек-рыми растениями и травами. Наиболее часты они в Америке, где растет значительное колич. растений, могущих вызывать у человека кожные изменения. Д. от растений и трав стали особенно привлекать внимание дерматологов в последние годы, когда ряду исследователей удались при нек-рых из них опыты сенсибилизации и десенсибилизации. Всего насчитывается более 100 видов растений и трав, к-рые могут вызвать Д. Чаще других бывают и лучше изучены Д. от первоцвета, сумаха, герани и спаржи. Дерматит от первоцвета (китайская буковица, ботанический вид Primula-сеае) встречается особенно часто вследствие большого распространения этого растения, употребляющегося с декоративными целями. Нестлер (Nestler) опытами на себе самом показал, что раздражающее кожу вещество находится в железистых волосках, к-рыми усеяны все надземные части первоцвета; желтовато-зеленый секрет клеток железистых волосков содержит игольчатые и призматические кристаллы моноклинической системы, к-рые и являются, по Нестле-ру, кожным ядом; хим. состав последнего точно установить еще не удалось. При Д. от первоцвета, как и при большинстве других Д. от растений и трав, главную роль играет сверхчувствительность к растению. Эта сверхчувствительность, не являясь в огромном большинстве случаев врожденной, начинает клинически проявляться б.ч. только после многократного соприкосновения с растением. Людей, вполне иммунных к кожному яду первоцвета, видимо нет. Блоху и Штейнеру (Steiner) удалось сенсибилизировать прививкой полученного из листьев первоцвета концентрированного экстракта («антигена») 100% лиц, подвергнутых эксперименту, т. е. каждый, переносивший ранее хорошо соприкосновение с первоцветом, становился после этой прививки идиосинкрази-ком к этому растению, при чем сенсибилизация держалась длительное время. В последнее время Вальтгарду (Walthard) удалось путем приложения к коже белых мышей экстракта из листьев Primula obconica вызвать у них воспалительную реакцию, полностью соответствующую (клинически и гистологически) картине острой экземы человека. Раздражение кожи у человека может вызвать не каждый вид первоцвета; ядовитыми в этом отношении являются: Primula obconica Hance, Primula sinensis Lindl., Primula Sieboldii Morren и Primula Arond-sii. Primula officinalis и Primula Auricula кожи никогда не раздражают. После последнего соприкосновения проходит «инкубационный период» от 7 часов до 14 дней. Начинаясь на местах соприкосновения с растением, б. ч. на кистях, поражение нередко переходит благодаря заносу пальцами на другие места, гл. обр. на лицо, шею и половые части. Высыпание часто весьма напоминает острую экзему; на сильно покрасневшей и отечной коже располагаются группы мелких, остроконечных, блестящих красных папулок и пузырьков; на месте вскрывшихся пузырьков—желтоватые корочки; при обратном развитии сыпи—шелушение. Субъективно весьма интенсивный, часто мучительный зуд и жжение. Имеются единичные наблюдения резкого стоматита, развившегося у лиц, бравших в рот цветы примулы. В нек-рых случаях высыпание протекает под видом крапивницы, в других симулирует рожистое воспаление, а в третьих сопровождается образованием больших пузырей. При частых рецидивах возникает картина, весьма напоминающая хрон. экзему, при чем каждый последующий рецидив обычно бывает тяжелее предыдущего.—Г исто-логические изменения, находящиеся главным образом в эпидермисе (внутри-и межклеточный отек), в общем мало чем отличаются от таковых при острой экземе. При распознавании главную роль играет анамнез, заболевают обычно после срезывания завядших цветов (высыхание цветов не избавляет их от ядовитости). При исключительной локализации высыпаний на тыле кистей (ладони поражаются редко) и пальцев и на лице не следует забывать о возможности Д. от растений "и гл. обр. от первоцвета. Прогноз благоприятен, поскольку б-ному удается избегать соприкосновения с растением. В целях профилактики нек-рые авторы (Pinkus) рекомендуют совершенно изгнать из употребления первоцветы. Другие считают это нерациональным, поскольку по нек-рым данным только 6% людей чувствительны к примуле (цифры чувствительности к первоцвету разноречивы), и в то же время есть виды растения, никогда не вызывающие Д. Переносчиками яда первоцвета могут быть повидимому и неодушевленные предметы. Обычно уже через несколько дней после прекращения соприкосновения с растением начинается обратное развитие высыпаний.— Для лечения рекомендуются местные горячие ванны с раствором борной кислоты или уксуснокислого глинозема, индиферентные борно-висмутовые мази; часто оказывается достаточной обильная присыпка тальком; рекомендуют также спиртовые обтирания для удаления кожного жира, в котором растворяется яд первоцвета. Д. от ядовитого сумаха (ядовитого плюща, Rims venenata, toxicodendron и др., из ботанического вида Anacardiaceae) чаще встречается в Сев. Америке. Эксперименты на человеке (животные нечувствительны к яду сумаха) с алкогольным экстрактом листьев растения показали, что 65% людей чувствительны к кожному яду ядовитого плюща, при чем дети до 11/2 лет оказались вообще нечувствительными. Естественный иммунитет к сумаху редко бывает абсолютным. Летом, во время цветения, яд плюща действует сильнее. Высохшие листья могут еще в течение нескольких лет вызывать Д. (Mac Nair). Данные относительно химизма яда разноречивы: по Симпсону (Simpson)— гликозид, по Мек Неру — токсикодендровое масло и лобиноль—полигидрофенолы с незамещенными боковыми цепями. Первые кожные явления возникают обычно через 48 часов после соприкосновения с растением («инкубационный период»—от нескольких часов до 5 дней).—К линическая картина высыпаний чрезвычайно разнообразна: от относительно доброкачественной эритемы или папуло-везикулезной (иногда уртикар-ной) экземы кистей, лица и половых частей до тяжелого распространенного Д. с ро-жистоподобной краснотой и отеком лица, пузырьками, мокнутием, корками, мучительным зудом и жжением. Часто Д. сопровождается лихорадкой, рвотой, альбуминурией, увеличением лимф, яселез и тяжелым расстройством общего состояния. Продолжительность заболевания от V-j2 до 6 недель. Имеются сообщения о трех смертельных случаях.—Г истологически — главные изменения в эпидермисе характера острой экземы; в cutis незначительная инфильтрация, преимущественно вокруг сальных и потовых яселез. По Тутону (Touton), чем сильнее секреция сальных желез, тем больше растворимость кожного яда сумаха и благодаря этому тем тяжелее заболевание. Экзематозную форму Д. можно отличить от истинной экземы по тёмнокрасному цвету пораженных участков, мономорфизму сыпи в каждом стадии заболевания и по частому отсутствию папулезного стадия.— Прогноз в большинстве случаев благоприятный.—П р о ф и-лактически в виду значительного процента лиц, сверхчувствительных к сумаху, рекомендуется избегать с ним соприкосновения.—Лечение: на первом месте десенсибилизация, удающаяся в большинстве случаев (в противоположность Д. от первоцвета, при к-ром таковая никогда не удается). Шамберг (Schamberg) рекомендует для этого Tinct. Rhois toxicodendri внутрь в повышающихся дозах; Штриклер (Strickler) с успехом комбинирует дачу per os с подкожными впрыскиваниями растительного токсина. Местное лечение—как при Д. от первоцвета.—Д. от береговых растений и трав возникает обычно через 24—48 часов после купания с последующим лежанием на береговой траве. Отметивший впервые этот Д. Сименс (Siemens), а также и другие авторы считают причиной высыпаний осоку. Экзантема появляется на местах соприкосновения с травой, гл. обр. на ягодицах, животе, спине, коленях, наруж- | ных поверхностях бедер и других местах. Пятнисто-пузырчатые высыпания располагаются всегда полосами (соответственно по-лосовидной форме листьев осоки), напоминая местами герпетиформные сыпи.—Г и-стологическ и—находят небольшое скопление жидкости и лейкоцитов между клетками эпидермиса, вакуолизацию их, отек сосочков, расширение сосудов в верхних частях дермы, небольшой околососудистый лимфоцитарный инфильтрат. Индиферент-ная местная терапия быстро ведет к излечению этого дерматита. Дерматит травматический (d. traumatica), или механический—местное воспалительное изменение кожи, возникающее в результате раздражающего действия различного рода внешних агентов, непосредственно соприкасающихся с наружным покровом. Нек-рые авторы делят их на две группы в зависимости от того, происходят ли высыпания от чисто механического раздражения (травматический Д. в собственном смысле слова) или от хим. и токсического воздействия (derm. venenata). Смотря по роду вызывающей причины, силе воздействия, длительности и частоте раздражителя, клин, картина травматического Д. может проявляться в различной форме. Легкое травматич. повреждение кожи может вызвать незначительное припуха-ние и эритематозную красноту, к-рая, подвергаясь обратному развитию, не оставляет обычно никаких следов. Однако при индивидуальном предрасположении дело может дойти до усиленного отложения пигмента. Подобные явления отмечаются при вшивости и чесотке как результат расчесов. Наоборот, б. или м. интенсивное травматическое воздействие, как-то: сильное трение при расчесах, массажах, продолжительное давление, удар и т. п. ведет к образованию красноты, пузырьков, пузырей, к поверхностному слущиванию эпителия с обнажением иногда сосочкового слоя и с последующим развитием чешуек и корок. Сюда относятся всякие манипуляции, производимые б-ными над собой (царапины, ссадины, расчесы, давление), далее изменения кожи в результате механического воздействия тесной обуви, одеяеды, трения заштопанных чулок и подвязок во время усиленной ходьбы, при обращении с инструментами (bullae mechanicae на руках у солдат, гребцов, рабочих), а также вследствие мацерации двух соприкасающихся между собой поверхностей (интертригинозная экзема у тучных субъектов) и urticaria fac-titia. Искусственно воспроизведенные Д., наблюдаемые чаще у истеричных женщин, возникают непосредственно путем усиленного механического трения пальцами и бывают обычно резко ограниченными. В целях симуляции умышленно обостряют существующий дерматоз, подвергая коясу раздражающему действию какого-нибудь вредного агента (напр. едкой щелочи или к-ты). У субъектов с индивидуальной раздражительностью сильное и продолжительное давление на определенный участок кожи, постоянное раздражение ткани ведет к образованию эритемы, экскориаций, фликтен, изъязвлений и даже гангрены. Если кожа одновременно мацери-руется какими-либо секретами или экскре- тами (бели, пот), то, вследствие нарушения целости рогового слоя, наличности воспалительного раздражения кожи и эксудации, процесс может легко перейти в экзему и осложниться вторичной пиогенной инфекцией (гноеродными микроорганизмами). Таким путем возникают фоликулиты и перифолику-литы, пустулы, acne и пр. При постоянном раздражении вследствие зуда, расчесывания и мокнутия дело нередко доходит до развития упорного кожного страдания. Нервный зуд, почесуха, чесотка, вшивость, расстройство циркуляции крови на нижних конечностях (варикозное расширение вен, венозный застой), особенно у предрасположенных субъектов, дают нередко повод вследствие расчесывания к образованию травматической экземы. Вокруг ран, глубоких язв и долго существующих фистул развивались, особенно во время войны, т.н. паратравмати-ческие экземы (eczema paratraumaticum Da-rier), отличающиеся резко очерченными краями и полицикличной конфигурацией, к-рые, вследствие мацерации окружающей кожи иодом, перекисью водорода,'различными антисептическими средствами и местного расстройства циркуляции крови, подвергались нередко осложнению вторичной гнойной инфекцией и импетигинизации. Иногда под влиянием интенсивного зудаипродолжительных расчесов, реже—вследствие давления (корсетом, бандажом), развивается стойкое утолщение кожи (лихенификация). Трение и механическое давление утолщают эпидермои-дальный слой на ладонях и подошвах, образуя мозоли и мозолистые утолщения кожи (callus, callositas, clavus), т. е. хрон. травматический дермит с гипертрофией дермы и гиперкератозом. Раздражение периферических нервов вследствие давления, сжатия, разрыва может нередко обусловливать герпетические высыпания на коже (herpes trau-maticus). Понижение сопротивляемости кожи и особая ее ранимость под влиянием малейшей травмы, толчков, ударов, давления наблюдаются при врожденной дистрофии кожи, как pemphigus hereditarius traumaticus simplex (см. Epidermolysis bullosa). Трение кожи волосистой части головы об изголовье, особенно у ослабленных детей и гидроцефа-ликов, случайное или умышленное (в целях симуляции) расчесывание вследствие зуда вызывают нередко выпадение волос травматического происхождения (см. Alopecia). По клиническим и патологогистологич. особенностям острый травматический дерматит в сущности мало чем отличается от экземы. Распознавание травматического дерматита нетрудно.—- Лечение симптоматическое: устранение вредного механическ. фактора. Н. Эфрон, Л. Мапшиллейсон, П. Кожевников, М- Пер. Лит.: Общие данные.—Duval H., Cytologie des inflammations cutanees, these, P., 1908; К г е i-b i с h C, Ekzeme und Dermatitiden (Hndb. der Ilaut- u. Geschlechtskrankheiten, lirsg. v. J. Jadas-sohn, B. VI, T. 1, В., 1927); см. также лит. к статье Дерматология. Д. от внутренних причин и с невыясненной этиологией.—К очаренко В., Dermatitis exfoliativa, Русский журнал кожных и венерич. болезней, т. XI, 1906; В го с q L., Dermatoses, qui caracterisent line rougeur generalisee du derme, Comptes rendus du Congr6s international de dermatologie et de syphili-graphie 1889, P., 1890; Duile F., Zur psychischen Urtikaria, Dermatolog. Wochenschr., Band LXXXII, 1926; F er eol, Pseudo-exantheme scarlatiniforme re-cidivant, Bui. et memoires de la Societe medicale des hupitaux de Paris, 2-me serie, t. XIII, 1876; Julius-berg F., Erythema scariatiniforme desquamativum recidivans (Hndb. der Haut- u. Geschlechtskrankheiten, hrsg. v. J. Jadassohn, B. VII, Т. 1.В., 1928); К n о е p-lelmacherW. u. Leiner K.,' Dermatitis exfoliativa neonatorum, Jahrbuch fur Kinderheilkunde, B. LX, 1904; P ol 1 a n d R., Uber hamatogene, neurogene und psychogene Hautaffektionen, Derm., Ztschr.B. LIU, 1928; RittershainG., Dermatitis exfoliativa jiin-gerer Sauglinge, Centralzeit. f. Kinderhellkunde, B. II, 1878; R 6 n a, Daten zur Lehre der scarlatinosen Sclmppung und zur Diagnostik des Erythema scarlatiniforme, Archiv fur Dermatologie und Syphilis, Band LXV, 1903. Д. токсические и лекарственные (от внутренних средств).—А г р о н и к М., Машкиллейсон Л. и Юкелис И., К вопросу о применении солей золота в дерматологии, главным образом при кожном туберкулезе, Венерология и дерматология, 1927, № 9; Богданов Си Терешкович В.,О лечении сальварсанных дерматитов тиосульфатом натрия, ibid., 1927, № 12; Лянц А., К казуистике лекарственных сыпей, Мед. обозрение, т. XXXVIII, 1892; Маркус Л., Сапьварсанные дерматиты, их профилактика и лечение, Клиническая медицина, 1926, № 12; В u s с h k e A. u. F г е у m a n n W., Uber den Einfluss der Salvarsanexantheme auf den Verlauf der Syphilis, Berl. Win. Wocnenschr., 1921, № 15; Dittrich O., Codeinexanthem, Archiv f. Dermatologie u. Syphilis, Orig., B. CL, 1926; G г и t z O., Klinischer und experimenteller Beitrag zur Fisch-Idiosynkrasie und ihrer Heilung durch Desensibili-sierung, ibid., B. CLIV, 1928; H о f f m a n n E., Zur Behandlung der Salvarsandermatitis mit Natrium-thiosulfat, Dermatolog. Zeitschr., B. XXXIII, 1923; Jadassohn J., Die Toxidermien, Deutsche Klinik, B. X, В.—Wien, 1901—02; J or dan A., Cher Hautaffektionen bei Nierenkranken, Monatssehr. fur prakt. Dermatologie, B. XXXIX, 1904; J и 1 i и s b e r g F., Die Nebenwirkungen der Wismutbehandlung (Hndb. d. Haut- und Geschlechtskrankheiten, hrsg. von J. Jadassohn, Band XVIII, В., 1928); К e r 1 W., Schadigungen durch Salvarsan (ibid.); К г а и s A., Uber Hauter-scheinungen bei Aspiringebrauch, Arch. f. Dermatologie u. Syphilis, Ref., B. CXIX, 1914; Pick E., Zur Kenntnis der Chininidiosynkrasie, Dermatolog. Wochenschr., B. LXXVIII, 1924; Stilhmer A., Die Salvarsanexantheme, ibid., Band XXXIV, 1921; Zieler K. u. Birnbaum G., Exantheme nud Ikterus bei Salvarsanbehandlung (Handbuch der Sal-varsantherapie, herausgegeben von W. Kolle und K. Zieler, Band II, В.—Wien, 1925). Д. от лучей Рентгена, радия и др.—Б о г ро в С, Лечение рентгеновских дерматитов, Русский нетрнал кошных и венерических болезней, 1914, № 2 — 3; Уайт Р., Профессиональные поражения кожи, М., 1925; Foerster О., Radium in dermatology, Archives of dermatology and syphilis, v. IX, 1924; G u у W. and J а с о b F., Erythema dose of radium, ibid., v. IX, 1924; M i e s с h e r G., Die Histologie der akuten R6ntgendermatitis, Archiv f. Dermatologie und Syphilis, Band CXLVIII, 1925; Rost G., Ex-perimentelle Untersuchungen uber die biologische Wirkung von Rontgenstrahlen verschiedener Qualitat auf die Haut von Mensch und Tier, Strahlentherapie, Band VI, 1915. Лекарственные Д. (от наружных средств).— Фельдман А. и Серпер В., Фиксированные ртутные экзантемы и их предупреждение, Русский вестник дерматологии, 1924, № 1; А 1 m k v i s t J., Cber merkurielle Dermatosen, Arch. f.. Dermatologie u. Syphilis, B. CXLI, 1922; он же, Dermatosis mercurialis, Exanthema mercuriale (Hndb. der Haut-und Geschlechtskrankheiten, hrsg. v. J. Jadassohn, B. XVIII, В., 1928); Galewsky E., tjber Novokain-dermatitiden bei Anwendung von Novokain-Augen-wasser, Dermatolog. Wochenschr., B. LXXXV, 1927; S e m о n H., Picric acid dermatitis, Brit, medical journal, v. II, 1929. Д. паразитарного происхождения.—Г р и н ч а р Ф., К вопросу о «Dracontiasis», Рус. вестн. дерматологии, т. IV, .№ 4, 1926; МарциновскийЕ., Филяриоз (Медицинская микробиология, под ред. Л. Тарасевича, т. III, П.—Киев, 1915); Borrel A., Demodex et infections cutanees, Comptes rendus de la Societe de biologie, t. LXV, 1908; D u -b r e u i 1 h W. et В e i 1 1 e L., Les parasites animaux de la peau humaine, P., 1896. См. также лит. к статьям об отдельных паразитах. Д. от растений.—И мшинецки й A., Heracleum et Geranium dermatitis, Рус. вестник дерматологии, т. VI, № 3, 1928; Лянц А., Поражение кожи, вызываемое некоторыми видами примулы, Рус. врач 1902, № 16; Н о d a r a M. und В е h d j e t И. Juckende, durch Getreide hervorgerufene Dermatosen ira Orient, Dormatolog. Wochenschr., B. LXXXIV, 1927; Tout on K., Die Hauterkrankungen durch Pflanzen und Pflanzenprodukte, Zentralblatt fur Haut-und Geschlechtskrankheiten, B. XVII, 1925. Д. от температурных и механических воздействий.— Данилевская Е., Реакция кожи на химические и механические раздражения, Рус. вестник дерматологии, 1927, № 8; Кисличенко Л., К учению о сетевидных поражениях кожи, ibid., т. IV, .№ 7, 1928; Ч в а н о в Н., О ретикулярном дерматите, ibid., том III, № 1, 1925. См. также литературу к статье Дерматозы.

Источник: ДЕРМАТИТЫ

Лаборатория химическая*

Общее устройство. Л. может быть названо всякого рода помещение, приспособленное для производства химических исследований. По характеру работ отличают Л. органической химии, аналитической химии, разного рода химико-технические Л. и пр. Из существующих Л. лучше всего обставлены Л. при разного рода ученых учреждениях и при высших учебных заведениях. Их-то мы и будем иметь в виду. Лабораторное помещение должно иметь специальное устройство, чтобы удовлетворять всем научным требованиям. Прежде всего оно должно быть достаточно светло. Не говоря уже о том, что дневной свет безусловно необходим для разного рода цветных реакций, для людей, проводящих большую часть своего времени в Л., хорошее освещение является необходимым требованием гигиены. Важнейшим вопросом при постройке Л. является устройство отопления и в особенности вентиляции. Обычная для жилых помещений вентиляция (см.) здесь совершенно недостаточна. Из разных систем ее наиболее рациональна та, когда через одну сеть нагреваемых каналов поступает в Л. наружный воздух, а через другую удаляется испорченный. Для операций, при которых выделяются вредные пары и газы, устраиваются закрытые шкафы со стеклами; в них имеется отверстие, ведущее в вытяжной канал, и дверцы, делающие доступной внутренность шкафа. Лабораторное помещение устраивается из комнат разной величины. Для занятий начинающих предпочитают иметь один большой общий зал, где удобнее вести надзор за их работами. Для профессоров, их помощников, лаборантов и других лиц, ведущих самостоятельные исследования, устраиваются отдельные комнаты, где бы они не были стеснены в своих работах. Комнаты для лаборантов, следящих за работами учеников, помещаются близ общих зал. Кроме комнат для работающих, в лаборатории находятся отдельные, более или менее изолированные комнаты для взвешивания, которые устраиваются подальше от рабочих помещений, во избежание порчи весов от кислых паров, комнаты для производства разного рода физических измерений, тепловых, световых и пр., комнаты для работ с сероводородом, для органического анализа, мытья посуды, для перегонных кубов и пр. Потом обыкновенно имеется комната для библиотеки, для коллекций и пр. Обыкновенно здесь же находится аудитория, где читаются лекции по химии. При Л. непременно должен быть ледник. Обыкновенно часть лабораторного здания отводится под квартиры профессоров, лаборантов и служителей. Это представляет громадное удобство, ибо химические опыты часто длятся круглые сутки. Лабораторная мебель состоит из рабочих столов специального устройства (ф. 1, IV), столов обыкновенных, шкафов для хранения приборов, материалов и книг и разного рода табуретов, подставок, стульев. Рабочие столы делаются обыкновенно около 1 1/2 арш. высоты, 1 1/4 арш. ширины и от 2-х до 4-х и более аршин длины, имеют сверху ряд ящиков для рабочих инструментов (ножей, напильников, ножниц), для пробок и проч. и шкафики внизу — для крупных приборов, препаратов и проч. На столе находятся полочки для реактивов; к столу проведен газ и вода. В благоустроенной Л. на столе имеются краны, дающие возможность сообщать приборы с разреженным пространством и резервуаром сжатого воздуха. Рядом со столом устраивается обыкновенно сточная раковина. Освещение бывает газовое и электрическое. В русских Л. вообще не взимается никакой особой платы за пользование всеми лабораторными удобствами (материалами, приборами и пр.). В этом отношении мы имеем громадное преимущество пред заграничными Л., где, вообще, химическое образование стоит дорого.



ЛАБОРАТОРИЯ ХИМИЧЕСКАЯ I.

1. Пробирка. 2. Стакан. 3. Колба коническая. 4. Баллон. 5. Колба. 6 и 7. Реторты. 8. Аллонж. 9. Агатовая ступка. 10. Тигель фарфоровый. 11. Тигель гессенский. 12. Воронка с шариком. 13. Реактивная склянка. 14, 33 и 37. Зажимы. 15. Нож для точки сверл. 16. Тигельные щипцы. 17. Тройная горелка Бунзена. 18. Насадки для горелок. 19. Горелка Финкенера. 20. Горелка Бунзена. 21. Паяльная лампа. 22 и 39. Трубки для поглощения и сушения газов. 23. Кали-аппараты Гейслера. 24. Ступка фарфоровая. 25. Ступка железная. 26. Кристаллизатор. 27. Платиновый тигель. 28. Набор пробочных сверл. 29. Сифон. 30. Вульфовы склянки. 31. Пипетки. 32. Треугольники для тигелей. 34. Воронка с углом 60о. 35. Воронка В. Мейера. 36. Щетка для чистки пробирок. 38. Склянка Дрекселя. 40. Склянки для взвешивания. 41. Часовые стекла с зажимом. 42. Воронка с углом 45о. 43. Треножник. 44. Водяно-воздушный насос Альвернья. 45 и 46. Измерительные сосуды. 47. Штатив для бюреток. 48. Штатив для пробирок. 49. Предохранительные воронки Вельтера. 50. Паяльный стол.

Лабораторная техника. — Здесь подразумевается знакомство с лабораторными приборами, обычными манипуляциями и теми общими приемами, которыми пользуются при химических исследованиях. Лабораторная утварь. В лабораторном имуществе выдающееся место занимает стеклянная химическая посуда и, вообще, стеклянные приборы; форма их крайне разнообразна, как это видно из табл. I, II и III. Одна часть посуды делается из тонкого, равномерного стекла и служит для нагревания (напр. стаканы, колбы и пр.), другая же не выносит резких изменений температуры и служит, напр., для хранения реактивов, препаратов и др. целей. Стекло, идущее на химические приборы, должно, вообще, отличаться малой изменяемостью от действия химических реагентов (воды, кислот, щелочей и пр.), потом все предметы при изготовлении должны быть медленно и равномерно охлаждены, иначе стекло будет легко давать трещины (см. Стекло). Для очистки грязной химической посуды прежде всего прибегают к промывке водой, когда удаляют вещества, в ней растворимые. Смотря по степени загрязнения, берется обыкновенная вода или дистиллированная, холодная или горячая. Вещества, нерастворимые в воде, удаляются часто механическими путем, напр. пробирки, конические колбы, при помощи щеток (ф. 36, I) трубки — бумагой, навернутой на длинную деревянную палочку, конец которой утыкан короткими металлическими шпильками, чтобы бумага не сползала с палочки; колбы, реторты и пр. очищаются взбалтыванием с водой, в которую кладут клочки фильтровальной бумаги. Во многих случаях вещества минеральные удаляются действием кислот соляной или азотной, или щелочами. Труднее всего очистка посуды от органических веществ. Их разлагают кипячением с крепкой азотной кислотой, царской водкой или нагреванием с хромовой смесью (раствор K 2Cr2O7 в серной кислоте). В других случаях берутся какие-либо растворители: спирт, эфир, сероуглерод и проч. Чтобы высушить внутри мокрую посуду, когда этого нельзя достигнуть вытиранием полотенцем или фильтровальной бумагой, ее при нагревании продувают воздухом с помощью стеклянной трубки, соединенной с мехом паяльного стола (см. ниже) или с дующим водяным насосом (см. ниже). Чтобы ускорить высушивание, посуду ополаскивают спиртом, который испаряется легче воды. Иногда после спирта ополаскивают эфиром; тогда высушивание идет еще быстрее. Из фарфоровой посуды чаще всего употребляются чашки для выпаривания разнообразной формы; обыкновенно их делают с носиками, чтобы удобнее было выливать из них жидкости. Чашки покрыты глазурью обыкновенно только с внутренней стороны и с краев. Они должны быть тонки, в особенности у дна, и равномерной толщины. Кроме чашек употребляются фарфоровые тигли для прокаливания (фиг. 10, I), с крышками; тонкость и равномерность стенок здесь еще более важны, чем для чашек, так как они должны выносить более значительные перемены температуры. Из фарфора делаются также ступки и пестики для растирания не особенно твердых веществ (ф. 24, I). Для очень высоких температур применяются также тигли и реторты из гессенской глины. Изредка применяются фарфоровые трубки, воронки, ложечки и пр. Металлические приборы тоже весьма разнообразны; таковы чашки и тигли из серебра, напр., для выпаривания щелочей, и платины. Платиновая посуда имеет особенно широкое применение, но она не пригодна для царской водки и вообще жидкостей, выделяющих хлор, для расплавленных щелочей, далее для прокаливания окисей свинца, висмута и др. легко восстановляемых металлов, способных сплавляться с платиной, сернистых щелочей, веществ, выделяющих фосфор. Уголь тоже образует соединение с платиной; при накаливании в светящемся, восстановительном пламени газовой горелки платина делается матовой, хрупкой и посуда из нее легко прогорает. Поверхность тигля или чашечки должна быть чиста и блестяща. Для чистки платиновой посуды прибегают прежде всего к действию химических реагентов, напр. кипятят в соляной или азотной кислоте, или действуют расплавленной кислой сернокалиевой солью. Если это не помогает, трут асбестом, который снимает ничтожный слой платины, не делая царапин. В большом ходу в Л. платиновые пластинки и проволока для различных испытаний при прокаливании и различной формы ложечки и лопаточки (так наз. шпатели). Для поддержки посуды во время опытов и вообще для закрепления в известном положении различных приборов в Л. употребляются подставки, штативы, самой разнообразной формы, начиная от простых четырехугольных деревянных брусков до таких приборов как универсальный штатив Бунзена (фиг. 20, III). Последний состоит из тяжелой железной доски а с вертикальным железным стержнем. На стержне находятся различной величины кольца g, h, i для помещения чашек, колб, воронок и так наз. зажимы или лапки (род винтовых клещей), для укрепления колб, стоящих на кольцах, трубок и пр. Как кольца, так и лапки укрепляются при помощи винтов в желаемом положении в особого рода зажимах о, которые могут перемещаться по стержню вверх и вниз и вращаться вокруг него в горизонт, плоскости. На. штативе бывает два сорта лапок, одни небольшие k, l, т, для трубок, колб, другие — для закрепления холодильников n. В лапке в сочленении находится спиральная пружина, которая раздвигает ее, когда нажимной винт ослаблен; это облегчает вынимание зажатых предметов. Чтобы не раздавливать последних при зажимании, на лапки, в соответственных местах, наклеиваются пробковые пластинки или надевается каучук. Для сверления дыр в пробках употребляют так наз. пробочные сверла (ф. 28, I). Это серия латунных трубок различного диаметра, с острыми краями на одном конце; на другом конце в стенках находятся одна против другой две дырочки, через которые продевается металлический стержень, чтобы удобнее вращать сверло. Когда хотят сделать в пробке дыру для вставления в нее стеклянной трубки, то берут сверло несколько меньшего против трубки диаметра, ставят его вертикально на пробку и вращают, осторожно нажимая. Если края сверла хорошо отточены и сверло не нажимается сильно, получается дыра с ровной поверхностью; в противном случае ее приходится выравнивать круглым напильником. Чтобы сделать дыру в каучуковой пробке, сверло время от времени погружают в раствор едкого натра или кали. Для точки сверл служит особый нож (фиг. 15,1) или же пользуются обыкновенным напильником. Пробки должны быть мягки, иначе они не будут прилегать хорошо к стенкам горлышка сосуда. Чтобы достигнуть этого, лучше всего помять их при помощи деревянного жома. Он состоит из двух прочных деревянных брусков, с выемками для пробок различного диаметра. Бруски соединены шарниром. Пробки обжимают постепенно и не очень сильно, чтобы не раздавить. Чтобы брать накаленные предметы употребляют стальные щипцы (ф. 16, I); концы их покрыты иногда платиной. Это удобно, напр., для платиновых тиглей, чашек и пр. Для зажимания каучуковых трубок употребляются винтовые, пружинные и др. зажимы (фиг. 14, 33, 37, I). Необходимую принадлежность лабораторного имущества составляют ножи для обрезывания пробок и пр. ножницы, напильники и набор обычных столярных и слесарных инструментов. В Л. для нагревания пользуются обыкновенно светильным газом. Служащие для этой цели горелки представляют большое разнообразие. Все они, однако, устроены с таким расчетом, чтобы светильный газ смешивался предварительно внутри горелки с достаточным количеством воздуха и, сгорая, развивал наибольшее количество тепла. Обыкновенно употребляется различными образом видоизмененная, бунзеновская, горелка. В простейшей форме (фиг. 20, I) она состоит из подставки, в которой прикреплена коленчатая трубка; горизонтальное колено служит для притока газа, а вертикальное имеет узкое отверстие для его выхода. Сюда привинчивается трубка пошире с двумя боковыми отверстиями внизу на уровне выхода газа: через них входит воздух, нужный для полноты горения. Горелка соединяется с газовым краном при помощи каучуковой трубки. Если открыть кран, то газ будет выходить из отверстия в трубку и, смешавшись в ней с воздухом, при выходе из горелки при зажигании будет гореть бесцветным пламенем. Рассматривая пламя бунзеновской горелки, можно ясно заметить в нем два конуса: внутренний более темный и наружный более прозрачный. Когда горение не совсем полное, на вершине темного конуса появляется белый, светящийся язычок. Во внутреннем конусе, где горение только начинается, температура невысока и эта часть пламени обладает восстановляющей способностью, в особенности вышеуказанный светящийся язычок. В наружном конусе, где процесс горения в полном ходу, устанавливается наибольшая температура, именно внутри его, примерно на расстоянии 2/3 высоты пламени от низа. Ближе к краям и к вершине температура его несколько ниже, благодаря влиянию окружающего воздуха, но зато здесь появляется способность к окислительным реакциям. Правильность горения в бунзеновской горелке зависит от пропорции между газом и воздухом, входящим через отверстия. Если воздуха мало, пламя становится светящимся и невысокой температуры; когда его много, внутри горелки образуется взрывчатая смесь, которая при зажигании воспламеняется, и газ начинает гореть внутри горелки; наружное пламя становится узким, появляется запах ацетилена, вследствие неполного горения газа; горелка накаливается, так что надетая на нее каучуковая трубка размягчается и может дать трещину и затем загореться. На горелках обыкновенно в нижней части находится подвижной барабан с отверстиями, вращением которого регулируется приток воздуха в горелку. Приток газа регулируется краном газопровода. Бунзеновские горелки делаются также с тремя, пятью и более трубками, с целью увеличения размеров пламени (фиг. 17, I). В других горелках одновременно изменяется приток газа и воздуха, напр. в горелке Финкенера (ф. 19, I). Для получения той или другой формы пламени изменяется устройство верхней части горелки (ф. 18, I). Напр., на трубку надевается небольшой барабан с боковыми отверстиями, и тогда получается пламя в форме розетки, или при помощи насадки со щелью получается плоское пламя; иногда на конце надевается сетка и пр. Чтобы пламя горелки не колебалось от движения воздуха, надевается железный колпачок, помещающийся на крестовине, которая может подниматься или опускаться по винтовой нарезке на трубке горелки (ф. 19, I). Для получения очень высоких температур существует так наз. паяльная лампа. Она служит для прокаливания и для работы со стеклом и состоит из двух концентрических трубок (фиг. 21, I). Наружная, при помощи крана, соединена с газопроводом, а внутренняя — с воздуходувным мехом, приводимым в движение ногой (фиг. 50, I), или воздуходувным насосом (см. ниже). Для получения пламени различной величины меняется отверстие, через которое вдувается воздух; это достигается тем, что на конец трубки навинчиваются небольшие конусы а с каналами различной ширины. Канал конуса должен быть совершенно прямой и приходиться против центра отверстия наружной трубки; иначе не получится длинного тонкого пламени, которое нужно для работы со стеклом, или оно будет идти вкось. Горелка укреплена на подножке обыкновенно при помощи шаровых шарниров S, которые дают возможность вращать ее по всем направлениям. Для удобства при работе со стеклом, паяльная лампа помещается на особом, так наз. паяльном столе, с этажеркой для стеклянных трубок и ящичками для напильников, ножа для разрезывания трубок и др. принадлежностей стеклоделия. При отсутствии светильного газа можно применять различные спиртовые, бензиновые и керосиновые лампы, горящие бесцветным племенем. Значительная доля лабораторного имущества состоит из разного рода печей, водяных и воздушных бань и пр. (см. ниже). В качестве двигателей, напр. для перевешивания, взбалтывания и пр., в Л. часто пользуются водяными турбинами. На фиг. 10, III помещена турбина Рабе. Здесь в круглой коробке (справа) находится колесо с лопастями, в которые ударяет струя воды, входящая в коробку через трубку а и выходящая через трубку b. Движение колеса передается различным приборам обычным способом. Очень удобны электрические двигатели, напр. Марселя Депре.

В заключение остановимся на описании ртутных и водяных насосов, которые играют большую роль как при работе с газами, так и при разных химических операциях. Наибольшее распространение имеют водяные насосы. Их множество систем. Очень удобен насос Альвернья (ф. 44, I). Он состоит из стеклянной трубки, в которую впаяны два конуса, один над другим. Конец трубки E соединен с водопроводом, а припаянная к ней боковая трубочка А — с прибором, откуда выкачивается воздух. Отверстие а около 1-2 мм. в диаметре. Выходящая из а струя воды входит в отверстие b нижнего конуса и увлекает с собою воздух, который выталкивается наружу. Расстояние между вершинами конусов и величина отверстий а и b должны быть строго определенные. Так как при разрежении внешний воздух стремится прорваться в насос через нижнее отверстие D, то его или погружают в воду, или на него надевают каучуковую трубку, которая при действии насоса всегда заполнена водой. Предел разрежения, достигаемый водяным насосом, определяется давлением водяного пара при данных условиях; но напор воды должен быть не менее 10-11 м. водяного столба. Чтобы следить за ходом разрежения, насос соединяется с манометром. Когда кончают разрежение, то, прежде чем закрыть водопроводный кран, нужно отделить прибор, из которого выкачивают воздух; иначе в него будет переброшена атмосферным давлением вода из насоса. С этой же целью, на случай уменьшения напора воды в водопроводе между прибором и насосом ставится склянка с предохранительным клапаном. Во избежание поломок насос вставляется в металлическую оправу. Такого рода водяной насос может служить одновременно и воздуходувным насосом. Для этого при нем устраивается закрытая коробка, в которую вталкивается забираемый им воздух и в ней сжимается напором воды. Если выпускать из коробки воздух так, чтобы установилось равновесие между приходом и расходом, то будем иметь постоянную струю воздуха. На ф. 16, III изображен один из таких насосов с двумя манометрами; один указывает степень разрежения в приборе, а другой — давление воздуха в коробке. Из ртутных насосов наиболее проста по конструкция насоса Менделеева (ф. 1, III). Он состоит из длинной (ок. м.) стеклянной трубки, кончающейся яйцевидным вздутием; к ней припаяны две трубочки: одна (более 760 мм.) соединяется с прибором для выкачивания воздуха, а другая погружена в ртуть при g. В резервуар с ртутью, соединяющийся с а толстым, оплетенным тканью каучуком. Выкачивание идет таким образом. Если поднять В, ртуть, поднимаясь в b, вытеснит из яйца воздух через трубочку с. Когда она начнет выливаться через с, В опускают, и тогда в образовавшееся разреженное пространство начнет входить воздух из нашего прибора. Если вновь поднять В, ртуть, дошедши до h, войдет в трубочку h и поднимется на некоторую высоту; яйцеобразное пространство будет тогда отделено от прибора, и ртуть при дальнейшем поднятии снова вытеснит воздух через с. При новом опускании В воздух снова наполнит насос и т. д. Этот насос хорош в том отношении, что в нем нет ни одного крана. Также удобен насос Шпренгеля, например в конструкции Альвернья; здесь постоянно капля за каплей падает в длинную капиллярную трубку ртуть; промежутки между каплями являются наполненными воздухом, который и выталкивается вон из прибора. Насос Гейслера (фиг. 8, III) сложен по конструкции и имеет множество кранов, которые все должны быть очень хорошо пришлифованы. Сосуд с ртутью А поднимается и опускается на блоках. Когда он опущен, в В образуется пустота, в которую входит выкачиваемый газ через кран. Перед тем как поднять А этот кран закрывается. Подняв А, вытесняют весь находящийся в В газ через трубку, открыв краны; потом их закрывают, А опускают и открывают снова первый кран и т. д.

Операции. Определение веса играет важнейшую роль в лабораторной практике. В Л. употребляются обыкновенно два сорта весов; одни для точного взвешивания, другие для приблизительного; также имеется и два сорта разновесок. Что касается обращения с весами, их установки и пр. см. Весы. Точные весы должны помещаться в Л. в особой комнате (см. выше). Вещества, назначенные для взвешивания, никогда не кладутся прямо на чашки весов (в особенности точных), а помещаются в каком-либо сосуде; при точном взвешивании твердых тел, притягивающих, напр., влагу, часто применяют часовые стекла с шлифованными краями. Стекла плотно прижимаются одно к другому особой пружиной. Это небольшая тонкая латунная пластинка, в которой по длине прорезаны две параллельные щели (ф. 41, I). В других случаях для взвешивания применяются легкие флакончики с пришлифованной пробкой (ф. 40, I); иногда вещество отвешивается в запаянной трубке и пр. Тоже и относительно жидкостей. Для определения объема жидкостей существуют измерительные колбы, цилиндры, пипетки и бюретки. Измерительные колбы (ф. 46, I) бывают емкостью от 50 куб. см. до 2 литров при 0°, 15° или 17 1/2 °; на шейке их находится черта, указывающая положение уровня жидкости при измерении (обыкновенно смотрят, чтобы нижний край мениска совпадал с чертой, когда луч зрения идет горизонтально). При выливании всегда часть жидкости остается, между тем, иногда желательно знать выливаемый объем жидкости. Тогда, принимая в расчет объем остающейся жидкости, на шейке сосуда делается другая черта, несколько выше прежней; этого рода поправка, конечно, мало точна, так как объем остающейся на стенках жидкости зависит от многих причин (чистоты стенок, подвижности жидкости и пр.), но если измерения ведутся в тех же условиях, как и при установке этой поправки, то ошибка может быть ничтожна. Некоторые измерительные колбы прямо назначены, чтобы только давать известный объем жидкости при выливании, емкость их до черты тогда остается неизвестной. На это должно всегда обращать внимание. Пипетки (ф. 2, II) и бюретки (ф. 1, 3, II) должны давать известный объем жидкости только при выливании. Цилиндры и мензурки (ф. 45, I) служат для грубых измерений (подр. см. Объемный анализ). В Л. всегда имеются приборы для определения различных физических свойств, напр. удельного веса, плотности пара, электропроводности и пр.

Измельчение вещества предпринимается для ускорения реакций, напр. при растворении, сплавлении, для получения более или менее однородных смесей и пр., или когда нужно брать среднюю пробу при анализе неоднородного тела. Для веществ нехрупких применяются ножи, ножницы и др. режущие инструменты или напильники. Для грубого измельчения хрупких тел служит молоток или обыкновенные металлические ступки (ф. 25, I), для более деликатного — ступки фарфоровые и стеклянные. Для веществ твердых, царапающих фарфор, вследствие чего частички его могут примешаться к ним при растирании, употребляют агатовые ступки (ф. 9, I), напр. для силикатов при их анализе. При этом для предварительного грубого измельчения применяют стальную ступку Абиха. Она состоит из полого цилиндра, открытого с обоих концов. В нем движется с небольшим трением стальной пестик, нижний конец которого несколько выступает. Цилиндр входит в стальную подставку, к которой прижимается особой гайкой. Силикат кладется под пестик и дробится ударом молотка. Растворение твердых тел или жидкостей производится в колбах, баллонах, стаканах и пр., смотря по условиям и удобству; ведется оно с нагреванием или без него. Когда при растворении выделяются газы и хотят избежать потери от разбрызгивания (напр. при анализе), колбу или баллон несколько наклоняют набок; если употребляется стакан, его закрывают большим часовым стеклом. Нагревание, перемешивание и предварительное измельчение вещества ускоряет растворение. Когда растворение идет очень медленно и требуется продолжительное взбалтывание, большую пользу может оказать водяной двигатель. Относительно растворения газов см. ниже.

Громадное большинство лабораторных операций сводится к решению следующих задач: 1) отделение жидкости от находящегося в ней твердого тела; 2) разделение жидкостей, не смешивающихся между собой; 3) разделение на составные части растворов жидкостей или твердых тел в жидкостях и 4) разделение смесей твердых веществ. Решение двух первых задач достигается главным образом декантацией и фильтрованием в связи с промыванием и высушиванием. Значительная часть манипуляций аналитической химии сводится к этим простым операциям. Декантацией назыв. удаление жидкости сливанием и выливанием. Рассмотрим прежде всего тот случай, когда имеется жидкость, содержащая твердое тело, и их нужно собрать отдельно без потери — случай, обыкновенный при анализе. Обыкновенно твердое тело, будучи тяжелее жидкости, собирается на дне сосуда. Если оно находится во взмученном состоянии, прежде всего дают мутной жидкости отстояться. Отстаивание жидкости зависит от многих причин и вообще требует времени; иногда оно может тянуться месяцами. Во многих случаях здесь помогает нагревание. Не говоря уже о том, что сама химическая реакция, результатом которой является выделение твердого тела в жидкости, при нагревании может кончиться скорее, температура может влиять на свойства самого осадка; последний часто скучивается, уплотняется (дегидратируясь, переходя из аморфного состояния в кристаллическое и пр.). Температура изменяет также вязкость самой жидкости и тем облегчает оседание. Скучиванию осадка и оседанию его способствует часто взбалтывание жидкости. В иных случаях осаждению содействует прибавление к жидкости некоторых веществ. Отстаивание удобнее всего производить в стакане или конической колбе. Когда нужно собрать всю сливаемую жидкость до последней капли, декантацию производят при помощи чистой стеклянной палочки, приставляя ее левой рукой к краю колбы (или стакана), находящейся в правой руке, и осторожно спускают жидкость по палочке в подставленный сосуд. При этом ни одна капля жидкости не потечет по наружным стенкам колбы. Это зависит от капиллярности, для действия которой поверхность палочки по своему положению находится в более благоприятных условиях, чем стенки колбы или стакана, особенно если края их отогнуты кнаружи или снабжены носиком. Где это возможно, полезно, кроме того, края сосуда (или носик) слегка смазать вазелином или салом. Чтобы декантируемая жидкость не разбрызгивалась, нижний конец палочки прислоняют к стенке приемника и по ней уже заставляют далее стекать жидкость. Всю жидкость удалить декантацией невозможно. Чтобы достигнуть этого, декантацию соединяют с промыванием осадка; именно, к нему прибавляют такой жидкости, которая растворяла бы пропитывающую его жидкость, не трогая его самого, напр. воды, если имеют дело с водными растворами солей, спирт, эфир и пр., и потом сливают. Так как осадок иногда очень упорно удерживает жидкость, в среде которой образовался, то при промывке необходимо всегда осадок хорошо взбалтывать, а иногда и кипятить. Когда осадок отстоится, жидкость декантируют, к осадку приливают новую порцию жидкости, снова декантируют и т. д., при этом наблюдают, чтобы не терялась жидкость, приставшая к стеклянной палочке. С каждым разом осадок будет содержать все меньше и меньше прежней жидкости, и, наконец, она будет совершенно вытеснена новой, взятой для промывания. Если последняя так выбрана, что легко может быть затем целиком удалена из осадка нагреванием без изменения его, то вопрос о разделении жидкости и твердого тела может считаться решенным. Очень часто для декантации пользуются сифоном (см.), когда не нужно большой тщательности. Очень удобен сифон (ф. 29, I). Если жидкости немного, ее можно отсосать ртом при помощи пипетки. Когда нужно разделить две жидкости, не смешивающиеся между собой, их помещают в так наз. разделительную воронку (ф. 4, II), цилиндрическую или в виде шара, снабженную краном и пробкой (последнее на случай летучих жидкостей). В воронке жидкости после отстаивания располагаются слоями. Если осторожно открыть кран, можно выпустить весь нижний слой. Когда смеси немного, ее выливают в узкий сосуд, напр. пробирку; берут маленькую с оттянутым концом пипетку, надевают на нее каучуковую трубку и погружают конец ее почти до границы слоев (когда, напр., хотят собрать верхний слой). Взяв в рот каучук, начинают осторожно всасывать. Когда слой собран, каучук зажимают зубами или рукой и пипетку вынимают. Если жидкости, которую хотят собрать, очень мало, напр. несколько капель, к смеси прибавляют какой-либо летучей жидкости, которая растворяет только одну эту находящуюся в малом количестве жидкость, не трогая другой, и разделяют жидкости по вышеуказанному. Испарив раствор, получают искомую жидкость. Прием этот аналогичен удалению последних следов жидкости из осадка промыванием.

Фильтрование применяется для отделения твердого тела от жидкости; разделение достигается здесь при помощи пористых тел, которые являются проницаемыми для жидкости, но задерживают плавающие в ней частицы твердого тела. Для фильтрования могут служить: полотно, бумага, асбест, вата, песок, уголь и пр. Чаще всего употребляется чистая пропускная бумага, достаточно прочная, плотная и равномерной толщины. Бумага, которая употребляется при аналитических работах, подвергается специальной очистке. Ее обрабатывают соляной кислотой, которая извлекает большую часть зольных веществ, а затем фтористо-водородной кислотой, для удаления кремнезема; это делается с той целью, чтобы бумага при сожигании оставляла как можно меньше пепла, что имеет большое значение при анализе. После обработки кислотами бумага должна быть хорошо промыта водой, иначе она скоро сделается ломкой и негодной к употреблению (клетчатка под влиянием кислот превращается в гидроцеллюлозу (см.), легко распадающуюся в порошок). Для фильтрования из бумаги делают плоеные фильтры и гладкие, обыкновенные. Плоеные фильтры употребляются для ускорения фильтрования (как делают их см. ф. 29, II). Фильтр помещается в воронку так, что он лежит на ней только ребрами; между ними идут канальцы, по которым стекает фильтрующаяся жидкость; воронки берут со стенками под углом около 45°(ф. 42, I). Воронка укрепляется часто в особой подставке (фиг. 19, III). Чтобы фильтрующаяся жидкость не разбрызгивалась, конец воронки прислоняют к краю сосуда, куда стекает жидкость. Для избежания прорыва фильтра под тяжестью жидкости советуют класть в воронку другую маленькую (фиг. 5, II). Обыкновенный гладкий фильтр применяется при всех точных работах; делается он очень просто: бумага складывается вдвое, затем вновь пополам, перпендикулярно к прежнему направлению, и края обрезаются кругом ножницами — получается правильный сектор (ф. 28, II). При анализе важно знать количество пепла, оставляемого каждым фильтром при его сожигании. Для этого сжигают штук 10 одинаковой величины фильтров и находят отсюда средний вес пепла одного, который и вводится для поправок. Фильтр расправляется на воронке таким образом, что получается конус, одна половина которого состоит из трех слоев бумаги, а другая из одного; он должен плотно прилегать по всей поверхности воронки. Достигается это тем, что фильтр слегка смачивают водой и пальцем прижимают к воронке; кроме того, воронка должна представлять конус с углом при вершине в 60° (ф. 34, I). Края фильтра должны лежать несколько ниже краев воронки. Фильтрование здесь идет гораздо медленнее, чем при плоеных фильтрах, так как при той же величине бумаги фильтрующая поверхность здесь гораздо меньше. Жидкость выливается на фильтр со всеми предосторожностями, как при декантации. Если вылить на фильтр разом всю жидкость с осадком, то вначале она фильтруется быстро, а потом все медленнее и медленнее, по мере того как поры фильтра закупориваются частичками осадка; поэтому, если это возможно, рациональнее всего соединять фильтрование с декантацией. Применение фильтра при этой операции имеет ту выгоду, что нет надобности особенно заботиться о полном отстаивании жидкости и бояться потери осадка при ее сливании. Отделение жидкости от осадка здесь идет гораздо лучше, в особенности, если приходится потом промывать осадок. В некоторых случаях, напр. для растворов, насыщенных при нагревании, которые могут, охлаждаясь, закристаллизоваться на воронке, фильтрование приходится вести при нагревании. Делается это таким образом. Воронку с фильтром гладким или плоеным помещают в медную воронку (фиг. 7, II) с двойными стенками, между которыми находится вода или какая-либо другая жидкость. Внизу эта воронка имеет боковой отросток, также наполненный жидкостью; нагревая его прямо горелкой, можно прогреть всю воронку до желаемой температуры и поддерживать температуру фильтрующейся жидкости. Другие воронки делаются без боковых отростков, и тогда для нагревания их применяют кольцеобразные горелки. Во многих случаях, когда фильтруются легко воспламеняющиеся жидкости, прямое нагревание горелкой неудобно; тогда делают медную воронку с двумя трубками — одна вверху, а другая внизу — и при фильтровании пропускают через нее струю пара. При фильтровании, в особенности с нагреванием, воронка обыкновенно прикрывается стеклянным кружочком или часовым стеклом частью для того, чтобы устранить испарение, частью для предохранения от пыли. При очень летучих жидкостях или таких, которые могут изменяться на воздухе, приходится строить сложные приспособления, чтобы вести все фильтрование в запертом пространстве. При употреблении гладких фильтров иногда фильтрование идет очень медленно: или жидкость мало подвижна, или поры фильтра плотно забиваются осадком. Чтобы ускорить, его ведут под давлением. Этого достигают, или уменьшая атмосферное давление с нижней стороны фильтра, или увеличивая давление сверху, чаще первое, причем самым простым средством является удлинение трубки воронки, напр. к обыкновенной воронке присоединяют, с помощью каучуковой смычки, стеклянную трубку; тогда столб жидкости в этой трубке будет действовать как насос. Чтобы воздух не входил в трубку и фильтрующаяся жидкость не стекала по ее стенкам, не образуя столба, трубку на достаточном расстоянии от воронки сгибают петлей и тогда, раз наполненная, она действует непрерывно, так как при этом воздух уже не может подняться доверху. Трубка для успешного действия должна быть довольно длинна. Но лучше всего фильтрование с отсасыванием вести при помощи выкачивающего насоса. Для этой цели воронку на пробке укрепляют в склянке (фиг. 6, II), которую и соединяют с высасывающим насосом. Склянка должна быть достаточно прочна, чтобы выдержать атмосферное давление. Фильтр должен хорошо лежать в воронке, иначе будет просасываться воздух. При сильном разрежении конец фильтра из обыкновенной бумаги может легко прорваться. В продаже существует теперь специальная бумага для фильтрования под уменьшенным давлением. Она очень плотна и напоминает пергамент. Прежде же для предотвращения прорыва фильтра в суженную часть воронки вставляли маленький конус из тонкого листочка платины (ф. 27 и 6, с, II) и уже сверх него клали фильтр. Последний всегда смачивают и придавливают плотно к стеклу, чтобы не оставалось заметных пузырьков воздуха. Из других способов фильтрования в большом ходу фильтрование через асбестовую или стеклянную вату. К этому прибегают в тех случаях, когда имеют дело с веществами, разъедающими бумагу, каковы крепкие щелочи, крепкая азотная и серная кислоты и пр. Стеклянная вата или асбест (берется волокнистый мягкий асбест) кладутся на дно воронки не особенно плотным слоем; лучше всего употреблять воронки, которые имеют шарообразное вздутие на трубке, куда и кладется вата (ф. 12, I). Кроме указанных случаев, асбест или стеклянная вата применяется для фильтрования под давлением или когда хотят собранный осадок высушивать и взвешивать прямо на воронке и т. п. Все вышеприведенные способы служат обыкновенно для отделения жидкостей от твердого тела; но их можно применять и для разделения не смешивающихся жидкостей. Напр., имеется слой воды и над ней слой какого-либо масла. Если смочить обыкновенный бумажный фильтр водой и вылить на него эту смесь, то вода профильтруется, а масло будет задержано, так как мокрая бумага не будет смачиваться им; наоборот, если масло тяжелее воды и находится внизу и если фильтр предварительно смочить им, то оно пройдет, а вода задержится. Для удаления жидкостей, только смачивающих или пропитывающих твердое тело, существуют свои приемы. Прежде всего прибегают к отжиманию в пропускной бумаге. Вещество кладется между несколькими листами бумаги и на него надавливают рукой сильно или слабо, в зависимости от его свойств, напр. если это кристаллы, которые не хотят измельчать, давят очень осторожно и пр. Вместо бумаги берут иногда пористые пластинки из необожженной глины; они с жадностью впитывают в себя большое количество жидкости. Вещество распределяют на них тонким слоем и оставляют на некоторое время. Часто отжимают при помощи прессов. Довольно удобен винтовой пресс (фиг. 15, I).Фильтрование, как и декантация, не дают возможности сполна отделить твердое тело от окружающей его жидкости. Для того, чтобы достигнуть полного разделения, применяют другие способы. В случае жидкости и твердого тела, если жидкость летуча без остатка и при температуре, при которой твердое тело не изменяется, задача решается очень просто — высушиванием, в особенности, если не нужно собирать отделяемой жидкости. Если же жидкость не летуча без остатка, как это обыкновенно бывает при анализе, где твердое тело (осадок) пропитано соляным раствором, фильтрование или декантацию соединяют, как сказано выше, с промыванием. Выбор жидкости для промывания, количество ее и температура являются важным вопросом. Она должна по возможности меньше растворять твердое тело и по возможности больше окружающую его жидкость. В этом отношении ей придают соответственную температуру (промывают на холоде или при нагревании). Так как при промывании обыкновенно растворяется отчасти и твердое тело, то чем меньше будет взято жидкости для промывки, тем лучше. Взятая для промывания жидкость (в большинстве случаев вода) помещается в так наз. промывалку (ф. 8, II), устраиваемую из плоскодонной колбы, в горло которой, на пробке, вставляют две стеклянных трубки; из них одна идет до дна, а другая кончается тотчас у пробки. К наружному концу длинной трубки присоединяется, посредством каучуковой смычки, небольшая суженная на конце стеклянная трубка того же диаметра. Вдувая ртом в колбу воздух через короткую трубку, можно заставить жидкость выливаться тонкой, сильной струёй, которая при подвижном кончике может быть направлена в какую угодно сторону, без изменения положения всей промывалки. При промывании горячей водой, последняя тут же и кипятится в промывалке. При точных работах, для полного отделения твердого тела от окружающей его жидкости, соединяют вместе декантацию, фильтрование и промывание. Прежде всего осторожно, сколько можно, сливают жидкость с осадка на фильтр и к осадку прибавляют из промывалки жидкости, взятой для промывания, хорошо взбалтывают, нагревают, если нужно, и опять декантируют на фильтр, и так несколько раз. Каждый раз смотрят, чтобы жидкость была слита сколько возможно больше с осадка, прежде чем прилить к нему новую порцию из промывалки. Когда находят, что осадок достаточно промыт, его переводят на фильтр; для этой цели его хорошо взмучивают и спускают по палочке; затем из промывалки пускают струю, которая отделяет его от стенок сосуда и увлекает по палочке на фильтр. Иногда осадок пристает к стенкам очень прочно и не смывается струей; тогда надевают на стеклянную палочку кусочек чистой каучуковой трубки и ею счищают осадок и потом смывают. Вместо палочки берут также гусиное перо, на котором оставляют только маленькую бородку, и им счищают. При осадках очень мало растворимых, всю промывку можно окончить таким образом, и нет надобности промывать осадок еще на фильтре. В полноте промывания убеждаются соответственными реакциями. Если осадок оказывается растворимым в жидкости, то декантацию по возможности сокращают и стараются поскорее перевести осадок на фильтр и уже здесь заканчивают промывание. При этом, направляя струю из промывалки, стараются собрать осадок в одном месте, чтобы его удобнее промывать и можно было потом легко отделить от фильтра; последний берется соответственной величины, чтобы осадок мог свободно поместиться, но однако не слишком большой. Основное правило при промывании — не приливать на фильтр свежей жидкости, пока не стечет находящаяся на нем, так как тогда вновь приливаемая жидкость бесцельно будет разбавляться старой и промывание затянется. Промывание на фильтре имеет то преимущество, что здесь можно брать очень немного жидкости; с другой стороны здесь есть и неудобство; именно: осадок недостаточно взбалтывается и приливаемая жидкость может образовать в нем канальцы, по которым и стекает, не проникая через всю массу осадка, особенно, когда он подсохнет (напр., оставленный на фильтре на ночь) и даст трещинки. Вообще промывание составляет одну из продолжительных и скучных операций. Чтобы облегчить его предложены различные способы, которые имеют в виду сделать его автоматическим.



ЛАБОРАТОРИЯ ХИМИЧЕСКАЯ II.

1 и 3. Бюретки. 2. Градуированные пипетки. 4. Разделительная воронка. 5. Фильтрование через плоеный фильтр. 6. Фильтрование с отсасыванием. 7. Воронка для фильтрования с нагреванием. 8. Промывалка. 9. Регулятор температуры Рейхарта. 10, 13, 14 и 22. Эксикаторы. 11, 12 и 16. Водяные бани. 17. Спиральный холодильник. 18. Холодильник Либиха. 19. Дефлегматор Лебеля-Геннингера. 20. Баллон для перегонки. 21. Перегонка из реторты. 23 и 24. Воздушные бани. 25. Регулятор Шлезинга. 26. Водяной регулятор для бань. 27. Платиновый конус. 28. Гладкий фильтр. 29. Складывание плоеного фильтра.

Высушивание. Предыдущими операциями отделяется нелетучая без остатка жидкость, окружающая твердое тело, но с заменой ее новой, летучей без остатка. Чтобы отделить и эту, твердое тело подвергают высушиванию. Высушивание твердого тела основано на улетучивании жидкости, его пропитывающей, при том при условиях, при которых твердое тело не претерпевает изменения. При очень летучих жидкостях, напр., эфире, спирте, сероуглероде и др. достаточно твердое тело подержать некоторое время на воздухе, чтобы жидкость улетела сполна, в особенности, если при этом усилить движение воздуха над ним. При таком способе высушивания многие вещества, могут притянуть влагу из воздуха; поэтому лучше всего помещать их в закрытое пространство и пропускать ток сухого воздуха. В Л. чаще всего высушивание производится при нагревании в так наз. сушильных шкафах или в воздушных банях. В самой простой форме такой шкаф представляет четырехугольный ящик с дверкой, медный, железный или алюминиевый; внутри него находится выдвижная полочка с дырочками, для помещения воронок, чашек и пр. В крышке ящика находятся два отверстия: одно для термометра, другое, вместе с отверстием внизу в задней стенке или в дверке, служит для тяги воздуха. Баню ставят на подставку или привешивают на стену; под ней зажигают горелку и, регулируя пламя, нагревают до желаемой температуры. Если баня назначена для высоких температур, то стенки должны быть паяны медью или еще лучше — клепаны; кроме того, стенки ее часто покрываются каким— либо плохим проводником тепла, для защиты их от охлаждения извне и колебаний температуры окружающего воздуха. Очень удобен для этой цели асбестовый картон. Температура таких бань может колебаться в широких пределах. Кроме того, распределение ее внутри бани крайне неравномерно: внизу она выше, вверху ниже. Гораздо более удобны сушильные шкафы с двойными стенками. Одни из них устроены с циркуляцией внутри стенок продуктов горения газа, у других между стенками налита жидкость. Из первых очень полезен шкаф Виснега (ф. 23, II). Внутренность его и полочки сделаны из фаянса, дверки стеклянные. Наружные стенки из железа образуют футляр, открытый внизу и оканчивающийся вверху небольшой вытяжной трубой. Как раз под трубой фаянсовый потолок шкафа имеет круглое отверстие. Воздух входит в шкаф через отверстие, сделанное в дверке и выходит через трубу. Нагрев газом с помощью особой горелки, с большим числом тонких отверстий для выхода газа, дающей равномерный нагрев дна, но не развивающей особенно высоких температур. Сушильные шкафы с двойными стенками, между которыми налита жидкость, являются наиболее простыми приборами для высушивания при постоянной темп. Устройство их показано на фиг. 24, II. Когда высушивание идет при 100°, то берется вода, которую и кипятят, сгущая ее пары при помощи холодильников. В других случаях такие бани делаются с приспособлением, дающим возможность держать кипящую воду на одном и том же уровне. С этой целью к боковой стенке бани припаивают довольно широкую трубку с тремя отростками (ф. 26, II). Через нижний отросток на каучуке проходит небольшая тонкая стеклянная трубочка, верхний конец которой находится на той высоте, где должен держаться уровень воды в бане, а на нижний надевается каучуковая трубка, идущая к раковине водопровода. Боковой отросток соединяется с водопроводом. Если пустить ток воды, то она поднимется только до определенной высоты, а избыток будет уходить через стеклянную трубочку. Пускают именно такой ток, чтобы был только небольшой избыток притекающей воды против испаряющейся. В Л. устраивают обыкновенно большой шкаф с двойными стенками, нагреваемый водяным паром из паровика. Для других температур берут метиловый спирт, этиловый, растворы солей, глицерин с водой и пр. Пары их охлаждаются холодильниками. Темп. таких бань колеблется в очень узких пределах, в зависимости от атмосферного давления, но и эти колебания легко могут быть устранены. Неудобство таких бань заключается в том , что приходится брать разные жидкости для разных температур. Поэтому чаще прибегают к регулированию самого процесса нагревания бань. Так как для нагревания в Л. служит обыкновенно светильный газ, то остановимся на относящихся сюда приспособлениях. Сущность их состоит в автоматическом регулировании количества газа, сжигаемого в горелке под баней. Если температура бани начинает падать вследствие каких-либо внешних причин, то тотчас увеличивается количество газа, поступающего в горелку, и обратно, когда температура начинает подниматься выше требуемой, регулятор уменьшает приток газа; колебания температуры происходят при этом в очень узких пределах. Из газовых регуляторов наиболее употребительны Рейхарта и Шлезинга. Регулятор Рейхарта (фиг. 9, II) состоит из открытого ртутного термометра, который в верхней части переходит в трубку, имеющую сбоку два отростка: из них в нижнем укреплен винт, вдвигая и выдвигая который можно изменять уровень ртути в трубке, а верхний соединен с горелкой. Трубка закрыта стеклянной пробкой, пустой внутри и имеющей три отверстия: внизу, сбоку (внутри прибора) и на одном из наружных концов; последний соединен с газовым краном. Положим, нужно иметь какую — либо температуру. Опустив уровень ртути в трубке при помощи винта, открывают газовый кран. Когда температура в бане поднялась немного выше желаемой, начинают постепенно ввинчивать винт; ртуть, поднимаясь, дойдет до нижнего отверстия пробки и уменьшит количество газа, поступающего в горелку; температура тотчас упадет; но это вызовет сокращение столба ртути в регуляторе и приток газа увеличится. После некоторых колебаний температура устанавливается. Когда баня будет охлаждаться, ртуть, сокращаясь, будет увеличивать отверстие, через которое идет газ; наоборот, при повышении температуры она, расширяясь, будет суживать его. Боковое отверстие в пробке служит для той цели, чтобы, если случайно все отверстие будет закрыто ртутью, в горелку шло немного газа, и она не погасла. Неудобство этого регулятора состоит в том, что поверхность ртути со временем загрязняется от действия светильного газа (образуются сернистые соединения) и плохо перемещается; кроме того, при высокой температуре ртуть может улетучиваться в струе газа, что скажется на температуре. В регуляторе Шлезинга эти неудобства (фиг. 25, II) устранены. Газ в нем выходит через S, а отверстие M закрыто каучуковой перепонкой. Если закрыть кран и нагревать регулятор, то ртуть, расширясь, будет выпячивать каучуковую перепонку, прикрывая через посредство металлической пластинки М' входное отверстие газа; при охлаждении перепонка будет следовать за движением ртути, а с ней и пластинка, и отверстие увеличится. При установке регулятора можно изменять натяжение перепонки, открывая и закрывая кран, вдвигать и выдвигать трубку приводящую газ и пр. Когда нагревание прекращено, необходимо открыть кран регулятора, иначе перепонка может лопнуть или в трубку наберется воздух. Электрические регуляторы устраиваются таким образом, что повышение темп. вызывает замыкание тока, вследствие чего электромагнит притягивает железный клапан и уменьшает входное отверстие для газа. Все описанные регуляторы хороши, если нет особенно резких скачков в давлении светильного газа, проведенного в Л. В таких случаях ставят в Л. приборы, регулирующие его давление. Кроме того, берут бани с двойными стенками, наполненные водой или глицерином, тогда, вследствие значительности нагретой массы, колебания темп. будут меньше. Некоторые бани (термостат д'Арсонваля) так устроены, что жидкость, налитая между стенками, своим расширением и сжатием при изменении темп. сама регулирует приток газа к горелке. Устройство их напоминает регулятор Шлезинга. Все описанные приспособления, помимо высушивания, особенно важны для тех случаев химической практики, когда нужно оперировать при постоянной температуре. Вещество, которое высушивают, кладется в плоский, по возможности, сосуд. Если потом оно должно быть взвешено, то выбирается такой сосуд, в котором его можно было бы взвешивать, не пересыпая в другой, во избежание потерь. Берут обыкновенно часовые стекла с пришлифованными краями или флакончик со стеклянной пробкой и пр. (ф. 40 и 41, I). Описанный способ высушивания состоит в удалении паров жидкости током воздуха; другой способ основан на поглощении их некоторыми веществами. Высушивание ведется в таком случае в закрытом пространстве при обыкновенной температуре, но иногда при нагревании или в пустоте, чтобы ускорить парообразование. Приборы, относящиеся сюда, наз. эксикаторами. Устроены они различно. В одном случае они состоят из стеклянного колпака и пришлифованной к нему толстой стеклянной пластинки (фиг. 13, II). Эксикатор Бутлерова состоит из двух пришлифованных чашек (ф. 14, II), эксикатор Шейблера — из перетянутого цилиндра с пришлифованной пластинкой (фиг. 10, 22, II) и пр. Иногда они делаются с краном для выкачивания из них воздуха. Края эксикатора должны быть хорошо пришлифованы. Когда требуется полная герметичность, их слегка смазывают вазелином или салом. Эксикаторы делаются из толстого стекла, иначе они при выкачивании воздуха будут раздавлены атмосферным давлением; для больших эксикаторов выпуклая форма тогда предпочтительнее. Вещества, назначенные для поглощения выделяющихся паров (в большинстве случаев, водяных), кладутся или прямо на дно эксикатора, или помещаются туда в различного рода чашках. Для поглощения воды берут крепкую серную кислоту, фосфорный ангидрид, негашеную известь, хлористый кальций, едкий натр, кали, безводный медный купорос, смотря по обстоятельствам. Высушиваемые вещества помещаются в эксикаторе (тоже обыкновенно в чашках) на особых подставках или этажерках (фиг. 13, II). Гемпель показал, что высушивание воды идет скорее, если поглотитель ее помещается в верхней части эксикатора, а не на дне, так как водяные пары легче воздуха и стремятся вверх. Высушивание в пустоте идет скорее, так как легче и скорее происходит удаление испаренной жидкости. Когда хотят впустить в эксикатор воздух, кран открывают очень осторожно; иначе сильная струя воздуха может распылить высушиваемое вещество или примешать к нему пыль, напр. от CaCl 2, извести, если они служат для высушивания. Эксикаторы применяются в тех случаях, когда высушивание должно идти при обыкн. температуре, напр. для веществ, разлагающихся при нагревании, также для веществ, изменяющихся на воздухе. Кроме того, они назначаются для предохранения сухих веществ от поглощения влажности воздуха.

Для разделения на составные части растворов жидкостей или твердых тел в жидкости чаще всего пользуются перегонкой (дистилляцией). В основе этого способа лежит различная летучесть составных частей при кипячении раствора. К перегонке прибегают также для определения температуры кипения жидкости. Перегонку ведут или при обыкновенном давлении, или в разреженном пространстве. Перегонку в прежнее время очень часто производили в ретортах (ф. 6, 7, I) стеклянных, глиняных или металлических. Реторты нагревали на очаге, а пары сгущали в баллоне-приемнике, охлаждаемом водой (ф. 21, II). В последнее время применение реторт для перегонки стало крайне ограничено. Неудобство их заключается, главным образом, в том, что в приемник могут легко попадать брызги кипящей жидкости. Кроме того, они не предоставляют достаточно места для термометра; наконец, теперь существуют для этой цели более простые и дешевые приспособления. Реторты поэтому применяют теперь лишь в исключительных случаях. Они, напр., удобны для перегонки высоко кипящих жидкостей, выделяющих тяжелые пары, для выхода которых здесь существуют наиболее благоприятные условия (ширина отводной трубки, незначительное расстояние ее от поверхности кипящей жидкости и пр.). В настоящее время перегонка обыкновенно ведется в баллоне с припаянной сбоку трубкой (фиг. 20, II). Обыкновенно выбирают такой баллон, чтобы жидкость в нем занимала не более 2/3 всего пространства. Если баллон слишком мал, то жидкость можете переброситься в приемник, если же он велик, то в нем по окончании гонки останется много паров. Кроме того, здесь возможно под конец гонки перегревание паров и, след., ошибки в наблюдении темп. кипения. Что касается отводной трубки баллона, то нужно заметить следующее. Наклон ее должен быть небольшой. При перегонке высоко кипящих жидкостей она должка помещаться, по возможности, ближе к резервуару баллона, чтобы пар не сгущался на шейке и жидкость не стекала обратно; для низко кипящих жидкостей она должна лежать, по возможности, выше. Сгущение паров ведется различно. При очень высоко кипящих жидкостях, напр. около 200° и, выше, иногда достаточно удлинить отводную трубку баллона, и конденсация будет полная, благодаря охлаждению воздухом. Трубку баллона тогда на конце сгибают, чтобы удобнее было подставить под нее приемник. В большинстве же случаев трубку на пробке вставляют в холодильник, который прочно укреплен в штативе. Изредка берется спиральный холодильник (ф. 17, II). Он состоит из спиральной стеклянной трубки, укрепленной на пробках в стеклянной муфте с двумя боковыми трубками, в которой циркулирует постоянный ток воды, входящей через нижнюю боковую трубку и выходящей через верхнюю, обыкновенно для сгущения паров служит Либиховский холодильник (фиг. 18, II) Вместо спиральной трубки здесь находится в муфте длинная, прямая, по возможности, тонкостенная. Она либо впаяна в муфту, либо вставлена с помощью каучуковых трубок. Чем жидкость кипит ниже, тем холодильник берется длиннее. В холодильник со впаянной трубкой, отводную трубку баллона вдвигают поглубже, за спайку; иначе он может здесь треснуть. То же самое делают всегда, если пар кипящей жидкости разъедает пробку, соединяющую баллон с холодильником. Воду в холодильник пускают снизу; этим достигается полное охлаждение, так как стекающая жидкость у выхода из холодильника встречает самую холодную воду. Ток воды в холодильнике не должен быть очень велик. При быстром токе каучук, соединяющий холодильник с водопроводом, может быть сорван, лопнуть и проч. При очень низко кипящих жидкостях через холодильник приходится пропускать ледяную воду, а когда гонится жидкость, застывающая при обыкн. темп., пропускают теплую. Для того, чтобы удобнее было собирать перегоняющуюся жидкость, на трубку холодильника надевают при помощи пробки согнутую, суженную внизу трубку, аллонж (фиг. 8, I); последний входит в приемник свободно или на пробке, напр. при жидкостях летучих, гигроскопических, изменяющихся на воздухе. Когда жидкость очень летуча, приемник ставится в лед или в охладительную смесь (смесь толченого льда и соли, дающая темп. — 21°). Прибор герметически закрывать не следует, иначе он лопнет при нагревании. При гигроскопических жидкостях в пробку приемника вставляют трубку с хлористым кальцием. При перегонке веществ, изменяющихся от действия воздуха, последний заменяется в приборе каким-либо инертным газом, который во время гонки медленно пропускается через прибор. Баллон нагревается или прямо на голом огне, или при помощи разного рода бань (водяной, масляной, песчаной и пр.). Баней может служить стакан, чашка и пр. На ф. 11, 12 и 16, II изображены обычные в Л. водяные бани, из них баня (фиг. 16) с постоянным уровнем воды. Они бывают медные и чугунные; наверху бани находится ряд концентрических колец, краями налегающих одно на другое. Кольца вполне закрывают баню и дают возможность иметь открытым только необходимой величины отверстие для помещения прибора внутрь бани. Этим избегается излишняя потеря жидкости из бани испарением. В качестве песчаных бань, бань с магнезией и пр. служат обыкновенно железные чашки. При низкокипящих жидкостях, напр. спирте, эфире, сероуглероде и др. баллон ставится в водяную баню, нагреваемую снизу горелкой. Для температуры немного более 100° берут насыщенный раствор поваренной соли, для высоко кипящих берется масло, глицерин, парафин и проч. Неудобство этих последних заключается в том, что они выделяют неприятно пахучие пары. Если баллон невелик, удобно брать баню с Вудовым сплавом или песчаную баню; некоторые вместо песка берут магнезию, мумию и пр. Если перегонка ведется на голом огне, то баллон помещается на металлическую сетку для равномерности нагревания. Перегонка при помощи разного рода бань идет равномернее, но часто медленнее, чем на голом огне; вообще, выбор того и другого способа нагревания зависит от многих обстоятельств. Перегонку веществ легко воспламеняющихся, напр. эфира, сероуглерода и т. п., нужно вести с большими предосторожностями, приемник хорошо охлаждать, закрывать, ставить подальше от огня и пр. При перегонке часто жидкость, вследствие перегревания, кипит неправильно, толчками, так что может переброситься в приемник. Чтобы избежать этого, в баллон бросают заранее какое-либо пористое тело, напр. пемзу или тонкие капиллярные трубки, иногда тальк, платину и пр. В этих условиях парообразование идет правильно и вся поверхность жидкости покрывается мелкими пузырьками. Часто правильность кипения достигается след. простым образом. Берут чистую нитку, навязывают на конце ее несколько узелков и погружают этим концом в жидкость, зажав другой между пробкой и горлом баллона, так что ее можно вынуть, когда нужно. Чтобы покончить, необходимо сказать несколько слов о пользовании термометром при перегонке. Часто нет никакой нужды знать температуру перегоняющейся жидкости, напр. если имеется раствор какого-либо нелетучего твердого тела или высококипящей жидкости в спирте, эфире, сероуглероде и пр. и нужно растворитель удалить, причем известно, что искомое тело не улетит в данных условиях. Если же идет речь о разделении перегонкою летучих жидкостей, то вся операция основана на показании термометра, не говоря уже о тех случаях, когда приходится определять темп. кип. жидкости, чтобы судить об ее чистоте. Термометр укрепляется в пробке, закрывающей баллон (ф. 20, II), и должен входить в нее с некоторым усилием; во избежание поломки, его при вставлении в пробку смазывают тальком. Шарик термометра должен находиться над жидкостью, на расстоянии по крайней мере нескольких см., чтобы брызги не попадали на него. При высоко кипящих жидкостях помещают термометр так, чтобы шарик его был немного ниже отводной трубки. Насколько возможно, стараются, чтобы весь столбик ртути термометра находился в парах. Если этого нет, то при высококипящих жидкостях необходимо делать соответственные поправки для показаний термометра. Чтобы не делать этой поправки, употребляют термометры с укороченной шкалой, т. е. такие, у которых существуют деления только для известного промежутка температур, напр. от 100 до 200° от 200 до 300° и т. д. (см. Термометры). При перегонке даже совершенно чистых жидкостей вначале гонится некоторое количество жидкости при темпер. низшей, чем следовало бы. Это объясняется тем, что термометр еще не успел прогреться. Затем температура устанавливается и держится до конца гонки. Когда жидкости осталось немного, температура несколько поднимается (происходит перегревание паров) или падает. Обыкновенно первую и последнюю порцию перегоняющейся жидкости собирают отдельно. При перегонке замечают высоту барометра и наблюденную темп. кипения приводят к нормальному атмосферному давлению. Именно, по Ландольту, принимают, что изменение давления на 1 мм. изменяет температуру кипения на 0,043°, и делают соотв. поправку. Из всех случаев гонки наиболее сложным является фракционированная перегонка, т. е. разделение жидкостей одновременно обращающихся в пар. Температура здесь меняется во все время гонки. Поступают при фракционировании следующим образом. Весь погон разбивают на несколько порций (фракций), которые собирают в отдельные приемники; фракции берут через известное число градусов: 5°, 10°, 15° и пр. Если темп. кипения вещества, которое хотят выделить, более или менее известна, фракции разбивают так, чтобы одна кипела несколько ниже, другая выше, а третья была в промежутке. Фракции нумеруются и на них выставляется температура гонки. Положим, получили 3 фракции: 1) до 100°, 2) до 120° и 3) до 140°. Берут 1-ю фракцию, перегоняют и собирают то, что отогналось до 100°; это будет снова 1-я фракция; к тому, что не отогналось, прибавляюсь фракцию 2 и снова гонят. Отогнавшееся до 100° присоединяется к фракции № 1, собранное между 100° и 1 20° дает № 2. К остатку присоединяют фракцию № 3 и отгон до 100° присоединяют к № 1, до 120° к № 2, до 140° дает фракцию № 3. Таким образом получают вновь 3 фракции, с которыми поступают по-прежнему. Хотя фракции собираются в том же промежутке температур, но постепенно суживаются пределы, в которых перегоняется большая часть каждой фракции. Тогда начинают собирать фракции не через 20°, а, напр., через 5°, и таким образом мало-помалу получают фракции, кипящие в пределе одного градуса. При фракционированной перегонке очень большую пользу приносят дефлегматоры. Одни из них представляют из себя простую, широкую, не очень длинную трубку с припаянной отводной трубочкой, в других эта трубка посередине раздута в 2-3 и более шаров, у некоторых между шарами существует боковое соединение (фиг. 19, II). При употреблении дефлегматоров берется баллон без отводной трубки, и в горло его на пробке вставляется дефлегматор (фиг. 19, II). В дефлегматоре укрепляется термометр. Пар кипящей жидкости из баллона переходит в дефлегматор и частью охлаждается; высококипящие части сгущаются и стекают обратно в баллон, а более летучие проходят через дефлегматор в холодильник; таким образом, здесь происходит разделение жидкостей. У всех дефлегматоров нижний конец немного скошен, чтобы жидкость удобнее стекала, не закупоривая отверстия для выхода пара. В одних дефлегматорах охлаждение вызывается лишь увеличением поверхности прибора, в других (дефлег. Линнемана) между шарами и под нижним шаром кладутся еще небольшие платиновые сеточки. Сгустившаяся жидкость собирается на этих сеточках, так что пар должен прорываться через слой жидкости, причем происходит конденсация высоко кипящих частей его. Промежутки между шарами не должны быть очень узки. Когда в сетках наберется чересчур большой слой жидкости, на несколько минут прекращают нагревание баллона или даже слегка охлаждают его, и жидкость, скопившаяся в дефлегматоре, стекает в баллон. Для избежания этого, в дефлегматоре Лебеля-Геннингера (ф. 19, II) шары соединены между собой боковыми трубочками, по которым жидкость сама собою постепенно переливается из одного шара в другой, а затем в баллон. Боковые трубочки эти должны быть такого диаметра и так согнуты, чтобы в них всегда находился небольшой слой жидкости, который препятствовал бы пару прорываться через трубки помимо сеток. Количество шаров у дефлегматоров бывает различно. Иногда их делают составными из нескольких частей, соединенных шлифом, и тогда число шаров может доходить до 20 и более. Дефлегматор Гемпеля состоит из широкой трубки, наполненной бусами, которые здесь играют роль платиновой сетки. В дефлегматоре Виссингера охлаждение паров производится ртутью. Применение дефлегматоров настолько облегчает фракционирование, что, напр., одна перегонка с дефлегматором Гемпеля равносильна 12 обыкновенным фракционированиям прямо из баллона. Перегонка в разреженном пространстве применяется, главным образом, для веществ, не перегоняющихся без разложения в обыкновенных условиях, так как при этом температура кипения понижается; кроме того, такая перегонка может быть полезна при фракционировании растворов нераздельно кипящих при обыкновенном давлении, но которые могут разлагаться при перегонке под уменьшенным давлением, так как состав пара перегоняющейся жидкости при разных температурах может быть совершенно различен. Чтобы гнать под уменьшенным давлением, проще всего вставить отводную трубку баллона или конец холодильника на пробке в приемник, который затем соединить с высасывающим насосом; приемником может служить баллон с отводной трубкой, толстостенная колба и проч. Прибор должен быть хорошо собран, пробки как следует пригнаны, дыры в них сделаны старательно и пр.; но так как насос действует обыкновенно во все время гонки, то совершенной герметичности не требуется. Чтобы избежать перегревания жидкости, которое в этих условиях случается еще чаще, принимаются те же меры, какие были указаны раньше; лучше же всего пропускать через жидкость очень слабый ток воздуха. Для этой цели в баллон вставляют небольшую стеклянную трубку, вытянутую внизу в тонкий капилляр. Трубка идет до самого дна; сверху на нее надевается кусочек каучуковой трубки с винтовым зажимом (ф. 33, I), чтобы можно было регулировать приток воздуха. Термометр помещается рядом с трубкой; иногда его вставляют в нее, но во всяком случае шарик его должен возвышаться над поверхностью жидкости. Такое устройство пригодно, когда нужно перегнать всю жидкость целиком. Если приходится вести под уменьшенным давлением фракционированную перегонку, то довольно удобным является прибор, предложенный Горбовым и Кесслером, который дает возможность собирать фракции по желанию, не прерывая гонки. Он состоит из небольшого толстостенного цилиндра (фиг. 6, III), закрытого пришлифованной крышкой, с отверстием посередине. В цилиндре находятся два отверстия: одно для холодильника, другое для выкачивающего насоса; в цилиндре помещается этажерка с приемниками в виде пробирок. К этажерке прикреплен стержень; он проходит через пробку в крышке и оканчивается рукояткой. При помощи этого стержня можно вращать этажерку при закрытом цилиндре, подводя пробирки поочередно к отверстию холодильника. Когда гонка кончена, воздух осторожно впускается в прибор. Перегонка с водяным паром. Множество веществ очень высоко кипящих и не перегоняющихся в обыкновенных условиях без разложения легко перегоняются, если пропускать через них или над ними струю водяного пара, развиваемого в другом баллоне или металлическом (жестяном, медном) кипятильнике. Иногда гонку ведут с перегретым паром. Это делается, напр., таким образом, что между трубками, соединяющими баллон с кипятильником, вставляется медная, согнутая спиралью, трубка (фиг. 5, III), нагреваемая или прямо горелкой, или лежащая в какой-либо бане. Когда жидкости немного и она легко летит с парами воды, то поступают еще так: к ней прибавляют большое количество воды и отгоняют обыкновенным способом. Разложение растворов одной перегонкой, вообще говоря, операция довольно грубая, приближенная: как летучие части раствора могут содержать трудно летучие, унесенные парами, так и нелетучий, даже твердый остаток обыкновенно остается пропитанным летучей жидкостью, частью осевшей из паров при охлаждении, частью еще не выделенной. Так как последние следы вообще крайне трудно выделяются, их удобнее бывает иногда удалять другим путем, напр. высушиванием, прокаливанием и пр.

По существу дела с перегонкой сходно выпаривание. Главное различие состоит в том, что здесь летучая часть раствора не собирается; это значительно упрощает всю операцию. Выпаривание производится в плоских сосудах для увеличения поверхности испарения и ускорения тем операции, главным образом в чашках; ведется оно при обыкновенной температуре или при нагревании, смотря по летучести жидкости; способы нагревания те же, что и при перегонке. Для избежания разбрызгивания жидкость не нагревается до кипения, а испаряется при низшей температуре. Чтобы защитить вещество от пыли, над чашкой укрепляют опрокинутую воронку, которая прикрывает ее и в то же время не препятствует распространению паров в атмосферу. Так как на поверхности воронка сгущаются пары удаляемой жидкости и пары жидкости из бани, и капли могут попасть в чашку, то воронке придают особое устройство; именно: нижний край ее заворочен внутрь, образуя желобок, куда собираются капли и затем отсюда вытекают наружу через припаянную сбоку трубку (фиг. 35, I). Иногда, при выпаривании соляных растворов, соли поднимаются вследствие капиллярности по стенкам чашки и даже могут переползти через край ее. Устраняют это явление, напр. тем, что края чашки смазывают чуть-чуть салом или стараются нагревать жидкость не снизу, а сверху. Иногда нагревание на бане бывает недостаточно для выпаривания, тогда оно производится в муфеле (см. ниже). Часто выпаривание ведут в запертом пространстве — в эксикаторах при обыкн. темп. или с нагреванием, нередко в разреженном пространстве. Это делается для веществ, изменяющихся на воздухе или разлагающихся при нагревании, или с целью получения хороших кристаллов, когда выпаривание кончается кристаллизацией и пр. Для выпаривания применяются также сушильные шкафы. Иногда выпаривание не ведется до конца; тогда это назыв. концентрированием раствора. При выпаривании растворов твердых тел, напр. солей, они выделяются последовательно по мере сгущения раствора; порядок выделения обусловливается растворимостью соли и количеством ее (степенью насыщения раствора). Этим обстоятельством пользуются для разделения их (см. ниже Кристаллизация). Для выделения из раствора составных частей очень часто пользуются отсаливанием и экстрагированием. Отсаливание применяется обыкновенно к водным растворам; оно основано на том, что многие вещества, растворимые в воде, являются плохо растворимыми в соляных растворах. Этим обстоятельством очень часто пользуются при работах по органич. химии для выделения спиртов и пр. К раствору прибавляют поваренной соли, поташа, хлористого кальция и пр. в твердом виде до насыщения. Растворенная жидкость выделяется при этом в виде слоя, который и собирают. Экстрагирование состоит в постепенной замене одного растворителя другим и вообще в перемещении данного тела из одной жидкости в другую; оно основано на распределении растворимого тела в двух растворителях, не смешивающихся между собою. Когда извлекаемое тело нужно собрать, растворитель выбирают из летучих жидкостей; берут, напр., эфир, спирт, бензол, хлороформ и пр.; экстрагирование ведется таким образом: к исследуемому раствору прибавляют известный объем, напр., эфира и хорошо взбалтывают; когда жидкость отстоялась, эфир сливают, прибавляют новую порцию и снова взбалтывают и сливают, и т. д., пока эфир извлекает искомое тело; последнее выделяется потом испарением эфирного раствора. Во многих случаях для экстрагирования берется вода, щелочной раствор, кислота и пр., и тогда такая операция носит разные названия; часто это называется просто промыванием. В частном случае, для удаления следов воды (для высушивания жидкостей), очень часто прибегают к действию твердых веществ, жадно поглощающих воду и не оказывающих действия на высушиваемое тело. Берут хлористый кальций, плавленый поташ, едкие натр и кали, безводный медный купорос, металлический натрий и пр. Выбор зависит от натуры высушиваемой жидкости. При высушивании прежде всего смотрят, чтобы не было капель воды — их отделяют отстаиванием и затем с помощью разделительной воронки и т. п. Если жидкости много, туда прямо бросают твердое тело в кусках или в порошке в достаточном количестве и оставляют стоять некоторое время, взбалтывая по временам. Иногда при этом выделяются газы, напр. при действии натрия, тогда нужно в сосуде оставить отверстие для их выхода; проще всего закрыть его пробкой с вольтеровской воронкой (ф. 49, I) с ртутью. В некоторых случаях, когда воды в жидкости много, брошенное тело расплывается и образуются два слоя; их надо сперва разделить помощью воронки, и уже тогда снова продолжать операцию. Иногда вид самой жидкости показывает, что процесс сушки еще не окончен; напр., при употреблении натрия продолжают выделяться пузырьки газа, некоторые жидкости бывают мутны и пр. Высушенная жидкость сливается и подвергается обыкновенно перегонке для освобождения от твердых веществ, перешедших в раствор. Часть жидкости всегда остается между частицами взятого для сушки тела и обыкновенно теряется. Иногда же ее извлекают каким-либо безводным растворителем, который легко можно отогнать. Когда подлежащей высушиванию жидкости немного, то ее предварительно растворяют в каком-либо безводном растворителе (напр. эфире) и уже тогда сушат; то же и для вязких жидкостей.



ЛАБОРАТОРИЯ ХИМИЧЕСКАЯ III.

1.Ртутный насос Менделеева. 2. Аппарат Киппа. 3. Аппарат С. К. Девилля. 4. Экстрактор Сокслета. 5. Спираль для перегревания пара. 6. Прибор Горбова и Кесслера для перегонки под уменьшенным давлением. 7. Муфта для запаянных трубок. 8. Ртутный насос Гейслера. 9. Прибор для добывания газов. 10. Водяная турбина Рабе. 11. Печь Гемпеля. 12. Шамотовая печь калильная. 13. Печь Мюнке. 14. Печь Лотара Мейера для запаянных трубок. 15. Печь для органического анализа. 16. Дующий насос Мюнке. 17. Цилиндр для сушения газов. 18. Подставка. 19. Штатив для воронок. 20. Универсальный штатив Бунзена.

Разделение смеси твердых тел достигается иногда, пользуясь разницей в температурах плавления их. Тогда, нагрев смесь до некоторой температуры, жидкую часть сливают. Иногда пользуются различием в температурах кипения, а также способностью возгоняться. Возгонка, сублимация. Многие твердые тела уже при нагревании ниже темп. плавления улетучиваются и садятся на холодных стенках, как говорят, сублимируются. Одни улетучиваются легче, другие труднее; этим и пользуются для разделения их; вещества кристаллические могут дать при этом прекрасно образованные кристаллы. Для веществ легко летучих и при работе с небольшими количествами возгонку ведут чаще всего между часовыми стеклами. Берут два стекла с хорошо пришлифованными краями, на одно кладут вещество, прикрывают сверху небольшим часовым стеклом, а затем стеклом, отвечающим нижнему, и хорошо зажимают. При подогревании нижнего стекла, вещество возгоняется на верхнее, иногда охлаждаемое при этом мокрой бумагой. Среднее стекло назначено для того, чтобы, если сублимат случайно оторвался бы от стекла, он не попал обратно на прежнее место. Когда нужно взогнать более значительное количество вещества, его кладут в чашку, сверху прикрывают кружком фильтровальной бумаги с маленькими дырочками и на чашку ставят обыкновенную стеклянную воронку несколько меньшего диаметра. Отверстие ее затыкают. Очень удобен прибор Брюля. Возможно вести возгонку и в простом баллоне; нужно следить при этом, чтобы верхняя часть его не нагревалась. По окончании операции его надо разрезать. Если нужно сублимировать при очень высокой температуре, вещество кладут в тигель и прикрывают другим, меньшего диаметра. Нагревают снизу; верхний тигель иногда охлаждают, напр., окружая его свинцовым змеевиком, через который пропускают ток воды. Иногда возгонку ведут в разреженном пространстве, иногда в токе какого-либо газа и пр. Другой прием для разделения рассматриваемых смесей основан на употреблении растворителей. Здесь можно различить два случая: растворитель извлекает какие-либо одни вещества, не трогая других, или в раствор переходят все и затем разделяются соответственными приемами. В первом случае прежде всего стараются, чтобы взятое вещество было, по возможности, лучше измельчено, чтобы не был затруднен доступ растворителю. Обработка растворителем ведется, как при растворении (см. выше). Количество растворителя находится в зависимости от натуры вещества, степени измельчения, температуры и пр., но оно по возможности должно быть мало, чтобы раствор получился крепче. Удобно заставлять растворитель фильтроваться через слой извлекаемого вещества, напр. его помещают в трубку с оттянутым концом и приливают растворитель. Если он летуч, то все это делается в закрытом пространстве. Нагревание значительно облегчает извлечение (экстрагирование). Существует множество приборов, где экстрагирование ведется одним и тем же количеством растворителя, который отгоняется при самой операции. Очень удобен прибор Сокслета (ф. 4, III). Он состоит из широкой, внизу закрытой трубки А, куда кладется экстрагируемое вещество; к ней припаяна более узкая трубка В так, что непосредственного сообщения между ними нет. Они сообщаются при помощи трубки с и узенькой трубочки d, начинающейся у дна трубки А, поднимающейся вверх, делающей изгиб и впаянной в В так, что конец ее доходит до нижнего отверстия В. Нижний конец прибора на пробке вставляется в колбу с растворителем, а в верхнее отверстие его на пробке вставляется холодильник, напр. либиховский. Вещество занимает в А пространство не выше уровня п. Если нагреть теперь колбу, то пары жидкости по трубке с поднимутся в верхнюю часть прибора, а затем в холодильник. Здесь они сгущаются и жидкость течет в трубку А, проходит через слой вещества и собирается на дне А. Столб жидкости здесь постепенно увеличивается, и когда она поднимется до уровня п, то стечет вся в колбу по трубочке d, которая тогда будет действовать, как сифон. В колбе растворитель вновь испаряется, пары опять сгущаются и жидкость вновь пропитывает вещество и т. д. Другой способ разделения состоит в кристаллизации из растворов. Сущность его заключается в следующем: вещество растворяют, раствор затем охлаждают или медленно испаряют, тогда выделяются вещества менее растворимые или (при одинаковой растворимости) те, которые находятся в большем количестве. Кристаллизация ведется до известного предела; жидкость потом удаляется с кристаллов, они вновь растворяются и раствор вновь подвергают кристаллизации и т. д. С каждой кристаллизацией кристаллы все более и более становятся однородными по составу, если, понятно, была взята смесь, способная к разделению кристаллизацией. В качестве растворителя выбираются такие жидкости, в которых растворимость выделяемых солей с температурой сильно изменяется. По большей части применяется вода, спирт, эфир, бензол, ацетон, хлороформ и пр. или их смеси. Для растворения берут как можно меньше жидкости и при нагревании получают насыщенный или близкий к насыщению раствор. Нерастворимый остаток отфильтровывают, употребляя воронку с нагреванием. Кристаллизация производится в стакане или в кристаллизаторах (фиг. 26, I). Когда хотят получить большие и хорошо образованные кристаллы, насыщенный при нагревании раствор оставляют спокойно и по возможности медленно охладиться; но такие кристаллы постоянно заключают в себе следы растворителя. Чтобы получить мелкие кристаллы, раствор охлаждают при помешивании. Если вещество образует пересыщенные растворы, то вызывают кристаллизацию, бросив в раствор кристаллик выделяемого вещества. В некоторых случаях кристаллизация производится при выпаривании, напр. когда вещество почти одинаково растворимо при нагревании и обыкн. темп. Кристаллы отделяются от маточного раствора указанным уже выше образом. Маточный раствор (см.) подвергается дальнейшей кристаллизации или нет, смотря по обстоятельствам. В редких случаях, получив смесь кристаллов, их разделяют пинцетом под лупой или на основания их удельного веса, бросая их, напр., в такую жидкость, в которой одни тонут, а другие нет.

Операции при высокой температуре. Сюда прежде всего относится прокаливание, которое главным образом служит для удаления из нелетучего твердого тела летучих при высокой темп. составных частей. При занятиях аналитической химией прокаливание является одной из важнейших операций. Прокаливание производится в платиновом тигле или в случаях, когда платина не применима — в фарфоровом. Прокаливаемое вещество должно быть предварительно хорошо высушено. Так как обыкновенно приходится прокаливать осадки, собранные на фильтре, то прежде всего после высушивания стараются отделить их от фильтра. Тигель ставят на глянцевитую бумагу и осторожно высыпают в него осадок, разминая слегка фильтр пальцами. Осадок отделяется, по возможности, полнее. Фильтр после того складывают, обертывают длинной платиновой проволокой и зажигают горелкой над тиглем; когда он сгорит, его осторожно прокаливают горелкой, пока пепел не побелеет и сбрасывают в тигель; сюда же сметают перышком все частички вещества, упавшие на бумагу при высыпании осадка или при прокаливании фильтра. Тигель закрывается крышкой, ставится на треугольнике на штатив и прокаливается или бунзеновской горелкой, или на паяльном столе, смотря по надобности. Тигель должен так стоять, чтобы его не касался внутренний конус пламени. Треугольник (ф. 32, I), на который он ставится, состоит из трех фарфоровых трубок, через которые проходят железные проволоки, скрученные на концах попарно. Вместо фарфоровых трубок могут быть взяты платиновые. Время прокаливания различно; обыкновенно оно ведется до неизменности веса. Тигель охлаждается в эксикаторе. При сожжении фильтра, вещество, оставшееся на нем, может, вследствие восстановления, изменить свой состав, что имеют в виду и взвешивают пепел отдельно или, прибавляя в тигель каплю того или другого реагента, приводят вещество к прежнему составу. При веществах, не восстановляющихся углеродом бумаги, прокаливают осадок вместе с фильтром. Его завертывают в фильтр, кладут в тигель, закрывают крышкой и осторожно нагревают горелкой, чтобы обуглить бумагу; потом крышку открывают, чтобы дать доступ воздуху в тигель и прокаливают. Для содействия сгоранию угля, в тигель кладут азотно-аммиачной соли или каплю азотной кислоты и пр. Прокаливание применяется также для сплавления веществ и пр. При прокаливании тигли иногда помещаются, с целью достижения лучшего прогревания всего тигля, в особые печи из огнеупорной глины. Устройство их весьма разнообразно. На ф. 11, III изображена печь Гемпеля. На железном столике с дыркой стоят один в другом два глиняных цилиндра; на внутренний ставится тигель; наружный снабжен крышкой и вырезами внизу; все это, наконец, окружено железной трубой с ручкой. Накаленные газы охватывают тигель, проходят потом между глиняными цилиндрами и через железную трубу выходят наружу. В печи Мюнке (ф. 13, III) тигель окружен тремя глиняными цилиндрами. Большие тигли нагреваются в печах, отапливаемых коксом или углем (ф. 12, II I). Топливо закладывается в среднее отверстие, внизу поддувало, помещаются тигли в верхней части печи. Когда прокаливание необходимо вести в струе какого-либо газа или требуется собрать газообразные продукты реакции, то оно производится в трубке. Чаще всего для этого применяются тугоплавкие стеклянные трубки, а для очень высокой темп. фарфоровые. Иногда употребляют железные или платиновые трубки. Для накаливания трубок служит обыкновенно так наз. печь для органического анализа (фиг. 15, III), так как чаще всего ее применяют именно для этой цели. Она состоит из чугунной подставки, на которой лежит железный желобок, где помещается трубка. Под желобком находится сложная горелка с большим числом рожков, дающих плоское пламя и снабженных каждый своим краном. Желобок с лежащей на нем трубкой сверху прикрыт 2-мя рядами кафелей, образующих род свода. Накаливание трубки регулируют, изменяя величину пламени или открывая и закрывая кафели. Накаливание стеклянных и фарфоровых трубок должно вначале вести осторожно, иначе трубка лопнет. Часто приходится производить нагревание до высокой темп. в стеклянных запаянных трубках, под давлением. Трубки помещаются тогда в прочную железную муфту с винтовой крышкой (ф. 7, III), что делается на случай разрыва стеклянной трубки. Такие муфты с запаянными стеклянными трубками внутри нагреваются в водяной, масляной или в воздушной бане. Очень удобна для этой цели печь Лотара Мейера (ф. 14, III). Передняя крышка у нее делается откидная, на тот случай, если крышка муфты будет сорвана с нарезки. Этой стороной печь обращается к стене. Что касается стеклянных трубок, то они выбираются из толстостенных, легкоплавких или тугоплавких (последние прочнее). Один конец запаивают на паяльном столе так, чтобы получился свод той же толщины, что и стенки; у другого конца трубку оттягивают в узкую шейку. Вещества жидкие вливаются в трубку при помощи длинной воронки; твердые кладутся до оттягивания шейки или тоже через воронку. Трубка наполняется не более 2/3. После этого шейку оттягивают в толстостенный равномерный капилляр; при этом иногда в случае летучих жидкостей приходится трубку охлаждать. Завернув бумагой, трубку кладут в муфту, капилляром к крышке. Когда реакция кончилась, и трубка остыла, отвинчивают крышку от муфты, высовывают несколько из муфты капилляр и осторожно проплавляют его на горелке, чтобы выпустить образовавшиеся газы; после этого вынимают трубку и срезают ее верхушку. Вынимать трубку из муфты перед отпаиванием капилляра, из опасения ее взрыва в руках, отнюдь не допускается. Для получения низких температур в Л. пользуются обыкновенно льдом и охладительными смесями. Чаще всего употребляется смесь 1 части соли на 3 части снега, которая дает температуру — 21°. Для более низких берется смесь снега с кристаллическим хлористым кальцием, при этом получают следующие температуры: 1 кг. соли с 630 гр. снега дает — 41°, с 700 грамм. — 54° и др. (см. Охладительные смеси). Изредка употребляют сгущенный аммиак, жидкий хлористый метил, углекислоту и пр.

Манипуляции с газами. Относительно способов собирания, хранения и измерения газов — см. Газовый анализ. Для добывания газов существует два рода приборов. Одни служат продолжительное время, по мере надобности пускаются в ход и останавливаются по желанию; другие назначаются для действия на короткий срок. Из первых очень употребителен прибор С.-К. Девилля. Он состоит из двух склянок с тубусом у дна, соединенных каучуковой трубкой (ф. 3, III). На дне одной находится слой битого стекла и фарфора, на который кладутся куски, напр. мрамора, цинка или сернистого железа и пр., для получения углекислоты, водорода, сероводорода и пр. Склянка закрыта пробкой с отводной стеклянной трубкой, снабженной краном или каучуковой трубкой с винтовым зажимом. В другую склянку наливается какая-либо кислота, напр. для разложения мрамора соляная, при получении водорода и Н 2 S — серная и пр. Если кран открыть, кислота проникнет в первую склянку, поднимется до кусков вещества и начнется выделение газа; если теперь закрыть кран, выделяющийся газ вытеснит кислоту из склянки, и реакция остановится. Из других приборов удобен аппарат Киппа (ф. 2, III). По принципу он напоминает прибор Девилля и состоит из двух частей. Нижняя половина прибора имеет вид двух шаров, соединенных между собой. В верхний шар кладут куски вещества, напр. мрамор, цинк и пр. Верхняя половина прибора состоит из шара с длинной конической трубкой. Эта трубка входит в отверстие а и идет почти до дна прибора. Она пришлифована к горлу среднего шара. Если открыть кран и налить в прибор жидкость через b, то, когда она поднимется до кусков вещества, начнется выделение газа; если кран закрыть, давлением газа жидкость будет вытеснена в верхний шар. Отверстие с служит для удаления жидкости из прибора. Приборы для кратковременного действия крайне разнообразны: колбы, реторты, всякого рода склянки и пр., в зависимости от условий. Ф. 9, III дает понятие о такого рода приборах. В В газ получается, в L он промывается. DS предохранительная воронка, через которую выходит газ или входит наружный воздух при случайном резком изменении давления газа внутри прибора. В нее наливается вода, ртуть или иная жидкость, запирающая прибор при нормальном действии.

Очищение, промывание, высушивание, поглощение газов. Для удаления из данного газа посторонних примесей (парообразных или газообразных) его приводят в соприкосновение с соответственным жидким или твердым реактивом. Когда берется жидкость, то газ заставляют проходить через нее пузырьками. Сосудам, в которых помещаются жидкости, дают такую форму, чтобы газ, по возможности, большее время находился в соприкосновении с жидкостью. В большом ходу Вульфовы склянки (ф. 30, I) дву— и трехгорлые. Трубка, приводящая газ, идет до дна, а отводная кончается в горле; они укреплены в пробках (ф. 9, III). Ток газа не должен быть очень быстрый; пузырьки должны следовать один за другим, не сливаясь в одну струйку. Смотря по обстоятельствам, таких склянок ставят несколько штук одна за другой и соединяют каучуковыми трубками. Вульфова склянка заменяется ныне Дрекселевскими (ф. 38, I). Они закрываются стеклянной пришлифованной пробкой, в которую впаяна приводная и отводная трубки, а иногда и предохранительная воронка. При количественных определениях, когда требуется точно знать вес поглощенного газа, употребляются более легкие и сложные приборы. При органическом анализе напр., для поглощения углекислоты, употребляются так наз. кали-аппараты. На фиг. 23, I изображены наиболее употребительные ныне кали-аппараты Гейслера. Из них один снабжен трубочкой для твердого поглотителя, например едкого кали КНО. Жидкость (крепкий раствор КНО) находится в трех нижних шариках. Большие верхние шары назначены для помещения жидкости, когда давление в приборе изменяется. Из твердых веществ для поглощения газов применяются едкое кали и натр, натристая известь и пр.; для поглощения паров воды — хлористый кальций, фосфорный ангидрид, пемза, смоченная серной кислотой, и пр. Вещества эти кладутся обыкн. в трубки различного вида (ф. 22, 39, I) или цилиндры (ф. 17, III). Твердое тело берется в небольших кусочках, чтобы увеличить поверхность соприкосновения его с газом, но не слишком, однако, мелких, и однообразной величины. Для сортирования кусков употребляется особого рода жестяное сито. Обыкновенно в концы трубки кладется слой стеклянной ваты или асбеста. При работе с газами надо заботиться о герметичности прибора. Краны должны быть хорошо притерты и смазаны. Так как каучук проницаем для газов, то соединительные каучуковые трубки должны быть как можно короче; при тщательной работе пробки должны заливаться мастикой, трубки стеклянные тоже соединяться на мастике или спаиваться. Из мастик (см.) в большом ходу мастика Менделеева.



ЛАБОРАТОРИЯ ХИМИЧЕСКАЯ. VI.

1. Рабочий стол для четырех лиц в химической лаборатории лейпцигского университета. 2. Общий вид рабочей комнаты в химической лаборатории лейпцигского университета.

Для более подробного знакомства с лабораторной техникой можно указать: Jungfleisch, "Manipulations de chimie"; Gattermann, "Die Praxis des organischen Chemikers"; Ostwald, "Hand und Hilfsbuch zur Ausf ührung Physikalisch-Chemischer Messungen".

С. Вуколов. Δ .

Источник: Лаборатория химическая*

Лаборатория химическая

Общее устройство. Л. может быть названо всякого рода помещение, приспособленное для производства химических исследований. По характеру работ отличают Л. органической химии, аналитической химии, разного рода химико-технические Л. и пр. Из существующих Л. лучше всего обставлены Л. при разного рода ученых учреждениях и при высших учебных заведениях. Их-то мы и будем иметь в виду. Лабораторное помещение должно иметь специальное устройство, чтобы удовлетворять всем научным требованиям. Прежде всего оно должно быть достаточно светло. Не говоря уже о том, что дневной свет безусловно необходим для разного рода цветных реакций, для людей, проводящих большую часть своего времени в Л., хорошее освещение является необходимым требованием гигиены. Важнейшим вопросом при постройке Л. является устройство отопления и в особенности вентиляции. Обычная для жилых помещений вентиляция (см.) здесь совершенно недостаточна. Из разных систем ее наиболее рациональна та, когда через одну сеть нагреваемых каналов поступает в Л. наружный воздух, а через другую удаляется испорченный. Для операций, при которых выделяются вредные пары и газы, устраиваются закрытые шкафы со стеклами; в них имеется отверстие, ведущее в вытяжной канал, и дверцы, делающие доступной внутренность шкафа. Лабораторное помещение устраивается из комнат разной величины. Для занятий начинающих предпочитают иметь один большой общий зал, где удобнее вести надзор за их работами. Для профессоров, их помощников, лаборантов и других лиц, ведущих самостоятельные исследования, устраиваются отдельные комнаты, где бы они не были стеснены в своих работах. Комнаты для лаборантов, следящих за работами учеников, помещаются близ общих зал. Кроме комнат для работающих, в лаборатории находятся отдельные, более или менее изолированные комнаты для взвешивания, которые устраиваются подальше от рабочих помещений, во избежание порчи весов от кислых паров, комнаты для производства разного рода физических измерений, тепловых, световых и пр., комнаты для работ с сероводородом, для органического анализа, мытья посуды, для перегонных кубов и пр. Потом обыкновенно имеется комната для библиотеки, для коллекций и пр. Обыкновенно здесь же находится аудитория, где читаются лекции по химии. При Л. непременно должен быть ледник. Обыкновенно часть лабораторного здания отводится под квартиры профессоров, лаборантов и служителей. Это представляет громадное удобство, ибо химические опыты часто длятся круглые сутки. Лабораторная мебель состоит из рабочих столов специального устройства (ф. 1, IV), столов обыкновенных, шкафов для хранения приборов, материалов и книг и разного рода табуретов, подставок, стульев. Рабочие столы делаются обыкновенно около 11/2 арш. высоты, 11/4 арш. ширины и от 2-х до 4-х и более аршин длины, имеют сверху ряд ящиков для рабочих инструментов (ножей, напильников, ножниц), для пробок и проч. и шкафики внизу — для крупных приборов, препаратов и проч. На столе находятся полочки для реактивов; к столу проведен газ и вода. В благоустроенной Л. на столе имеются краны, дающие возможность сообщать приборы с разреженным пространством и резервуаром сжатого воздуха. Рядом со столом устраивается обыкновенно сточная раковина. Освещение бывает газовое и электрическое. В русских Л. вообще не взимается никакой особой платы за пользование всеми лабораторными удобствами (материалами, приборами и пр.). В этом отношении мы имеем громадное преимущество пред заграничными Л., где, вообще, химическое образование стоит дорого.
ЛАБОРАТОРИЯ ХИМИЧЕСКАЯ. I.
1. Пробирка. 2. Стакан. 3. Колба коническая. 4. Баллон. 5. Колба. 6 и 7. Реторты. 8. Аллонж. 9. Агатовая ступка. 10. Тигель фарфоровый. 11. Тигель гессенский. 12. Воронка с шариком. 13. Реактивная склянка. 14, 33 и 37. Зажимы. 15. Нож для точки сверл. 16. Тигельные щипцы. 17. Тройная горелка Бунзена. 18. Насадки для горелок. 19. Горелка Финкенера. 20. Горелка Бунзена. 21. Паяльная лампа. 22 и 39. Трубки для поглощения и сушения газов. 23. Кали-аппараты Гейслера. 24. Ступка фарфоровая. 25. Ступка железная. 26. Кристаллизатор. 27. Платиновый тигель. 28. Набор пробочных сверл. 29. Сифон. 30. Вульфовы склянки. 31. Пипетки. 32. Треугольники для тигелей. 34. Воронка с углом 60о. 35. Воронка В. Мейера. 36. Щетка для чистки пробирок. 38. Склянка Дрекселя. 40. Склянки для взвешивания. 41. Часовые стекла с зажимом. 42. Воронка с углом 45о. 43. Треножник. 44. Водяно-воздушный насос Альвернья. 45 и 46. Измерительные сосуды. 47. Штатив для бюреток. 48. Штатив для пробирок. 49. Предохранительные воронки Вельтера. 50. Паяльный стол.
Лабораторная техника. — Здесь подразумевается знакомство с лабораторными приборами, обычными манипуляциями и теми общими приемами, которыми пользуются при химических исследованиях. Лабораторная утварь. В лабораторном имуществе выдающееся место занимает стеклянная химическая посуда и, вообще, стеклянные приборы; форма их крайне разнообразна, как это видно из табл. I, II и III. Одна часть посуды делается из тонкого, равномерного стекла и служит для нагревания (напр. стаканы, колбы и пр.), другая же не выносит резких изменений температуры и служит, напр., для хранения реактивов, препаратов и др. целей. Стекло, идущее на химические приборы, должно, вообще, отличаться малой изменяемостью от действия химических реагентов (воды, кислот, щелочей и пр.), потом все предметы при изготовлении должны быть медленно и равномерно охлаждены, иначе стекло будет легко давать трещины (см. Стекло). Для очистки грязной химической посуды прежде всего прибегают к промывке водой, когда удаляют вещества, в ней растворимые. Смотря по степени загрязнения, берется обыкновенная вода или дистиллированная, холодная или горячая. Вещества, нерастворимые в воде, удаляются часто механическими путем, напр. пробирки, конические колбы, при помощи щеток (ф. 36, I) трубки — бумагой, навернутой на длинную деревянную палочку, конец которой утыкан короткими металлическими шпильками, чтобы бумага не сползала с палочки; колбы, реторты и пр. очищаются взбалтыванием с водой, в которую кладут клочки фильтровальной бумаги. Во многих случаях вещества минеральные удаляются действием кислот соляной или азотной, или щелочами. Труднее всего очистка посуды от органических веществ. Их разлагают кипячением с крепкой азотной кислотой, царской водкой или нагреванием с хромовой смесью (раствор K2Cr2O7 в серной кислоте). В других случаях берутся какие-либо растворители: спирт, эфир, сероуглерод и проч. Чтобы высушить внутри мокрую посуду, когда этого нельзя достигнуть вытиранием полотенцем или фильтровальной бумагой, ее при нагревании продувают воздухом с помощью стеклянной трубки, соединенной с мехом паяльного стола (см. ниже) или с дующим водяным насосом (см. ниже). Чтобы ускорить высушивание, посуду ополаскивают спиртом, который испаряется легче воды. Иногда после спирта ополаскивают эфиром; тогда высушивание идет еще быстрее. Из фарфоровой посуды чаще всего употребляются чашки для выпаривания разнообразной формы; обыкновенно их делают с носиками, чтобы удобнее было выливать из них жидкости. Чашки покрыты глазурью обыкновенно только с внутренней стороны и с краев. Они должны быть тонки, в особенности у дна, и равномерной толщины. Кроме чашек употребляются фарфоровые тигли для прокаливания (фиг. 10, I), с крышками; тонкость и равномерность стенок здесь еще более важны, чем для чашек, так как они должны выносить более значительные перемены температуры. Из фарфора делаются также ступки и пестики для растирания не особенно твердых веществ (ф. 24, I). Для очень высоких температур применяются также тигли и реторты из гессенской глины. Изредка применяются фарфоровые трубки, воронки, ложечки и пр. Металлические приборы тоже весьма разнообразны; таковы чашки и тигли из серебра, напр., для выпаривания щелочей, и платины. Платиновая посуда имеет особенно широкое применение, но она не пригодна для царской водки и вообще жидкостей, выделяющих хлор, для расплавленных щелочей, далее для прокаливания окисей свинца, висмута и др. легко восстановляемых металлов, способных сплавляться с платиной, сернистых щелочей, веществ, выделяющих фосфор. Уголь тоже образует соединение с платиной; при накаливании в светящемся, восстановительном пламени газовой горелки платина делается матовой, хрупкой и посуда из нее легко прогорает. Поверхность тигля или чашечки должна быть чиста и блестяща. Для чистки платиновой посуды прибегают прежде всего к действию химических реагентов, напр. кипятят в соляной или азотной кислоте, или действуют расплавленной кислой сернокалиевой солью. Если это не помогает, трут асбестом, который снимает ничтожный слой платины, не делая царапин. В большом ходу в Л. платиновые пластинки и проволока для различных испытаний при прокаливании и различной формы ложечки и лопаточки (так наз. шпатели). Для поддержки посуды во время опытов и вообще для закрепления в известном положении различных приборов в Л. употребляются подставки, штативы, самой разнообразной формы, начиная от простых четырехугольных деревянных брусков до таких приборов как универсальный штатив Бунзена (фиг. 20, III). Последний состоит из тяжелой железной доски а с вертикальным железным стержнем. На стержне находятся различной величины кольца g, h, i для помещения чашек, колб, воронок и так наз. зажимы или лапки (род винтовых клещей), для укрепления колб, стоящих на кольцах, трубок и пр. Как кольца, так и лапки укрепляются при помощи винтов в желаемом положении в особого рода зажимах о, которые могут перемещаться по стержню вверх и вниз и вращаться вокруг него в горизонт, плоскости. На. штативе бывает два сорта лапок, одни небольшие k, l, т, для трубок, колб, другие — для закрепления холодильников n. В лапке в сочленении находится спиральная пружина, которая раздвигает ее, когда нажимной винт ослаблен; это облегчает вынимание зажатых предметов. Чтобы не раздавливать последних при зажимании, на лапки, в соответственных местах, наклеиваются пробковые пластинки или надевается каучук. Для сверления дыр в пробках употребляют так наз. пробочные сверла (ф. 28, I). Это серия латунных трубок различного диаметра, с острыми краями на одном конце; на другом конце в стенках находятся одна против другой две дырочки, через которые продевается металлический стержень, чтобы удобнее вращать сверло. Когда хотят сделать в пробке дыру для вставления в нее стеклянной трубки, то берут сверло несколько меньшего против трубки диаметра, ставят его вертикально на пробку и вращают, осторожно нажимая. Если края сверла хорошо отточены и сверло не нажимается сильно, получается дыра с ровной поверхностью; в противном случае ее приходится выравнивать круглым напильником. Чтобы сделать дыру в каучуковой пробке, сверло время от времени погружают в раствор едкого натра или кали. Для точки сверл служит особый нож (фиг. 15,1) или же пользуются обыкновенным напильником. Пробки должны быть мягки, иначе они не будут прилегать хорошо к стенкам горлышка сосуда. Чтобы достигнуть этого, лучше всего помять их при помощи деревянного жома. Он состоит из двух прочных деревянных брусков, с выемками для пробок различного диаметра. Бруски соединены шарниром. Пробки обжимают постепенно и не очень сильно, чтобы не раздавить. Чтобы брать накаленные предметы употребляют стальные щипцы (ф. 16, I); концы их покрыты иногда платиной. Это удобно, напр., для платиновых тиглей, чашек и пр. Для зажимания каучуковых трубок употребляются винтовые, пружинные и др. зажимы (фиг. 14, 33, 37, I). Необходимую принадлежность лабораторного имущества составляют ножи для обрезывания пробок и пр. ножницы, напильники и набор обычных столярных и слесарных инструментов. В Л. для нагревания пользуются обыкновенно светильным газом. Служащие для этой цели горелки представляют большое разнообразие. Все они, однако, устроены с таким расчетом, чтобы светильный газ смешивался предварительно внутри горелки с достаточным количеством воздуха и, сгорая, развивал наибольшее количество тепла. Обыкновенно употребляется различными образом видоизмененная, бунзеновская, горелка. В простейшей форме (фиг. 20, I) она состоит из подставки, в которой прикреплена коленчатая трубка; горизонтальное колено служит для притока газа, а вертикальное имеет узкое отверстие для его выхода. Сюда привинчивается трубка пошире с двумя боковыми отверстиями внизу на уровне выхода газа: через них входит воздух, нужный для полноты горения. Горелка соединяется с газовым краном при помощи каучуковой трубки. Если открыть кран, то газ будет выходить из отверстия в трубку и, смешавшись в ней с воздухом, при выходе из горелки при зажигании будет гореть бесцветным пламенем. Рассматривая пламя бунзеновской горелки, можно ясно заметить в нем два конуса: внутренний более темный и наружный более прозрачный. Когда горение не совсем полное, на вершине темного конуса появляется белый, светящийся язычок. Во внутреннем конусе, где горение только начинается, температура невысока и эта часть пламени обладает восстановляющей способностью, в особенности вышеуказанный светящийся язычок. В наружном конусе, где процесс горения в полном ходу, устанавливается наибольшая температура, именно внутри его, примерно на расстоянии 2/3 высоты пламени от низа. Ближе к краям и к вершине температура его несколько ниже, благодаря влиянию окружающего воздуха, но зато здесь появляется способность к окислительным реакциям. Правильность горения в бунзеновской горелке зависит от пропорции между газом и воздухом, входящим через отверстия. Если воздуха мало, пламя становится светящимся и невысокой температуры; когда его много, внутри горелки образуется взрывчатая смесь, которая при зажигании воспламеняется, и газ начинает гореть внутри горелки; наружное пламя становится узким, появляется запах ацетилена, вследствие неполного горения газа; горелка накаливается, так что надетая на нее каучуковая трубка размягчается и может дать трещину и затем загореться. На горелках обыкновенно в нижней части находится подвижной барабан с отверстиями, вращением которого регулируется приток воздуха в горелку. Приток газа регулируется краном газопровода. Бунзеновские горелки делаются также с тремя, пятью и более трубками, с целью увеличения размеров пламени (фиг. 17, I). В других горелках одновременно изменяется приток газа и воздуха, напр. в горелке Финкенера (ф. 19, I). Для получения той или другой формы пламени изменяется устройство верхней части горелки (ф. 18, I). Напр., на трубку надевается небольшой барабан с боковыми отверстиями, и тогда получается пламя в форме розетки, или при помощи насадки со щелью получается плоское пламя; иногда на конце надевается сетка и пр. Чтобы пламя горелки не колебалось от движения воздуха, надевается железный колпачок, помещающийся на крестовине, которая может подниматься или опускаться по винтовой нарезке на трубке горелки (ф. 19, I). Для получения очень высоких температур существует так наз. паяльная лампа. Она служит для прокаливания и для работы со стеклом и состоит из двух концентрических трубок (фиг. 21, I). Наружная, при помощи крана, соединена с газопроводом, а внутренняя — с воздуходувным мехом, приводимым в движение ногой (фиг. 50, I), или воздуходувным насосом (см. ниже). Для получения пламени различной величины меняется отверстие, через которое вдувается воздух; это достигается тем, что на конец трубки навинчиваются небольшие конусы а с каналами различной ширины. Канал конуса должен быть совершенно прямой и приходиться против центра отверстия наружной трубки; иначе не получится длинного тонкого пламени, которое нужно для работы со стеклом, или оно будет идти вкось. Горелка укреплена на подножке обыкновенно при помощи шаровых шарниров S, которые дают возможность вращать ее по всем направлениям. Для удобства при работе со стеклом, паяльная лампа помещается на особом, так наз. паяльном столе, с этажеркой для стеклянных трубок и ящичками для напильников, ножа для разрезывания трубок и др. принадлежностей стеклоделия. При отсутствии светильного газа можно применять различные спиртовые, бензиновые и керосиновые лампы, горящие бесцветным племенем. Значительная доля лабораторного имущества состоит из разного рода печей, водяных и воздушных бань и пр. (см. ниже). В качестве двигателей, напр. для перевешивания, взбалтывания и пр., в Л. часто пользуются водяными турбинами. На фиг. 10, III помещена турбина Рабе. Здесь в круглой коробке (справа) находится колесо с лопастями, в которые ударяет струя воды, входящая в коробку через трубку а и выходящая через трубку b. Движение колеса передается различным приборам обычным способом. Очень удобны электрические двигатели, напр. Марселя Депре.
В заключение остановимся на описании ртутных и водяных насосов, которые играют большую роль как при работе с газами, так и при разных химических операциях. Наибольшее распространение имеют водяные насосы. Их множество систем. Очень удобен насос Альвернья (ф. 44, I). Он состоит из стеклянной трубки, в которую впаяны два конуса, один над другим. Конец трубки E соединен с водопроводом, а припаянная к ней боковая трубочка А — с прибором, откуда выкачивается воздух. Отверстие а около 1-2 мм. в диаметре. Выходящая из а струя воды входит в отверстие b нижнего конуса и увлекает с собою воздух, который выталкивается наружу. Расстояние между вершинами конусов и величина отверстий а и b должны быть строго определенные. Так как при разрежении внешний воздух стремится прорваться в насос через нижнее отверстие D, то его или погружают в воду, или на него надевают каучуковую трубку, которая при действии насоса всегда заполнена водой. Предел разрежения, достигаемый водяным насосом, определяется давлением водяного пара при данных условиях; но напор воды должен быть не менее 10-11 м. водяного столба. Чтобы следить за ходом разрежения, насос соединяется с манометром. Когда кончают разрежение, то, прежде чем закрыть водопроводный кран, нужно отделить прибор, из которого выкачивают воздух; иначе в него будет переброшена атмосферным давлением вода из насоса. С этой же целью, на случай уменьшения напора воды в водопроводе между прибором и насосом ставится склянка с предохранительным клапаном. Во избежание поломок насос вставляется в металлическую оправу. Такого рода водяной насос может служить одновременно и воздуходувным насосом. Для этого при нем устраивается закрытая коробка, в которую вталкивается забираемый им воздух и в ней сжимается напором воды. Если выпускать из коробки воздух так, чтобы установилось равновесие между приходом и расходом, то будем иметь постоянную струю воздуха. На ф. 16, III изображен один из таких насосов с двумя манометрами; один указывает степень разрежения в приборе, а другой — давление воздуха в коробке. Из ртутных насосов наиболее проста по конструкция насоса Менделеева (ф. 1, III). Он состоит из длинной (ок. м.) стеклянной трубки, кончающейся яйцевидным вздутием; к ней припаяны две трубочки: одна (более 760 мм.) соединяется с прибором для выкачивания воздуха, а другая погружена в ртуть при g. В резервуар с ртутью, соединяющийся с а толстым, оплетенным тканью каучуком. Выкачивание идет таким образом. Если поднять В, ртуть, поднимаясь в b, вытеснит из яйца воздух через трубочку с. Когда она начнет выливаться через с, В опускают, и тогда в образовавшееся разреженное пространство начнет входить воздух из нашего прибора. Если вновь поднять В, ртуть, дошедши до h, войдет в трубочку h и поднимется на некоторую высоту; яйцеобразное пространство будет тогда отделено от прибора, и ртуть при дальнейшем поднятии снова вытеснит воздух через с. При новом опускании В воздух снова наполнит насос и т. д. Этот насос хорош в том отношении, что в нем нет ни одного крана. Также удобен насос Шпренгеля, например в конструкции Альвернья; здесь постоянно капля за каплей падает в длинную капиллярную трубку ртуть; промежутки между каплями являются наполненными воздухом, который и выталкивается вон из прибора. Насос Гейслера (фиг. 8, III) сложен по конструкции и имеет множество кранов, которые все должны быть очень хорошо пришлифованы. Сосуд с ртутью А поднимается и опускается на блоках. Когда он опущен, в В образуется пустота, в которую входит выкачиваемый газ через кран. Перед тем как поднять А этот кран закрывается. Подняв А, вытесняют весь находящийся в В газ через трубку, открыв краны; потом их закрывают, А опускают и открывают снова первый кран и т. д.
Операции. Определение веса играет важнейшую роль в лабораторной практике. В Л. употребляются обыкновенно два сорта весов; одни для точного взвешивания, другие для приблизительного; также имеется и два сорта разновесок. Что касается обращения с весами, их установки и пр. см. Весы. Точные весы должны помещаться в Л. в особой комнате (см. выше). Вещества, назначенные для взвешивания, никогда не кладутся прямо на чашки весов (в особенности точных), а помещаются в каком-либо сосуде; при точном взвешивании твердых тел, притягивающих, напр., влагу, часто применяют часовые стекла с шлифованными краями. Стекла плотно прижимаются одно к другому особой пружиной. Это небольшая тонкая латунная пластинка, в которой по длине прорезаны две параллельные щели (ф. 41, I). В других случаях для взвешивания применяются легкие флакончики с пришлифованной пробкой (ф. 40, I); иногда вещество отвешивается в запаянной трубке и пр. Тоже и относительно жидкостей. Для определения объема жидкостей существуют измерительные колбы, цилиндры, пипетки и бюретки. Измерительные колбы (ф. 46, I) бывают емкостью от 50 куб. см. до 2 литров при 0°, 15° или 171/2°; на шейке их находится черта, указывающая положение уровня жидкости при измерении (обыкновенно смотрят, чтобы нижний край мениска совпадал с чертой, когда луч зрения идет горизонтально). При выливании всегда часть жидкости остается, между тем, иногда желательно знать выливаемый объем жидкости. Тогда, принимая в расчет объем остающейся жидкости, на шейке сосуда делается другая черта, несколько выше прежней; этого рода поправка, конечно, мало точна, так как объем остающейся на стенках жидкости зависит от многих причин (чистоты стенок, подвижности жидкости и пр.), но если измерения ведутся в тех же условиях, как и при установке этой поправки, то ошибка может быть ничтожна. Некоторые измерительные колбы прямо назначены, чтобы только давать известный объем жидкости при выливании, емкость их до черты тогда остается неизвестной. На это должно всегда обращать внимание. Пипетки (ф. 2, II) и бюретки (ф. 1, 3, II) должны давать известный объем жидкости только при выливании. Цилиндры и мензурки (ф. 45, I) служат для грубых измерений (подр. см. Объемный анализ). В Л. всегда имеются приборы для определения различных физических свойств, напр. удельного веса, плотности пара, электропроводности и пр.
Измельчение вещества предпринимается для ускорения реакций, напр. при растворении, сплавлении, для получения более или менее однородных смесей и пр., или когда нужно брать среднюю пробу при анализе неоднородного тела. Для веществ нехрупких применяются ножи, ножницы и др. режущие инструменты или напильники. Для грубого измельчения хрупких тел служит молоток или обыкновенные металлические ступки (ф. 25, I), для более деликатного — ступки фарфоровые и стеклянные. Для веществ твердых, царапающих фарфор, вследствие чего частички его могут примешаться к ним при растирании, употребляют агатовые ступки (ф. 9, I), напр. для силикатов при их анализе. При этом для предварительного грубого измельчения применяют стальную ступку Абиха. Она состоит из полого цилиндра, открытого с обоих концов. В нем движется с небольшим трением стальной пестик, нижний конец которого несколько выступает. Цилиндр входит в стальную подставку, к которой прижимается особой гайкой. Силикат кладется под пестик и дробится ударом молотка. Растворение твердых тел или жидкостей производится в колбах, баллонах, стаканах и пр., смотря по условиям и удобству; ведется оно с нагреванием или без него. Когда при растворении выделяются газы и хотят избежать потери от разбрызгивания (напр. при анализе), колбу или баллон несколько наклоняют набок; если употребляется стакан, его закрывают большим часовым стеклом. Нагревание, перемешивание и предварительное измельчение вещества ускоряет растворение. Когда растворение идет очень медленно и требуется продолжительное взбалтывание, большую пользу может оказать водяной двигатель. Относительно растворения газов см. ниже.
Громадное большинство лабораторных операций сводится к решению следующих задач: 1) отделение жидкости от находящегося в ней твердого тела; 2) разделение жидкостей, не смешивающихся между собой; 3) разделение на составные части растворов жидкостей или твердых тел в жидкостях и 4) разделение смесей твердых веществ. Решение двух первых задач достигается главным образом декантацией и фильтрованием в связи с промыванием и высушиванием. Значительная часть манипуляций аналитической химии сводится к этим простым операциям. Декантацией назыв. удаление жидкости сливанием и выливанием. Рассмотрим прежде всего тот случай, когда имеется жидкость, содержащая твердое тело, и их нужно собрать отдельно без потери — случай, обыкновенный при анализе. Обыкновенно твердое тело, будучи тяжелее жидкости, собирается на дне сосуда. Если оно находится во взмученном состоянии, прежде всего дают мутной жидкости отстояться. Отстаивание жидкости зависит от многих причин и вообще требует времени; иногда оно может тянуться месяцами. Во многих случаях здесь помогает нагревание. Не говоря уже о том, что сама химическая реакция, результатом которой является выделение твердого тела в жидкости, при нагревании может кончиться скорее, температура может влиять на свойства самого осадка; последний часто скучивается, уплотняется (дегидратируясь, переходя из аморфного состояния в кристаллическое и пр.). Температура изменяет также вязкость самой жидкости и тем облегчает оседание. Скучиванию осадка и оседанию его способствует часто взбалтывание жидкости. В иных случаях осаждению содействует прибавление к жидкости некоторых веществ. Отстаивание удобнее всего производить в стакане или конической колбе. Когда нужно собрать всю сливаемую жидкость до последней капли, декантацию производят при помощи чистой стеклянной палочки, приставляя ее левой рукой к краю колбы (или стакана), находящейся в правой руке, и осторожно спускают жидкость по палочке в подставленный сосуд. При этом ни одна капля жидкости не потечет по наружным стенкам колбы. Это зависит от капиллярности, для действия которой поверхность палочки по своему положению находится в более благоприятных условиях, чем стенки колбы или стакана, особенно если края их отогнуты кнаружи или снабжены носиком. Где это возможно, полезно, кроме того, края сосуда (или носик) слегка смазать вазелином или салом. Чтобы декантируемая жидкость не разбрызгивалась, нижний конец палочки прислоняют к стенке приемника и по ней уже заставляют далее стекать жидкость. Всю жидкость удалить декантацией невозможно. Чтобы достигнуть этого, декантацию соединяют с промыванием осадка; именно, к нему прибавляют такой жидкости, которая растворяла бы пропитывающую его жидкость, не трогая его самого, напр. воды, если имеют дело с водными растворами солей, спирт, эфир и пр., и потом сливают. Так как осадок иногда очень упорно удерживает жидкость, в среде которой образовался, то при промывке необходимо всегда осадок хорошо взбалтывать, а иногда и кипятить. Когда осадок отстоится, жидкость декантируют, к осадку приливают новую порцию жидкости, снова декантируют и т. д., при этом наблюдают, чтобы не терялась жидкость, приставшая к стеклянной палочке. С каждым разом осадок будет содержать все меньше и меньше прежней жидкости, и, наконец, она будет совершенно вытеснена новой, взятой для промывания. Если последняя так выбрана, что легко может быть затем целиком удалена из осадка нагреванием без изменения его, то вопрос о разделении жидкости и твердого тела может считаться решенным. Очень часто для декантации пользуются сифоном (см.), когда не нужно большой тщательности. Очень удобен сифон (ф. 29, I). Если жидкости немного, ее можно отсосать ртом при помощи пипетки. Когда нужно разделить две жидкости, не смешивающиеся между собой, их помещают в так наз. разделительную воронку (ф. 4, II), цилиндрическую или в виде шара, снабженную краном и пробкой (последнее на случай летучих жидкостей). В воронке жидкости после отстаивания располагаются слоями. Если осторожно открыть кран, можно выпустить весь нижний слой. Когда смеси немного, ее выливают в узкий сосуд, напр. пробирку; берут маленькую с оттянутым концом пипетку, надевают на нее каучуковую трубку и погружают конец ее почти до границы слоев (когда, напр., хотят собрать верхний слой). Взяв в рот каучук, начинают осторожно всасывать. Когда слой собран, каучук зажимают зубами или рукой и пипетку вынимают. Если жидкости, которую хотят собрать, очень мало, напр. несколько капель, к смеси прибавляют какой-либо летучей жидкости, которая растворяет только одну эту находящуюся в малом количестве жидкость, не трогая другой, и разделяют жидкости по вышеуказанному. Испарив раствор, получают искомую жидкость. Прием этот аналогичен удалению последних следов жидкости из осадка промыванием.
Фильтрование применяется для отделения твердого тела от жидкости; разделение достигается здесь при помощи пористых тел, которые являются проницаемыми для жидкости, но задерживают плавающие в ней частицы твердого тела. Для фильтрования могут служить: полотно, бумага, асбест, вата, песок, уголь и пр. Чаще всего употребляется чистая пропускная бумага, достаточно прочная, плотная и равномерной толщины. Бумага, которая употребляется при аналитических работах, подвергается специальной очистке. Ее обрабатывают соляной кислотой, которая извлекает большую часть зольных веществ, а затем фтористо-водородной кислотой, для удаления кремнезема; это делается с той целью, чтобы бумага при сожигании оставляла как можно меньше пепла, что имеет большое значение при анализе. После обработки кислотами бумага должна быть хорошо промыта водой, иначе она скоро сделается ломкой и негодной к употреблению (клетчатка под влиянием кислот превращается в гидроцеллюлозу (см.), легко распадающуюся в порошок). Для фильтрования из бумаги делают плоеные фильтры и гладкие, обыкновенные. Плоеные фильтры употребляются для ускорения фильтрования (как делают их см. ф. 29, II). Фильтр помещается в воронку так, что он лежит на ней только ребрами; между ними идут канальцы, по которым стекает фильтрующаяся жидкость; воронки берут со стенками под углом около 45°(ф. 42, I). Воронка укрепляется часто в особой подставке (фиг. 19, III). Чтобы фильтрующаяся жидкость не разбрызгивалась, конец воронки прислоняют к краю сосуда, куда стекает жидкость. Для избежания прорыва фильтра под тяжестью жидкости советуют класть в воронку другую маленькую (фиг. 5, II). Обыкновенный гладкий фильтр применяется при всех точных работах; делается он очень просто: бумага складывается вдвое, затем вновь пополам, перпендикулярно к прежнему направлению, и края обрезаются кругом ножницами — получается правильный сектор (ф. 28, II). При анализе важно знать количество пепла, оставляемого каждым фильтром при его сожигании. Для этого сжигают штук 10 одинаковой величины фильтров и находят отсюда средний вес пепла одного, который и вводится для поправок. Фильтр расправляется на воронке таким образом, что получается конус, одна половина которого состоит из трех слоев бумаги, а другая из одного; он должен плотно прилегать по всей поверхности воронки. Достигается это тем, что фильтр слегка смачивают водой и пальцем прижимают к воронке; кроме того, воронка должна представлять конус с углом при вершине в 60° (ф. 34, I). Края фильтра должны лежать несколько ниже краев воронки. Фильтрование здесь идет гораздо медленнее, чем при плоеных фильтрах, так как при той же величине бумаги фильтрующая поверхность здесь гораздо меньше. Жидкость выливается на фильтр со всеми предосторожностями, как при декантации. Если вылить на фильтр разом всю жидкость с осадком, то вначале она фильтруется быстро, а потом все медленнее и медленнее, по мере того как поры фильтра закупориваются частичками осадка; поэтому, если это возможно, рациональнее всего соединять фильтрование с декантацией. Применение фильтра при этой операции имеет ту выгоду, что нет надобности особенно заботиться о полном отстаивании жидкости и бояться потери осадка при ее сливании. Отделение жидкости от осадка здесь идет гораздо лучше, в особенности, если приходится потом промывать осадок. В некоторых случаях, напр. для растворов, насыщенных при нагревании, которые могут, охлаждаясь, закристаллизоваться на воронке, фильтрование приходится вести при нагревании. Делается это таким образом. Воронку с фильтром гладким или плоеным помещают в медную воронку (фиг. 7, II) с двойными стенками, между которыми находится вода или какая-либо другая жидкость. Внизу эта воронка имеет боковой отросток, также наполненный жидкостью; нагревая его прямо горелкой, можно прогреть всю воронку до желаемой температуры и поддерживать температуру фильтрующейся жидкости. Другие воронки делаются без боковых отростков, и тогда для нагревания их применяют кольцеобразные горелки. Во многих случаях, когда фильтруются легко воспламеняющиеся жидкости, прямое нагревание горелкой неудобно; тогда делают медную воронку с двумя трубками — одна вверху, а другая внизу — и при фильтровании пропускают через нее струю пара. При фильтровании, в особенности с нагреванием, воронка обыкновенно прикрывается стеклянным кружочком или часовым стеклом частью для того, чтобы устранить испарение, частью для предохранения от пыли. При очень летучих жидкостях или таких, которые могут изменяться на воздухе, приходится строить сложные приспособления, чтобы вести все фильтрование в запертом пространстве. При употреблении гладких фильтров иногда фильтрование идет очень медленно: или жидкость мало подвижна, или поры фильтра плотно забиваются осадком. Чтобы ускорить, его ведут под давлением. Этого достигают, или уменьшая атмосферное давление с нижней стороны фильтра, или увеличивая давление сверху, чаще первое, причем самым простым средством является удлинение трубки воронки, напр. к обыкновенной воронке присоединяют, с помощью каучуковой смычки, стеклянную трубку; тогда столб жидкости в этой трубке будет действовать как насос. Чтобы воздух не входил в трубку и фильтрующаяся жидкость не стекала по ее стенкам, не образуя столба, трубку на достаточном расстоянии от воронки сгибают петлей и тогда, раз наполненная, она действует непрерывно, так как при этом воздух уже не может подняться доверху. Трубка для успешного действия должна быть довольно длинна. Но лучше всего фильтрование с отсасыванием вести при помощи выкачивающего насоса. Для этой цели воронку на пробке укрепляют в склянке (фиг. 6, II), которую и соединяют с высасывающим насосом. Склянка должна быть достаточно прочна, чтобы выдержать атмосферное давление. Фильтр должен хорошо лежать в воронке, иначе будет просасываться воздух. При сильном разрежении конец фильтра из обыкновенной бумаги может легко прорваться. В продаже существует теперь специальная бумага для фильтрования под уменьшенным давлением. Она очень плотна и напоминает пергамент. Прежде же для предотвращения прорыва фильтра в суженную часть воронки вставляли маленький конус из тонкого листочка платины (ф. 27 и 6, с, II) и уже сверх него клали фильтр. Последний всегда смачивают и придавливают плотно к стеклу, чтобы не оставалось заметных пузырьков воздуха. Из других способов фильтрования в большом ходу фильтрование через асбестовую или стеклянную вату. К этому прибегают в тех случаях, когда имеют дело с веществами, разъедающими бумагу, каковы крепкие щелочи, крепкая азотная и серная кислоты и пр. Стеклянная вата или асбест (берется волокнистый мягкий асбест) кладутся на дно воронки не особенно плотным слоем; лучше всего употреблять воронки, которые имеют шарообразное вздутие на трубке, куда и кладется вата (ф. 12, I). Кроме указанных случаев, асбест или стеклянная вата применяется для фильтрования под давлением или когда хотят собранный осадок высушивать и взвешивать прямо на воронке и т. п. Все вышеприведенные способы служат обыкновенно для отделения жидкостей от твердого тела; но их можно применять и для разделения не смешивающихся жидкостей. Напр., имеется слой воды и над ней слой какого-либо масла. Если смочить обыкновенный бумажный фильтр водой и вылить на него эту смесь, то вода профильтруется, а масло будет задержано, так как мокрая бумага не будет смачиваться им; наоборот, если масло тяжелее воды и находится внизу и если фильтр предварительно смочить им, то оно пройдет, а вода задержится. Для удаления жидкостей, только смачивающих или пропитывающих твердое тело, существуют свои приемы. Прежде всего прибегают к отжиманию в пропускной бумаге. Вещество кладется между несколькими листами бумаги и на него надавливают рукой сильно или слабо, в зависимости от его свойств, напр. если это кристаллы, которые не хотят измельчать, давят очень осторожно и пр. Вместо бумаги берут иногда пористые пластинки из необожженной глины; они с жадностью впитывают в себя большое количество жидкости. Вещество распределяют на них тонким слоем и оставляют на некоторое время. Часто отжимают при помощи прессов. Довольно удобен винтовой пресс (фиг. 15, I).Фильтрование, как и декантация, не дают возможности сполна отделить твердое тело от окружающей его жидкости. Для того, чтобы достигнуть полного разделения, применяют другие способы. В случае жидкости и твердого тела, если жидкость летуча без остатка и при температуре, при которой твердое тело не изменяется, задача решается очень просто — высушиванием, в особенности, если не нужно собирать отделяемой жидкости. Если же жидкость не летуча без остатка, как это обыкновенно бывает при анализе, где твердое тело (осадок) пропитано соляным раствором, фильтрование или декантацию соединяют, как сказано выше, с промыванием. Выбор жидкости для промывания, количество ее и температура являются важным вопросом. Она должна по возможности меньше растворять твердое тело и по возможности больше окружающую его жидкость. В этом отношении ей придают соответственную температуру (промывают на холоде или при нагревании). Так как при промывании обыкновенно растворяется отчасти и твердое тело, то чем меньше будет взято жидкости для промывки, тем лучше. Взятая для промывания жидкость (в большинстве случаев вода) помещается в так наз. промывалку (ф. 8, II), устраиваемую из плоскодонной колбы, в горло которой, на пробке, вставляют две стеклянных трубки; из них одна идет до дна, а другая кончается тотчас у пробки. К наружному концу длинной трубки присоединяется, посредством каучуковой смычки, небольшая суженная на конце стеклянная трубка того же диаметра. Вдувая ртом в колбу воздух через короткую трубку, можно заставить жидкость выливаться тонкой, сильной струёй, которая при подвижном кончике может быть направлена в какую угодно сторону, без изменения положения всей промывалки. При промывании горячей водой, последняя тут же и кипятится в промывалке. При точных работах, для полного отделения твердого тела от окружающей его жидкости, соединяют вместе декантацию, фильтрование и промывание. Прежде всего осторожно, сколько можно, сливают жидкость с осадка на фильтр и к осадку прибавляют из промывалки жидкости, взятой для промывания, хорошо взбалтывают, нагревают, если нужно, и опять декантируют на фильтр, и так несколько раз. Каждый раз смотрят, чтобы жидкость была слита сколько возможно больше с осадка, прежде чем прилить к нему новую порцию из промывалки. Когда находят, что осадок достаточно промыт, его переводят на фильтр; для этой цели его хорошо взмучивают и спускают по палочке; затем из промывалки пускают струю, которая отделяет его от стенок сосуда и увлекает по палочке на фильтр. Иногда осадок пристает к стенкам очень прочно и не смывается струей; тогда надевают на стеклянную палочку кусочек чистой каучуковой трубки и ею счищают осадок и потом смывают. Вместо палочки берут также гусиное перо, на котором оставляют только маленькую бородку, и им счищают. При осадках очень мало растворимых, всю промывку можно окончить таким образом, и нет надобности промывать осадок еще на фильтре. В полноте промывания убеждаются соответственными реакциями. Если осадок оказывается растворимым в жидкости, то декантацию по возможности сокращают и стараются поскорее перевести осадок на фильтр и уже здесь заканчивают промывание. При этом, направляя струю из промывалки, стараются собрать осадок в одном месте, чтобы его удобнее промывать и можно было потом легко отделить от фильтра; последний берется соответственной величины, чтобы осадок мог свободно поместиться, но однако не слишком большой. Основное правило при промывании — не приливать на фильтр свежей жидкости, пока не стечет находящаяся на нем, так как тогда вновь приливаемая жидкость бесцельно будет разбавляться старой и промывание затянется. Промывание на фильтре имеет то преимущество, что здесь можно брать очень немного жидкости; с другой стороны здесь есть и неудобство; именно: осадок недостаточно взбалтывается и приливаемая жидкость может образовать в нем канальцы, по которым и стекает, не проникая через всю массу осадка, особенно, когда он подсохнет (напр., оставленный на фильтре на ночь) и даст трещинки. Вообще промывание составляет одну из продолжительных и скучных операций. Чтобы облегчить его предложены различные способы, которые имеют в виду сделать его автоматическим.
ЛАБОРАТОРИЯ ХИМИЧЕСКАЯ. II.
1 и 3. Бюретки. 2. Градуированные пипетки. 4. Разделительная воронка. 5. Фильтрование через плоеный фильтр. 6. Фильтрование с отсасыванием. 7. Воронка для фильтрования с нагреванием. 8. Промывалка. 9. Регулятор температуры Рейхарта. 10, 13, 14 и 22. Эксикаторы. 11, 12 и 16. Водяные бани. 17. Спиральный холодильник. 18. Холодильник Либиха. 19. Дефлегматор Лебеля-Геннингера. 20. Баллон для перегонки. 21. Перегонка из реторты. 23 и 24. Воздушные бани. 25. Регулятор Шлезинга. 26. Водяной регулятор для бань. 27. Платиновый конус. 28. Гладкий фильтр. 29. Складывание плоеного фильтра.
Высушивание. Предыдущими операциями отделяется нелетучая без остатка жидкость, окружающая твердое тело, но с заменой ее новой, летучей без остатка. Чтобы отделить и эту, твердое тело подвергают высушиванию. Высушивание твердого тела основано на улетучивании жидкости, его пропитывающей, при том при условиях, при которых твердое тело не претерпевает изменения. При очень летучих жидкостях, напр., эфире, спирте, сероуглероде и др. достаточно твердое тело подержать некоторое время на воздухе, чтобы жидкость улетела сполна, в особенности, если при этом усилить движение воздуха над ним. При таком способе высушивания многие вещества, могут притянуть влагу из воздуха; поэтому лучше всего помещать их в закрытое пространство и пропускать ток сухого воздуха. В Л. чаще всего высушивание производится при нагревании в так наз. сушильных шкафах или в воздушных банях. В самой простой форме такой шкаф представляет четырехугольный ящик с дверкой, медный, железный или алюминиевый; внутри него находится выдвижная полочка с дырочками, для помещения воронок, чашек и пр. В крышке ящика находятся два отверстия: одно для термометра, другое, вместе с отверстием внизу в задней стенке или в дверке, служит для тяги воздуха. Баню ставят на подставку или привешивают на стену; под ней зажигают горелку и, регулируя пламя, нагревают до желаемой температуры. Если баня назначена для высоких температур, то стенки должны быть паяны медью или еще лучше — клепаны; кроме того, стенки ее часто покрываются каким— либо плохим проводником тепла, для защиты их от охлаждения извне и колебаний температуры окружающего воздуха. Очень удобен для этой цели асбестовый картон. Температура таких бань может колебаться в широких пределах. Кроме того, распределение ее внутри бани крайне неравномерно: внизу она выше, вверху ниже. Гораздо более удобны сушильные шкафы с двойными стенками. Одни из них устроены с циркуляцией внутри стенок продуктов горения газа, у других между стенками налита жидкость. Из первых очень полезен шкаф Виснега (ф. 23, II). Внутренность его и полочки сделаны из фаянса, дверки стеклянные. Наружные стенки из железа образуют футляр, открытый внизу и оканчивающийся вверху небольшой вытяжной трубой. Как раз под трубой фаянсовый потолок шкафа имеет круглое отверстие. Воздух входит в шкаф через отверстие, сделанное в дверке и выходит через трубу. Нагрев газом с помощью особой горелки, с большим числом тонких отверстий для выхода газа, дающей равномерный нагрев дна, но не развивающей особенно высоких температур. Сушильные шкафы с двойными стенками, между которыми налита жидкость, являются наиболее простыми приборами для высушивания при постоянной темп. Устройство их показано на фиг. 24, II. Когда высушивание идет при 100°, то берется вода, которую и кипятят, сгущая ее пары при помощи холодильников. В других случаях такие бани делаются с приспособлением, дающим возможность держать кипящую воду на одном и том же уровне. С этой целью к боковой стенке бани припаивают довольно широкую трубку с тремя отростками (ф. 26, II). Через нижний отросток на каучуке проходит небольшая тонкая стеклянная трубочка, верхний конец которой находится на той высоте, где должен держаться уровень воды в бане, а на нижний надевается каучуковая трубка, идущая к раковине водопровода. Боковой отросток соединяется с водопроводом. Если пустить ток воды, то она поднимется только до определенной высоты, а избыток будет уходить через стеклянную трубочку. Пускают именно такой ток, чтобы был только небольшой избыток притекающей воды против испаряющейся. В Л. устраивают обыкновенно большой шкаф с двойными стенками, нагреваемый водяным паром из паровика. Для других температур берут метиловый спирт, этиловый, растворы солей, глицерин с водой и пр. Пары их охлаждаются холодильниками. Темп. таких бань колеблется в очень узких пределах, в зависимости от атмосферного давления, но и эти колебания легко могут быть устранены. Неудобство таких бань заключается в том, что приходится брать разные жидкости для разных температур. Поэтому чаще прибегают к регулированию самого процесса нагревания бань. Так как для нагревания в Л. служит обыкновенно светильный газ, то остановимся на относящихся сюда приспособлениях. Сущность их состоит в автоматическом регулировании количества газа, сжигаемого в горелке под баней. Если температура бани начинает падать вследствие каких-либо внешних причин, то тотчас увеличивается количество газа, поступающего в горелку, и обратно, когда температура начинает подниматься выше требуемой, регулятор уменьшает приток газа; колебания температуры происходят при этом в очень узких пределах. Из газовых регуляторов наиболее употребительны Рейхарта и Шлезинга. Регулятор Рейхарта (фиг. 9, II) состоит из открытого ртутного термометра, который в верхней части переходит в трубку, имеющую сбоку два отростка: из них в нижнем укреплен винт, вдвигая и выдвигая который можно изменять уровень ртути в трубке, а верхний соединен с горелкой. Трубка закрыта стеклянной пробкой, пустой внутри и имеющей три отверстия: внизу, сбоку (внутри прибора) и на одном из наружных концов; последний соединен с газовым краном. Положим, нужно иметь какую — либо температуру. Опустив уровень ртути в трубке при помощи винта, открывают газовый кран. Когда температура в бане поднялась немного выше желаемой, начинают постепенно ввинчивать винт; ртуть, поднимаясь, дойдет до нижнего отверстия пробки и уменьшит количество газа, поступающего в горелку; температура тотчас упадет; но это вызовет сокращение столба ртути в регуляторе и приток газа увеличится. После некоторых колебаний температура устанавливается. Когда баня будет охлаждаться, ртуть, сокращаясь, будет увеличивать отверстие, через которое идет газ; наоборот, при повышении температуры она, расширяясь, будет суживать его. Боковое отверстие в пробке служит для той цели, чтобы, если случайно все отверстие будет закрыто ртутью, в горелку шло немного газа, и она не погасла. Неудобство этого регулятора состоит в том, что поверхность ртути со временем загрязняется от действия светильного газа (образуются сернистые соединения) и плохо перемещается; кроме того, при высокой температуре ртуть может улетучиваться в струе газа, что скажется на температуре. В регуляторе Шлезинга эти неудобства (фиг. 25, II) устранены. Газ в нем выходит через S, а отверстие M закрыто каучуковой перепонкой. Если закрыть кран и нагревать регулятор, то ртуть, расширясь, будет выпячивать каучуковую перепонку, прикрывая через посредство металлической пластинки М' входное отверстие газа; при охлаждении перепонка будет следовать за движением ртути, а с ней и пластинка, и отверстие увеличится. При установке регулятора можно изменять натяжение перепонки, открывая и закрывая кран, вдвигать и выдвигать трубку приводящую газ и пр. Когда нагревание прекращено, необходимо открыть кран регулятора, иначе перепонка может лопнуть или в трубку наберется воздух. Электрические регуляторы устраиваются таким образом, что повышение темп. вызывает замыкание тока, вследствие чего электромагнит притягивает железный клапан и уменьшает входное отверстие для газа. Все описанные регуляторы хороши, если нет особенно резких скачков в давлении светильного газа, проведенного в Л. В таких случаях ставят в Л. приборы, регулирующие его давление. Кроме того, берут бани с двойными стенками, наполненные водой или глицерином, тогда, вследствие значительности нагретой массы, колебания темп. будут меньше. Некоторые бани (термостат д'Арсонваля) так устроены, что жидкость, налитая между стенками, своим расширением и сжатием при изменении темп. сама регулирует приток газа к горелке. Устройство их напоминает регулятор Шлезинга. Все описанные приспособления, помимо высушивания, особенно важны для тех случаев химической практики, когда нужно оперировать при постоянной температуре. Вещество, которое высушивают, кладется в плоский, по возможности, сосуд. Если потом оно должно быть взвешено, то выбирается такой сосуд, в котором его можно было бы взвешивать, не пересыпая в другой, во избежание потерь. Берут обыкновенно часовые стекла с пришлифованными краями или флакончик со стеклянной пробкой и пр. (ф. 40 и 41, I). Описанный способ высушивания состоит в удалении паров жидкости током воздуха; другой способ основан на поглощении их некоторыми веществами. Высушивание ведется в таком случае в закрытом пространстве при обыкновенной температуре, но иногда при нагревании или в пустоте, чтобы ускорить парообразование. Приборы, относящиеся сюда, наз. эксикаторами. Устроены они различно. В одном случае они состоят из стеклянного колпака и пришлифованной к нему толстой стеклянной пластинки (фиг. 13, II). Эксикатор Бутлерова состоит из двух пришлифованных чашек (ф. 14, II), эксикатор Шейблера — из перетянутого цилиндра с пришлифованной пластинкой (фиг. 10, 22, II) и пр. Иногда они делаются с краном для выкачивания из них воздуха. Края эксикатора должны быть хорошо пришлифованы. Когда требуется полная герметичность, их слегка смазывают вазелином или салом. Эксикаторы делаются из толстого стекла, иначе они при выкачивании воздуха будут раздавлены атмосферным давлением; для больших эксикаторов выпуклая форма тогда предпочтительнее. Вещества, назначенные для поглощения выделяющихся паров (в большинстве случаев, водяных), кладутся или прямо на дно эксикатора, или помещаются туда в различного рода чашках. Для поглощения воды берут крепкую серную кислоту, фосфорный ангидрид, негашеную известь, хлористый кальций, едкий натр, кали, безводный медный купорос, смотря по обстоятельствам. Высушиваемые вещества помещаются в эксикаторе (тоже обыкновенно в чашках) на особых подставках или этажерках (фиг. 13, II). Гемпель показал, что высушивание воды идет скорее, если поглотитель ее помещается в верхней части эксикатора, а не на дне, так как водяные пары легче воздуха и стремятся вверх. Высушивание в пустоте идет скорее, так как легче и скорее происходит удаление испаренной жидкости. Когда хотят впустить в эксикатор воздух, кран открывают очень осторожно; иначе сильная струя воздуха может распылить высушиваемое вещество или примешать к нему пыль, напр. от CaCl2, извести, если они служат для высушивания. Эксикаторы применяются в тех случаях, когда высушивание должно идти при обыкн. температуре, напр. для веществ, разлагающихся при нагревании, также для веществ, изменяющихся на воздухе. Кроме того, они назначаются для предохранения сухих веществ от поглощения влажности воздуха.
Для разделения на составные части растворов жидкостей или твердых тел в жидкости чаще всего пользуются перегонкой (дистилляцией). В основе этого способа лежит различная летучесть составных частей при кипячении раствора. К перегонке прибегают также для определения температуры кипения жидкости. Перегонку ведут или при обыкновенном давлении, или в разреженном пространстве. Перегонку в прежнее время очень часто производили в ретортах (ф. 6, 7, I) стеклянных, глиняных или металлических. Реторты нагревали на очаге, а пары сгущали в баллоне-приемнике, охлаждаемом водой (ф. 21, II). В последнее время применение реторт для перегонки стало крайне ограничено. Неудобство их заключается, главным образом, в том, что в приемник могут легко попадать брызги кипящей жидкости. Кроме того, они не предоставляют достаточно места для термометра; наконец, теперь существуют для этой цели более простые и дешевые приспособления. Реторты поэтому применяют теперь лишь в исключительных случаях. Они, напр., удобны для перегонки высоко кипящих жидкостей, выделяющих тяжелые пары, для выхода которых здесь существуют наиболее благоприятные условия (ширина отводной трубки, незначительное расстояние ее от поверхности кипящей жидкости и пр.). В настоящее время перегонка обыкновенно ведется в баллоне с припаянной сбоку трубкой (фиг. 20, II). Обыкновенно выбирают такой баллон, чтобы жидкость в нем занимала не более 2/3 всего пространства. Если баллон слишком мал, то жидкость можете переброситься в приемник, если же он велик, то в нем по окончании гонки останется много паров. Кроме того, здесь возможно под конец гонки перегревание паров и, след., ошибки в наблюдении темп. кипения. Что касается отводной трубки баллона, то нужно заметить следующее. Наклон ее должен быть небольшой. При перегонке высоко кипящих жидкостей она должка помещаться, по возможности, ближе к резервуару баллона, чтобы пар не сгущался на шейке и жидкость не стекала обратно; для низко кипящих жидкостей она должна лежать, по возможности, выше. Сгущение паров ведется различно. При очень высоко кипящих жидкостях, напр. около 200° и, выше, иногда достаточно удлинить отводную трубку баллона, и конденсация будет полная, благодаря охлаждению воздухом. Трубку баллона тогда на конце сгибают, чтобы удобнее было подставить под нее приемник. В большинстве же случаев трубку на пробке вставляют в холодильник, который прочно укреплен в штативе. Изредка берется спиральный холодильник (ф. 17, II). Он состоит из спиральной стеклянной трубки, укрепленной на пробках в стеклянной муфте с двумя боковыми трубками, в которой циркулирует постоянный ток воды, входящей через нижнюю боковую трубку и выходящей через верхнюю, обыкновенно для сгущения паров служит Либиховский холодильник (фиг. 18, II) Вместо спиральной трубки здесь находится в муфте длинная, прямая, по возможности, тонкостенная. Она либо впаяна в муфту, либо вставлена с помощью каучуковых трубок. Чем жидкость кипит ниже, тем холодильник берется длиннее. В холодильник со впаянной трубкой, отводную трубку баллона вдвигают поглубже, за спайку; иначе он может здесь треснуть. То же самое делают всегда, если пар кипящей жидкости разъедает пробку, соединяющую баллон с холодильником. Воду в холодильник пускают снизу; этим достигается полное охлаждение, так как стекающая жидкость у выхода из холодильника встречает самую холодную воду. Ток воды в холодильнике не должен быть очень велик. При быстром токе каучук, соединяющий холодильник с водопроводом, может быть сорван, лопнуть и проч. При очень низко кипящих жидкостях через холодильник приходится пропускать ледяную воду, а когда гонится жидкость, застывающая при обыкн. темп., пропускают теплую. Для того, чтобы удобнее было собирать перегоняющуюся жидкость, на трубку холодильника надевают при помощи пробки согнутую, суженную внизу трубку, аллонж (фиг. 8, I); последний входит в приемник свободно или на пробке, напр. при жидкостях летучих, гигроскопических, изменяющихся на воздухе. Когда жидкость очень летуча, приемник ставится в лед или в охладительную смесь (смесь толченого льда и соли, дающая темп. — 21°). Прибор герметически закрывать не следует, иначе он лопнет при нагревании. При гигроскопических жидкостях в пробку приемника вставляют трубку с хлористым кальцием. При перегонке веществ, изменяющихся от действия воздуха, последний заменяется в приборе каким-либо инертным газом, который во время гонки медленно пропускается через прибор. Баллон нагревается или прямо на голом огне, или при помощи разного рода бань (водяной, масляной, песчаной и пр.). Баней может служить стакан, чашка и пр. На ф. 11, 12 и 16, II изображены обычные в Л. водяные бани, из них баня (фиг. 16) с постоянным уровнем воды. Они бывают медные и чугунные; наверху бани находится ряд концентрических колец, краями налегающих одно на другое. Кольца вполне закрывают баню и дают возможность иметь открытым только необходимой величины отверстие для помещения прибора внутрь бани. Этим избегается излишняя потеря жидкости из бани испарением. В качестве песчаных бань, бань с магнезией и пр. служат обыкновенно железные чашки. При низкокипящих жидкостях, напр. спирте, эфире, сероуглероде и др. баллон ставится в водяную баню, нагреваемую снизу горелкой. Для температуры немного более 100° берут насыщенный раствор поваренной соли, для высоко кипящих берется масло, глицерин, парафин и проч. Неудобство этих последних заключается в том, что они выделяют неприятно пахучие пары. Если баллон невелик, удобно брать баню с Вудовым сплавом или песчаную баню; некоторые вместо песка берут магнезию, мумию и пр. Если перегонка ведется на голом огне, то баллон помещается на металлическую сетку для равномерности нагревания. Перегонка при помощи разного рода бань идет равномернее, но часто медленнее, чем на голом огне; вообще, выбор того и другого способа нагревания зависит от многих обстоятельств. Перегонку веществ легко воспламеняющихся, напр. эфира, сероуглерода и т. п., нужно вести с большими предосторожностями, приемник хорошо охлаждать, закрывать, ставить подальше от огня и пр. При перегонке часто жидкость, вследствие перегревания, кипит неправильно, толчками, так что может переброситься в приемник. Чтобы избежать этого, в баллон бросают заранее какое-либо пористое тело, напр. пемзу или тонкие капиллярные трубки, иногда тальк, платину и пр. В этих условиях парообразование идет правильно и вся поверхность жидкости покрывается мелкими пузырьками. Часто правильность кипения достигается след. простым образом. Берут чистую нитку, навязывают на конце ее несколько узелков и погружают этим концом в жидкость, зажав другой между пробкой и горлом баллона, так что ее можно вынуть, когда нужно. Чтобы покончить, необходимо сказать несколько слов о пользовании термометром при перегонке. Часто нет никакой нужды знать температуру перегоняющейся жидкости, напр. если имеется раствор какого-либо нелетучего твердого тела или высококипящей жидкости в спирте, эфире, сероуглероде и пр. и нужно растворитель удалить, причем известно, что искомое тело не улетит в данных условиях. Если же идет речь о разделении перегонкою летучих жидкостей, то вся операция основана на показании термометра, не говоря уже о тех случаях, когда приходится определять темп. кип. жидкости, чтобы судить об ее чистоте. Термометр укрепляется в пробке, закрывающей баллон (ф. 20, II), и должен входить в нее с некоторым усилием; во избежание поломки, его при вставлении в пробку смазывают тальком. Шарик термометра должен находиться над жидкостью, на расстоянии по крайней мере нескольких см., чтобы брызги не попадали на него. При высоко кипящих жидкостях помещают термометр так, чтобы шарик его был немного ниже отводной трубки. Насколько возможно, стараются, чтобы весь столбик ртути термометра находился в парах. Если этого нет, то при высококипящих жидкостях необходимо делать соответственные поправки для показаний термометра. Чтобы не делать этой поправки, употребляют термометры с укороченной шкалой, т. е. такие, у которых существуют деления только для известного промежутка температур, напр. от 100 до 200° от 200 до 300° и т. д. (см. Термометры). При перегонке даже совершенно чистых жидкостей вначале гонится некоторое количество жидкости при темпер. низшей, чем следовало бы. Это объясняется тем, что термометр еще не успел прогреться. Затем температура устанавливается и держится до конца гонки. Когда жидкости осталось немного, температура несколько поднимается (происходит перегревание паров) или падает. Обыкновенно первую и последнюю порцию перегоняющейся жидкости собирают отдельно. При перегонке замечают высоту барометра и наблюденную темп. кипения приводят к нормальному атмосферному давлению. Именно, по Ландольту, принимают, что изменение давления на 1 мм. изменяет температуру кипения на 0,043°, и делают соотв. поправку. Из всех случаев гонки наиболее сложным является фракционированная перегонка, т. е. разделение жидкостей одновременно обращающихся в пар. Температура здесь меняется во все время гонки. Поступают при фракционировании следующим образом. Весь погон разбивают на несколько порций (фракций), которые собирают в отдельные приемники; фракции берут через известное число градусов: 5°, 10°, 15° и пр. Если темп. кипения вещества, которое хотят выделить, более или менее известна, фракции разбивают так, чтобы одна кипела несколько ниже, другая выше, а третья была в промежутке. Фракции нумеруются и на них выставляется температура гонки. Положим, получили 3 фракции: 1) до 100°, 2) до 120° и 3) до 140°. Берут 1-ю фракцию, перегоняют и собирают то, что отогналось до 100°; это будет снова 1-я фракция; к тому, что не отогналось, прибавляюсь фракцию 2 и снова гонят. Отогнавшееся до 100° присоединяется к фракции № 1, собранное между 100° и 120° дает № 2. К остатку присоединяют фракцию № 3 и отгон до 100° присоединяют к № 1, до 120° к № 2, до 140° дает фракцию № 3. Таким образом получают вновь 3 фракции, с которыми поступают по-прежнему. Хотя фракции собираются в том же промежутке температур, но постепенно суживаются пределы, в которых перегоняется большая часть каждой фракции. Тогда начинают собирать фракции не через 20°, а, напр., через 5°, и таким образом мало-помалу получают фракции, кипящие в пределе одного градуса. При фракционированной перегонке очень большую пользу приносят дефлегматоры. Одни из них представляют из себя простую, широкую, не очень длинную трубку с припаянной отводной трубочкой, в других эта трубка посередине раздута в 2-3 и более шаров, у некоторых между шарами существует боковое соединение (фиг. 19, II). При употреблении дефлегматоров берется баллон без отводной трубки, и в горло его на пробке вставляется дефлегматор (фиг. 19, II). В дефлегматоре укрепляется термометр. Пар кипящей жидкости из баллона переходит в дефлегматор и частью охлаждается; высококипящие части сгущаются и стекают обратно в баллон, а более летучие проходят через дефлегматор в холодильник; таким образом, здесь происходит разделение жидкостей. У всех дефлегматоров нижний конец немного скошен, чтобы жидкость удобнее стекала, не закупоривая отверстия для выхода пара. В одних дефлегматорах охлаждение вызывается лишь увеличением поверхности прибора, в других (дефлег. Линнемана) между шарами и под нижним шаром кладутся еще небольшие платиновые сеточки. Сгустившаяся жидкость собирается на этих сеточках, так что пар должен прорываться через слой жидкости, причем происходит конденсация высоко кипящих частей его. Промежутки между шарами не должны быть очень узки. Когда в сетках наберется чересчур большой слой жидкости, на несколько минут прекращают нагревание баллона или даже слегка охлаждают его, и жидкость, скопившаяся в дефлегматоре, стекает в баллон. Для избежания этого, в дефлегматоре Лебеля-Геннингера (ф. 19, II) шары соединены между собой боковыми трубочками, по которым жидкость сама собою постепенно переливается из одного шара в другой, а затем в баллон. Боковые трубочки эти должны быть такого диаметра и так согнуты, чтобы в них всегда находился небольшой слой жидкости, который препятствовал бы пару прорываться через трубки помимо сеток. Количество шаров у дефлегматоров бывает различно. Иногда их делают составными из нескольких частей, соединенных шлифом, и тогда число шаров может доходить до 20 и более. Дефлегматор Гемпеля состоит из широкой трубки, наполненной бусами, которые здесь играют роль платиновой сетки. В дефлегматоре Виссингера охлаждение паров производится ртутью. Применение дефлегматоров настолько облегчает фракционирование, что, напр., одна перегонка с дефлегматором Гемпеля равносильна 12 обыкновенным фракционированиям прямо из баллона. Перегонка в разреженном пространстве применяется, главным образом, для веществ, не перегоняющихся без разложения в обыкновенных условиях, так как при этом температура кипения понижается; кроме того, такая перегонка может быть полезна при фракционировании растворов нераздельно кипящих при обыкновенном давлении, но которые могут разлагаться при перегонке под уменьшенным давлением, так как состав пара перегоняющейся жидкости при разных температурах может быть совершенно различен. Чтобы гнать под уменьшенным давлением, проще всего вставить отводную трубку баллона или конец холодильника на пробке в приемник, который затем соединить с высасывающим насосом; приемником может служить баллон с отводной трубкой, толстостенная колба и проч. Прибор должен быть хорошо собран, пробки как следует пригнаны, дыры в них сделаны старательно и пр.; но так как насос действует обыкновенно во все время гонки, то совершенной герметичности не требуется. Чтобы избежать перегревания жидкости, которое в этих условиях случается еще чаще, принимаются те же меры, какие были указаны раньше; лучше же всего пропускать через жидкость очень слабый ток воздуха. Для этой цели в баллон вставляют небольшую стеклянную трубку, вытянутую внизу в тонкий капилляр. Трубка идет до самого дна; сверху на нее надевается кусочек каучуковой трубки с винтовым зажимом (ф. 33, I), чтобы можно было регулировать приток воздуха. Термометр помещается рядом с трубкой; иногда его вставляют в нее, но во всяком случае шарик его должен возвышаться над поверхностью жидкости. Такое устройство пригодно, когда нужно перегнать всю жидкость целиком. Если приходится вести под уменьшенным давлением фракционированную перегонку, то довольно удобным является прибор, предложенный Горбовым и Кесслером, который дает возможность собирать фракции по желанию, не прерывая гонки. Он состоит из небольшого толстостенного цилиндра (фиг. 6, III), закрытого пришлифованной крышкой, с отверстием посередине. В цилиндре находятся два отверстия: одно для холодильника, другое для выкачивающего насоса; в цилиндре помещается этажерка с приемниками в виде пробирок. К этажерке прикреплен стержень; он проходит через пробку в крышке и оканчивается рукояткой. При помощи этого стержня можно вращать этажерку при закрытом цилиндре, подводя пробирки поочередно к отверстию холодильника. Когда гонка кончена, воздух осторожно впускается в прибор. Перегонка с водяным паром. Множество веществ очень высоко кипящих и не перегоняющихся в обыкновенных условиях без разложения легко перегоняются, если пропускать через них или над ними струю водяного пара, развиваемого в другом баллоне или металлическом (жестяном, медном) кипятильнике. Иногда гонку ведут с перегретым паром. Это делается, напр., таким образом, что между трубками, соединяющими баллон с кипятильником, вставляется медная, согнутая спиралью, трубка (фиг. 5, III), нагреваемая или прямо горелкой, или лежащая в какой-либо бане. Когда жидкости немного и она легко летит с парами воды, то поступают еще так: к ней прибавляют большое количество воды и отгоняют обыкновенным способом. Разложение растворов одной перегонкой, вообще говоря, операция довольно грубая, приближенная: как летучие части раствора могут содержать трудно летучие, унесенные парами, так и нелетучий, даже твердый остаток обыкновенно остается пропитанным летучей жидкостью, частью осевшей из паров при охлаждении, частью еще не выделенной. Так как последние следы вообще крайне трудно выделяются, их удобнее бывает иногда удалять другим путем, напр. высушиванием, прокаливанием и пр.
По существу дела с перегонкой сходно выпаривание. Главное различие состоит в том, что здесь летучая часть раствора не собирается; это значительно упрощает всю операцию. Выпаривание производится в плоских сосудах для увеличения поверхности испарения и ускорения тем операции, главным образом в чашках; ведется оно при обыкновенной температуре или при нагревании, смотря по летучести жидкости; способы нагревания те же, что и при перегонке. Для избежания разбрызгивания жидкость не нагревается до кипения, а испаряется при низшей температуре. Чтобы защитить вещество от пыли, над чашкой укрепляют опрокинутую воронку, которая прикрывает ее и в то же время не препятствует распространению паров в атмосферу. Так как на поверхности воронка сгущаются пары удаляемой жидкости и пары жидкости из бани, и капли могут попасть в чашку, то воронке придают особое устройство; именно: нижний край ее заворочен внутрь, образуя желобок, куда собираются капли и затем отсюда вытекают наружу через припаянную сбоку трубку (фиг. 35, I). Иногда, при выпаривании соляных растворов, соли поднимаются вследствие капиллярности по стенкам чашки и даже могут переползти через край ее. Устраняют это явление, напр. тем, что края чашки смазывают чуть-чуть салом или стараются нагревать жидкость не снизу, а сверху. Иногда нагревание на бане бывает недостаточно для выпаривания, тогда оно производится в муфеле (см. ниже). Часто выпаривание ведут в запертом пространстве — в эксикаторах при обыкн. темп. или с нагреванием, нередко в разреженном пространстве. Это делается для веществ, изменяющихся на воздухе или разлагающихся при нагревании, или с целью получения хороших кристаллов, когда выпаривание кончается кристаллизацией и пр. Для выпаривания применяются также сушильные шкафы. Иногда выпаривание не ведется до конца; тогда это назыв. концентрированием раствора. При выпаривании растворов твердых тел, напр. солей, они выделяются последовательно по мере сгущения раствора; порядок выделения обусловливается растворимостью соли и количеством ее (степенью насыщения раствора). Этим обстоятельством пользуются для разделения их (см. ниже Кристаллизация). Для выделения из раствора составных частей очень часто пользуются отсаливанием и экстрагированием. Отсаливание применяется обыкновенно к водным растворам; оно основано на том, что многие вещества, растворимые в воде, являются плохо растворимыми в соляных растворах. Этим обстоятельством очень часто пользуются при работах по органич. химии для выделения спиртов и пр. К раствору прибавляют поваренной соли, поташа, хлористого кальция и пр. в твердом виде до насыщения. Растворенная жидкость выделяется при этом в виде слоя, который и собирают. Экстрагирование состоит в постепенной замене одного растворителя другим и вообще в перемещении данного тела из одной жидкости в другую; оно основано на распределении растворимого тела в двух растворителях, не смешивающихся между собою. Когда извлекаемое тело нужно собрать, растворитель выбирают из летучих жидкостей; берут, напр., эфир, спирт, бензол, хлороформ и пр.; экстрагирование ведется таким образом: к исследуемому раствору прибавляют известный объем, напр., эфира и хорошо взбалтывают; когда жидкость отстоялась, эфир сливают, прибавляют новую порцию и снова взбалтывают и сливают, и т. д., пока эфир извлекает искомое тело; последнее выделяется потом испарением эфирного раствора. Во многих случаях для экстрагирования берется вода, щелочной раствор, кислота и пр., и тогда такая операция носит разные названия; часто это называется просто промыванием. В частном случае, для удаления следов воды (для высушивания жидкостей), очень часто прибегают к действию твердых веществ, жадно поглощающих воду и не оказывающих действия на высушиваемое тело. Берут хлористый кальций, плавленый поташ, едкие натр и кали, безводный медный купорос, металлический натрий и пр. Выбор зависит от натуры высушиваемой жидкости. При высушивании прежде всего смотрят, чтобы не было капель воды — их отделяют отстаиванием и затем с помощью разделительной воронки и т. п. Если жидкости много, туда прямо бросают твердое тело в кусках или в порошке в достаточном количестве и оставляют стоять некоторое время, взбалтывая по временам. Иногда при этом выделяются газы, напр. при действии натрия, тогда нужно в сосуде оставить отверстие для их выхода; проще всего закрыть его пробкой с вольтеровской воронкой (ф. 49, I) с ртутью. В некоторых случаях, когда воды в жидкости много, брошенное тело расплывается и образуются два слоя; их надо сперва разделить помощью воронки, и уже тогда снова продолжать операцию. Иногда вид самой жидкости показывает, что процесс сушки еще не окончен; напр., при употреблении натрия продолжают выделяться пузырьки газа, некоторые жидкости бывают мутны и пр. Высушенная жидкость сливается и подвергается обыкновенно перегонке для освобождения от твердых веществ, перешедших в раствор. Часть жидкости всегда остается между частицами взятого для сушки тела и обыкновенно теряется. Иногда же ее извлекают каким-либо безводным растворителем, который легко можно отогнать. Когда подлежащей высушиванию жидкости немного, то ее предварительно растворяют в каком-либо безводном растворителе (напр. эфире) и уже тогда сушат; то же и для вязких жидкостей.
ЛАБОРАТОРИЯ ХИМИЧЕСКАЯ. III.
1.Ртутный насос Менделеева. 2. Аппарат Киппа. 3. Аппарат С. К. Девилля. 4. Экстрактор Сокслета. 5. Спираль для перегревания пара. 6. Прибор Горбова и Кесслера для перегонки под уменьшенным давлением. 7. Муфта для запаянных трубок. 8. Ртутный насос Гейслера. 9. Прибор для добывания газов. 10. Водяная турбина Рабе. 11. Печь Гемпеля. 12. Шамотовая печь калильная. 13. Печь Мюнке. 14. Печь Лотара Мейера для запаянных трубок. 15. Печь для органического анализа. 16. Дующий насос Мюнке. 17. Цилиндр для сушения газов. 18. Подставка. 19. Штатив для воронок. 20. Универсальный штатив Бунзена.
Разделение смеси твердых тел достигается иногда, пользуясь разницей в температурах плавления их. Тогда, нагрев смесь до некоторой температуры, жидкую часть сливают. Иногда пользуются различием в температурах кипения, а также способностью возгоняться. Возгонка, сублимация. Многие твердые тела уже при нагревании ниже темп. плавления улетучиваются и садятся на холодных стенках, как говорят, сублимируются. Одни улетучиваются легче, другие труднее; этим и пользуются для разделения их; вещества кристаллические могут дать при этом прекрасно образованные кристаллы. Для веществ легко летучих и при работе с небольшими количествами возгонку ведут чаще всего между часовыми стеклами. Берут два стекла с хорошо пришлифованными краями, на одно кладут вещество, прикрывают сверху небольшим часовым стеклом, а затем стеклом, отвечающим нижнему, и хорошо зажимают. При подогревании нижнего стекла, вещество возгоняется на верхнее, иногда охлаждаемое при этом мокрой бумагой. Среднее стекло назначено для того, чтобы, если сублимат случайно оторвался бы от стекла, он не попал обратно на прежнее место. Когда нужно взогнать более значительное количество вещества, его кладут в чашку, сверху прикрывают кружком фильтровальной бумаги с маленькими дырочками и на чашку ставят обыкновенную стеклянную воронку несколько меньшего диаметра. Отверстие ее затыкают. Очень удобен прибор Брюля. Возможно вести возгонку и в простом баллоне; нужно следить при этом, чтобы верхняя часть его не нагревалась. По окончании операции его надо разрезать. Если нужно сублимировать при очень высокой температуре, вещество кладут в тигель и прикрывают другим, меньшего диаметра. Нагревают снизу; верхний тигель иногда охлаждают, напр., окружая его свинцовым змеевиком, через который пропускают ток воды. Иногда возгонку ведут в разреженном пространстве, иногда в токе какого-либо газа и пр. Другой прием для разделения рассматриваемых смесей основан на употреблении растворителей. Здесь можно различить два случая: растворитель извлекает какие-либо одни вещества, не трогая других, или в раствор переходят все и затем разделяются соответственными приемами. В первом случае прежде всего стараются, чтобы взятое вещество было, по возможности, лучше измельчено, чтобы не был затруднен доступ растворителю. Обработка растворителем ведется, как при растворении (см. выше). Количество растворителя находится в зависимости от натуры вещества, степени измельчения, температуры и пр., но оно по возможности должно быть мало, чтобы раствор получился крепче. Удобно заставлять растворитель фильтроваться через слой извлекаемого вещества, напр. его помещают в трубку с оттянутым концом и приливают растворитель. Если он летуч, то все это делается в закрытом пространстве. Нагревание значительно облегчает извлечение (экстрагирование). Существует множество приборов, где экстрагирование ведется одним и тем же количеством растворителя, который отгоняется при самой операции. Очень удобен прибор Сокслета (ф. 4, III). Он состоит из широкой, внизу закрытой трубки А, куда кладется экстрагируемое вещество; к ней припаяна более узкая трубка В так, что непосредственного сообщения между ними нет. Они сообщаются при помощи трубки с и узенькой трубочки d, начинающейся у дна трубки А, поднимающейся вверх, делающей изгиб и впаянной в В так, что конец ее доходит до нижнего отверстия В. Нижний конец прибора на пробке вставляется в колбу с растворителем, а в верхнее отверстие его на пробке вставляется холодильник, напр. либиховский. Вещество занимает в А пространство не выше уровня п. Если нагреть теперь колбу, то пары жидкости по трубке с поднимутся в верхнюю часть прибора, а затем в холодильник. Здесь они сгущаются и жидкость течет в трубку А, проходит через слой вещества и собирается на дне А. Столб жидкости здесь постепенно увеличивается, и когда она поднимется до уровня п, то стечет вся в колбу по трубочке d, которая тогда будет действовать, как сифон. В колбе растворитель вновь испаряется, пары опять сгущаются и жидкость вновь пропитывает вещество и т. д. Другой способ разделения состоит в кристаллизации из растворов. Сущность его заключается в следующем: вещество растворяют, раствор затем охлаждают или медленно испаряют, тогда выделяются вещества менее растворимые или (при одинаковой растворимости) те, которые находятся в большем количестве. Кристаллизация ведется до известного предела; жидкость потом удаляется с кристаллов, они вновь растворяются и раствор вновь подвергают кристаллизации и т. д. С каждой кристаллизацией кристаллы все более и более становятся однородными по составу, если, понятно, была взята смесь, способная к разделению кристаллизацией. В качестве растворителя выбираются такие жидкости, в которых растворимость выделяемых солей с температурой сильно изменяется. По большей части применяется вода, спирт, эфир, бензол, ацетон, хлороформ и пр. или их смеси. Для растворения берут как можно меньше жидкости и при нагревании получают насыщенный или близкий к насыщению раствор. Нерастворимый остаток отфильтровывают, употребляя воронку с нагреванием. Кристаллизация производится в стакане или в кристаллизаторах (фиг. 26, I). Когда хотят получить большие и хорошо образованные кристаллы, насыщенный при нагревании раствор оставляют спокойно и по возможности медленно охладиться; но такие кристаллы постоянно заключают в себе следы растворителя. Чтобы получить мелкие кристаллы, раствор охлаждают при помешивании. Если вещество образует пересыщенные растворы, то вызывают кристаллизацию, бросив в раствор кристаллик выделяемого вещества. В некоторых случаях кристаллизация производится при выпаривании, напр. когда вещество почти одинаково растворимо при нагревании и обыкн. темп. Кристаллы отделяются от маточного раствора указанным уже выше образом. Маточный раствор (см.) подвергается дальнейшей кристаллизации или нет, смотря по обстоятельствам. В редких случаях, получив смесь кристаллов, их разделяют пинцетом под лупой или на основания их удельного веса, бросая их, напр., в такую жидкость, в которой одни тонут, а другие нет.
Операции при высокой температуре. Сюда прежде всего относится прокаливание, которое главным образом служит для удаления из нелетучего твердого тела летучих при высокой темп. составных частей. При занятиях аналитической химией прокаливание является одной из важнейших операций. Прокаливание производится в платиновом тигле или в случаях, когда платина не применима — в фарфоровом. Прокаливаемое вещество должно быть предварительно хорошо высушено. Так как обыкновенно приходится прокаливать осадки, собранные на фильтре, то прежде всего после высушивания стараются отделить их от фильтра. Тигель ставят на глянцевитую бумагу и осторожно высыпают в него осадок, разминая слегка фильтр пальцами. Осадок отделяется, по возможности, полнее. Фильтр после того складывают, обертывают длинной платиновой проволокой и зажигают горелкой над тиглем; когда он сгорит, его осторожно прокаливают горелкой, пока пепел не побелеет и сбрасывают в тигель; сюда же сметают перышком все частички вещества, упавшие на бумагу при высыпании осадка или при прокаливании фильтра. Тигель закрывается крышкой, ставится на треугольнике на штатив и прокаливается или бунзеновской горелкой, или на паяльном столе, смотря по надобности. Тигель должен так стоять, чтобы его не касался внутренний конус пламени. Треугольник (ф. 32, I), на который он ставится, состоит из трех фарфоровых трубок, через которые проходят железные проволоки, скрученные на концах попарно. Вместо фарфоровых трубок могут быть взяты платиновые. Время прокаливания различно; обыкновенно оно ведется до неизменности веса. Тигель охлаждается в эксикаторе. При сожжении фильтра, вещество, оставшееся на нем, может, вследствие восстановления, изменить свой состав, что имеют в виду и взвешивают пепел отдельно или, прибавляя в тигель каплю того или другого реагента, приводят вещество к прежнему составу. При веществах, не восстановляющихся углеродом бумаги, прокаливают осадок вместе с фильтром. Его завертывают в фильтр, кладут в тигель, закрывают крышкой и осторожно нагревают горелкой, чтобы обуглить бумагу; потом крышку открывают, чтобы дать доступ воздуху в тигель и прокаливают. Для содействия сгоранию угля, в тигель кладут азотно-аммиачной соли или каплю азотной кислоты и пр. Прокаливание применяется также для сплавления веществ и пр. При прокаливании тигли иногда помещаются, с целью достижения лучшего прогревания всего тигля, в особые печи из огнеупорной глины. Устройство их весьма разнообразно. На ф. 11, III изображена печь Гемпеля. На железном столике с дыркой стоят один в другом два глиняных цилиндра; на внутренний ставится тигель; наружный снабжен крышкой и вырезами внизу; все это, наконец, окружено железной трубой с ручкой. Накаленные газы охватывают тигель, проходят потом между глиняными цилиндрами и через железную трубу выходят наружу. В печи Мюнке (ф. 13, III) тигель окружен тремя глиняными цилиндрами. Большие тигли нагреваются в печах, отапливаемых коксом или углем (ф. 12, III). Топливо закладывается в среднее отверстие, внизу поддувало, помещаются тигли в верхней части печи. Когда прокаливание необходимо вести в струе какого-либо газа или требуется собрать газообразные продукты реакции, то оно производится в трубке. Чаще всего для этого применяются тугоплавкие стеклянные трубки, а для очень высокой темп. фарфоровые. Иногда употребляют железные или платиновые трубки. Для накаливания трубок служит обыкновенно так наз. печь для органического анализа (фиг. 15, III), так как чаще всего ее применяют именно для этой цели. Она состоит из чугунной подставки, на которой лежит железный желобок, где помещается трубка. Под желобком находится сложная горелка с большим числом рожков, дающих плоское пламя и снабженных каждый своим краном. Желобок с лежащей на нем трубкой сверху прикрыт 2-мя рядами кафелей, образующих род свода. Накаливание трубки регулируют, изменяя величину пламени или открывая и закрывая кафели. Накаливание стеклянных и фарфоровых трубок должно вначале вести осторожно, иначе трубка лопнет. Часто приходится производить нагревание до высокой темп. в стеклянных запаянных трубках, под давлением. Трубки помещаются тогда в прочную железную муфту с винтовой крышкой (ф. 7, III), что делается на случай разрыва стеклянной трубки. Такие муфты с запаянными стеклянными трубками внутри нагреваются в водяной, масляной или в воздушной бане. Очень удобна для этой цели печь Лотара Мейера (ф. 14, III). Передняя крышка у нее делается откидная, на тот случай, если крышка муфты будет сорвана с нарезки. Этой стороной печь обращается к стене. Что касается стеклянных трубок, то они выбираются из толстостенных, легкоплавких или тугоплавких (последние прочнее). Один конец запаивают на паяльном столе так, чтобы получился свод той же толщины, что и стенки; у другого конца трубку оттягивают в узкую шейку. Вещества жидкие вливаются в трубку при помощи длинной воронки; твердые кладутся до оттягивания шейки или тоже через воронку. Трубка наполняется не более 2/3. После этого шейку оттягивают в толстостенный равномерный капилляр; при этом иногда в случае летучих жидкостей приходится трубку охлаждать. Завернув бумагой, трубку кладут в муфту, капилляром к крышке. Когда реакция кончилась, и трубка остыла, отвинчивают крышку от муфты, высовывают несколько из муфты капилляр и осторожно проплавляют его на горелке, чтобы выпустить образовавшиеся газы; после этого вынимают трубку и срезают ее верхушку. Вынимать трубку из муфты перед отпаиванием капилляра, из опасения ее взрыва в руках, отнюдь не допускается. Для получения низких температур в Л. пользуются обыкновенно льдом и охладительными смесями. Чаще всего употребляется смесь 1 части соли на 3 части снега, которая дает температуру — 21°. Для более низких берется смесь снега с кристаллическим хлористым кальцием, при этом получают следующие температуры: 1 кг. соли с 630 гр. снега дает — 41°, с 700 грамм. — 54° и др. (см. Охладительные смеси). Изредка употребляют сгущенный аммиак, жидкий хлористый метил, углекислоту и пр.
Манипуляции с газами. Относительно способов собирания, хранения и измерения газов — см. Газовый анализ. Для добывания газов существует два рода приборов. Одни служат продолжительное время, по мере надобности пускаются в ход и останавливаются по желанию; другие назначаются для действия на короткий срок. Из первых очень употребителен прибор С.-К. Девилля. Он состоит из двух склянок с тубусом у дна, соединенных каучуковой трубкой (ф. 3, III). На дне одной находится слой битого стекла и фарфора, на который кладутся куски, напр. мрамора, цинка или сернистого железа и пр., для получения углекислоты, водорода, сероводорода и пр. Склянка закрыта пробкой с отводной стеклянной трубкой, снабженной краном или каучуковой трубкой с винтовым зажимом. В другую склянку наливается какая-либо кислота, напр. для разложения мрамора соляная, при получении водорода и Н2S — серная и пр. Если кран открыть, кислота проникнет в первую склянку, поднимется до кусков вещества и начнется выделение газа; если теперь закрыть кран, выделяющийся газ вытеснит кислоту из склянки, и реакция остановится. Из других приборов удобен аппарат Киппа (ф. 2, III). По принципу он напоминает прибор Девилля и состоит из двух частей. Нижняя половина прибора имеет вид двух шаров, соединенных между собой. В верхний шар кладут куски вещества, напр. мрамор, цинк и пр. Верхняя половина прибора состоит из шара с длинной конической трубкой. Эта трубка входит в отверстие а и идет почти до дна прибора. Она пришлифована к горлу среднего шара. Если открыть кран и налить в прибор жидкость через b, то, когда она поднимется до кусков вещества, начнется выделение газа; если кран закрыть, давлением газа жидкость будет вытеснена в верхний шар. Отверстие с служит для удаления жидкости из прибора. Приборы для кратковременного действия крайне разнообразны: колбы, реторты, всякого рода склянки и пр., в зависимости от условий. Ф. 9, III дает понятие о такого рода приборах. В В газ получается, в L он промывается. DS предохранительная воронка, через которую выходит газ или входит наружный воздух при случайном резком изменении давления газа внутри прибора. В нее наливается вода, ртуть или иная жидкость, запирающая прибор при нормальном действии.
Очищение, промывание, высушивание, поглощение газов. Для удаления из данного газа посторонних примесей (парообразных или газообразных) его приводят в соприкосновение с соответственным жидким или твердым реактивом. Когда берется жидкость, то газ заставляют проходить через нее пузырьками. Сосудам, в которых помещаются жидкости, дают такую форму, чтобы газ, по возможности, большее время находился в соприкосновении с жидкостью. В большом ходу Вульфовы склянки (ф. 30, I) дву— и трехгорлые. Трубка, приводящая газ, идет до дна, а отводная кончается в горле; они укреплены в пробках (ф. 9, III). Ток газа не должен быть очень быстрый; пузырьки должны следовать один за другим, не сливаясь в одну струйку. Смотря по обстоятельствам, таких склянок ставят несколько штук одна за другой и соединяют каучуковыми трубками. Вульфова склянка заменяется ныне Дрекселевскими (ф. 38, I). Они закрываются стеклянной пришлифованной пробкой, в которую впаяна приводная и отводная трубки, а иногда и предохранительная воронка. При количественных определениях, когда требуется точно знать вес поглощенного газа, употребляются более легкие и сложные приборы. При органическом анализе напр., для поглощения углекислоты, употребляются так наз. кали-аппараты. На фиг. 23, I изображены наиболее употребительные ныне кали-аппараты Гейслера. Из них один снабжен трубочкой для твердого поглотителя, например едкого кали КНО. Жидкость (крепкий раствор КНО) находится в трех нижних шариках. Большие верхние шары назначены для помещения жидкости, когда давление в приборе изменяется. Из твердых веществ для поглощения газов применяются едкое кали и натр, натристая известь и пр.; для поглощения паров воды — хлористый кальций, фосфорный ангидрид, пемза, смоченная серной кислотой, и пр. Вещества эти кладутся обыкн. в трубки различного вида (ф. 22, 39, I) или цилиндры (ф. 17, III). Твердое тело берется в небольших кусочках, чтобы увеличить поверхность соприкосновения его с газом, но не слишком, однако, мелких, и однообразной величины. Для сортирования кусков употребляется особого рода жестяное сито. Обыкновенно в концы трубки кладется слой стеклянной ваты или асбеста. При работе с газами надо заботиться о герметичности прибора. Краны должны быть хорошо притерты и смазаны. Так как каучук проницаем для газов, то соединительные каучуковые трубки должны быть как можно короче; при тщательной работе пробки должны заливаться мастикой, трубки стеклянные тоже соединяться на мастике или спаиваться. Из мастик (см.) в большом ходу мастика Менделеева.
ЛАБОРАТОРИЯ ХИМИЧЕСКАЯ. VI.
1. Рабочий стол для четырех лиц в химической лаборатории лейпцигского университета. 2. Общий вид рабочей комнаты в химической лаборатории лейпцигского университета.
Для более подробного знакомства с лабораторной техникой можно указать: Jungfleisch, "Manipulations de chimie"; Gattermann, "Die Praxis des organischen Chemikers"; Ostwald, "Hand und Hilfsbuch zur Ausführung Physikalisch-Chemischer Messungen".
С. Вуколов. Δ.

Источник: Лаборатория химическая

Консервирование

I

        пищевых продуктов, обработка продуктов с целью предохранения их от порчи при длительном хранении. Порча вызывается главным образом жизнедеятельностью микроорганизмов, а также нежелательной активностью некоторых ферментов, входящих в состав самих продуктов. Поэтому все способы К. сводятся к уничтожению микробов и разрушению ферментов либо к созданию неблагоприятных условий для их активности. Основные методы К.— Стерилизация. замораживание, сушка, квашение (или соление, мочение), копчение, вяление, К. с помощью сахара, с применением химических средств. При всех способах К. обычно вначале проводится предварительная обработка пищевых продуктов — сортировка, мытьё, очистка от несъедобных или малосъедобных частей (кожицы и семян плодов и овощей, костей, внутренностей и соединительных тканей в мясных продуктах, чешуи и внутренностей рыбы и т. д.), что повышает пищевую ценность продуктов по сравнению с исходной. Часто также продукты бланшируют (см. Бланширование).
         Стерилизация — К. продуктов в герметически укупоренной таре нагреванием до температуры 100—140°С и выше в течение времени, достаточного для полного уничтожения всех находящихся в них микроорганизмов, способных вызвать порчу. Стерилизация, а также пастеризация, т. е. нагревание при температурах ниже 100°С, являются основными и самыми распространёнными методами К.
         Замораживание основано на том, что при понижении температуры снижается, а при температурах от —18 до —25°С практически прекращается жизнедеятельность микроорганизмов и действие ферментов в продуктах. Это — самый прогрессивный способ К.: при нём в наибольшей степени сохраняются все органолептические свойства и пищевая ценность продуктов. Недостаток — необходимость постоянного поддерживания низких температур при хранении продуктов. Замораживание применяют для К. почти всех видов продуктов растительного и животного происхождения.
         При сушке из продуктов удаляется вода, вследствие чего в них повышается концентрация сухих веществ и соответственно — осмотическое давление до пределов, при которых становится невозможным усвоение их (всасывание) одноклеточными микроорганизмами. Способ универсальный — применим для большинства продуктов. Старые способы сушки горячим воздухом в печах или сушилках (шкафных, туннельных) приводят к значительным потерям ценных пищевых веществ (витаминов и др.) из-за длительного воздействия высоких температур. Более прогрессивны способы, при которых сокращается длительность нагревания — сушка распылительная и вальцевая, а также пеносушка (пригодны для жидких и пюреобразных продуктов). Наиболее совершенна сублимационная сушка; в этом случае вода удаляется испарением из замороженного продукта в камере с весьма низким остаточным давлением паров (порядка 100н/м, т. е. 1 мм рт. ст.). В южных республиках СССР широко применяется сушка фруктов (главным образом винограда, абрикосов, персиков, яблок) на солнце.
         При квашении, солении, мочении происходит сбраживание молочнокислыми микроорганизмами сахаров, входящих в состав овощных и фруктовых продуктов с образованием из них молочной кислоты, которая при концентрациях её 0,7% и выше сама обладает консервирующим действием и тормозит или прекращает жизнедеятельность всех микробов. Иногда для квашения применяют чистые культуры молочнокислых бактерий, но чаще брожение осуществляется естественно за счёт микрофлоры, содержащейся на самих плодах или овощах. Квашеные продукты рекомендуется хранить при температурах от 0 до 5 °С.
         Копчение — К. под антисептическим воздействием продуктов, образующихся в дыму при возгонке древесины (фенолов, формальдегида, креозота, уксусной кислоты). Копчение применяют для мяса и рыбы, которые обычно предварительно засаливают. Различают холодное и горячее копчение. Вяление (главным образом рыбы) — подсушивание подсоленной рыбы на открытом воздухе.
         К. с помощью сахара при высоких концентрациях (не менее 60—65% в зависимости от вида продуктов) создаёт высокое осмотическое давление в растворе. При этом не только становится невозможным поглощение микробами питательных веществ, но и сами микробные клетки подвергаются плазмолизу, сильному обезвоживанию. Этот способ используется для К. фруктов (изготовления варенья, джема, повидла, желе и т. д.).
         К. с применением химических средств включает следующие способы: маринование, засолку, сульфитацию, К. с использованием бензойной, сорбиновой кислот. Маринование — К. уксусной кислотой, которая обладает консервирующим действием на фрукты и овощи в концентрациях 1,2—1,8%, маринуют также рыбу и иногда мясо. Засолка мяса, рыбы, овощей — К. поваренной солью в высоких концентрациях (в мясе — до 10—12%, рыбе — 14%, солёной томат-пасте — 10% и т. д.). Сульфитация — способ К. фруктов и кислых овощей (например, томатов) путём обработки их сернистым ангидридом, сернистой кислотой и её солями. Сернистый ангидрид ядовит для человека, но он легко улетучивается при нагревании и удаляется из сульфитированных продуктов кипячением. Применяют также бензойную кислоту и бензокислый натрий, сорбиновую кислоту и её соли, безвредные для организма человека, некоторые антибиотики, главным образом низин и тилозин. В современной промышленности широко применяются поточные линии по производству консервов из зелёного горошка, сахарной кукурузы, томатного пюре и пасты, фруктовых и ягодных соков и пюре, мясных, молочных и рыбных консервов. Стерилизационные аппараты непрерывного действия (роторные, гидростатические и др.) производительностью 400—1200 и более банок в минуту начали вытеснять автоклавы во многих отраслях консервной промышленности. Развивается асептическое К., при котором жидкие и пюреобразные продукты сначала стерилизуют в специальных аппаратах при высоких температурах в течение очень короткого времени (обычно не более 1—2 мин), затем охлаждают и упаковывают в заранее простерилизованную герметичную тару. Качество консервов, получаемых при асептическом К., значительно выше, чем при обычной стерилизации. Значительно совершенствуется тара для консервов. Наряду с применением новых видов жести (электролитически лужёной с дифференцированным покрытием, хромированной) расширяется использование тонколистового алюминия и алюминиевых сплавов. Перспективно применение для расфасовки многих видов консервов полимерных материалов, в том числе и плёночных. Внесены существенные конструктивные усовершенствования в металлическую и стеклянную тару, что позволяет значительно повысить производительность оборудования для производства консервов, а также создаёт удобства для потребителей. Улучшается внешнее оформление: применяют красочное литографирование на жести, разнообразные этикетки и т. п. Проведены научные исследования, позволяющие удлинить сроки хранения консервов после обработки их ионизирующими излучениями, главным образом радиоактивными изотопами. При К. этим способом продукты практически остаются в герметичной упаковке в свежем, исходном состоянии в течение длительного времени, даже при хранении без холода. См. также Консервная промышленность.
        
         Лит.: Фан-Юнг А. Ф., Флауменбаум Б. Л., Изотов А. К., Технология консервирования плодов и овощей, 3 изд., М., 1969; Наместников А. Ф., Химия в консервной промышленности. М., 1965; Справочник по производству консервов, т. 1—3, М., 1965—71.
         А. Ф. Наместников.
II Консерви́рование
        крови, органов и тканей, сохранение крови, органов и тканей вне организма физиологически полноценными и пригодными для практического применения в течение длительного срока. К. помогает заготовлять кровь, органы и ткани заблаговременно, всегда иметь их в запасе и транспортировать на значительные расстояния.
         К. органов и тканей. К. подвергают органы (кожа, кости, сосуды, семенники, почка, селезёнка, костный мозг, щитовидная железа и др.), а также ткани (хрящи, фасции, твёрдая мозговая оболочка, роговица, перикард и пр.), взятые от доноров и консервируемые в специальных средах при определённых температурных условиях. Наиболее часто применяют К. охлаждением (до температуры от 0 до 4 °С), замораживанием (до —25, —30 °С), которое может быть быстрым и глубоким (до —70, —96 °С) или сверхбыстрым (до —183, —196 °С), высушиванием тканей под вакуумом (лиофилизация), а также К. в газообразных (углекислота), твёрдых (стерильный парафин, пластмассы) и жидких средах. Из жидких сред применяют химические: физиологические и гипертонические растворы, простые дезинфицирующие (слабые растворы карболовой кислоты, хлорамина, формалина), сложные (раствор «Т» с пептоном, растворы № 21 и 85 с моно- и дисахарами, холодоустойчивые среды Белякова, раствор «желатиноль», среды Хенкса, № 199 и др.), а также биологические: кровь, плазма, асцитическая жидкость и пр. В состав многих консервирующих жидкостей вводят питательные вещества, антибактериальные, а также антигистаминные (дипразин, мицерин, фенерган, этизин) препараты, которые задерживают процесс растворения (гистолиз) тканей и образование гистаминов, отрицательно влияющих на процессы К.
         Сроки хранения органов и тканей зависят от свойств консервируемых органов или тканей, а также способа К. Так, в стерильном парафине срок хранения различных консервируемых объектов 1—4 мес., в некоторых жидких средах — от 20 сут до 1 года (например, К. кости в 0,5%-ном растворе формалина на физиологическом растворе при температуре от 2 до 4 °С).
         Сбор, К. и распределение всех биологических объектов (за исключением крови и её дериватов) осуществляется тканевыми банками (тканехранилищами), представляющими собой самостоятельные лаборатории. Кроме того, тканевые банки проводят разработку методов К. и др. научные исследования. После К. органов и тканей проводят их последующую закатку в стерильные сосуды, что даёт возможность транспортировать их в дальнейшем в лечебные учреждения. К. органов и тканей имеет огромное значение для успешного развития проблем трансплантации (См. Трансплантация).
         Э. В. Рабина.
         К. крови позволяет широко применять Переливание крови, т. к. разрешает иметь в любое время предварительно приготовленную цельную кровь, эритроцитную, лейкоцитную и тромбоцитную массы в неограниченном количестве. Впервые идею использования заблаговременно заготовленной крови для её переливания в экстренных случаях высказал в 1865 русский врач В. В. Сутугин, обосновав это опытами на животных. Однако реализация этой идеи в лечебной практике стала возможной лишь с открытием веществ, предотвращающих быстрое свёртывание крови вне кровяного русла. Среди них наиболее широкое применение получил лимоннокислый натрий (цитрат натрия), введённый в медицинскую практику во всех странах мира.
         В основу изыскания рациональных методов К. крови и её форменных элементов положены исследования особенностей обмена веществ, морфологической и физико-химической структуры эритроцитов, лейкоцитов и тромбоцитов. Т. к. жизнеспособность эритроцитов (основной массы крови) поддерживается главным образом углеводно-фосфорным обменом, субстратом которого является глюкоза и фосфатные компоненты, были созданы соответствующие добавляемые в нужных количествах к крови консерванты. Они позволяют сохранять её при 4 °С до 3—4 недель в пригодном для переливания состоянии. Дальнейшее хранение при положительной температуре вызывает постепенное разрушение клеток вследствие истощения ферментативных систем, поддерживающих обмен веществ. Благодаря успехам криобиологии (См. Криобиология) разработаны эффективные методы долгосрочного хранения крови в течение 8—10 лет в условиях глубокого холода (—79, —196°С). К. замораживанием с сохранением жизнеспособности и физиологической полноценности клеток крови основано на прекращении в них обменных процессов при ультранизких температурах (анабиоз). Для этого метода К. крови созданы специальные растворы с криофилактическими веществами (глицерин и др.), ограждающими клетки от разрушения, которое обычно наступает при замораживании при отсутствии этих веществ. Значение долгосрочного хранения замороженной крови исключительно велико, т. к. только этот метод позволяет создавать запасы крови и её компонентов, особенно крови редкой групповой принадлежности.
         Лит.: Актуальные проблемы пересадки органов, под ред. Ю. М. Лопухина, М., 1969 (библ.).
         Ф. Р. Виноград-Финкель.

Источник: Консервирование