Магазин форменной и спецодежды

Набор крючков SWD с №3 по №12 серебро 100 шт
50 р.
Набор крючков SWD с №3 по №12 серебро 100 шт
Набор крючков с кольцом. Цвет - серебро.Цветовое исполнение-серебро Особенности-с кольцом
Субституты (товары заменители)
Набор крючков SWD с №3 по №12 чер. никель 100 шт
Набор крючков с кольцом. Цвет - черный никель.Цветовое исполнение-черный никель Особенности-с кольцом
50 р.
Крючок SWD SCORPION ISEAMA №12BLN (10шт.)
Бюджетный одинарный крючок с колечком. Технологии производства: - для производства крючков используется высококачественная углеродистая легированная проволока; - применяются новейшие технологии термообработки; - стойкое антикоррозийное покрытие; - эл...
30 р.
Крючок SWD SCORPION ISEAMA №10BLN (10шт.)
Бюджетный одинарный крючок с колечком. Технологии производства: - для производства крючков используется высококачественная углеродистая легированная проволока; - применяются новейшие технологии термообработки; - стойкое антикоррозийное покрытие; - эл...
30 р.
Крючок SWD SCORPION ISEAMA №8BLN (10шт.)
Бюджетный одинарный крючок с колечком. Технологии производства: - для производства крючков используется высококачественная углеродистая легированная проволока; - применяются новейшие технологии термообработки; - стойкое антикоррозийное покрытие; - эл...
30 р.
Крючок SWD SCORPION ISEAMA №4BLN (10шт.)
Бюджетный одинарный крючок с колечком. Технологии производства: - для производства крючков используется высококачественная углеродистая легированная проволока; - применяются новейшие технологии термообработки; - стойкое антикоррозийное покрытие; - эл...
30 р.
Крючок SWD SCORPION ISEAMA №6BLN (10шт.)
Бюджетный одинарный крючок с колечком. Технологии производства: - для производства крючков используется высококачественная углеродистая легированная проволока; - применяются новейшие технологии термообработки; - стойкое антикоррозийное покрытие; - эл...
30 р.
Крючок тройник SIWEIDA №1/0 (3101391)
Цены на товары являются фиксированными, дополнительные скидки на этот товар не распространяются
5 р.
Крючок двойник SIWEIDA
Цены на товары являются фиксированными, дополнительные скидки на этот товар не распространяются
0 р.
Крючок SWD Harpoon Round №9S (10шт.) 3222309
Вес: 0,1 кг Все размеры: №9 Материал: сталь упаковка вес кг: 0.1 упаковка габариты см: 10*5*1 Siweida SWD является фирмой, выпускающей одни из самых прочных и надёжных крючков, которые обладают отличной заточкой и...
20 р.
Крючок SWD Harpoon Round №7S (10шт.) 3222307
Вес: 0,1 кг Все размеры: №7 Материал: сталь упаковка вес кг: 0.1 упаковка габариты см: 10*5*1 Siweida SWD является фирмой, выпускающей одни из самых прочных и надёжных крючков, которые обладают отличной заточкой и...
30 р.
Крючок SWD HARPOON Round №6S (10шт.) (3222306)
Вес: 0,1 кг. Все размеры: №6. Материал: Сталь 08 ПС, ГОСТ 16523-97 упаковка вес кг: 0.1 упаковка габариты см: 10*5*1 Siweida SWD является фирмой, выпускающей одни из самых прочных и надёжных крючков, которы...
20 р.
Крючок SWD Harpoon Round №5S (10шт.) 3222305
Вес: 0,1 кг. Все размеры: №5 Материал: Сталь 08 ПС, ГОСТ 16523-97 упаковка вес кг: 0.1 упаковка габариты см: 10*5*1 Siweida SWD является фирмой, выпускающей одни из самых прочных и надёжных крючков, которые...
20 р.
Крючок SWD HARPOON Round №4S (10шт.) (3222304)
Вес: 0,1 кг Все размеры: №4 Материал: сталь упаковка вес кг: 0.1 упаковка габариты см: 10*5*1 Siweida SWD является фирмой, выпускающей одни из самых прочных и надёжных крючков, которые обладают отличной заточкой и...
30 р.
Товары этого производителя
Выбрать, заказать и купить Набор крючков SWD с №3 по №12 серебро 100 шт можно в интернет-магазине Форма-одежда. Описание с фотографиями и отзывы покупателей - все для вашего удобства выбора. В Москву, Московскую область (Подмосковье) его доставит курьер, а почтой России или другими компаниями отправляем в Санкт-Петербург (СПб), Астрахань, Барнаул, Белгород, Брянск, Великий Новгород, Владивосток, Волгоград, Вологду, Воронеж, Екатеринбург, Иваново, Ижевск, Йошкар-Олу, Иркутск, Казань, Казахстан, Калининград, Калугу, Кемерово, Киров, Краснодар, Красноярск, Курск, Липецк, Магадан, Магнитогорск, Набережные Челны, Нижний Новгород, Новокузнецк, Новороссийск, Новосибирск, Норильск, Омск, Орел, Оренбург, Пензу, Пермь, Псков, Ростов-на-Дону, Рязань, Самару, Саратов, Севастополь, Симферополь, Смоленск, Сочи, Ставрополь, Тверь, Тольятти, Томск, Тулу, Тюмень, Улан-Удэ, Ульяновск, Уфу, Хабаровск, Чебоксары, Челябинск, Якутск, Ялту, Ярославль и другие регионы. Также возможна доставка в страны ближнего и дальнего зарубежья.

Боевая экипировка

Оружие, средства индивидуальной защиты и снаряжение рядовых, урядников и начальных людей полков солдатского строя, Источник: воинский устав «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей», 1647 год
Русская пехота конца XVIII века.
Снаряжение французской пехоты (гренадер и вольтижёр), 1808 год.
Боевая экипировка солдата союзников (Вторая мировая война)

Боева́я экипиро́вка, снаряжение бойца (жарг. «снаряга») — совокупность предметов[Прим. 1], используемых военнослужащими как в ходе боевых действий в военное время, так и в целях боевой подготовки в повседневной обстановке мирного времени. Содержать снаряжение в наличии и исправности — одна из первостепенных обязанностей военнослужащего[1]. Порядок пригонки и сборки снаряжения на военнослужащем регулируется уставами Вооружённых сил[1]. Наибольшей эффективности боевой экипировки можно достичь при оптимальном сочетании тактико-технических характеристик всех составляющих.

Содержание

Развитие боевой экипировки

В армии Российской империи сторонником ношения «всего на себе» был великий русский полководец Александр Васильевич Суворов. Личный состав суворовских полков за долгие годы был приучен к ношению многопудовых заплечных ранцев, которые в ту пору именовались «ветры» (за лёгкость, с которой суворовские солдаты их несли). Ввиду того, что сам А. В. Суворов никогда не заставлял своих подчинённых нести больше чем мог унести сам, он весьма грамотно подбирал допустимую полезную нагрузку для своих бойцов, что делало данный опыт в своём роде уникальным для того времени.

Тем не менее, до англо-бурских войн конца XIX столетия, большая часть экипировки военнослужащих перевозилась в обозе, и в полном своём объёме была практически невозможна для постоянного ношения. С развитием военной науки, в современных вооружённых силах (в особенности — в войсках постоянной боевой готовности и частях, находящихся на боевом дежурстве), всё больше предметов экипировки постоянно находятся на военнослужащем, компактны и сравнительно легки для постоянного ношения.

Значение, количество и стоимость экипировки растет достаточно быстро. По словам бригадного генерала Марка Брауна (отвечающий в за разработку снаряжения для армии США) в 1940-е годы американцы отправлялись на войну в форме, с винтовкой, каской, скаткой и фляжкой. Их снаряжение весило около 16 кг и стоило — с учетом инфляции — 170 дол. Во Вьетнаме экипировка солдата уже обходилась в 1,1 тыс. дол: добавился, в частности, бронежилет, обновилось оружие. Сейчас воюющие в Ираке и Афганистане американцы обязательно снабжаются бронежилетами и касками из композиционных материалов, защитными очками, огнеупорной формой, включая перчатки и ботинки, приборами ночного видения, лазерными целеуказателями. В их снаряжение входит свыше 80 предметов общей массой около 34 кг. Боевая экипировка современного солдата обходится Пентагону примерно в 17,5 тыс. дол — в 100 раз дороже, чем во время Второй мировой войны. Согласно оценкам генерала, в середине следующего десятилетия экипировка пехотинца будет уже стоить от 28 до 60 тыс.дол. В частности, солдаты получат стрелковое оружие, позволяющее вести прицельный огонь по противнику из-за угла, не высовываясь при этом, и компьютеры с экранами, чтобы каждый мог видеть картину боя.

Состав

Зачастую трудно чётко отнести снаряжение к конкретному классу, так как оно интегрируется одно в другое или обладает несколькими функциями. Но функционально они делятся на несколько направлений и включает в себя: Средства индивидуальной защиты (как противорадиационной и противохимической, так и бронезащиты), средства связи и обнаружения, оптические приборы и средства ночного видения, лопаты и другие инструменты, осветительные и сигнальные боеприпасы и другую пиротехнику, карты, компасы и топографические приборы, фляги и котелки, предметы первой необходимости и другие вещи — в зависимости от воинской специальности и фактически выполняемых функций — носимые военнослужащим в ранце, рюкзаке или вещмешке, а также в разгрузках и на поясном ремне.

Не следует путать снаряжение (экипировку) с вооружением. К последнему относятся все предметы и устройства, предназаченные для уничтожения противника. Ввиду того, что некоторыми предметами экипировки также можно уничтожить человека (например, сапёрной лопатой), следует обращать внимание на основное функциональное предназначение предмета[Прим. 2].

Одежда и средства огневой защиты

Гвардеец национальной гвардии США, 1917

Выполняют задачи комфортного нахождения военнослужащего в соответствующих условиях природных зон (от пустыни до океана) и его защиты от огня противника. Также может включать в себя элементы радиационной, биологической и химической защиты, системы микроклимата и охлаждения, оказания первичной медицинской помощи.

Одежда которой снаряжают военных довольно многообразна: сапоги и ботинки, наколенники и налокотники легкая нижняя рубашка и шорты, средняя рубаха и брюки; куртка для холодной погоды из овечьей шерсти; куртка против ветра; мягкая куртка и брюки; комплект защиты от дождя; куртка и брюки на меху. 3-е поколение одежды для холодных климатов было разработано для использования в районах крайнего севера. Она состоит из многослойной изоляции, в результате одежда позволяет солдату приспособиться холодному климату.

Одежда может содержать элементы или отдельную систему микроклимата, охлаждения — носимую под защитной формой, аквасистему для питья.

Одежда может быть выполнена из негорючих материалов, быть непромокаемой и иметь камуфлированную окраску. Разрабатываются даже системы с активным (изменяющимся в зависимости от окружающих условий) камуфляжем. Включать в себя солнцезащитные, ветрозащитные и пылезащитные очки.

Средства огневой защиты обычно включают в себя каску (также шлем) и бронежилет иногда очки. Есть в арсенале некоторых подразделений переносные средства защиты по принципу щита. Средства огневой защиты постоянно совершенствуются параллельно с усилением оружия и иногда способны защитить от очень серьёзного механического и огневого воздействия.

Последние разработки боевой экипировки включают элементы экзоскелета. Экзоскелетная конструкция представляет собой внешний каркас, который позволяет снять лишнюю нагрузку с мышц человека и увеличить его мускульную силу.

Средства связи

Из простой рации средства связи превратились в многоступенчатые системы связи между разного уровня командным составом и командирами и солдатами во время боя (например «командир роты — командир взвода — командир отделения — солдат»). Используется современный компьютер, коммуникации и технологии Глобального позиционирования, чтобы объединить разрозненных солдат в едином цифровое поле боя. Компоненты системы включают компьютерный визир, установленный на шлеме, навигационный модуль, систему радиосвязи и многофункциональный лазер, которые объединены в единую систему управления боем. Солдат имеет связь с другими солдатами, командными пунктами, транспортными средствами поддержки и авиацией.

Средства разведки и навигации

Начиная с простого бинокля, средства разведки безостановочно совершенствовались.

Приборы ночного и инфракрасного видения, оптические и акустические жучки средства подключения к электронным коммуникациям это далеко не полный перечень таких средств.

Очки или приборы ночного видения применяются автономно или крепятся на каске. С их помощью можно обнаружить человека при свете звезд на расстоянии до 150 и при лунном освещении до 350 м.

Устройства ориентирования, идентификации целей, обнаружения мин, различные датчики и сигнальные средства.

Оснащение воина встроенным в костюм, персональным компьютером значительно улучшает его возможности в разведке. Используя интеллектуальную систему солдат может видеть своё местоположение, местоположения других солдат, известных вражеских позиций на крупномасштабном показе карты. Кроме этого он может увидеть положение врага, всего лишь по его руке, определяет вид оружия по его виду или тепловому образу.

С многофункциональным лазером, солдат может определять вражескую позицию, для обозначения на общей карте. Может передать координаты врага для вызова огня. Разработаны системы мини и микролетательных аппаратов с размахом крыльев от 20 см до 8 мм. Способных не только незаметно собирать разведданные, но и содержать «на борту» приличное количество взрывчатых веществ. В проекте уже «нанороботы» имеющие почти ненаблюдаемые размеры.

Средства жизнеобеспечения

Военнослужащие США в Ираке (2003)

Разные многофункциональные предметы и устройства служащие для обеспечения действий сопутствующих боевым.

Плащ-палатка (некоторые могут выполнять роль носилок или соединенные между собой несколько палаток позволяют собрать палатку большого объема), рейдовый рюкзак, теплоизоляционный коврик, боевые разгрузочные жилеты (надеваемые поверх амуниции и бронежилета с подсумками и карманами для переносимого вооружения и боеприпасов), спальный мешок, накомарник, надувная подушка и т. д.

Средства обеспечения живучести делают военнослужащего устойчивым к воздействию средств поражения противника, болезней и неблагоприятной окружающей среды. Они включают средства радиационной, химической и биологической разведки, защиты, обеззараживания, а также системы кондиционирования (обогрева), шумозащиты, снижения оптической, тепловой и радиолокационной заметности. Например кусок маскировочной сети (2х2 м), для маскировки солдата и имущества при остановках. Цвет сети определяется типом местности, растительностью и временем года.

Для всех средств выполняются жесткие условия по функциональности, надёжности, износостойкости.

Медицинское обеспе́ченье

Базовая персональная аптечка включает:

  1. Обезболивающее средство.
  2. Антибиотики.
  3. Таблетки для обеззараживания воды.
  4. Крем для губ.
  5. Антиаллергическое средство.
  6. Таблетки от расстройства желудка.

Специально оборудованный костюм способен вести полный медицинский контроль физиологического состояния и передавать данные в центр командования. И даже в случае ранения сразу обрабатывать рану медикаментами.

Средства индивидуальной защиты

На случай применения оружия массового поражения — средства индивидуальной защиты органов дыхания и глаз, а также кожи, защитные перчатки и чулки.

Модульное снаряжение

Модульное боевое тактическое и грузовое снаряжение состоит из разного типа рюкзаков, а также боевого тактического жилета с взаимозаменяемыми быстросъемными подсумками (для магазинов индивидуального стрелкового оружия, ручных гранат и других элементов экипировки), поясного ременя. При необходимости от рюкзака можно быстро освободиться. Также для десантирования парашютным способом боец комплектуется Парашютной системой.

Специальные элементы

Обычно находятся в разгрузочном жилете. Примерное минимальное содержимое жилета:

  • Компас.
  • Зеркало для подачи сигналов.
  • Перочинный нож.
  • Охотничий нож.
  • Пистолет с двумя магазинами.
  • Стреляющее приспособление для отстрела сигнальных ракет.
  • Стробоскопический фонарь с инфракрасным фильтром.
  • Свисток.
  • Зажигалка.
  • Небольшой фонарик.
  • Аварийный рацион питания.
  • Комплект выживания, включающий:
  1. Запасной компас.
  2. Ветрозащитные спички или зажигалка.
  3. Презерватив или 5-литровый пакет для воды.
  4. Карманный нож или нож для свежевания.
  5. Набор для шитья.
  6. Рыболовная леска и набор крючков.
  7. Несессер.
  • Фляга с водой (2 литра).
  • Аптечка
  • Репеллент от насекомых.
  • Боеприпасы, используемые в первую очередь (магазины, ленты, гранаты и т. д.).
  • Протирка, ёршик и смазка.

Дополнительно

Также возможны:

  • Средства выживания
  • Фильтр для очистки воды
  • Комплект для работы в ночных условиях
  • Индивидуальный источник тепла
  • Маскировочный макияж.

Не относятся к боевой экипировке, но также постоянно находятся при военнослужащем:

  • Вооружение: Стандартный комплект военнослужащего включает в себя индивидуальное (и групповое) стрелковое и холодное оружие (и принадлежности), но в зависимости от специализации военнослужащего и тактических задач может включать в себя широкий спектр вооружения вплоть до огнеметов, миномётов, гранатометов, средств ПВО, переносных ракетных установок (ПТУР, ПЗРК) и т. д.
Паёк морского офицера (СССР)
  • Продовольственное обеспечение: Количество продуктов питания зависит от продолжительности действий и индивидуальных особенностей солдата. Количество продуктов на один день примерно составляет 1 банку консервированного мяса, 200 граммов риса и 2 плитки шоколада.
  • Вода: Количество воды зависит от обстановки, местности, метеоусловий и наличия естественных источников воды. В среднем, по 2 литра воды на день при среднем темпе марша. Фляги имеют чехлы из темной или камуфлированной ткани, которые играют роль теплоизолятора и снижают шум. Крышки фляг имеют резиновые уплотнители для плотного закрывания, привязаны к флягам для предотвращения их утери в случае опасности. Пустые полиэтиленовые мешки наполняются водой и использовать для ее хранения при забазировании или длительном нахождении на наблюдательном пункте.

Галерея

См. также

Примечания

  1. За исключением обмундирования, белья и обуви, боезапаса, шанцевого инструмента, индивидуального рациона питания, носимых военнослужащими вместе со снаряжением.
  2. В данном конкретном примере, основное предназначение лопаты — копать.

Источники

  1. 1 2 Министерство обороны РФ Ст. ст. 26, 28, 135; Часть II. Обязанности командиров и военнослужащих перед построением и в строю // Строевой устав Вооружённых сил Российской Федерации. — М.: Военное издательство Министерства обороны РФ, 1993.

Ссылки

Источник: Боевая экипировка

ХИНОЗОЛ

ХИНОЗОЛ (Chinosolum), сочетание эквивалентных количеств 8-оксихинолина и бисульфата кадия, калиевая соль ортооксихинолин-сульфокислоты (Ф VІ). Эмпирическая формула: C9H7ON• KHS04. Структурная: Литература до 1907 г. имела в виду X. указанного выше состава (немецкий патент № 88520). Свойства: кристаллический порошок лимонно-желтого цвета, острого вкуса, своеобразного запаха, несколько напоминающего шафран. В воде растворяется во всех отношениях, образуя раствор лимонножелтого цвета слабокислой реакции. Нерастворим в эфире; спирт после обработки Na2C03 извлекает из него оксихинолин. По другому немецкому патенту № 87493 стал известен под названием X., или суперол—препарат, представляющий собой сернокислую соль 8-оксихинолина с эмпирической формулой (C9H7ON)2-H2S04 и структурной формулой: •H2S04 Получается смешением подсчитанных количеств 8-оксихинолина и серной к-ты. Свойства: кристаллическое вещество яркожелтого цвета, со слабым шафранным запахом, жгучего вкуса, легко растворимое в воде, трудно в винном спирте, нерастворимое в эфире. Водный раствор окрашивает синюю лакмусовую бумагу в красный цвет; рЫ 1%-ного раствора—около 3. Температура пл.—175—177,5°. X. был предложен в качестве антисептического средства, не уступающего сулеме, карболовой к-те, лизолу и т. п., не осаждает белков и не прижигает. Применяется в форме порошка для присыпки против пота ног (хинозол 2,0, крахмал 10,0, тальк 88,0), как детская присыпка (хинозол 0,5, крахмал 19,5, ликоподий 80,0). В форме мази при пролежнях (восковая мазь 43,0, свинцовый уксус 4,0, хинозол 3,0). В форме таблеток весом в 1,0 для приготовления растворов (1:1 000) для дезинфекции рук и операционного поля, для промывания свежих ран и ожогов (1:500). Для впрыскивания в уретру при перелое (1:500—250). В таблетках по 0,1 для полоскания рта и горла, для промывания глаз (1:2 000—5 000). В качестве профилактического средства против беременности в форме пасты и глобуль. Трагакантовая слизь с 0,5%-ным содержанием X.—«неопреконсол»—■ в стеклянных шприцах по 4—5 г в шприце; в форме пессариев: хинозол 0,01, борная к-та 0,1, гидрогенизированный жир (с t° пл. 36,5— 37°) 2,0—«контрацептин»; в форме глобуль: хинозол 0,01, борная к-та 0,1, гидрогенизированный жир 2,0—«вагилен»; скорость плавления пессариев и глобуль nput0 в 37°— 4— 5 минут. Внутрь X. был предложен при тифе, холере, tbc по 0,06 до 1,0 несколько раз в день. X. переносит без изменения высокую t°, в силу чего перевязочные средства с X. могут подвергаться стерилизации. В соприкосновении с железом X. зеленеет. Для дезинфекции стальных инструментов X. непригоден. Явления отравления: слюнотечение, кашель, чихание, слабость сердца, падение t°, шаткая походка, параличи. Под названием оксина (Oxin) или реактива Гана и Берга (Hahn, Berg) в аналитической химии применяется X. или основание (8-оксихинолин) как реактив на алюминий, кадмий, железо, индий, кобальт, медь, магний, марганец, никель, молибден, торий, титан, уран, ванадий, висмут и вольфрам; также для их количественных определений. Лит.: Handbuch der praktischen und wissenschaftlichen Pharmazie, hrsg. v. H. Thorns, B. VІ, H. 1, S. 468, В.— Wien, 1927 (лит.).                                           М. Цыпкин. Большое разнообразие методов, принятых в хирургии и в дисциплинах, ответвившихся от нее (ортопедия, ото-рино-лярингология, офтальмология, стоматология, урология, гинекология, экспериментальная физиология и т. д.), повело к тому, что на рынок выпускается огромное количество инструментов, зачастую отличающихся друг от друга лишь незначительными модификациями, внесенными тем или иным хирургом. Многие из таких инструментов, носящих б. ч. фамилию автора, его предложившего или внесшего свою модификацию, широкого хождения не имеют и применяются лишь самим автором или его учениками. Нет никакой возможности, да и вряд ли это необходимо, приводить все существующие в продаже инструменты, достаточно дать лишь наиболее типичные, наиболее употребительные из них. Инструменты, применяемые в общей хирургии. Скальпели, имевшие в доасептической эре деревянные или костяные ручки, сейчас приготовляются исключительно цельнометаллические. Длина обычных скальпелей—от 12 до 15 см (рис. 1). Лезвия скальпелей носят различную форму, отличаясь друг от друга то длиной, то шириной, то концом (жалом), имеющим то миндалевидную (рис. 1 Ь, с) то брюшистую (рис. 1 d—ft) форму. Последняя наиболее употребительна для разрезов кожи. Удлиненный конец (рис. 1 г, j) применяют для проколов. Для этих же целей может служить обоюдоострый (рис. 2) скальпель. Для подкожных разрезов сухожилий применяются прямые или изогнутые скальпели, снабженные на конце пуговкой (рис. 3, 4 и 5), защищающей

23           24           25

39а

•й

хирургический инструментарий

ft to

70а

ft" ■

^4-^ Н2 11 За изь ; ч!

127 128

185 186

190 191

о о о о

193 194 195 =^гайр) 198 199

204а

217а соседние ткани от повреждений. Для пластических операций на коже или слизистых применяют скальпели с короткими узкими (рис. 6 и 7), обоюдоострыми (рис. 8), вытянутыми узкими (рис. 9, 10 и 11) лезвиями. В военно-полевых наборах скальпели хранятся в специальных металлических коробочках (рис. 12 и 13), в особых гнездах, с задвигающимися металлическими крышками. На рис. 14—16 изображены ланцеты, служащие для проколов поверхностных скоплений гноя, на рис. 17—21— малоупотребительные сейчас бистури различной формы в костяной (рис. 17—19) или металлической (рис. 20 и 21) оправе. За последние годы в Германии получили нек-рое распространение съемные приспособления для освещения глубоких ран, снабженные маленькой электрической лампочкой. Эти приспособления могут прикрепляться к скальпелям, зажимам, пинцетам и т. д. При ампутациях конечностей применяют ампутационные ножи (с лезвиями) различной длины, формы и толщины (рис. 22— 28), с длинными, массивными, широкими рукоятками. Форма и длина ножниц, применяемых в хирургии, также весьма разнообразны. В основном они делятся на прямые и изогнутые. Прямые ножницы иногда снабжают на конце одного из остриев небольшим расширением (рис. 29), позволяющим проникать в глубь тканей без излишних их повреждений. Концы прямых ножниц делаются то более (рис. 30 и 31) то менее острыми (рис. 32). Наиболее употребительными являются изогнутые с тупыми концами ножницы Купера (Cooper), в сомкнутом виде весьма удобные также для раздвигания тканей тупым путем (рис. 33 и 34). Существуют модификации ножниц Купера, состоящие в том, что концы их делаются более острыми (рис. 35). Для раздвигания тканей тупым путем эти модификации однако не применимы. Особое применение (разрезание стенок кишки, желудка, операции в полости рта) имеют ножницы, изогнутые в боковой плоскости (рис. 36, 37,38, 39, 39а), с острыми или тупыми концами. Замки у ножниц могут быть глухими (с винтом (рис. 34)или открытыми, с разнимающимися для очистки ветвями (браншами) (рис. 39а). Специальные ножницы, б. ч. снабженные на конце одной из ветвей особой плоской площадкой (предохраняющей кожу от ранения), применяются для разрезания повязок на б-ном (рис. 40 и 41). Для резки марли с целью приготовления бинтов применяются прямые массивные ножницы с широкими кольцами, одно из к-рьгх делается более удлиненным (рис. 42 и 43).—Для прикрепления стерильного белья к телу б-ного при операциях служат т.н. цапки Бакгауза (рис. 44 и 45), пружинные цапки Шеделя (рис. 46) или Дуайена (Doyen) (рис. 47). Последние особенно удобны при лапаротомиях для прикрепления брюшины к марлевым салфеткам, с целью оберегания краев кожной раны от загрязнения во время манипуляций в брюшной полости.—Большая роль при хир. операциях принадлежит различного рода пинцетам (см.) и зажимам (см.). Наиболее распространенными и весьма удобными иглодержателями являются иглодержатели Матье (рис. 48 и 49) и иглодержатели Хегара (рис. 50 и 51). Последние благодаря своей длине особенно предпочитаются гинекологами. Нек-рые хирурги (особенно во Франции) предпочитают не пользоваться иглодер- жателями, а шьют просто большими иглами (рис. 52) или специальными инструментами (иглами) Ревердена (рис. 53 и 54), модифицированными для операций на промежности Тима-ном (Tiemann) (рис. 55), Аштоном (Ashton) (рис. 56) и другими авторами. Широкое распространение имеют иглы на длинной ручке— Дешампа (Deschamps), существующие в различных модификациях (тупые с коротким концом—рис. 57, острые с длинным концом— рис. 58, с коротким концом—рис. 59) и служащие гл. обр. для подведения лигатуры под крупные сосуды или перевязывания толстых пучков мышц, различных тяжей в брюшной полости и т. п. На рис. 60 и 61 изображены модификации этих игл, предложенные Бильротом (Billroth). Большинство хирургов однако пользуется для сшивания Тканей специальными хир. иглами различной кривизны, толщины и длины (рис. 62—65). Наиболее удобными для быстрого вдевания ниток являются иглы с пружинным ушком (рис. 66), хотя фабрики выпускают иглы и с обыкновенным игольным ушком. При операциях на кишках предпочтительнее круглые иглы (рис. 67 и 68), на других тканях удобнее шить острыми трехгранными иглами, менее травмирующими ткани. Для операций на кровеносных сосудах применяются самые тонкие номера игл (рис. 69 и 70)—'Изогнутых или прямых. Злотников предложил модификацию иглодержателя, снабженного специальной магазинкой, в к-рой помещается катушка хир. ниток, дающая возможность шить раны, не пользуясь услугами операционной сестры (рис. 70а). Иглодержатели эти очень удобны в практике амбулаторий и приемных покоев для оказания первой помощи при различных поверхностных ранениях кожи. Для разведения краев ран при операциях на мягких тканях и костях служат различные виды крючков, ретракторов и т. д., отличающиеся друг от друга количеством зубцов [крючки Фолькмана (рис. 71), Мерфи (рис. 72), Сендса (рис. 73), Израеля (рис. 74)], характером (острые или тупые), большей или меньшей их изогнутостью. Далее существует ряд весьма удобных дуговых, окончатых и др. форм крючков (Миддельдорфа, Зауербруха, Ланген-бека, Черни и др., рис. 75 и 76). Особенно удобными при различных операциях на поверхностно расположенных мягких тканях являются парные двусторонние крючки Фарабефа (рис. 77).—Для сшивания краев кожи удобны специальные металлические скобки Мишеля (рис. 78)—различной длины и ширины или т.н.еерфин ы—пружинные проволочные зажимы (рис. 79). Преимущество скобок перед швами заключается в том, что они остаются на поверхности кожи—вне раны, в то время как швы проводятся через толщу кожи, в к-рой остаются в течение 6—8 дней, и, являясь инородным телом (хотя и асептичным), могут способствовать нагноению, т. к. являются мостиком, соединяющим поверхность кожи с глубиной раны. Металлические скобки кроме того кипячением обезвреживаются совершенно, чего не всегда можно достигнуть при шелковых нитях. Кроме того скобки оставляют менее заметные рубцы, чем шелковые швы. Скобки Мишеля сохраняются обычно на особых проволочных каркасах (рис. 80), с к-рых легко снимаются специальными пинцетами (рис. 81 и 82), при помощи к-рых скобки накладываются на края раны. Для снятия скобок существуют особые инструменты (рис. 83), снабженные клю-вообразными ветвями, сжимающими скобку на середине и таким образом ее распрямляющими. Каждая операционная должна быть снабжена набором инструментов для очистки ногтевого ложа (рис. 85), подногтевого пространства (рис. 84) и обрезания ногтей (рис. 86 и 87). Для извлечения стерилизованных щеток для мытья рук из сосуда, в к-ром они помещаются, очень удобен корнцанг, одна ветвь к-рого имеет форму вилки, другая—форму зубца (рис. 88). Для этой же цели однако могут служить корнцанги различной длины и формы, ветвям к-рых придают разнообразные изгибы (рис. 89). Широкое распространение корнцанги имеют особенно в гнойной хирургии, где ими пользуются для раздвигания тупым путем стенок гнойников, после того как кожа разрезана ножом. Удобны они и для извлечения из глубоких тканей инородных тел, хотя для этого более приняты инструменты типа пулевых щипцов Шредера (Schroder) (рис. 90) или их модификации, предложенные Шульце (рис. 91), Мартином (рис. 92) и др. авторами.— Для проколов полостей и опорожнения их содержимого служат троакары с вынимающимся мандреном (стилетом). Их выпускают в виде наборов различной толщины, привинчивающихся к рукоятке того или иного типа (рис. 93 и 94), в к-рой они и хранятся, или в виде троакара, припаянного к широкой рукоятке (рис. 95). Последняя модификация в наст. время более употребительна, т. к. гораздо удобнее для манипуляции и асептичнее (отсутствие винтов, открытой полости в рукоятке). Выпускается в продажу различных калибров.— В условиях выездной практики в сельских местностях и особенно на войне инструменты, применяемые в общей (т. н. малой) хирургии и для оказания первой помощи при ранениях, выпускаются целыми наборами в кожаных или металлических футлярах. Наборы эти выпускаются различными комплектами и в зависимости от того, для кого они предназначаются (санитар, лекпом, врач), содержат то более простой то более сложный набор инструментов (рис. 96 и 97). Инструменты для пластических о п е -р а ц и и. Для операций пересадки кожи применяются плоские, широкие тонкие ножи Тирша (рис. 98), Кортума (Kortum) (рис. 99), Рена (рис. 100). Для пересадок слизистой щеки Израель предложил широкий нож (рис. 101), имеющий вид шпателя. Для уранопластики применяется ряд инструментов, в том числе различные распатории (Лангенбека—рис. 102, Trelat—рис. 103, Le Dentu—рис. 104 и 105), изогнутые ножницы Вира (рис. 106) и особые иглы на длинной рукоятке (Лексера—рис. 107, Лангенбека—рис. 108, Склифосовского—рисунок 109). Инструменты, применяемые при операциях на черепе, головном мозгу и позвоночнике. Применявшиеся гл. обр. в доантисептдческую эру трефины Гадьта (рис. 110) для вскрытия полости черепа, создания костнопластического кожно-мышечно-надкостнично-костного лоскута и т. д. в дальнейшем заменены были трепанами или дрилля-ми (борами) различного типа, снабженными сверлами, фрезами Дуайена (рис. 111) разного калибра и вида (дрилль Штилле—рис. 112, дрилль Гамильтона). Однако в новейшее время ручные приборы для трепанации черепа ус- тупили место трепанам и борам, приводимым во вращение электромотором. Из них наиболее распространеныэлектротрепанБорхардта,енаб-женный 10 видами различных сверл и фрезов (рис. 113, 113а и 1136), и электротрепан де Мар-тедя. Для расширения трепанационных отверстий имеется целая серия инструментов для скусывания краев кости: кусачки Люера (рис. 114), Дальгрена (рис. 115), Дуайена (рис. 116), Борхардта (рис. 117), де Кервена (рис. 118), Дальгрен-Борхардта(рис. 119), Ломбарда (рис. 120), Гофмана (рис. 121), Бекона (Bacon) (рис. 122). Не всегда однако при трепанациях можно обходиться только трепанами и кусачками—приходится прибегать и к долотам различного вида. Из них наиболее употребительными являются долота Кенига, Бергмана, Мек-Ивена (Mac Even) (рис. 123, 124, 125). Трепанация долотами производится помощью деревянных или металлических молоточков Бергмана и др. (рис. 126, 127). Для отодвигания надкостницы служат прямые и изогнутые распаторы Фарабефа (рис. 128) или их модификации. Для вывихивания осколков кости — элеватории Лангенбека (рис. 129) или других авторов. — Для остановки кровотечения из кожно-мышечного лоскута служат зажимы типа Hoeve (рис. 130), Гедзона (Hudson) (рис. 131). Для измерения толщины костной стенки черепа служит инструмент Дуайена (рис. 132), для защиты твердой мозговой оболочки от ранений во время трепанации—протектор Александра (рис. 133), для отодвигания мозга—шпатели Лексера (рис. 134), Брааца (рис. 135) и ряд их модификаций. Для удаления Гассерова узла применяют специальный набор инструментов (рис. 136), состоящий из щипцов для выдергивания нерва, шпателей для отодвигания полушария мозга, особых элевато-риев различной кривизны и ширины, крючков для затыкания foram. spinosi (при кровотечениях из a. mening. med.), серебряного, легко сгибаемого зонда для проведения лигатуры под a. mening. med. и двух особых коротких пинцетов для завязывания этой лигатуры. При ламинектомии кроме обычных инструментов для операций на костях (см. ниже и Ортопедический инструментарии) и указанных выше костных кусачек (рис. 114—122) применяются еще и специальные ламинектомические ножницы (щипцы) де Кервена (рис. 137) и особенно удобные ножницы Экснера (Ехпег) (рис. 138). Инструменты для операций на ребрах. Для обычных резекций ребра при эмпиеме плевры пользуются реберными ножницами Глюка (рис. 139), Штилле (рис. 140) и др. авторов и известным распатором Дуайена (рис. 141). При торакопластиках к этим инструментам необходимо еще иметь добавочно ножницы для резекции I ребра. Наиболее удобные для этой цели инструменты предложены крупнейшим специалистом по хирургии легких За-уербрухом в виде ножниц типа гильотины (рис. 142 и 143).—Инструменты для операций на кровеносных сосудах по существу являются б. ч. копиями тех или иных типов зажимов, пинцетов, ножей и т. п., принятых в общей хирургии, но, принимая во внимание нежность и хрупкость сосудистой стенки, они готовятся значительно меньших размеров, чем первые, что дает возможность манипулировать ими с наименьшим риском нанести травму сосудистой стенке. На рис. 144:—150 изображены различные типы сосудистых зажимов, на рис.151—тройной зажим для сосудистого анастомоза, на рис. 152—инструмент для натягивания нитей при наложении анастомоза с целью вызвать зияние краев сосуда. Для этой же цели служит тройной расширитель, изображенный на рис. 153. На рис. 154 и 155—ножи для разрезания сосудистой стенки, на рис. 156—специальные, очень нежно хватающие пинцеты для сосудистой стенки, на рис. 157—иглодержатель для наложения сосудистого шва. Американский хирург Каррель (Carrel) предложил целый набор, содержащий все необходимые для сосудистого шва инструменты. Набор инструментов, необходимых для операции Тренделен-бурга при эмболии легочной артерии, состоит из 6 предметов (рис. 158): а—резиновый жгут, Ъ—специальный зонд для проведения жгута вокруг артерии, с—корнцанги для извлечения эмболов, d—пинцет для разведения краев разреза в артерии, f—зажим для сдавления этого разреза. Инструменты для операций в брюшной полости. Среди огромного количества крючков и расширителей различного типа, служащих для разведения краев брюшной раны, и ретракторов для отведения органов брюшной полости наиболее употребительными являются ординарные крючки Келди (Kelly) (рис. 159), Ричардсона (рис. 160), Дуайена (рис. 161), Альбаррана (рис. 162), Цуккерканд-ля (рис. 163); двойные расширители Кохера (рис. 164), Леге (рис. 165), тройной расширитель Кохера (рис. 166); ретракторы Эйзельс-берга (рис. 167), Израедя (рис. 163), Мику-лича (рис. 169), Дуайена (рис. 170). Для отодвигания внутренностей при зашивании брюшины очень удобны ложкообразные ретракторы (рис. 171 и 172). Оставленные в наст. время большинством хирургов пуговки Мер-фи для энтеро- (круглые) и гастроэнтероана-стомозов (овальные) (рис. 173—175), снабжаемые специальными зажимами для введения этих пуговок в просвет кишки или желудка, пови-димому применяются еще лишь американскими хирургами. В американских руководствах во всяком случае им уделяется такое большое место, какого они не заслуживают. Осложнения, к к-рым нередко ведет их применение (некроз стенки кишки, прободение, непроходимость), очень опасны и никак не уравновешиваются той быстротой, с к-рой их накладывают и к-рая по мнению американских авторов дает им большое преимущество перед обычным анастомозом, накладываемым посредством шва. Среди зажимов (см.) и клемм, применяемых для операций на жел.-киш. тракте, наиболее типичными являются мягкие зажимы Кохера (прямой—рис. 176, изогнутый'—рис. 177), штыко-образный Бруннера (рис. 178), желудочный Гразера (рис. 179), Пайра (рис. 180), энтеро-триб Дуайена (рис. 181), могущий служить и ангиотрибом, применяемым гинекологами при экстирпации матки, и тройной зажим Лингард-та (Linhardt) для анастомоза (рис. 182). Для операций на желчных путях пользуются рядом специальных инструментов: корнцанги для извлечения камней из желчных путей: Черни (рис. 183), Керте (рис. 184), Кол-лена (рис. 185); зонд для зондирования желчных путей Дежарден (Desjardins) (рис. 186), хотя большинство хирургов для этой цели применяет обычный маточный зонд. Целая серия ложек с тупыми краями предложена для удаления камней из печеночного и общего желчно- го протоков, из них наиболее типичными и широко употребительными являются приведенные на рис. 187. Для захватывания d. cystici перед удалением желчного пузыря служит зажим с изогнутыми щечками Мойнигена (рис. 188), хотя не менее удобен для этой цели иглодержатель Хегара с кривыми щечками; очень удобен для отодвигания внутренностей при операциях на желчных путях ретрактор Сика (Sick) (рис. 189).—Для операций при геморое существует целая серия инструментов, раздавливающих основание шишек: Лангенбека (рис. 190), Мек Лина (Mac Lean) (рис. 191), Домб-ровского (рис. 192), Поцци (Pozzi) (рис. 193). Наиболее употребительны однако окончатые зажимы Люера (рис. 194—196). Инструменты для операций на костях и суставах. При ампутациях конечностей применяются пилы различного типа (Satterlee — рис. 197, Charriere — рис. 198, Лангенбека—рис. 199). Для перепиливаниятонких костей (напр. плюсневых, пястных) применяется цепочечная пила (рис. 200), но значительно удобнее для этих целей проволочная пила Джили (рис. 201), прицепляемая к 2 специальным ручкам (рис. 202). Для отодвигания мягких тканей при ампутациях конечностей пользуются ретракторами Свита (Sweet) (рис. 203), Герценберга, состоящими из двух одинаковых, накладываемых друг на друга частей (рис. 204а). Обычный молоток иногда удобно заменять тяжелым пестиком (Rawhide) (рис. 204). Для держания концов костей во время операции служат костодержатели Лангенбека (рис. 205), Фарабефа (рис. 206), для удаления костных секвестров—секвестральные щипцы Матье с различным изгибом щечек (рис. 207, 208,209). Для скусывания краев кости после ампутаций, резекции ребра и т. д. служат костные ножницы Листона (рис. 210, 211), Мейо, Сеттерли (Satterlee), Горели. Для выскабливания костных полостей при остеомиелите, создания новой суставной впадины при артропластике и т. п. служат острые ложки Фодькмана—двусторонние овальные (рис. 212), Кенига (рис. 213 и 214), односторонние круглые Фарабефа (рис. 215), Ричарда (рис. 216), Брока (рис. 217), Люера (рис. 218 и 219) и набор Мерфи для артропластики тазобедренного сустава при анкилозе его, состоящий из одной вогнутой (рис. 220 а), одной выпуклой (рис. 220 б) фрезы и рукоятки к ним (рис. 220 б). Долота, распаторы, элеватории, костные кусачки, молотки и пр.—см. рисунок 111— 131, а также см. Ортопедический инструментарий.                                          Н. Блументаль.

Источник: ХИНОЗОЛ

Кирсанов, Семён Исаакович

Семён Кирсанов
Кирсанов Семён Исаакович

Фото Александра Родченко, 1930
Имя при рождении:

Семён Исаакович Кортчик

Псевдонимы:

Кирсанов

Дата рождения:

5 (18) сентября 1906(1906-09-18)

Место рождения:

Одесса,
Херсонская губерния,
Российская империя

Дата смерти:

10 декабря 1972(1972-12-10) (66 лет)

Место смерти:

Москва, СССР

Гражданство:

  СССР

Род деятельности:

поэт

Направление:

футуризм,
социалистический реализм, формализм

Жанр:

стихотворение, поэма

Язык произведений:

русский

Премии:

Награды:

Семён Исаа́кович Кирса́нов (настоящая фамилия — Ко́ртчик; 5 (18) сентября 1906, Одесса, Херсонская губерния, Российская империя — 10 декабря 1972, Москва, СССР) — русский советский поэт. По мнению академика Михаила Гаспарова, Кирсанов — создатель рифмованной прозы в русской литературе[1].

Ученик Владимира Маяковского, в молодости — один из последних футуристов. Начиная с 1930-х годов, неоднократно обвинялся критикой в формализме. Склонность к поэтическим экспериментам сделала его творчество многогранным[2]. Жизненные трагедии и драмы (ранняя смерть первой жены, расставание со второй, собственная смертельная болезнь) отразились во многих его произведениях. Оказал значительное влияние на поэтов послевоенного поколения[3]. На стихи Кирсанова написаны песни, в том числе широко известные («У Чёрного моря», «Жил-был я», «Эти летние дожди»), романсы, сюиты, оратория, опера, а также вокальная симфония Дмитрия Шостаковича.[⇨]

Содержание

Биография

Детство и юность

Родился 5 (18) сентября 1906 года в Одессе, в семье Исаака Иосифовича Кортчика и Анны Самойловны Фельдман. Исаак Кортчик был известным модельером женской одежды; он купил часть особняка в центре города, где организовал свою мастерскую[4]. По утверждению Владимира Кирсанова, сына поэта, его отец был бы прекрасным закройщиком, если бы не стал поэтом[5].

В 1914 году 8-летний Семён поступил во вторую Одесскую классическую гимназию. Закончив в 1923 году образованную на основе этой гимназии среднюю школу, учился на филологическом факультете Одесского института народного образования[4].

Согласно автобиографии Кирсанова (1947) первое стихотворение он написал в 1916 году. Однако в Одесском литературном институте хранится рукопись Кирсанова, которая датирована 1915 годом[4]. В литературных тетрадях 1915—1923 годов есть 268 ранних стихотворений[6].

В 1920 году он вступил в одесский «Коллектив поэтов», куда входили Эдуард Багрицкий, Валентин Катаев, Юрий Олеша, Вера Инбер[4]. Там господствовали вкусы Багрицкого и Катаева; начинающий поэт считал эти вкусы неоклассическими[7]. Старшеклассник Семён Кортчик, исповедовавший, как он позже напишет в автобиографии, «Хлебникова и словотворчество», организовал в 1922 году Одесскую ассоциацию футуристов, участвовал (как автор пьес и актёр) в создании авангардистского молодёжного театра и придумал себе псевдоним — Корсемов (сочетание первого слога фамилии и первого слога имени), затем переделанный им в Кирсанов[4]. Этот псевдоним стал его фамилией, которую носили и его жёны[8], которую получили оба сына[9]. Тогда же Кирсанов начал публиковаться в городских газетах «Станок», «Одесские известия», «Моряк»[4]. (В 1971 году, отвечая на вопросы анкеты, Кирсанов сообщил, что первая публикация его стихотворения состоялась в 1917 году, в одесской детской газете. Однако издание исследователям не удалось найти в библиотечных фондах)[6].

В 1924 году, поддерживая московский ЛЕФ, одесские писатели организовали Юго-ЛЕФ (Южный левый фронт искусств). Кирсанов стал ответственным секретарем журнала и печатал в журнале собственные стихотворения. Он вызвал серьёзный интерес у приехавшего в Одессу Владимира Маяковского[10]. Их первое знакомство состоялось здесь же ещё в 1922 году; Кирсанов прочитал поэту свои стихи и получил одобрение[4]. После нового приезда в Одессу Маяковский активно поддержал Кирсанова, публиковал в журнале «ЛЕФ», приглашал участвовать в совместных поездках[11]. Высокому Маяковскому, помимо прочего, нравилось выступать рядом с невысоким Кирсановым[7].

В том же году Кирсанов приехал в Москву на конференцию ЛЕФа, посетил I съезд пролетарских писателей[10]. «Кирсанов был знаменит, эффектен, узнаваем. Для знавших его по … портретам, но видевших впервые, он оказывался неожиданно малого роста. Быть может, потому что в мысленном представлении он рисовался рядом с открывшим его и вывезшим в столицу из Одессы Маяковским» (В. Перельмутер)[12].

После переезда в Москву

В 1925 году Кирсанов переехал в Москву. Как он напишет в автобиографии, «В Москве тепло принят лефовцами. Начинаю печататься в прессе. Живу плохо, голодаю, сплю под кремлевской стеной на скамье. Приезжает из Америки Маяковский. Дела улучшаются. Пишем вместе рекламные стихи и агитки»[10]. Кирсанов познакомился с Николаем Асеевым[13]. Через год в Государственном издательстве вышел первый сборник стихотворений Кирсанова «Прицел. Рассказы в рифму»[6], ещё через год — сборник «Опыты». К Кирсанову начинает приходить известность. По приглашению грузинских поэтов он в 1927 году четыре месяца жил в Тифлисе[10].

В 1928 году Кирсанов женился на Клавдии Бесхлебных. Клавдия Кирсанова отличалась общительностью, вызывала симпатию у известных людей. Среди её ближайших друзей были жена Асеева Оксана, Асаф Мессерер и его сестра Суламифь, Анель Судакевич, Михаил Кольцов, Александр Тышлер, Михаил Ботвинник. Клавдия помогла Кирсанову расширить круг знакомых[10].

В 1928 году Кирсанов опубликовал в издательстве «Земля и фабрика» поэму «Моя именинная» (ещё раньше её напечатал Маяковский в журнале «Новый ЛЕФ»). По воспоминаниям Лили Брик Маяковский часто напевал отрывки из поэмы[10]. В том же году Кирсанов издал стихотворение «Разговор с Дмитрием Фурмановым» (с подзаголовком «Из поэмы „Диалоги“»; эта поэма не была написана)[14]. «Разговор с Дмитрием Фурмановым» хвалили за идейную насыщенность, противопоставляя стихотворному трюкачеству неагитационных произведений[15]. В конце 1920-x Кирсанов написал, а в 1930 году выпустил поэму-антиутопию «Последний современник» (обложка книги была сделана Александром Родченко), которую критиковали и больше не издавали, в конце 1940-х даже прекратили включать в его библиографии. В пятом томе «Литературной энциклопедии» (1931) Кирсанова обвинили в «идеологическом срыве», в том, что будущее изображено им с мелкобуржуазных позиций[16].

14 апреля 1930 года покончил с собой Маяковский, что стало для Кирсанова личным горем. Кирсанов считал себя его литературным наследником[17]; Маяковский незадолго до смерти начал писать поэму о первой пятилетке («Во весь голос»)[7], и Кирсанов решил выполнить замысел учителя[18].

Здесь, в крематории, пред пепловою горсткой
присягу воинскую я даю
в том, что поэму выстрою твою
как начал строить ты, товарищ Маяковский.
Семён Кирсанов[18].

Поэма Кирсанова «Пятилетка» вышла в 1931 году. Она написана в стиле Маяковского, содержит много реминисценций и даже буквальные лексические вставки[2]. Вера автора в коммунистические идеалы и в их предстоящее торжество, по мнению Э. Шнейдермана, составителя сборника стихотворений и поэм Кирсанова в серии «Новая Библиотека поэта», не вызывает сомнения. Кирсанов и дальше продолжает следовать идейным традициям, которые свойственны позднему творчеству Маяковского[18], пишет поэмы «Золотой век» (1932) и «Товарищ Маркс» (1933)[19].

…Кирсанов выпустил поэму «Товарищ Маркс» — к 50-летию со дня смерти своего героя. В конце поэмы Маркс ждал в Брюсселе известий о парижской революции 1848 г., а поезд вез эти известия через ночь: «Едет, едет, едет паровоз, паровоз едет. С неба светит пара звезд, пара звезд светит… Паровоз едет слепо, пара звезд светит с неба. Паровоз слепо светит, пара звезд с неба едет… До Брюсселя сорок верст, сорок, сорок. Поскорее бы довез — скоро, скоро!» Критик огорчался: казалось бы, и тема у Кирсанова актуальная, и идея на месте, и эмоции правильные, а почему-то из всей поэмы в памяти только остается «Едет, едет, едет паровоз…».

— Михаил Гаспаров[20]

Известный театральный режиссёр Марк Розовский говорил, что, «советизируя» себя в духе Маяковского, Кирсанов всегда оставался мастером и эстетом, выросшим из культуры Серебряного века[5].

В 1930—1934 годах у Кирсанова выходит пять небольших сборников агитационных газетных стихов[21]. Тогда же начинает формироваться другое, самобытное направление в его творчестве. Оно отразилось в сборниках «Слово предоставляется Кирсанову» (1930) и «Тетрадь» (1933). Благодаря оформлению Соломона Телингатера сборник «Слово предоставляется Кирсанову» как образец книжного дизайна хранится в Музее книги Российской национальной библиотеки[18].

В начале 1934 года Кирсанов и его жена переехали в дом недалеко от Гоголевского бульвара. Там же (в надстройке верхнего этажа) поселились и другие писатели. Соседом Кирсанова был Осип Мандельштам. У них установились очень хорошие отношения; они часто выходили на плоскую крышу и читали друг другу свои стихи[18].

В мае того же года Мандельштам был арестован и отправлен в ссылку. Анна Ахматова вспоминала, что «когда арестовывали Мандельштама, за стеной у Кирсанова играла гавайская гитара»[18]. Ахматова находилась в квартире Мандельштама во время ареста, приехав из Ленинграда в гости к поэту и его жене. Впоследствии Александр Галич начал свою посвященную памяти Мандельштама песню «Возвращение на Итаку» со слов: «Всю ночь за стеной ворковала гитара, / Сосед-прощелыга крутил юбилей…». Галич говорил о том, что Кирсанов не знал о проходившем до утра обыске (пластинки, на которых играла модная тогда гавайская гитара, тоже ставились до утра)[22]. Всё это печальное совпадение «не должно бросить тень на отношение к Мандельштаму Кирсанова, который не только восхищался его поэзией, но и был одним из немногих, кто … помогал ему материально»[18].

Решающей для его репутации стала «лефовская» молодость, близость к Маяковскому, преклонение перед которым он выказывал искренне и открыто. Вкупе с фонтанирующим стиховыми неожиданностями даром это принесло ему известность, даже славу, сделало, по всем приметам, советским писателем, благополучным во всех отношениях. Добавить сюда фрагмент из воспоминаний Ахматовой ... сосед веселился, принимая совсем других гостей. ... Эпизод замечательно растиражирован знаменитой песней Галича из «Литераторских мостков». Вот и готов образ даровитого баловня судьбы, который полон, упоен собой, а происходящее вокруг, с другими, — трын-трава...

— Вадим Перельмутер[12]

Ранее, в 1933 году, Кирсанов написал и сдал в набор «Альманаха с Маяковским» «Поэму о Роботе», где использовал первую строфу из написанного в 1911 году стихотворения Мандельштама, якобы сочинённую роботом[23]. М. Л. Гаспаров, посчитав это насмешкой, однако писал, что «Кирсанов, хоть и ученик футуристов, умел ценить и Блока, Гумилёва, Клюева… бережно помнил, как его стихи хвалили и Мандельштам, и Цветаева»[24].

«Поэма о Роботе» вызвала и положительные, и отрицательные отзывы критиков (но отрицательные преобладали). После книжного издания поэма не переиздавалась тридцать лет. Кирсанов хотел, но так и не смог включить её в сборник «Поэмы» (1956). И хваливший Кирсанова В. Никонов, и признавший только высокий формальный уровень А. Лейтес ссылались в своих рецензиях на высказывания И. В. Сталина о людях, о технике[25].

В 1934 году Кирсанов участвовал в Первом Всесоюзном съезде писателей, выступал на этом съезде. Вошёл в организованный Союз писателей СССР[18]. В том же году Кирсанов написал и опубликовал в журнале «Красная новь» поэму «Золушка». Эту поэму критика приняла положительно (осудивший «Поэму о Роботе» А. Лейтес назвал «Золушку» прекрасной), хотя отрицательные оценки (в том числе с обвинениями в формализме) тоже были[26]. «„Золушка“ — вся в мире вымысла, вся соткана из сказок… Иной многословный поэт, напади он на такую руду, из материала одной кирсановской строфы вытянул бы по поэме — такова емкость её… Старые сказки по-новому прочтены Кирсановым…» (Владимир Никонов)[27].

В 1963 году П. Выходцев отметил, что «Золушка» написана по тому же принципу, что и поэма Марины Цветаевой «Царь-девица» (1922). При этом Выходцев критиковал и Цветаеву, и Кирсанова, считая: такие сказки лишены «социально-исторического смысла и национальной почвы. В образах нет даже намека на русский характер»[28]. Д. Петров, напротив, считал: «Кирсанов был оригинальнейшим фольклористом, хотя и не занимался собственно филологией. Стоит перечитать кирсановскую „Золушку“...»[29].

Всесоюзная известность

В 1935 году вышли книжные издания «Поэмы о Роботе» и «Золушки» («Золушки» — с рисунками Александра Тышлера)[30], а также сборник «Новое» (который М. Л. Гаспаров назвал переходным в творчестве Кирсанова)[31]. К Кирсанову пришла всесоюзная известность[18]. Он вместе с Александром Безыменским, Владимиром Луговским и Ильёй Сельвинским поехал за границу для публичных выступлений в Праге и Париже. Стихи Кирсанова перевёл на французский Луи Арагон; переведены они были и на чешский язык. В своей автобиографии Кирсанов позже написал: «На обратном пути проезжаю Берлин. Ощущение близкой схватки. Это выражено в „Поэме о Роботе“ и в поэме „Война — чуме!“»[32]. По мнению М. Л. Гаспарова «…„Поэма о Роботе“ … сочетала сказочность и публицистику, потом они раздвоились, „Золушка“ … вылилась в чистую сказочность, „Война — чуме!“ (1937) — в чистую публицистичность»[31]. Но во второй половине 1930-х в поэзии Кирсанова преобладали лиризм, трагическая любовная лирика, социально-исторические и философские обобщения[2].

В 1936 году у Кирсановых родился сын Владимир; тогда же семья переехала в кооперативный дом писателей (Лаврушинский переулок)[32]. Кирсанов опубликовал антивоенную поэму «Герань — миндаль — фиалка». «...свободный стих, по правилам — нерифмованный, но Кирсанову это было скучно, и он рассеял немногочисленные рифмы, в незаметных и неожиданных местах. Потом — „Ночь под Новый век“ (1940) ... рифмы вышли из подполья и разбросались по строчкам в нарочито причудливых переплетениях... В науке такая система стихосложения называется, парадоксальным образом, „рифмованная проза“. „Рифмованная“ — потому что от трети до половины всех слов оказываются рифмованными (в два с лишним раза больше, чем, например, в „Евгении Онегине“). „Проза“ — потому что эти рифмы не членят текст на стихотворные строчки, не подчеркивают в нём ни ритмических, ни синтаксических пауз, а возникают неожиданно и непредсказуемо — не как структура, а как украшение» (М. Л. Гаспаров)[33].

На следующий год от туберкулёза горла, обострившегося после беременности, умерла Клавдия Кирсанова[32]. 6 апреля 1937 года в «Литературной газете» был напечатан некролог с выражением соболезнования[34]. 1 июня 1937 года, в день рождения покойной жены, Кирсанов написал «Твою поэму»[35].

«Поэма Кирсанова об умершей жене. Есть очень хорошие, подлинно поэтические места, когда по-настоящему сжимается горло от слез…», — писал в дневнике драматург Александр Афиногенов[36]. Константин Симонов в своей рецензии признался, что «давно и упорно ... не любил и не воспринимал» Кирсанова, но «Твоя поэма» глубоко его взволновала и перевернула все привычные представления о её авторе[37]. Впоследствии Евгений Евтушенко в составленной им антологии «Строфы века» написал, что Кирсанова было бы несправедливо считать только формалистом, и назвал лучшим (с оговоркой «пожалуй») произведением Кирсанова «Твою поэму»[11].

Свои переживания поэт отразил и в написанных вскоре циклах стихов «Последнее мая» и «Стон во сне»[2]. Среди этих стихотворений выделяются «Четыре сонета» (1938). По собственному признанию Кирсанова, его душевное состояние начало складываться в строки, связность чувств привела к строгой форме сонета. Поскольку текст разрастался, сонетов получилось четыре. И тогда, говорил Кирсанов студентам Литературного института, он догадался, как не превратить единое по смыслу и чувствам стихотворение в четыре изолированных сонета. Нарушая правила сонетной формы, он стал перекидывать фразы из сонета в сонет, и теперь они выглядели единым целым, что, по его словам, определило общую мысль. «…излагать (готовые) мысли в стихотворной форме (значило бы) делать вещи, которые противоественны для искусства… Слово и есть мысль» (С. Кирсанов)[38].

Преподавать в Литературном институте Кирсанов начал в 1937 году. Среди студентов его семинара на факультете поэзии были Борис Слуцкий, Михаил Кульчицкий, Николай Глазков, Ксения Некрасова. Кирсанов руководил созданием клуба писателей, который стал центром столичной литературной жизни, печатал в «Литературной газете» и «Комсомольской правде» статьи о тенденциях современной литературы. В 1939 году его наградили орденом Трудового Красного Знамени и избрали депутатом Моссовета. Вышли сборники «Дорога по Радуге» (1938; туда были включены некоторые ранние стихотворения), «Мыс Желания» (1938) и «Четыре тетради» (1940)[32], поэма «Неразменный рубль» (1939), сюжет которой восходит к старому народному поверью и рассказу Николая Лескова «Неразменный рубль. Рождественская история»[39].

Смерть жены разрушила созданный ею дружеский круг. Друзьями Кирсанова остались только Николай Асеев, Лиля Брик и её муж Осип[5].

В 1939—1940 годах Кирсанов опубликовал в журнале «Молодая гвардия» «Поэму поэтов»[32], куда вошли стихи придуманных авторов — Клима Сметанникова, Варвары Хохловой, Андрея Приходько (Кирсанов в прозаическом предисловии назвал также Богдана Гринберга, но его стихи пока не публиковал). Все они знакомы друг с другом, живут в одном городе Козловске (намёк на город Козлов, где жил и работал И. В. Мичурин; Кирсанов ещё за несколько лет до этого определил себя как поэта: «Я, в сущности, мичуринец»[40]). Сметанников и Варвара Хохлова любят друг друга; Приходько — слепой, и это отражается в его творчестве. Позже, в «Поэме фронта» (1941—1942), Кирсанов написал о героической гибели Варвары Хохловой на войне[41]. «Когда Кирсанову показалось, что молодых поэтов мало, он их выдумывал. Так была создана, а сказать точнее, изобретена „Поэма поэтов“ — редкостная в литературе вещь…» (Б. Слуцкий)[42]. Критика отнеслась к «Поэме поэтов» настороженно или даже с осуждением, обвинив в «потере чувства ответственности перед читателем»[43].

В конце 1940 года «Комсомольская правда» отдала целую страницу новогоднего номера для публикации новой поэмы Кирсанова «Ночь под Новый век»[32]. В том же году Кирсанов написал (но не стал издавать) стихотворение «Предчувствие» («К Земле подходит Марс…»)[44].

В годы Великой Отечественной войны

В 1941 году 34-летний Кирсанов женился на 18-летней Раисе Беляевой. В июне супруги уехали в Ригу, где их застала война. При возвращении в Москву в последний момент пришлось менять билеты; поезд, на котором должны были ехать Кирсанов и его жена, оказался расстрелян истребителями Люфтваффе[32]. В начале Великой Отечественной войны Кирсанов руководил литбригадой в организованных по его инициативе «Окнах ТАСС»[32]. По этому поводу неизвестным автором на него была сочинена эпиграмма:

Поэты наши ищут бури,
Стремясь к газете фронтовой.
А он, мятежный, сидит в Пуре,
Как будто в Пуре есть покой.[45]

Кирсанов же, после окончательной организации «Окон ТАСС», в конце июня добровольцем пошёл на фронт. Первоначально он был военным корреспондентом «Красной Звезды», его направили на Северо-Западный фронт в районе Новгорода, где шли тяжёлые бои. Затем Кирсанова перевели в газету Центрального фронта, в район Гомеля. При отступлении его часть попала в окружение, из которого с трудом удалось выйти. Проведя несколько дней в Москве, Кирсанов снова отправился на фронт: сначала Карельский, потом — Калининский. Он участвовал в освобождении Севастополя и Риги, получил две контузии[46].

Кирсанов писал стихи, которые публиковал во фронтовых газетах[47]. Позже литературовед А. Абрамов отметил резкий поворот Кирсанова «к простоте и ясности речи», в связи с которым «проще стала и его словесная игра»[48]. Лирическим дневником начала войны стала поэма «Эдем», где Кирсанов взял за основу библейскую тему изгнания Адамы и Евы из рая[49]. Здесь обыгрывалось и уменьшительное имя второй жены — Рая[5]. Эту поэму он долго и не пытался публиковать[50]. Отдельной книгой была издана «Поэма фронта». В 1942 году Кирсанов начал писать солдатский лубок «Заветное слово Фомы Смыслова, русского бывалого солдата», издававшийся миллионными тиражами (листовки и брошюры)[47]. «Заветное слово» было написано рифмованной прозой даже не по желанию автора, а для экономии бумаги, «как слово, прорифмованное уже насквозь» (М. Л. Гаспаров)[51].

Писатель-фронтовик Михаил Алексеев назвал героя бесстыдно-фальшивым, утверждал, что никто в окопах этого не читал, а такие, как он, политруки рот стыдились давать поучения Смыслова своим солдатам[45]. Однако, вопреки заявлениям М. Алексеева, Кирсанов получил множество писем от солдат, некоторые из них даже считали, что Фома Смыслов действительно существует[47]. Это подтвердил и Ираклий Андроников, который был с поэтом на Калининском фронте, подтвердил уже в 1956 году на вечере, посвящённом пятидесятилетию Кирсанова. Андроников выразил сожаление, что работа не получила достаточного признания[52]. Ещё позже Борис Слуцкий писал, что бывалый солдат уже забыт, но в своё время того читали не меньше, чем «Василий Тёркин» Александра Твардовского[53]. Сам Кирсанов считал «Заветное слово» своим главным произведением, написанным в годы войны.

Что такое «Фома Смыслов»? Раешник, ухудшенный вид литературы для простых людей? Тысячу раз нет. Я утверждаю, что ни на одну свою вещь я не потратил столько труда. Я утверждаю, что вложил в неё все свое мастерство. Я обратился к русскому старинному лубку, взял и усовершенствовал построение фразы, добился строгости композиции в этом мало изученном жанре. Я изучил народные заговоры от меча, от пули, от дурного глаза… Я добился успеха только потому, что возродил в «Фоме Смыслове» исчезнувший русский стих, сохранившийся только в пословицах. Фома Смыслов — это мой эпос.

— Семён Кирсанов (из выступления 8 февраля 1944 года на IX съезде Союза писателей СССР)[54]

После войны

В июне 1945 года Кирсанов был демобилизован[47]. В том же году вышел сборник «Стихи войны: Из произведений 1941—1945 гг.»[55]. После окончания в сентябре Второй мировой войны Кирсанов написал венок сонетов «Весть о мире», который был отклонен журналом «Знамя» и напечатан только в 1958 году. Главному редактору журнала Всеволоду Вишневскому, упрекнувшему его в пессимизме, Кирсанов ответил: «Это сложная цепь реакций человека на первый день мира, который оказывается первым днем новой войны. То, что это так, никто не может опровергнуть»[56]. Через тринадцать лет, в предисловии к публикации «Вести о мире» Кирсанов вспоминал, как радость соединялась с мыслями о взрыве в Хиросиме[57]. Позже Д. Петров обратил внимание на стихотворение 1933 года «Осада атома» и особенно на слова «...как динамит! как взрыв!», написав о пушкинском отождествлении Поэта с Пророком[29].

В конце года Кирсанов закончил второй вариант поэмы «Земля и небо», снова получив отказ журнала «Знамя», несмотря на положительный отзыв входившего в редколлегию Симонова (окончательный вариант вышел через два года под названием «Небо над Родиной»)[58]. В качестве корреспондента газеты «Труд» Кирсанов освещал происходившее на Нюрнбергском процессе[47]. Из Чехословакии ему прислали немецкий перевод «Четырех сонетов», сделанный в 1943 году в Дахау, который узники концлагеря передавали друг другу[59].

В 1946 году в журнале «Октябрь» была напечатана поэма, посвящённая Александру Матросову, а в конце года вышла отдельной книгой[47]. Посмертный рассказ от лица Матросова[60] о его подвиге отличается «силой поэтической убедительности»[2]. М. Л. Гаспаров писал: «В „Александре Матросове“ куски ... рифмованной прозы стали упорядоченно чередоваться, противопоставляясь, с кусками написанными правильным тоническим стихом и ещё более правильным 5-ст. ямбом»[33].

Через год «Октябрь» опубликовал поэму «Небо над Родиной»[47]. Среди героев поэмы только один человек — Лётчик; кроме него, действуют Земля, Облака, Вихрь, Ветер и т. д.[61]. Юрий Минералов написал, что Облака выполняют в поэме такую же функцию, как хор в античных пьесах[62]. М. Л. Гаспаров указал, что «в „Небе над Родиной“ несколько раз возникает ритм из „Колоколов“ Эдгара По — „Только луч, луч, луч ищет летчик в мире туч...“, „Это плеск, плеск, плеск щедро льющихся небес...“ — и, конечно, это отсылка не только к Эдгару По, а ко всему романтическому чувству единства мироздания»[63]. Оригинальный ритм «Колоколов» Эдгара По точно отражён в переводе Валерия Брюсова: «Звон, звон, звон...»[64]. Ранее Кирсанов перевёл стихотворение знаменитого американского поэта и прозаика «Эннабел Ли» об умершей возлюбленной[65]; этот перевод вошёл в цикл «Стон во сне»[66]. «Весть о мире» и «Небо над Родиной» в энциклопедии «Кругосвет» относят как к левому экспрессионизму конца 1920-х, так и к классической философской поэзии в духе Иоганна Вольфганга Гёте, Перси Биши Шелли[2]. По мнению Ю. Минералова, в «Небе над Родиной» Кирсанов вернулся к форме средневековых мистерий, которую уже опробовал в поэме «Герань—миндаль—фиалка»[67].

Попытку Кирсанова «написать о войне в космическом ... масштабе ... критика встретила шумным осуждением за отход от социалистического реализма»[68]. Положительные отзывы Веры Инбер и Павла Антокольского были одними из немногочисленных исключений[69]. Как отметил М. Л. Гаспаров, это означало, что в послевоенные годы необходимо писать так же, как все. Понимание этого отразилось в названии последующих сборников Кирсанова — «Советская жизнь» (1948), «Чувство нового» (1948), «Время — наше!» (1950)[31]. Он также написал циклы «Стихи о Латвии» (1948) и «Месяц отдыха» (1952)[2]. В 1950 году была закончена начатая в конце 1946 года драма в стихах «Макар Мазай» о сталеваре-стахановце, расстрелянном фашистами. Её выпустили отдельной книгой в издательстве «Молодая гвардия», а затем она вошла в сборник «Выдающиеся произведения советской литературы, 1950 г.»; за неё Кирсанов получил Сталинскую премию третьей степени[47]. В 1950—1952 годах он написал посвящённую своей довоенной творческой командировке поэму «Езда в незнаемое» (название перекликается с известной строкой Маяковского «Поэзия - вся! - езда в незнаемое»)[2]. В начале 1950-х Кирсанов начал активно заниматься переводом. Он переводил Пабло Неруду, Назыма Хикмета, Бертольда Брехта, Владислава Броневского, Генриха Гейне[47], Адама Мицкевича[70], Юлиуша Словацкого, Мирослава Крлежу[71], Витезслава Незвала[2]. Пабло Неруда и Луи Арагон, часто приезжавшие в Москву, гостили у него дома[47].

В годы оттепели

В 1954 году Гослитиздат выпустил двухтомное собрание сочинений Кирсанова. Тогда же, в двенадцатом номере журнала «Октябрь» вышла поэма «Вершина»[47], которую автор писал два года[38]. На следующий год её опубликовало отдельной книгой издательство «Советский писатель»[47]. Через четыре года, в «Справке о себе», Кирсанов заявил, что считает «Вершину» своим главным произведением последних лет и выразил в ней своё отношение к смыслу человеческого труда, к себе как поэту (1958)[47].

М. Л. Гаспаров с одной стороны назвал поэму аллегорией[31], с другой — не нашёл в ней ничего, кроме патетически изложенных штампов советской поэзии. Он считал, что, будь она написана обычным 4-стопным или 5-стопным ямбом, было бы тяжело и подступиться к этим 70 страницам. Однако Кирсанов написал поэму коротким 2-стопным ямбом, что сделало её занимательной и читать её стало легче. Этот формальный эксперимент, по мнению Гаспарова, спас и тему, и идею[60].

В начале 1956 года Кирсанов поехал в Лондон, затем — в Италию[72]. Под впечатлением этой поездки он написал цикл «Стихи о загранице». 12 стихотворений вышли в пятом номере журнала «Октябрь» под заголовком «Альпы — Венеция», 8 — в шестом номере «Дружбы народов» под заголовком «Из дорожной тетради»; полностью цикл из 26 стихотворений был опубликован через два года в сборнике «Этот мир»[73].

В девятом номере журнала «Новый мир» вышла вдохновлённая XX съездом КПСС поэма «Семь дней недели», которая своим упором на злободневные проблемы вызвала много резких критических замечаний[74]. По мнению критиков, Кирсанов «увлекшись, нарисовал такую картину, что у нас все и вся задушено бюрократизмом»[75], поэма «полна глубокого пессимизма»[76], «в кривом зеркале представляет советских людей, искажает действительность, клевещет на наше общество»[77].

Несмотря на критику, в 1957 году Кирсанов в связи с пятидесятилетием получил второй орден Трудового Красного Знамени. Тогда он часто жил в Ленинграде, писал стихи об этом городе[72]. 9 стихотворений цикла «Ленинградская тетрадь» напечатал журнал «Знамя»; полностью, отдельной книгой цикл из 22 стихотворений издал через три года «Советский писатель»[73]. Впоследствии Кирсанов написал и «Московскую тетрадь»[78].

В 1958 году Кирсанов расстался со своей второй женой, тяжело переживая этот разрыв[72]. Его чувства прежде всего отразились в цикле «Под одним небом» (1960), который открывается заглавным стихотворением[79]. «…Под одним небом, на Земном Шаре мы с тобой жили…» — этот ритм легко и естественно возникает … и мало кто вспоминает, что он называется греческим словом ионик, употреблялся в торжественных трагедиях и считался почти немыслимым для передачи по-русски» (М. Л. Гаспаров)[68].

Для сборника «Этот мир» (1958) Кирсанов сделал новый вариант «Поэмы поэтов», добавил одно стихотворение Климу Сметанникову, четыре — Варваре Хохловой, два — Андрею Приходько. «Школьный дневник» Хохловой закончился связанным с началом войны стихотворением «Не жди меня», своеобразным противоречием симоновскому «Жди меня, и я вернусь...» (в статье уже говорилось, что Варвара Хохлова погибла в «Поэме фронта»). Были опубликованы под заголовком «Взгляд на вещи» пять стихотворений упомянутого в довоенном предисловии Богдана Гринберга, стихов которого в первом варианте, однако, не было. Все они входили в цикл Кирсанова «Взгляд на вещи. Лирическая тетрадь», датированный 1940 годом, но опубликованный только в сборнике «Избранные стихотворения» (1956). В окончательный вариант «Поэмы поэтов» вошли остальные два стихотворения цикла[80]. Под именем Хрисанфа Семёнова Кирсанов включил в «Поэму поэтов» свой цикл «Высокий раёк», уже не первый образец рифмованной прозы, до этого опубликованный в сборнике «День поэзии» (1956)[81].

Филолог О. Федотов считал «Высокий раёк» Кирсанова своеобразным синтезом тех элементов, которые характерны для стиха и прозы[82]. М. Л. Гаспаров писал, что слово «раек» не слишком подходит для названия новой стихотворной формы, поскольку фольклорный «раешный стих» чётко делился на строки. Но, продолжал Гаспаров, Кирсанову были важны разные значения слова: низкий балаганный раёк, «высокий раек театральной галерки — и большой рай настоящей поэзии»[83]. Кирсанов также написал новое, стихотворное предисловие — о получении бандероли с шестью тетрадями[84]. О шести поэтах говорилось и в довоенном предисловии[85], но шестой пока отсутствовал[86].

В 1959 году Кирсанов поехал на Международную встречу поэтов в городе Кнокке-ле-Зут (Бельгия). Там он познакомился с бельгийской художницей и поэтессой Изабель Баэс, которой посвятил цикл стихотворений (впоследствии названный им поэмой) «Следы на песке». Вначале её имя неоднократно упоминалось в стихах, но, перерабатывая их для издания в «Дне поэзии» (1960), Кирсанов оставил имя лишь зашифрованным в названии стихотворения «И за белой скатертью» («И з а б е л ой скатертью»). Четыре стихотворения были положены на музыку Микаэлом Таривердиевым[87] (особенно известной стала песня «У тебя такие глаза», вошедшая в фильм Михаила Калика «Человек идёт за солнцем»[88] ), три — Аркадием Томчиным[87]. Через много лет стихотворение «Я бел, любимая», уже положенное на музыку Томчиным, стало песней Кима Брейтбурга и его рок-группы «Диалог» «Любил тебя»[89]. В названии использовалась последняя строка стихотворения[90].

В 1960 году Кирсанов женился на Людмиле Лукиной. В том же году у них родился сын Алексей[72]. В 1962 году вышел дополненный вариант сборника «Этот мир», куда был включен и цикл «Под одним небом»[91]. Кирсанов лишь изменил полное название книги («Этот мир: стихи» вместо «Этот мир: новые стихотворения») и поменял издательства — «Правда» (Библиотека «Огонёк») вместо «Советского писателя»[92]. В конце этого года «Советский писатель» выпустил сборник «Лирика», куда вошли многие не публиковавшиеся до этого произведения, в том числе поэма «Эдем»[72].

Последние годы жизни

В 1963 году у Кирсанова появились признаки начинающегося рака горла. Первые болезненные ощущения он испытал в самолётах, когда увлёкся астрономией и часто летал в Крым, в астрофизическую обсерваторию. Затем у Кирсанова обнаружили опухоль в гайморовой полости. В Московском госпитале челюстно-лицевой хирургии была проведена операция, опухоль удалили, однако операция повредила нёбную занавеску[93].

«Космогонический» цикл[2] «Год спокойного Солнца» опубликовали в декабрьском номере журнала «Наука и жизнь»[93]. Д. Петров считал жажду знаний, возможно, главной чертой поэтического характера у Кирсанова[94]. Расширенный вариант цикла (под названием «На былинных холмах») вошёл почти через три года в сборник «Зеркала»[95]. В 1964 году была издана книга стихотворений и поэм «Однажды завтра», куда вошло самое крупное произведение Кирсанова «Сказание про царя Макса-Емельяна»[93], источником которого стала народная драма «Царь Максимилиан»[96]. Эта сюжетная поэма в 1968 году была с аншлагом поставлена Марком Розовским в студенческом театре МГУ «Наш дом»[97][12].

Подавляющая часть поэмы была написана рифмованной прозой. Рифмованную прозу М. Л. Гаспаров считал «вершиной стиховых изобретений Кирсанова...». «Порой поэту случается открыть новый размер, но почти невозможно открыть новую систему стихосложения», писал он. «Кирсанову это удалось». Гаспаров также указал, что предшественников у Кирсанова не было, если не считать некоторых оставшихся в тени экспериментов Андрея Белого. Однако, новая система стихосложения, продолжил Гаспаров, осталась незамеченной и попала в запасники русской поэзии, где ждёт, когда сменятся литературные вкусы[1].

Летом 1965 года Кирсанов прошёл курс лучевой терапии в Центральной клинической больнице. В ноябре он поехал вместе с женой во Францию для того, чтобы продолжить лечение[93]. Тогда же в Париже вышла составленная Эльзой Триоле двуязычная антология русской поэзии «La poésie russe». Стихотворение Кирсанова «Пустой дом» было представлено сразу в трёх переводах — самой Триоле, Эжена Гильвика и Леона Робеля[98]. В. Перцов писал об этом: «Стихотворение действительно замечательное, его можно поставить по силе выражения в нем горькой необратимости жизни в один ряд с иными верленовскими»[99]. В антологию вошли также «Четыре сонета», «Под одним небом», «Жизнь моя, ты прошла, ты прошла...»[98].

В 1966 году вышел сборник «Книга лирики»[93] с указанием на титульном листе 1925—1965, то есть книга являлась обзором сороколетнего творчества[100]. Здесь Кирсанов напечатал окончательный вариант «Поэмы поэтов». Появился шестой поэт, Глеб Насущный, «автор» 19 стихотворений[86]. Цикл Богдана Гринберга, который теперь назывался «Экстракты», дополнился шестью новыми стихотворениями[80]. Цикл написан верлибром, но, как и в поэме «Герань — миндаль — фиалка», Кирсанов добавил в него некоторые рифмы[101].

В связи с шестидесятилетием Кирсанова наградили орденом Ленина[93]. Тогда же он написал стихотворение «Эти летние дожди...», впоследствии положенное на музыку Марком Минковым[102]. Давид Самойлов, вспомнив в своей статье о «неслыханной простоте», к которой после долгих блужданий пришли Борис Пастернак и Николай Заболоцкий, написал, что по-своему такой же путь прошёл и Кирсанов. Самойлов назвал его творчество энциклопедией поэтических экспериментов, отметил, что для Кирсанова в поэзии нет никаких трудностей. Однако акцент Самойлов поставил на то, что Кирсанов всё чаще пишет «сдержанные и прозрачные» стихи. Одно из таких стихотворений Самойлов решил привести целиком, выбрав «Эти летние дожди...»[103].

...хулы ему досталось никак не меньше, чем хвалы. Причем хвалили и ругали за одно и то же. За формализм – за что же еще! За «словесное трюкачество» и «эстетско-формалистскую окраску творчества», которые, переводя из негатива в позитив, можно поименовать «разнообразием ритмов и словесной изобретательностью» или «поэтикой циркового происхождения». В первом случае дело сводится к призыву преодолеть формализм, во втором, хвалебном, с удовлетворением отмечается, что с годами эта поэзия все же стала «проще по форме» и что «перед самой смертью... поэт написал несколько пронзительных прощальных стихов»...

— Вадим Перельмутер[12]

Через год издаётся сборник «Искания», в который вошли наиболее спорные по догмам официальной критики стихотворения (но Кирсанов уже считался мэтром советской поэзии). Будучи болен, Кирсанов тем не менее много путешествовал. В 1966 году он отправился в Польшу, участвовал там во встрече бывших корреспондентов на Нюрнбергском процессе, в 1967 году ездил на поэтическую конференцию во Францию и на выставку международной книги в Чехословакии. Чешский Союз Писателей пригласил его посетить вместе с женой Прагу, что Кирсанов и сделал летом следующего года, а в ноябре участвовал в международной конференции переводчиков (Венгрия). В июле 1969 года он полетел в Чили на празднование шестидесятипятилетия Пабло Неруды[93].

В 1970 году вышел сборник «Зеркала», который составили новая поэма с таким же названием и стихи последних лет. В цикле «Больничная тетрадь», а также некоторых других стихотворениях, отразились мысли о близкой смерти[104]. Вадим Перельмутер вспоминал, что, после публикации нескольких стихотворений из «Больничной тетради» в конце 1960-х, Сергей Наровчатов на семинаре в Литературном институте отзывался о них раздражённо, говоря, что поэт заглянул в небытиё, но от словесной эквилибристики отказаться не может. Наровчатов цитировал стихотворение «Никударики», считая, что легкомысленно писать о таких вещах просто неэтично, и даже рифму «куда же вы — Пока живи», из тех, которые принято было считать несерьёзными (особенно в финальной строфе), находил если не бестактной, то по крайней мере нелепой[12].

Его «Больничная тетрадь» — действительно больничная и действительно написанная в многолетнем предвидении смерти: «С тихим смехом „навсегданьица!“ — никударики летят...» «Боль больше, чем бог», которой «болишься, держась за болову, шепча болитвы...»: «На кого ты оставил мя, Госпиталь?»... Здесь, где умирающий из последних сил держится за живое слово, вряд ли кто почувствует легкомыслие и фокусничество. Если помнить об этом, оглядываясь на ранние его стихи — «моросит на Маросейке», «коллоквиум колоколов», «дирижабль ночь на туче пролежабль», «чудесаблями брови, чудесахаром губы», «люботаника», «тебетанье», «да-былицы», «зеленограмма», «с ничегонеделанья... с никуданебеганья... с ниокомнедуманья», — то такая игра самопрорастающими значениями слов перестает казаться пустяками.

— Михаил Гаспаров[105]

В последние два года жизни Кирсанов очень много работал. Он написал поэму «Дельфиниада», подготовил новое издание сборника «Зеркала», придумав дизайн обложки и титульного листа, а также составил собрание своих сочинений в четырёх томах, успев сдать рукопись в издательство «Художественная литература»[93]. Первый том — «Лирические произведения», второй — «Фантастические поэмы и сказки», третий — «Гражданская лирика и поэмы», четвёртый — «Поэтические поиски и стихи последних лет»[3]. Готовя собрание сочинений, Кирсанов старался выдвинуть на первый план самое большое и серьёзное[106]. В 24-м номере журнала «Огонёк» за 1972 год вышла основательная подборка не публиковавшихся до этого стихов «От самых ранних до самых поздних», охватившая пятьдесят лет (1922—1972)[107].

Кирсанов с семьёй переехал в новую квартиру (Большая Грузинская улица). В июне он отправился в Варшаву на юбилей Владислава Броневского. В ноябре болезнь серьёзно обострилась. 10 декабря 1972 года Семён Кирсанов умер. Он похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве[107].

Нам виделось Кватроченто,

и как он, искусник, смел…

А было – кровотеченье

из горла, когда он пел!

— Андрей Вознесенский, «Похороны Кирсанова»[108]

Кирсанов как человек

Марк Розовский, вспоминая, как Кирсанов приходил в ресторан Центрального дома литераторов, говорил, что тот любил хороший вкус во всём — и в сервировке, и в еде. В то же время по воспоминаниям старшего сына Кирсанов одевался дёшево, хотя и броско. Получая хорошие гонорары, он не покупал второй жене дорогой одежды, драгоценностей, но купил ей машину. Он отказался от дачи в Переделкино и стал владельцем дачи только после получения Сталинской премии (при этом сам был председателем кооператива)[5].

Как вспоминал Ираклий Андроников, Кирсанов мог со знанием дела поговорить с разными людьми на разные темы — и о составе берёзового сока, и о теории относительности, и о многом другом. Кирсанов, которому помог Маяковский, любил помогать молодым поэтам; по собственному признанию Евгения Евтушенко, охотно дал тому рекомендацию в Союз писателей, хотя сам назвал его стихи плохими (Евтушенко тогда подражал Кирсанову). Кирсанов читал стихи, которые ему присылали, нередко читал их и своему старшему сыну. По словам сына, его отец с одной стороны был человеком от мира сего, человеком честолюбивым, с другой — самозабвенно любил поэзию, талант заменял ему всё[5].

Семья

Третья жена поэта Людмила Михайловна Кирсанова окончила в 1959 году геологический факультет МГУ[109], ещё студенткой участвовала в Заилийской ледниковой экспедиции[110]. О ней писали в своих воспоминаниях Эдуард Володарский, Константин Кедров, Олеся Николаева. Людмила Кирсанова умерла в 2007 году и похоронена рядом с мужем на Новодевичьем кладбище. Там же похоронен их сын Алексей, умерший в 1996 году[109].

В 2007 году умер и старший сын (от первого брака) Владимир Кирсанов, также похороненный на Новодевичьем кладбище, рядом со своей матерью Клавдией Кирсановой. Он был доктором физико-математических наук, первым вице-президентом Международного союза истории и философии науки (2001—2005), действительным членом Международной академии истории науки (c 2006 года). Имея высшее техническое образование, окончил в 1978 году Институт иностранных языков, переводил поэтические произведения с французского и латыни[111].

Особенности и результаты творчества

Кирсанов выпустил 64 книги (включая переиздания)[112]. При переизданиях могли измениться состав, заглавия разделов, часто — названия стихотворений и их тексты. Многие стихотворения были напечатаны только в прессе, в коллективных сборниках. Будучи лефовцем, он, как Маяковский и Асеев, постоянно публиковал стихи на злобу дня. Большинство, потеряв свою актуальность, уже не переиздавалось. Сотни стихотворений так и остались в рукописях[6].

В 1974—1976 годах вышло посмертное, но подготовленное самим автором собрание сочинений в четырёх томах[3]. Ещё через год 22-м выпуском серии «Мастера советского перевода» стала книга «Вечерняя жатва: Стихи зарубежных поэтов в переводе Семена Кирсанова»[6]. Затем наступило молчание, молчание о поэте, который публиковался полвека, имел большой интерес у читателей, вызывал постоянное внимание критики, повлиял на многих поэтов послевоенного поколения. Было издано только одно научное исследование его творчества — книга Юрия Минералова «Поэзия. Поэтика. Поэт» (М., 1984). «Кирсанов не показан, полузабыт, оболган» (Лев Озеров)[3].

В 2000 году вышла книга «Циркач стиха»[3] (в 1985 году, когда отмечалось 40-летие Победы, издали сборник «Лирика военных лет»[2]). Ситуация начала меняться[3]. Как написал М. Л. Гаспаров, «теперь слово за следующими поколениями читателей»[113].

Из современников Кирсанов больше всего ценил Леонида Мартынова. Поэтов сближали не только дружеские отношения, но и один общий исток их творчества — футуристический[114].

Наследником Кирсанова (в определённом смысле) был Андрей Вознесенский, писавший о нём с восторгом[59].

Для Кирсанова в поэзии большую роль играли рифмовка, ритм, каламбуры, часто составляя основу творчества. Это сделало его уникальной фигурой в советской поэзии[115]. Его ранние стихи «Крестьянская — будённовцам» и «Красноармейская разговорная», напечатанные Маяковским в журнале «ЛЕФ», основывались на игре просторечий и диалектизмов[2]. В 1935 году, в честь открытия московского метро, он написал стихотворение «Буква М», где практически все слова начинаются на эту букву[116]. Свои формалистические эксперименты он продолжал всю жизнь: в стихотворении «Икар снов…», написанном за год до смерти, 24 строки представляют собой анаграммы псевдонима-фамилии Кирсанов, и только одна — саму фамилию[117]. Однако последнее напечатанное при жизни, в последний год жизни стихотворение называется «Смерти больше нет…»[118].

…ни Маяковский, ни Асеев не увлекались такой неброской вещью, как рифмовка одинаково выглядящих слов, а Кирсанов возвращается к ней вновь и вновь. В стихотворении «Птичий клин» рифмуется: «на мартовских полях — заметки на полях», «мое перо — как журавлиное перо», «птичий клин — город Клин», «в гости пожаловал — перо пожаловал»… Все это ради концовки «смысл — не в буквальном смысле слов, а в превращениях слова». …в поздних из этого получаются «Смыслодвойники» Глеба Насущного («Поэма поэтов»): «Вторых значений смысл мне видится во мгле…».

— Михаил Гаспаров[119]

Кирсанова интересовали фигурные стихи: стихотворение «Мой номер» (завершающееся знаменитым самоопределением «циркач стиха») было фигурным, в виде канатоходца. Потом, в поэме «Пятилетка», стихами была расписана карта, и через неё протягивались строки «Вот — эмба-самаркандский нефтепровод». Фрагмент поэмы «Ночь под Новый век» напечатан в подлиннике в виде новогодней ёлки. Среди последних стихотворений — трагический «Ад» в форме воронки[120]. Все это было развитием традиций кубофутуризма[2], а именно к нему, одному из направлений футуризма принадлежал ранний Маяковский[121]. Кирсанов писал и палиндромы (например, «Лесной перевёртень»)[33].

Кирсанов считается специалистами большим мастером фонетики. В посвященной этой теме статье Евгения Клюева он цитируется пять раз (причём три стихотворения — целиком) и определяется как идеальное «поле для наблюдений»[122]. Студентам Литературного института Кирсанов говорил, что в «Сонете» А. С. Пушкина, в его строках о Вордсворте («Когда вдали от суетного света / Природы он рисует идеал») незаметный повтор «сует…» — «…сует» совершенно не случаен[123]. В стихотворении «Осень» Кирсанов сделал фонетический перевод Поля Верлена, и «Les sanglots longs / des violons / de l’autumn» превратилось в «Лес окрылён, / Веером — клён. / Дело в том…»[33].

Но было бы неверно сводить поэзию Кирсанова только к эффектной игре букв, звуков и слов. «Звуковой образ и смысловой образ — два ключевых понятия поэтики Кирсанова», писал академик Гаспаров. «Необычно описать вид облаков или чувства асфальтируемого булыжника („Поэма поэтов“)», продолжал он, «построить целый мир из подземных овощей в „Поэме поэтов“ или из химических отрав в антивоенной поэме „Герань — миндаль — фиалка“ Кирсанов умеет и без игры словами… Монументальное начало поэмы „Эдем“, картина единой для всех времен войны добра и зла, тоже построена без звуковых образов — только смысловые»[124]. «Его поэзия часто аллегорична, он связывает актуальные политические темы с философскими и историческими, комические и игровые элементы — с серьезным замыслом» (Вольфганг Казак)[125]. Поэзия Кирсанова охватывает «почти весь спектр поэтических тем и формальных экспериментов своего времени». В ней есть и высокая лирика, и полная пафоса поэтическая публицистика; она отличается мастерством стихосложения. Помимо многого другого, Кирсанов возродил стиль русского сказа[2].

Его литературная репутация определилась очень рано. И осталась, по существу, неизменной. В полном соответствии ей, посмертная книга избранного озаглавлена «Циркач стиха». Так он назвал себя, говоря о «номере поэзии», исполняемом высоко под куполом, «на проволоке строки», ни с кем не в ногу.

Даже поэты и критики, так сказать, профессиональные читатели, увлеченные или раздраженные тем — как говорит Кирсанов, упускали из внимания — что он говорит. Хотя, вроде бы, должны были знать о неразрывности этих вещей.

А Кирсанов — смысловик

— Вадим Перельмутер[12]

Библиография

Сборники и циклы

  • Прицел. Рассказы в рифмах, 1926
  • Опыты, 1927
  • Строки стройки, 1930
  • Слово предоставляется Кирсанову, 1930
  • Ударный квартал, 1931
  • Перед поэмой, 1931
  • Стихи в строю, 1932
  • Тетрадь, 1933
  • Актив, 1934
  • Новое: Желания. Походная сумка. Новая скорость, 1935
  • Последнее мая (цикл стихотворений), 1937
  • Дорога по Радуге, 1938
  • Мыс Желания, 1938
  • Стон во сне (цикл стихотворений), 1938
  • Четыре тетради, 1940
  • Заветное слово Фомы Смыслова, русского бывалого солдата (цикл поэтических листовок), 1942–1944
  • Стихи войны: Из произведений 1941 – 1945 гг., 1945
  • Весть о мире (венок сонетов), 1945 (опубликован в 1958 году)
  • Советская жизнь, 1948
  • Чувство нового, 1948
  • Стихи о Латвии (цикл стихотворений), 1948
  • Время – наше!, 1950
  • Макар Ма­зай, 1950 (драма в стихах, получила Сталинскую премию третьей степени 1951 года)
  • Месяц отдыха (цикл стихотворений), 1952
  • Товарищи стихи, 1953
  • Этот мир, 1958, 2-е, расширенное издание – 1962
  • Стихи о загранице (цикл стихотворений), 1958
  • Под одним небом (цикл стихотворений), 1960
  • Следы на песке (цикл стихотворений), 1960
  • Ленинградская тетрадь (цикл стихотворений), 1960
  • Однажды завтра, 1964
  • Искания, 1967
  • Зеркала, 1970, 2-е, расширенное издание — 1972
  • Московская тетрадь (цикл стихотворений), 1970

Поэмы

  • Моя именинная, 1928
  • Последний современник, 1930
  • Письма, 1930
  • Пятилетка, 1931
  • Золотой век, 1932
  • Товарищ Маркс, 1933
  • Поэма о Роботе, 1934
  • Золушка, 1934
  • Герань – миндаль – фиалка, 1936
  • Война – чуме!, 1937
  • Твоя поэма, 1937
  • Неразменный рубль, 1939
  • Поэма поэтов (первый вариант), 1939–1940
  • Ночь под Новый век, 1940
  • Поэма фронта, 1942
  • Эдем, 1941, 1945 (опубликована в 1962 году)
  • Александр Матросов, 1946
  • Небо над Родиной, 1947
  • Езда в незнаемое, 1952
  • Вершина, 1954
  • Семь дней недели, 1956
  • Поэма поэтов (второй вариант), 1958
  • Сказание про царя Макса-Емельяна, бесплодных цариц, жену его Настю, двести тысяч царей – его сыновей, графа Агриппа, царевну Алену, мастера На-все-руки и прочих лиц из былых небылиц, 1964
  • Поэма поэтов (окончательный вариант), 1966
  • Зеркала, 1970
  • Дельфиниада, 1971

Собрания сочинений

  • Собрание сочинений в 2-х томах, 1954
  • Собрание сочинений в 2-х томах, 1961
  • Собрание сочинений в 4-х томах, 1974—1976

[112]

Поэзия Кирсанова в музыке

Поэзия … Кирсанова … вырастала из языка легко и естественно, как песня или песенка.

— Михаил Гаспаров[24]

Песни

  • 1951 У Чёрного моря (музыка Модеста Табачникова) — исп. Леонид Утёсов[126], Ретро-дуэт и К (М. Москаленко, Н. Мошкина)[127]
  • 1960[128] У тебя такие глаза (музыка Микаэла Таривердиева) — исп. Майя Кристалинская[88]
  • 1960-е. Мой характер (музыка Игоря Шамо) — исп. Валентина Дворянинова[129]
  • 1968 Тегуантепек, Тегуантепек — страна чужая... (музыка Владимира Туриянского) — исп. Владимир Туриянский[130]
  • 1969 Шуба (Насчёт шубы) (музыка Эдуарда Ханка) — исп. Владимир Макаров[131][132]
  • Конец 1960-х — начало 1970-х. Частушки (музыка Бориса Савельева) — исп. вокальный квартет «Улыбка»[133]
  • 1971 Русская песня (музыка Эдуарда Ханка) — исп. Владимир Макаров[131][134]
  • 1972 Танцевальный час на солнце (музыка Давида Тухманова) — исп. ансамбль «Весёлые ребята»[135], Валерий Леонтьев[136]
  • 1972 Жил-был я (музыка Давида Тухманова) — исп. Александр Градский[135], Давид Тухманов[137], ансамбль «Надежда»[138], Григорий Лепс[139]
  • 1972 Кораблик золотой (музыка Григория Цухтмана) — исп. Эдита Пьеха[140]
  • 1973 Горлица (музыка Олега Иванова) — исп. ансамбль «Самоцветы»[141]
  • 1975 Посвящение в альбом (музыка Давида Тухманова, стихи Адама Мицкевича, перевод Семёна Кирсанова) — исп. вокальная группа «Современник» (финальная песня альбома «По волне моей памяти»)[142]
  • 1978 Эти летние дожди (музыка Марка Минкова) — исп. Николай Караченцов[143], Алла Пугачёва[144]
  • 1981 Карусель (музыка Сергея Молебнова) — исп. ансамбль «Зеркало»[127]
  • 1982 Грибной дождь (музыка Давида Тухманова) — исп. группа «Москва»[145], Родриго Фоминс[146]
  • 1982 Волшебная комната (музыка Давида Тухманова) — исп. группа «Москва»[145]
  • 1984 Любил тебя (музыка Кима Брейтбурга) — исп. группа «Диалог»
  • 1984 Просто (музыка Сергея Васильченко) — исп. группа «Диалог»[147][89]
  • 1985 23 век (музыка Давида Тухманова) — исп. ансамбль «Весёлые ребята»[148]
  • 1986 Никударики (музыка Владимира Литвиненко) — исп. группа «Диалог»[89]
  • 1988 Про белого ворона (музыка Николая Якимова) — исп. О. Речкалова[127][149]
  • 1988 Тегуантепек (музыка Сергея Чеснокова) — исп. ансамбль «Грушинское трио»[127][149], бард-трио «Майдан»[127]
  • 1992 Волшебная комната (музыка Андрея Крючкова) — исп. Андрей Крючков[127][150]
  • 1992 Художник (музыка Андрея Крючкова) — исп. Андрей Крючков[127][151]
  • 1993 Сирень (музыка Луизы Леонтьевой) — исп. ансамбль «Уленшпигель»[127][152]
  • 1998 Две горстки звёзд (музыка Татьяны Алёшиной) — исп. Татьяна Алёшина
  • 1998 Под одним небом (музыка Татьяны Алёшиной) — исп. Татьяна Алёшина
  • 1999 Тучи (музыка Татьяны Алёшиной) — исп. Татьяна Алёшина[153]
  • 2000 Под одним небом (музыка Александра Барьюдина) — исп. Александр Барьюдин
  • 2000 Комментарий к закату (музыка Александра Барьюдина) — исп. Александр Барьюдин[154]
  • 2002 Диризяблик (музыка Павла Аксёнова) — исп. Павел Аксёнов[127][155], ансамбль «До-до-си»[127]
  • 2002 На яблоне сердце повисло моё… (музыка Веры Евушкиной) — исп. Вера Евушкина[127][156]
  • 2004 Гулящая (музыка Олега Сюсюры) — исп. группа «Марго»[157]
  • 2005 Фронтовой вальс (музыка Александра Барьюдина) — исп. Александр Барьюдин[158]
  • 2005 Хоть умирай от жажды… (музыка Александра Барьюдина) — исп. Александр Барьюдин
  • 2005 Июньская баллада (музыка Александра Барьюдина) — исп. Александр Барьюдин[159]
  • 2005 Суд (музыка Александра Барьюдина) — исп. Александр Барьюдин[160]
  • 2005 Солнце перед спокойствием (музыка Татьяны Алёшиной) — исп. Татьяна Алёшина[153]
  • 2006 Пустой дом (музыка Марка Генкина) — исп. Сергей Литвяков[161]
  • 2008 Черновик (музыка Татьяны Алёшиной) — исп. Татьяна Алёшина[153]
  • 2008 Стон во сне (музыка Татьяны Алёшиной) — исп. Татьяна Алёшина[153]
  • 2008 Как быть (музыка Татьяны Алёшиной) — исп. Татьяна Алёшина[153]
  • 2009 Над нами (музыка Владимира Сапунова) — исп. группа «Машина времени»[162]
  • 2009 Чудо (музыка Татьяны Алёшиной) — исп. Татьяна Алёшина[153]
  • 2009 Несовершенство (музыка Татьяны Алёшиной) — исп. Татьяна Алёшина[153]
  • 2010 Карусель (музыка Татьяны Алёшиной) — исп. Татьяна Алёшина[153]
  • 2010 Осторожно (музыка Татьяны Алёшиной) — исп. Татьяна Алёшина[153]
  • 2010 Боль болей (музыка Татьяны Алёшиной) — исп. Татьяна Алёшина[153]
  • 2010 Я бел, любимая (музыка Татьяны Алёшиной) — исп. Татьяна Алёшина[153]

Романсы

  • 1960 Твои рисунки (музыка Микаэла Таривердиева)
  • 1960 И за белой скатертью (музыка Микаэла Таривердиева)
  • 1960 Приезжай (музыка Микаэла Таривердиева)[128]
  • 1971 Приезжай (музыка Аркадия Томчина)
  • 1971 Буквы (музыка Аркадия Томчина)
  • 1971 Я бел, любимая (музыка Аркадия Томчина)
  • 1971 Дождь (музыка Аркадия Томчина)
  • 1971 Тень (музыка Аркадия Томчина)[163][164]

Сюиты

  • 1980 Под одним небом (рок-сюита Кима Брейтбурга) — исп. группа «Диалог»

(С этой сюитой группа выступила на фестивале «Весенние ритмы» ["Тбилиси-80"] и заняла третье место, а Брейтбург был признан лучшим вокалистом[165]. Через год был записан магнитофонный альбом[166]).

  • 1986 Однажды завтра (рок-сюита Кима Брейтбурга) — исп. группа «Диалог»

[167]

Оратория

  • 2006 Зеркала (рок-оратория Владимира Боровинского)[168]

Опера

  • 1986 Сказание про царя Макса-Емельяна (одноактная опера Аркадия Томчина)[163]

Симфония

  • 1929 Третья («Первомайская») симфония Дмитрия Шостаковича (вокальная, на стихи Семёна Кирсанова)[169]

Павел Антокольский писал о поэме «Небо над Родиной»:

Так же, как двадцать лет назад, я убежден в музыкальной мощи этой своеобразной оратории, и, право же, она еще дождется своего композитора, который одолеет, захочет одолеть ее внешнюю сложность ради глубокого душевного строя вещи![170]

Награды и премии

  • Сталинская премия третьей степени (1951) — за драму в стихах «Макар Мазай» (1950)
  • орден Ленина (1966)
  • орден Трудового Красного Знамени (1939)
  • орден Трудового Красного Знамени (1957)

См. также

  • Коллектив поэтов

Примечания

  1. 1 2 Гаспаров, 2006, с. 15-16
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Кирсанов, Семен Исаакович. Энциклопедия «Кругосвет». Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 21 января 2012.
  3. 1 2 3 4 5 6 Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 680
  4. 1 2 3 4 5 6 7 Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 19
  5. 1 2 3 4 5 6 Лина Целкова Телеканал "Культура". Кирсанов Семён. Талант, объясняющий всё. Телеканал "Культура" (2006). Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 23 января 2012.
  6. 1 2 3 4 5 Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 679
  7. 1 2 3 Гаспаров, 2006, с. 5
  8. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 22, 24, 732
  9. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 24, 732, 747
  10. 1 2 3 4 5 6 Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 20
  11. 1 2 Евтушенко Е. А. Семен Кирсанов (Строфы века). litera.ru (1995). Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 21 января 2012.
  12. 1 2 3 4 5 6 Вадим Перельмутер Не преодолевший формализм (поэзия Семена Кирсанова). Журнальный зал/ Арион, 2006 N1 (2006). Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 21 января 2012.
  13. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 701
  14. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 698
  15. А. Т. Кирсанов. feb-web.ru/ Литературная энциклопедия. Т.5 (1931). Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 21 января 2012.
  16. Коллекционер «...Не трудно сделать жизнь значительно трудней...». Журнал «Крещатик». Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 21 января 2012.
  17. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 20—21
  18. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 21
  19. Гаспаров, 2006, с. 21
  20. Гаспаров, 2006, с. 10
  21. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 5
  22. Александр Галич Возвращение на Итаку. Памяти Осипа Эмильевича Мандельштама. alexandrgalich.ru. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 21 января 2012.
  23. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 737, 740
  24. 1 2 Гаспаров, 2006, с. 9
  25. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 738—740
  26. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 742—744
  27. Никонов В. От словесной игры к реалистической поэзии. «Художественная литература». 1935. №9. С. 13—15
  28. Выходцев П. Русская советская поэзия и народное творчество. М.; Л., 1963, с. 324
  29. 1 2 Петров, 1974, с. 19
  30. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 21, 742
  31. 1 2 3 4 Гаспаров, 2006, с. 6
  32. 1 2 3 4 5 6 7 8 Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 22
  33. 1 2 3 4 Гаспаров, 2006, с. 15
  34. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 747
  35. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 420-426
  36. Афиногенов А. Дневники и записные книжки. М., 1960, с. 416
  37. Симонов К. Настоящее начало. «Литературная газета». 1938, 15 марта
  38. 1 2 Гаспаров, 2006, с. 11
  39. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 748
  40. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 136, 765—766
  41. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 766—767, с. 769
  42. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 766
  43. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 765
  44. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 162, с. 712
  45. 1 2 Алексеев М. Н. Мой Сталинград. Военная Литература (1993). Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 21 января 2012.
  46. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 22—23
  47. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 23
  48. Абрамов А. Лирика и эпос Великой Отечественной войны: Проблематика. Стиль. Поэтика. 2-е изд. М., 1975, с. 188—189
  49. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 469—481
  50. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006
  51. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 15
  52. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 751
  53. Слуцкий Б. Благородная ярость. «Новый мир», 1971, №5, с. 72
  54. Самойленко Г. Стихотворная сатира и юмор периода Великой Отечественной войны. Киев, 1977. С. 126
  55. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 684
  56. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 754
  57. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 753—754
  58. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 755—756
  59. 1 2 Гаспаров, 2006, с. 17
  60. 1 2 Гаспаров, 2006, с. 23
  61. Семен Кирсанов, «Стихотворения и поэмы», СПб, 2006, «Новая библиотека поэта», с. 489—514
  62. Минералов, 1984, с. 134
  63. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 14
  64. Эдгар Аллан По. Стихотворения. М., 2002, «Радуга», с. 341—344
  65. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 159—160
  66. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 712
  67. Минералов, 1984, с. 133
  68. 1 2 Гаспаров, 2006, с. 14
  69. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 756—757
  70. Мицкевич Адам. Стихотворения; Поэмы. М., «Художественная литература», 1979
  71. Семен Кирсанов. Век перевода. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 21 января 2012.
  72. 1 2 3 4 5 Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 24
  73. 1 2 Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 717
  74. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 758
  75. Зелинский К. Поэзия и чувство современности: По поводу сборника «День поэзии». «Литературная газета». 1957, 5 янв.
  76. Говорят писатели Украины. Пленум правления СП Украины, 10—12 янв. «Литературная газета». 1957, 15 янв.
  77. Рябов И. Неделя поэта Кирсанова. «Комсомольская правда». 1957, 5 февр.
  78. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 722
  79. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 214—218
  80. 1 2 Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 770
  81. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 771
  82. Федотов О. И., «Рифма и звуковой повтор». — В книге: «Метод и стиль писателя», Владимир, 1976, с. 125—126
  83. Гаспаров, 2006, с. 16
  84. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 590—591, 766
  85. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 766—767
  86. 1 2 Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 770—771
  87. 1 2 Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 760—761
  88. 1 2 «До свидания, мальчики» Тихая музыка. Ретро. Микаэл Таривердиев — официальный сайт композитора, народного артиста России. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  89. 1 2 3 Дискография ансамбля «Диалог». popsa.info. Популярная советская песня. Проверено 22 января 2012.
  90. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 539—540
  91. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 685—719
  92. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 685
  93. 1 2 3 4 5 6 7 8 Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 25
  94. Петров, 1974, с. 18
  95. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 725
  96. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 762
  97. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 761
  98. 1 2 Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 719
  99. Перцов В. Путь поэта к себе. «Литературная Россия». 1966, 7 янв. С. 9
  100. Семен Кирсанов. «Книга лирики», М., «Советский писатель», 1966, 392 стр.
  101. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 614—622
  102. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 242—243, с. 722
  103. Самойлов Д. День русской поэзии. «Литературная газета». 1966, 15 дек.
  104. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 25—26
  105. Гаспаров, 2006, с. 12—13
  106. Гаспаров, 2006, с. 7
  107. 1 2 Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 26
  108. Стихи Андрея Вознесенского
  109. 1 2 Рифмы и Музы Семена Кирсанова
  110. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 732
  111. Московская энциклопедия. Том 1: Лица Москвы. Книга 2. Московские могилы (2008). Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 21 января 2012.
  112. 1 2 Русские советские писатели. Поэты: Биобиблиографический указатель. М., 1987. Т. 10. С. 407—410.
  113. Гаспаров, 2006, с. 18
  114. Поварцов С. Мы старые поэты (О Леониде Мартынове и Семёне Кирсанове) // Вопросы литературы. — 2002. — В. 3.
  115. Семен Кирсанов. Биография. Слова. Серебряный век. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  116. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 136-137
  117. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 318
  118. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 298–299, 729–730
  119. Гаспаров, 2006, с. 14—15
  120. Гаспаров, 2006, с. 10, 15—16
  121. Кубофутуризм. О поэтическом течении. Слова. Серебряный век. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  122. Клюев Е. Семантические возможности русской фонемы (на материале русской поэзии). «Литературная учеба». 2007, № 2, с. 85—111
  123. Гаспаров, 2006, с. 8
  124. Гаспаров, 2006, с. 12
  125. Казак В. Лексикон русской литературы XX века. М., 1996.
  126. Табачников Модест. Песня «У Чёрного моря». (Семен Кирсанов) 1951г.. classic-online.ru. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 21 января 2012.
  127. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Кирсанов Семён Исаакович. Каталог песен. bard.ru. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 23 января 2012.
  128. 1 2 Произведения. Микаэл Таривердиев — официальный сайт композитора, народного артиста России. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  129. Валентина Дворянинова. Насмотрись зорька в реченьку. Серия: Золотая Мелодия. Фирма «Мелодия». Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 21 января 2012.
  130. Песня "Тегуантепек, Тегуантепек - страна чужая..." бард: Туриянский Владимир Львович. Фирма «Мелодия». Проверено 19 января 2012.
  131. 1 2 Дискография Владимира Макарова. popsa.info. Популярная советская песня. Проверено 22 января 2012.
  132. Шуба Дуба. Сборник. Серия: Подлинная история отечественной легкой музыки. Фирма «Мелодия». Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  133. Вокальный квартет «Улыбка». Фирма «Мелодия». Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  134. Владимир Макаров. «Любовь шагает по земле». Серия: Золотая Мелодия. Фирма «Мелодия». Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  135. 1 2 «Как прекрасен мир» 1972 г.. Официальный сайт Давида Тухманова. Дискография. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  136. «Танцевальный час на солнце» 1980. Официальный сайт Валерия Леонтьева. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  137. «Мои любимые (песни в исполнении автора)» 1999 г.. Официальный сайт Давида Тухманова. Дискография. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  138. Музыка MP3. ВИА «Надежда». Продолжение следует…. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  139.  Григорий Лепс. «Жил-был я»
  140. Эдита Пьеха и ансамбль «Дружба» 1972/Дискография. Эдита Пьеха. Официальный сайт. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  141. Песни ВИА «Самоцветы». Официальный сайт ВИА «Самоцветы» Юрия Маликовая. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  142. «По волне моей памяти» 1975 г.. Официальный сайт Давида Тухманова. Дискография. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  143. Н.Караченцов о работе актёра. Песня «Эти летние дожди» 1978 г.. reportage.su. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  144. «Эти летние дожди» 1979 г.. Официальный сайт Аллы Пугачёвой. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  145. 1 2 Н. Л. О. Группа «Москва» 1982 г.. Официальный сайт Давида Тухманова. Дискография. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  146.  Родриго Фоминс «Грибной дождь» Юрмала-1986
  147. «Просто (магнитоальбом 84)» 1984 г.. Неофициальный сайт группы «Диалог». Проверено 22 января 2012.
  148. Дискография. «Весёлые Ребята». Официальный сайт. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  149. 1 2 13-й российский фестиваль авторской песни им. В. Грушина 1988 г. Концерт на гитаре. bard.ru. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 23 января 2012.
  150. А.Крючков «Домашний концерт 12.11.92 Часть 1». bard.ru. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 23 января 2012.
  151. А.Крючков «Домашний концерт 12.11.92 Часть 2». bard.ru. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 23 января 2012.
  152. Ансамбль «Уленшпигель» «Под солью звезд». bard.ru. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 23 января 2012.
  153. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Татьяна Алёшина. Каталог песен (по авторам стихов). Проект «АЗиЯ-плюс». Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  154. Александр Барьюдин «Ночная молитва». VRAG Records. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  155. Сцена «Второй канал» «Творческий союз АЗИЯ» на 29-м Грушинском фестивале (Часть2) 08.07.02. bard.ru. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 23 января 2012.
  156. Вера Евушкина «Утешные песни». Проект «АЗиЯ-плюс». Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  157. Марго «Городские песни» 2003-2004. Студия «Большого радио». Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  158. Александр Барьюдин «Взлёты и падения». VRAG Records. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  159. Александр Барьюдин «Не самый длинный день…». VRAG Records. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  160. Александр Барьюдин «Самая долгая ночь». VRAG Records. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  161. Музыка и аранжировки Марка Генкина. Сергей Литвяков. Личный сайт. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  162. Альбом «Машины Времени» «Машины не парковать». «СОЮЗ». Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  163. 1 2 Томчин, Аркадий Борисович. Большая биографическая энциклопедия (2009). Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 22 января 2012.
  164. Семен Кирсанов, «Стихотворения и поэмы», СПб, «Новая библиотека поэта», 2006, с. 720, 760
  165. История. Неофициальный сайт группы «Диалог». Проверено 22 января 2012.
  166. Дискография. Неофициальный сайт группы «Диалог». Проверено 22 января 2012.
  167. Однажды завтра. Неофициальный сайт группы «Диалог». Проверено 22 января 2012.
  168. Рок-оратория Владимира Боровинского. Музыкальная компания «mp3tone». Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. Проверено 21 января 2012.
  169. Кирсанов, Стихотворения и поэмы, 2006, с. 731
  170. Антокольский П. Искатель. «Литературная газета». 1966, 20 сент.

Литература

  • С. Кирсанов. Стихотворения и поэмы. — СПб.: Академический проект, Гуманитарная академия, 2006. — 800 с. — (Новая Библиотека поэта). — 1 000 экз.
  • Гаспаров М. Л. Семен Кирсанов, знаменосец советского формализма // С. Кирсанов. Стихотворения и поэмы. — 2006. — С. 5—18.
  • Казак В. Лексикон русской литературы XX века = Lexikon der russischen Literatur ab 1917. — М.: РИК «Культура», 1996. — 492 с. — 5000 экз. — ISBN 5-8334-0019-8
  • Минералов Ю. И. Поэзия. Поэтика. Поэт. — М.: Советский писатель, 1984. — 208 с.
  • Петров Д. П. Поэзия и наука: (Заметки и размышления). — М.: Знания, 1974. — 64 с. — (Литература).

Ссылки

Источник: Кирсанов, Семён Исаакович

Раскладка клавиатуры

Компьютерная клавиатура с арабской раскладкой

Раскла́дка клавиату́ры — соглашение о соответствии типографических символов (букв, цифр, знаков препинания и т. д.) письменного языка клавишам клавиатуры компьютера, пишущей машинки или другого устройства, с помощью которого вводится текст. Раскладка устанавливает несколько соответствий между клавишами и значениями, вводимыми с их помощью:

  • механическая раскладка (англ. mechanical layout) — форма, размеры и взаимное расположение клавиш на клавиатуре;
  • визуальная раскладка (англ. visual layout) — маркировка клавиш;
  • функциональная раскладка (англ. functional layout) — значения, вводимые одиночным или совместным нажатием клавиш. Она обеспечивается минимум двумя составными частями:
    • аппаратная раскладка — соответствие скан-кода (идентификатора) и физической клавиши. Она постоянна для данной клавиатуры;
    • программная раскладка — соответствие скан-кодов и кодов символов (и управляющих кодов), передаваемых программе (и, как правило, отображаемых на экране в виде букв необходимого алфавита. Именно она обычно имеется в виду под раскладкой).

Возможно существование нескольких раскладок для одного письменного языка. Например, существуют раскладки ЙЦУКЕН и фонетическая (ЯВЕРТЫ) для русского языка; QWERTY, Дворака и Colemak для английского языка. Одна и та же раскладка может использоваться и для нескольких языков. Например, латинская раскладка QWERTY используется в пяти языках, хотя в каждом из случаев её названия в операционных системах семейства Microsoft Windows различаются: в английском («US», «United Kingdom»), в болгарском («Bulgarian (Latin)»), в китайском («Китайская традиционная — США», «Китайская (упрощённая) — США»), в японском («Японская») и в корейском («Корейская»). Одна и та же раскладка может по-разному адаптироваться для использования на компьютере. Например, в Microsoft Windows поддерживаются два варианта адаптации русской раскладки ЙЦУКЕН для компьютерных клавиатур — «Русская» (англ. «Russian») и «Русская (Машинопись)» (англ. «Russian (Typewriter)»), различающихся расположением небуквенных знаков и буквы Ё ё.

Содержание

Механическая раскладка

Стандартная компьютерная клавиатура, также называемая клавиатурой PC/AT, имеет 101 или 102 клавиши, расположение которых подчиняется единой общепринятой схеме, и спроектирована в расчёте на английский алфавит, содержащий 26 букв.

По своему назначению клавиши на клавиатуре PC/AT подразделяются на шесть групп:

  • функциональные клавиши ( F1  F12 );
  • алфавитно-цифровые клавиши;
  • клавиши управления курсором ( Home ,  End ,  Page Up ,  Page Down ,  Delete ,  ← Backspace ,  ← ,  → ,  ↑ ,  ↓ );
  • клавиши цифровой панели;
  • специализированные клавиши ( Esc ,  Print Screen ,  Pause ,  Insert  и т. д.);
  • клавиши-модификаторы ( ⇧ Shift ,  Ctrl ,  Alt ,  Alt Gr ,  Caps Lock ,  Num Lock ,  Scroll Lock ).

Визуальная раскладка

Если предполагается, что на клавиатуре будут работать с двумя раскладками, то на клавиши обычно наносят двойные обозначения. Например, черным цветом наносят символы латинской раскладки, а красным цветом — символы национальной раскладки. Переключение между двумя раскладками в операционных системах семейства Microsoft Windows обычно выполняется нажатием комбинации клавиш  ⇧ Shift  +  Alt  или  ⇧ Shift  +  Ctrl .

Клавиши алфавитно-цифрового блока, в левом верхнем углу которых нарисована заглавная латинская буква, в зависимости от того какой регистр включен, могут вводить как заглавные, так и строчные латинские буквы. В нижнем правом углу клавиши обычно указываются символы второго уровня, которые вводят, удерживая клавишу  AltGr , либо символы национальной раскладки.

Так как визуальная раскладка может отличаться от функциональной, которая задается операционной системой, существуют разные способы ее модификации или дополнения. Для нанесения букв широко используются методы лазерной гравировки, выжигания или химического вытравливания клавиш, а также применение наклеек на клавиатуру. Изменение визуальной раскладки проводится не только с целью добавления новых алфавитов языков, но и для того, чтобы сделать раскладку более эргономичной. Так, например, раскладки Dvorak оптимизируют набор текста для десятипальцевого слепого метода, чтобы в большинстве слов символы набирались бы попеременно правой и левой рукой. Это позволяет увеличить скорость набора, сократить количество ошибок и минимизировать риск возникновения травм от постоянной нагрузки (RSI).[1]

Функциональная раскладка

Функциональная раскладка определяет соотношение между физическими клавишами и аппаратными событиями, генерируемым контроллером клавиатуры при нажатии клавиш. Операционная система отвечает за обработку событий и подстановку соответствующих символов, которые затем выводятся на экран или обрабатываются в качестве команд программных приложений. Таким образом, независимо от того, какая используется визуальная раскладка, можно печатать на разных языках. В раскладку клавиатуры могут включаться как символы только первого уровня, так и символы первого и второго уровней. На первом уровне находятся символы, для набора которых в нижнем регистре требуется нажатие одной клавиши, для набора в верхнем регистре — одновременное нажатие двух клавиш ( ⇧ Shift  +  клавиша ). На втором уровне находятся символы, для набора которых в нижнем регистре требуется одновременное нажатие двух клавиш ( AltGr  +  клавиша ), для набора в верхнем регистре — одновременное нажатие трёх клавиш ( AltGr  +  ⇧ Shift  +  клавиша ).

Латинские раскладки клавиатуры

Первая коммерчески успешная пишущая машинка была изобретена в сентябре 1867 года американцем Кристофером Шоулзом. В ней использовалась латинская раскладка, в которой буквы на клавишах располагались в алфавитном порядке. Например, на первых семи клавишах верхнего буквенного ряда были расположены буквы: A, B, C, D, E, F, G.

У пишущей машинки Шоулза был недостаток: при быстрой печати литеры цеплялись друг за дружку и их рычажки «перепутывались». Было решено отказаться от «алфавитной» раскладки. От новой раскладки клавиатуры, получившей в дальнейшем название по буквам на первых шести клавишах третьего ряда алфавитно-цифрового блока клавиатуры — QWERTY, требовалось, чтобы буквы, образующие в английском языке устойчивые комбинации, располагались как можно дальше друг от друга по разные стороны клавиатуры и были разбросаны по разным рядам, что уменьшало вероятность «перепутывания» рычажков пишущей машинки. В настоящее время раскладка Шоулза критикуется как анахронизм, так как проблемы, которая привела к появлению QWERTY, больше не существует.

Дальнейшее совершенствование пишущих машинок устранило проблему «перепутывания» рычажков и пробудило интерес к вопросу увеличения скорости печати. В 1936 году профессор Вашингтонского Университета Август Дворак (August Dvorak) издал книгу, в которой предложил совершенно новую латинскую раскладку, носящую в настоящее время имя автора. Её принцип — максимальное удобство для набирающего текст на английском языке на пишущей машинке.

В 2006 году Шаем Коулманом (Shai Coleman) была разработана раскладка Colemak. Название происходит от Coleman+Dvorak. Раскладка приспособлена к современным компьютерным реалиям. Её принцип — эффективный и эргономичный набор текстов на английском языке на компьютерной клавиатуре.

По уверениям Коулмана, предложенная им раскладка позволяет решить следующие проблемы:

  1. Намного быстрее QWERTY и несколько быстрее Дворака, так как в Colemak разгружены мизинцы и чаще применяется чередование рук.
  2. Благодаря частичному сходству QWERTY и Colemak пользователь может использовать как QWERTY, так и Colemak, не испытывая существенных сложностей с переходом от одной раскладки к другой. Что касается раскладки Дворака, то она сильно отличается от QWERTY.

Русские раскладки клавиатуры

В русской компьютерной письменности в настоящее время используются две раскладки клавиатуры: ЙЦУКЕН, и «фонетическая раскладка». Наиболее распространённой из них является раскладка ЙЦУКЕН, название которой происходит от шести левых символов верхнего ряда раскладки. Предшественницу этой раскладки, которую точней было бы называть ЙІУКЕН, создали в США в конце XIX века для пишущих машинок. В России в те времена раскладка ЙІУКЕН получила официальное название «Стандард-клавиатура».[2] В раскладке в нижнем регистре располагались строчные буквы и знаки препинания, а в верхнем — прописные буквы и цифры.

Считается, что раскладка ЙЦУКЕН далека от оптимальной при печати слепым десятипальцевым методом [3]:

  1. нагрузка по пальцам распределяется неравномерно, из-за чего одни пальцы «пробегают» по клавиатуре большие расстояния, чем другие;
  2. приходится часто гнуть пальцы, так как основной «домашний» ряд клавиатуры мало задействован;
  3. часто два и более символа нажимаются подряд в одной зоне, одним пальцем.

В раскладке ЙЦУКЕН также отсутствуют клавиши для используемых в русской письменности знаков препинания и небуквенных орфографических знаков:

  • кавычки «ёлочки» (угловые, типографские);
  • кавычки „лапки“;
  • ударение;
  • тире;
  • параграф;
  • апостроф;
  • квадратные, фигурные и угловые скобки.

В операционной системе Microsoft Windows предложены два варианта адаптации раскладки ЙЦУКЕН для компьютерных клавиатур: «Русская» (англ. «Russian») и «Русская (Машинопись)» (англ. «Russian (Typewriter)»). По умолчанию используется раскладка «Русская», в которой цифры перемещены в нижний регистр, а знаки препинания (кроме точки и тире) и дополнительные символы — в верхний. Большинство русскоязычных пользователей компьютеров пользуются именно этой русской раскладкой.

  • Недостатком компьютерной раскладки ЙЦУКЕН (Русская) считается то, что запятая находится в верхнем регистре, хотя она не является второстепенным знаком и употребляется чаще точки.
  • Следующий недостаток основной русской компьютерной раскладки — неудобство набора буквы «ё».

В 1956 году был издан «Свод правил русской орфографии и пунктуации» в котором закреплялась сложившаяся практика факультативного использования буквы «ё». Если в докомпьютерную эпоху «ё» игнорировали из-за неудобности её ручного написания и трудностей типографской печати, когда на техническом изготовлении сложной литеры стремились сэкономить, то и с переходом к клавиатуре компьютера ситуация не изменилась. На компьютерной раскладке ЙЦУКЕН «русская» буква «ё» размещена слева в верхнем углу клавиатуры, отдельно от всех остальных букв. Подобное положение буквы влияет на частоту её использования при наборе не меньше, чем неудобность её ручного написания или сложность изготовления литеры.

  • Альтернативный вариант — ЙЦУКЕН «Русская (машинопись)» — отличается расположением небуквенных знаков и буквы «ё». Она считается более удобной для набора, так как цифры в текстах встречаются, как правило, гораздо реже знаков препинания, а постоянное использование клавиши  ⇧ Shift  для набора последних способствует снижению скорости набора[4]. Кроме того, в этой раскладке буква «ё» расположена в более удобном месте — за неё отвечает клавиша, которая в обычной русской компьютерной раскладке служит для набора знаков препинания точка и запятая.

Из альтернативных раскладок для русского языка наподобие «DVORAK» следует выделить раскладку DIKTOR и раскладку Зубачёва[3]. Обе эти раскладки были построены по схожему принципу с латинской раскладкой «DVORAK» но официальные сайты перестали существовать, а популярности они так и не завоевали[5].

  • В русской фонетической раскладке русские буквы расположены там же, где и похожие (фонетически, по звучанию) латинские, например, A-А, Б-B, Д-D, Ф-F, K-K, O-O и т. д. Созданы варианты русской фонетической раскладки на основе латинской QWERTY, а также на основе других латинских и национальных раскладок[6]. Русская фонетическая раскладка считается лучшей для иностранцев, изучающих русский язык, а также для множества русских, живущих за пределами СНГ. Первое описание русской фонетической (транслитерационной) раскладки было размещено в 1997 году на сайте Вадима Маслова «СовИнформБюро»[7], поэтому этот метод набора русского текста иногда называют методом Маслова. Следует отметить, что значительно раньше подобные раскладки применялись в персональных компьютерах отечественного производства, например, ПК Искра (1989 г.).

Подключение русской фонетической раскладки в Microsoft Windows требует специальной компьютерной программы, найти которую можно на соответствующих сайтах Интернета. В отличие от неё, раскладки «Болгарская (фонетическая)», «Боснийская (кириллица)», «Македонская (FYROM)» и «Македонская (БЮРМ)» включены в набор раскладок Microsoft Windows Vista.

Национальные раскладки клавиатуры

Украинская раскладка клавиатуры

В отличие от компьютерной мыши, функциональность кнопок которой обычно не зависит от языка пользовательского интерфейса компьютера, раскладки клавиатуры для различных письменных языков в большинстве случаев различаются между собой.

Компьютерные раскладки тех национальных языков, чьи алфавиты созданы на основе 26-буквенного латинского алфавита, либо 33-буквенного русского алфавита, как правило, также создаются на основе раскладок «базовых» алфавитов — латинской QWERTY или русской ЙЦУКЕН. При этом в раскладки этих национальных языков добавляются используемые в этих языках символы оригинальных букв (например, символы букв казахского алфавита — «Әә», «Іі», «Ңң», «Ғғ», «Үү», «Ұұ», «Ққ», «Өө», «Һһ» — в казахской раскладке), оригинальных знаков пунктуации (например, испанский знак ¡) и обозначений национальной валюты. Исключением являются клавиатурные раскладки турецкого (раскладка Turkish F), латышского (раскладка Latvian), литовского (раскладка Lithuanian IBM), чьи алфавиты созданы на основе латинского, а также особой болгарской кириллической раскладки (БДС 5237:1978). В этих языках используются собственные раскладки клавиатуры, не похожие на латинскую QWERTY. Тем не менее, в набор раскладок Microsoft Windows XP и Microsoft Windows Vista, помимо указанных оригинальных раскладок также добавлены раскладки на основе QWERTY: турецкая Turkish Q, латвийская Latvian (QWERTY) и литовская Lithuanian.

При создании клавиатурных раскладок для национальных языков с алфавитами на основе латинского используются различные способы размещения и набора оригинальных букв: вместо цифр, вместо небуквенных и нецифровых символов, вместо неиспользуемых латинских букв, либо набор через  AltGr  или через «мёртвые клавиши». В некоторых национальных раскладках используется два и более способа размещения и набора оригинальных букв одновременно (например, одни оригинальные буквы размещаются вместо цифр, а другие вместо небуквенных и нецифровых символов). При классификации по способу размещения и набора оригинальных букв подобные раскладки будем относить только к одной из возможных групп. По указанному критерию можно выделить пять групп национальных раскладок:

  1. Оригинальные буквы размещаются в цифровом диапазоне блока алфавитно-цифровых клавиш (вьетнамская «Вьетнамская», французская French, венгерская Hungarian, литовская Lithuanian, словацкие Slovak, Slovak (QWERTY), чешские Czech, Czech (QWERTY), бельгийские Belgian (Comma), Belgian (Period), Belgian (French)).
  2. Оригинальные буквы размещаются вместо небуквенных и нецифровых символов (албанская Albanian, немецкая German, турецкая Turkish Q, боснийская Bosnian, хорватская Croatian, датская Danish, итальянская Italian, польская Polish, сербская Serbian (Latin)).
  3. Оригинальные буквы набираются только через  AltGr  (польская Polish (Programmers), греческие Greek Latin, Greek (319) Latin, чешская Czech Programmers, латышская Latvian (QWERTY)).
  4. Оригинальные буквы набираются только через «мёртвые клавиши» (нидерландская Dutch, ирландская Irish, гэльская Gaelic, маорийская Maori).
  5. Некоторые латинские буквы раскладки QWERTY заменяются оригинальными буквами (азербайджанская Azeri Latin, литовская «Литовская (новая)», туркменская «Туркменская», саамские Sami Extended Finland-Sweden, Sami Extended Norway).

Первый способ имеет недостатки, так как в таком случае для набора цифр придётся использовать либо другие клавиши алфавитно-цифрового блока (как во французской French), либо переместить цифры с нижнего на верхний регистр (как в чешской Czech), либо с первого на второй уровень занимаемых ими клавиш (как во вьетнамской раскладке «Вьетнамская» и литовской Lithuanian). Второй также мало удобен, так как часто используемые оригинальные буквы в этом случае обычно размещаются на самых неудобных позициях. Третий вариант, часто называемый программистским, не удобен для слепой десятипальцевой печати, так как часто используемые оригинальные буквы национального алфавита размещены на втором уровне клавиатуры, что ведёт к снижению скорости печати и росту опечаток. Те же недостатки и у четвёртого варианта. К недостаткам пятого варианта можно отнести то, что при наборе текста на национальном языке иногда возникает необходимость набора английского или заимствованного слова, для которого нет альтернативного написания буквами только национального языка, или буквы для которых в языке нет соответствующих звуков, используются в обозначении единиц измерения (ватт — W, вольт — V и т. п.).

В клавиатурных раскладках для национальных языков с алфавитами на основе русского в качестве основных используются оба варианта русской раскладки ЙЦУКЕН для компьютерной клавиатуры: ЙЦУКЕН (Русская) в украинской, белорусской, азербайджанской, киргизской, татарской, башкирской, якутской, таджикской раскладках и ЙЦУКЕН («Русская (Машинопись)») в казахской раскладке.

Среди существующих национальных раскладок на основе русской ЙЦУКЕН также можно выделить пять групп:

  1. Оригинальные буквы размещаются в цифровом диапазоне блока алфавитно-цифровых клавиш (казахская, башкирская, якутская).
  2. Оригинальные буквы размещаются вместо буквы «ё», небуквенных и нецифровых символов (раскладки различных «псевдонациональных» шрифтов).
  3. Русские буквы, отсутствующие в национальном алфавите, заменяются национальными буквами (украинская, азербайджанская, белорусская, таджикская раскладки).
  4. Редко используемые русские буквы заменяются оригинальными буквами. Заменённые русские буквы перемещаются на второй уровень тех же клавиш, то есть набираются через  AltGr  (татарская раскладка).
  5. Оригинальные буквы набираются только через  AltGr  (киргизская раскладка).

Первая группа раскладок имеет существенные недостатки, так как для набора цифр придётся использовать либо правую цифровую панель клавиатуры (на клавиатуре некоторых ноутбуков она отсутствует), либо переключаться на другую (обычно латинскую или русскую) раскладку клавиатуры. Например, в казахской раскладке, закрепленной стандартом РСТ КазССР 903-90, все девять оригинальных казахских букв «Әә», «Іі», «Ңң», «Ғғ», «Үү», «Ұұ», «Ққ», «Өө», «Һһ» расположены на клавишах основного цифрового диапазона. В раскладке не нашлось места для ряда распространённых небуквенных символов, а также для буквы «ё», что создаёт дополнительные неудобства пользователям этой раскладки. Для ввода цифр придётся использовать либо клавиши цифровой панели, либо переключаться на латинскую или русскую раскладки. Схожие проблемы возникают и при использовании башкирской и якутской раскладки.

Раскладки второй группы не удобны для печати, так как часто используемые национальные буквы размещаются на самых неудобных позициях. При этом заменённые символы (обычно это символы Ё ё + = _ - / \) оказываются недоступными для набора в национальной раскладке.

Раскладки третьей группы также неудобны, так как при наборе текста на национальном языке иногда возникает необходимость набора русского слова, для которого нет альтернативного написания буквами только национального алфавита. Это потребует переключения на русскую раскладку, что снижает скорость печати. К тому же пользователю необходимо помнить какая буква расположена на одной и той же клавише на национальной и на русской раскладке.

В четвёртом варианте национальных раскладок учли сложности с переключением раскладок и разместили заменённые русские буквы на втором уровне клавиатуры. Тем не менее, пользователю придётся постоянно вспоминать какая буква расположена на одной и той же клавише на национальной и на русской раскладке. В противном случае неизбежны ошибки при печати, столь характерные для тех пользователей, которые путают расположение латинских и русских букв на клавиатуре.

Раскладки пятой группы неудобны для слепой десятипальцевой печати, так как часто используемые буквы национального алфавита размещаются на втором уровне клавиатуры, что снижает скорость печати и ведёт к увеличению количества опечаток. К тому же сохраняется и основной недостаток раскладок четвёртой группы.

Среди раскладок клавиатуры алфавитов на основе русского не найдено ни одной раскладки, которая бы существенно отличалась от русской ЙЦУКЕН, либо в которой использовалась идея фонетической раскладки на основе одной из латинских (QWERTY, Дворака, Colemak).

Армянская

Соответствует раскладке пишущих машинок на армянском языке.

Белорусская

Белорусская раскладка похожа на русскую и имеет лишь несколько с ней различий — белорусская буква «і» вместо русской «и», белорусская «ў» вместо русской «щ» и апостроф ' вместо «ъ».

Украинская

В операционных системах Windows Vista и Windows 7 присутствует расширенная раскладка клавиатуры для украинского языка, где были добавлены апостроф (вместо русской строчной буквы «ё»), а также возможность набирать символ гривны ₴ через  ⇧ Shift  +  `  (вместо заглавной буквы русской буквы Ё). На клавиатурах, на которых дополнительной клавиши для буквы Ґ нет, эта буква набирается через  AltGr  +  Г . Это связано с тем, что в предыдущих версиях Windows украинская раскладка была составлена некорректно, т.к. включала в себя букву русского алфавита "Ё", причина, по которой это было сделано, неизвестна, но можно допустить, что разработчики этой клавиатуры изначально были не знакомы с украинским алфавитом, что, учитывая интересы страны разработчика, является явным пренебрежением. Начиная с версии Windows Vista, эта проблема была решена. Пользователям более ранних систем остается вручную переделывать программную раскладку, так как патч, устраняющий эту проблему, так и не был выпущен.

Казахская

Казахская клавиатурная раскладка была создана на основе русской машинописной раскладки и закреплена стандартом РСТ КазССР 903-90.

Стандартная казахская клавиатурная раскладка (буква Ё набирается в русской раскладке)

Она поставляется с операционными системами, поддерживающими Юникод: Windows NT 5.0 и новее и GNU/Linux.

Специфические казахские буквы расположены на месте основного цифрового диапазона. Для ввода цифр и символов /, *, -, + используется вспомогательная цифровая клавиатура. Вследствие этого в стандартной раскладке не нашлось места для ряда распространённых небуквенных символов, а также для буквы Ё.

Существуют также альтернативные раскладки, собранные по «методу Дворака», например, Qazat.

Корейская

Существует несколько стандартов раскладки для корейского языка (хангылем). Самая распространённая раскладка называется Тубольсик (두벌식). В ней согласные расположены в левой стороне клавиатуры, гласные — в правой. Напряжённые согласные набираются с использованием клавиши Shift (например, на месте буквы w стоит корейская буква чхиыт (ㅈ), а при нажатии с Shift — ссанджиыт, ㅉ). Удвоенные согласные находятся в нижнем ряду клавиатуры.

Раскладка Тубольсик

В стандартном пакете Windows нет системы, аналогичной вводу по пиньиню для китайского или ромадзи — для японского языков.

Себольсик (финальная), 세벌식 최종

Существует более эргономичная раскладка Себольсик, которая включает сочетания согласных, однако она менее распространена. Имеется несколько разновидностей: Себольсик 390 (세벌식 390), Себольсик (финальная) (세벌식 최종) а также особая разновидность Себольсик, не требующая нажатия клавиши Shift, разработанная для тех, кто не может одновременно нажимать две клавиши.

Французская

Основной раскладкой для французского языка является раскладка AZERTY.

Испанская

Раскладка для испанского языка.

Японская

Раскладка для японского языка (хирагана).

Набор текста осуществляется системой IME, например, Microsoft IME, которая самостоятельно конвертирует введённые символы каны в иероглифы, основываясь на предустановленных правилах и накопленном опыте работы с пользователем. Так, для того, чтобы набрать фразу «Я люблю сладости» (яп. 菓子を食べたい?), нужно набрать «かしをたべたい», нажать клавишу конвертации (обычно пробел) и в выпадающем меню выбрать нужные слова из вариантов. Эта система была создана из-за большого количества омонимов в японском: например, слова с близкими значениями «думать, придумывать, вспоминать» (омоу) можно написать тремя разными иероглифами:

  • «вспоминать, мыслить» (яп. 思う омоу?);
  • «думать, придумывать, вспоминать» (яп. 想う омоу?, подразумевает глубокие чувства);
  • «вспоминать с нежностью» (яп. 憶う омоу?).

Чувашские раскладки клавиатуры

Ввод текста на нескольких языках

Раскладки, при помощи которых можно вводить текст на нескольких языках, называются интернациональными или расширенными. Например, в раскладках «Британская расширенная» (United Kingdom Extended) и «США-международная» (United States-International), набор дополнительных[8] букв национальных алфавитов, созданных на основе латинского, осуществляется через  AltGr  и через «мёртвые клавиши» (dead keys). В раскладке «Канадская многоязычная» (Canadian Multilingual Standard) дополнительные буквы национальных алфавитов размещены на клавишах небуквенных символов. Набор этих букв также доступен и через «мёртвые клавиши».

К сожалению, в перечне раскладок, включённых в операционные системы семейства Microsoft Windows, отсутствуют расширенные версии русских раскладок, которые включали бы дополнительные буквы национальных алфавитов, созданных на основе кирилицы. Однако такие раскладки, являющиеся модификацией Типографской раскладки Ильи Бирмана, доступны в качестве стороннего программного продукта[9][10]. В оригинальной типографской раскладке Ильи Бирмана роль второго языка выполняет дореформенная кириллица, она также позволяет вводить буквы различных алфавитов с диакритическими знаками. Все версии раскладки имеют удобные клавиши для ввода типографских кавычек и тире.

Интересные факты

  •  y  (yes) в стандартной английской раскладке соответствует клавише  н  (нет) в стандартной русской раскладке. Поэтому нажатие этой клавиши в двуязычных программах может соответствовать противоположным действиям, в зависимости от раскладки (согласиться/не согласиться). У украиноязычных приложений возможна и обратная ошибка: клавиша  n  (no) соответствует  т  (укр. так, по-русски — «да»).
  • Буквы «С» и «C» (латинская и кириллическая) выглядят одинаково и набираются одной и той же клавишей. Это может создавать проблемы в некоторых случаях. Например, вызвать срабатывание системы проверки правописания.
  • Буква «W» в стандартной французской раскладке AZERTY расположена на той же клавише, что и буква «Z» в QWERTY. Таким образом, часто используемое в Windows клавиатурное сочетание  Ctrl  +  Z  (отмена последнего действия) при случайном переключении на французскую раскладку срабатывает как закрытие документа ( Ctrl  +  W ).
  • Буквы «Ы» и «S» (кириллическая ЙЦУКЕН и латинская QWERTY) расположены на одной клавише и используются для придания множественного числа существительным как русского, так и английского языков.
  • Буквы «Z» и «Я» расположены на одной клавише, и каждая из них является последней для своего алфавита (латинского и кириллического).

См. также

  • Key To Byte
  • Типографская раскладка Ильи Бирмана
  • Набор символов
  • Коды клавиш клавиатуры

Примечания

  1. Эргономика и травмы RSI
  2. Новое в области пишущих машин И. П. Менделеев Наука и техника, 1914 год
  3. 1 2 Альтернативные раскладки, обзор на сайте программы Соло на клавиатуре
  4. Какая раскладка лучше: стандартная или «машинопись»?, статья на сайте программы Соло на клавиатуре
  5. Немного о клавиатурных раскладках
  6. Павел Городянский Ввод кириллицы с системной клавиатуры, при "RU" внизу справа - предлагаемые раскладки (расположение букв):. Архивировано из первоисточника 6 февраля 2012. Проверено 8 мая 2011.
  7. Vadim Maslov’s SovInformBureau
  8. Дополнительными называются буквы, используемые в отдельных национальных алфавитах, но отсутствующие в «базовых» («материнских») алфавитах, на основе которых эти национальные алфавиты и были ранее созданы
  9. Совмещённая русско-украинская типографская раскладка клавиатуры для Windows
  10. Типографские раскладки Ильи Бирмана для OS X (англ, рус, укр).

Ссылки

Расширения русской раскладки, позволяющие набирать типографские символы через  AltGr 

Программы для создания собственных клавиатурных раскладок

Microsoft Windows
X Window System (GNU/Linux и др. Unix-like)
Mac OS X
  • Ukelele — бесплатная программа для создания собственных раскладок

Источник: Раскладка клавиатуры