Магазин форменной и спецодежды


Notice: Undefined variable: item in /inktomia/db/complexdoc_v2/html/shop/template/product.tpl on line 425
Нож Русь-1 95Х18 кован. (Титов)
5 072 р.
Нож Русь-1 95Х18 кован. (Титов)

Характеристики

длина лезвия (см) 15.0
длина ножа (см) 27
материал лезвия сталь х18
материал рукоятки дерево
страна Россия
твердость по шкале Роквел (единиц) до 62
чехол кожа
Купить: Нож Русь-1 95Х18 кован. (Титов)

Русь (народ)

Русь (русы) — народ, давший своё имя и составивший социальную верхушку первого государства восточных славян — Руси, в современной литературе известного как Киевская Русь.

Его этническая идентификация является дискуссионной, поскольку в одних источниках русь отождествляется со скандинавами, в других со славянами. История руси прослеживается с 1-й половины IX века, хотя её точная реконструкция остаётся ненадёжной из-за недостатка и противоречивого характера источников. К середине X века «русский род», составляющий дружину соплеменников во главе с князем киевским, объединил под своей властью территорию ильменских словен, полян, кривичей и поставил в зависимость от себя бо́льшую часть остальных восточнославянских племенных союзов и ряд финно-угорских племён. В результате интеграции руси со славянским населением бассейна среднего Днепра этноним русь распространился сначала на полян, а позже на всё население Древнерусского государства[1].

В единственном числе представитель народа назывался русин.[2]

Похороны знатного руса. Картина Г. Семирадского по мотивам рассказа Ибн Фадлана о встрече с русами в 921 году.

Содержание

Теории о происхождении

Существует несколько гипотез об этнической принадлежности руси: норманнская, славянская (антинорманская), индо-иранская (сарматская) и другие.

Об этимологии имени русь см. также статьи Русь и Рюрик.

Норманская теория

Николай Рерих, «Заморские гости», 1899 (Государственная Третьяковская галерея).

Норманская теория предполагает, что народ русь происходит из Скандинавии периода экспансии викингов, которых в Западной Европе называли норманнами. Этот вывод базируется на толковании содержащегося в «Повести временных лет» «Сказания о призвании варягов» в 862 году:

"И сказали себе [чудь, словене и кривичи]:"Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву". И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются свеи, а иные норманны и англы, а ещё иные готы, — вот так и эти."

Из перечисления варягов-руси в одном ряду со свеями (шведами), урманами (норвежцами), англами и жителями Готланда делается вывод, что «русь» — это название одного из скандинавских народов[3]. С другой стороны, в Новгородской летописи, отразившей предшествующий Повести временных лет (ПВЛ) Начальный свод конца XI века, данный рассказ изложен несколько иначе: в нём отсутствует сопоставление руси со скандинавскими народами, а сама она напрямую не отождествляется с варягами.

И реша к себе: «князя поищемъ, иже бы владелъ нами и рядилъ ны по праву». Идоша за море к Варягомъ и ркоша: «земля наша велика и обилна, а наряда у нас нету; да поидете к намъ княжить и владеть нами».

[4]

Происхождение этнонима «русь» возводится к древнеисландскому слову Róþsmenn или Róþskarlar — «гребцы, мореходы» и к слову «руотси/роотси» у финнов и эстонцев, означающее на их языках Швецию, и которое, как утверждают некоторые лингвисты, должно было превратиться именно в «русь» при заимствовании этого слова в славянские языки[5].

Важнейшими аргументами норманской теории являются следующие:

  • Византийские и западноевропейские письменные источники (см. ниже), в которых современники идентифицировали русь как шведов или норманнов.
  • Скандинавские имена родоначальника русской княжеской династии — Рюрика, его «братьев»[6] Синеуса и Трувора, и всех первых русских князей до Святослава. В иностранных источниках их имена также приводятся в форме, приближенной к скандинавскому звучанию. Князь Олег именуются X-л-г (хазарское письмо), княгиня Ольга — Хелга, князь Игорь — Ингер (византийские источники).
  • Скандинавские имена большинства послов «Русского рода», перечисленных в русско-византийском договоре 912 года[7].
  • Сочинение Константина Багрянородного «Об управлении Империей» (ок. 949 г.), где приводятся названия днепровских порогов на двух языках: «росском» и славянском, где для большинства «росских» названий может быть предложена скандинавская этимология.

Дополнительными аргументами являются археологические свидетельства, фиксирующие присутствие скандинавов на севере восточнославянской территории, включая находки IX—XI веков на раскопках Рюрикова городища, захоронения в Старой Ладоге (с сер. VIII века) и Гнёздове[8]. В поселениях, основанных до X века, скандинавские артефакты относятся именно к периоду «призвания варягов», в то время как в древнейших культурных слоях артефакты почти исключительно славянского происхождения.

В историографии норманская гипотеза была впервые сформулирована в XVIII веке немецкими учёными в Российской академии наук Г. З. Байером, Г. Ф. Миллером и А. Л. Шлёцером. Этой теории также придерживались Н. М. Карамзин и вслед за ним почти все крупные русские историки XIX века.

Споры вокруг норманской версии временами принимали идеологический характер в контексте вопроса о том, могли ли славяне самостоятельно, без варягов-норманов, создать государство. В сталинское время норманизм в СССР отвергался на государственном уровне, но в 1960-х годах советская историография вернулась к умеренной норманской гипотезе с одновременным изучением альтернативных версий происхождения руси. Зарубежные историки в большинстве своем рассматривают норманскую версию как основную.

Славянская теория

Князь Святослав Игоревич
(по Ф. Г. Солнцеву, 1869)

Славянская теория была сформулирована В. Н. Татищевым и М. В. Ломоносовым как критика норманской теории. Она исходит из толкования другого фрагмента «Повести временных лет»:

Поэтому учитель славян — Павел, из тех же славян — и мы, русь … А славянский язык и русский один, от варягов ведь прозвались русью, а прежде были славяне; хоть и полянами назывались, но речь была славянской.

С точки зрения сторонников норманской теории из цитаты лишь следует, что слово «русь» есть прозвание варяжское и к тем славянам, которые прежде назывались полянами, пришло от варягов.

Ломоносов доказывал славянскую принадлежность народа русь (россы) через тождество их пруссам. Самих пруссов (балтские племена) он определял как славян, привлекая в «сообщники» Претория и Гельмонда, полагавшим «прусский и литовский язык за отрасль славенского», а также личное мнение о сходстве «их (пруссов) языка со славенским»[9]. При этом в бывшей Пруссии и приморской Литве действительно обнаруживаются топонимы с корнем «рус», а ранние средневековые источники[какие?] фиксируют там деятельность некой руси.

Другой источник славянской гипотезы — сообщение арабского географа Ибн Хордадбеха, чьи данные о Восточной Европе являются одними из древнейших (840-е годы), который считал, что русы это славянский народ. Ибн Хордадбех единственный восточный автор отнесший русь к ас-Сакалиба, остальные арабские авторы описывают их обособленно.

Поздняя литературная традиция соотносит русов с братом по имени Рус из легенды о трех славянских братьях — Чехе, Лехе и Русе. Согласно этой легенде братья-князья вышли из Хорватии около 644 года. В законченном виде легенда появилась в «Великой Польской хронике» XIV века[10].

В русской историографии XIX века славянская теория не имела широкого распространения. Двумя наиболее видными её представителями были С. А. Гедеонов и Д. И. Иловайский. Первый считал русов балтийскими славянами — ободритами, второй — подчёркивал их южное происхождение, а этноним русь выводил от русого цвета волос[11]. (ср. славянское слово *rŏud-s-ĭs, родственного словам русый (*rŏud-s-ŏs), рудый (*rŏudh-ŏs), рыжий (*rūdh-ŏs).

В советское время, начиная с 1930-х годов, славянская принадлежность руси активно отстаивалась, будучи тесно увязана с критикой норманизма. В советской историографии родиной русов считалось Среднее Поднепровье, они отождествлялись с полянами в Киевской земле. Эта оценка имела официальный статус. Противопоставление славян и руси в ПВЛ объяснялось подчинением большинства славянских племен киевским князьям, домен которых и назывался «Русью» на первоначальной стадии образования государства[12]. Этноним русь выводился из местной топонимики (названий рек и поселений), например из названия реки Рось на Киевщине (впрочем, это слово имело в корне не о и не у, а ъ — Ръсь (как и Българи), косвенные падежи Рси, поэтому в настоящее время такая этимология признана сомнительной).

Из современных концепций получили известность теории о «Русском каганате» В. В. Седова и руси-ругах А. Г. Кузьмина. Первый на археологическом материале помещает русь в междуречье Днепра и Дона (волынцевская археологическая культура) и определяет как славянское племя. Второй связывает русь с руянами — славянскими жителями острова Рюген. Руян в поздних Магдебургских анналах (XII век) возможно назвали русскими (Rusci), как сообщает А. Г. Кузьмин со ссылкой на работу 1859-го года «В Магдебургских анналах жители о. Рюген обозначены под 969 г. как Rusci»[13]. Согласно польским исследователям Магдебургские анналы были составлены в XII веке на основе Пражских и Краковских анналов, а также списка деяний магдебургских архиепископов[14]. Следует отметить, что в синхронных источниках слово rusci к жителям Рюгена не применяется. Автор X века, совместно с руянами участвовавший в военном походе 955 года, называет их вполне по-славянски ruani[15].

Археологические находки, сделанные в XX веке в Пскове, Новгороде, Русе, Ладоге и т. д., свидетельствуют об очень тесной связи населения севера Древней Руси со славянским южным берегом Балтики — с поморскими и полабскими славянами. По мнению многих ученых[кого?], в период раннего средневековья, южно-балтийские славяне прямо переселялись в земли соответствующие северу будущей Киевской Руси. Об этом говорят как археологические, так и антропологические, краниологические и лингвистические исследования[16][17][18][19][20][21][22]. При этом южнобалтийская керамика доходит до Ярославля, до Верхней Волги и до Гнёздова на Днепре, то есть отмечена именно в тех областях, где киевский летописец помещал варягов. («Новгородцы от рода варяжского» и т. д.) В Киеве её не обнаружено.

Индо-иранская теория

Существует мнение, что этноним «рос» имеет иное чем «рус» происхождение, являясь значительно более древним. Сторонники этой точки зрения, также берущей начало от М. В. Ломоносова, отмечают, что народ «рос» впервые упомянут ещё в VI веке в «Церковной Истории» Захарием Ритором, где он помещается по соседству с народами «людей-псов» и амазонок, что многие авторы трактуют как Северное Причерноморье. С этой точки зрения его возводят к ираноязычным (сарматским) племенам роксаланов или росомонов, упоминаемых античными авторами.

Наиболее полно иранская этимология имени Русь обоснована О. Н. Трубачёвым[23] (*ruksi «белый, светлый» > *rutsi > *russi > русь; ср. с осет. рухс(иронск.) / рохс (дигорск.) «светлый»).

Георгий Вернадский так же развивал теорию об происхождении названия Руси от азовских племен асов и рухс-асов (светлых асов), которые, по его мнению, были частью антов[24], тем не менее считал, что русь является смешением скандинавских переселенцев с местными племенами.

В 60-е гг. XX века украинский археолог Д. Т. Березовец предложил отождествить с русами аланское население Подонья, известное по памятникам салтово-маяцкой культуры. В настоящее время эта гипотеза разрабатывается Е. С. Галкиной, которая отождествляет Подонье с центральной частью Русского каганата, упоминаемого в мусульманских, византийских и западных источниках в IX веке. Она считает, что после разгрома этого объединения кочевыми племенами венгров в кон. IX века, имя «Русь» от ираноязычных русов-аланов (роксоланов) перешло к славянскому населению Среднего Поднепровья (поляне, северяне)[25]. В качестве одного из аргументов Галкина приводит этимологию М. Ю. Брайчевского, который предложил для всех «русских» названий Днепровских порогов из сочинения Константина Багрянородного аланскую интерпретацию (на основе осетинского языка) [26].

История народа русь по письменным источникам

Письменные источники, относящиеся к времени появления этнонима русь, разнообразны, но скупы в деталях и разрозненны. Помимо древнерусских летописей, которые были составлены в более позднее время, упоминания о руси содержатся в современных ей западноевропейских, византийских и восточных (арабо-персидских и хазарских) источниках хроникального и мемуарного характера.

Повесть временных лет

«Собирают дань». Н. К. Рерих. 1908

Одним из самих ранних древнерусских источников, дошедших до нашего времени, является «Повесть временных лет», написанная монахом Нестором в начале XII века на основе летописного свода XI века. Согласно Нестору территорию, подвластную в его время русским князьям, населяли в древности:

  • славянские племена:
поляне, древляне, ильменские словене, полочане, дреговичи, северяне, бужане (волыняне), радимичи, вятичи, уличи, тиверцы;
  • неславянские племена:
чудь, меря, весь, мурома, черемисы, мордва, пермь, печера, емь, литва, летьгола, зимигола, корсь, нарова, ливы, ятвяги;
  • Первое упоминание в летописи о народе русь в самом начале повествования, в периоде, где ещё нет летоисчисление в списке Афетово колено: Варязи, Свеи, Урмане, Готъ, Русь, Аглянъ, Галичанъ, Волохове, Римлянъ, Нъмцъ, Корлязи, Венедици, Фряговъ и прочии...
  • Второе упоминание в летописи о народе русь в периоде между смертью трёх братьев и их сестры, основателей Киева: И по сей братьи почаша держати родъ их княжение...Се бо токмо словенескъ языкъ в Русi: Поляне, Деревляне, Новгородцы(Ильменские словены), Полочане, Дьрьговичи, Съверо, Бужане, зань съдять по Бугу. послъ же Волыняне. Инии языцъ, иже дань дають Руси:.. Далее следует рассказ о начавшихся столкновениях между племенами славян, произошедшие после смерти братьев - По сихъ же лътахъ по смерти братья сея, (поляне) быша обидимы Деревляны и инъми околными, и наидоша я Козаре (и пришли на них Хазары). В следующий, третий раз, Русь упоминается в связке с византийской хроникой:
  • Нестор нашёл в доступной ему византийской хронике первое упоминание о руси:

«В год 6360 (852), индикта 15, когда начал царствовать Михаил, стала прозываться Русская земля. Узнали мы об этом потому, что при этом царе приходила русь на Царьград, как пишется об этом в летописании греческом.»

В четвёртый раз русь в летописи упоминается в связи с призванием варягов: и въста родъ на родъ, и быша усобицъ в нихъ, и воевати сами на ся почаша. И ркоша: «Поищемъ сами собъ/в собъ князя, иже бы володълъ нами и рдилъ по ряду, по праву.» Идоша за море к Варягомъ к Руси, - сiце бо звахуть ты Варягы Русь, яко се друзии зовутся Свее, друзии же Урмани, Аньгляне, инии Готе,- тако и си..

Вскоре, в 866 /6374/ году (в 860 по более точной византийской хронике), бояре Рюрика Аскольд и Дир («И бяста у него 2 мужа, не племени его но, боярина…»), захватившие Киев, совершили набег на Царьград на 200 кораблях. По Нестору в походе участвовала только русь. В 882 году новгородский князь Олег перебрался в Киев, убив Аскольда и Дира. Нестор, в описании деяний Олега, называет племена их собственными именами, но делает обобщение о распространении названия Руси на все народы, населявшие древнерусское государство: «И были у него варяги, и славяне, и прочие, прозвавшиеся русью.» Также он указывает на заимствование названия русь славянскими племенами: «А Словънескъ языкъ и Рускый один; отъ Варягъ бо прозвашася Русью, а първъе бъша Словъне (Ильменские); аще и Поляне звахуся, но Словънеская ръчь бъ.»

О подчинённом положении славян Нестор повествует в описании похода Вещего Олега на Царьград в 907 году: «И сказал Олег: „ишийте пре(паруса) паволочити (плотного расшитого шёлка)Руси, а Словъномъ кропиинныя (дешёвый шёлк)“…» Однако здесь следует уточнить, что предположительно под именем «Словънъ» (буквально в летописи) в списке участников похода на Царьград упоминаются Словене ильменские(Новгородцы), а не все славяне, так как, в составе флота Олега (поимённо названном летописью) имя русь отдельно от других племёных имён не упоминается: Iде Олегъ на гръкы... поя же множьство Варягъ, Словънъ(Новгородцы), и Чюди, и Кривичи, и Мерю, и Поляны, и Съверу, и Деревляны, и Радимичи, и Хорваты, и Дулъбы, и Тиверцы.

В русско-византийском торговом договоре 911 года перечислены имена 15 послов от рода русского: «Мы от рода русского: Карлы, Инегелд, Фарлоф, Вельмоуд, Рулав, Гуды, Руалд, Карн, Фаслав, Рюар, Актевоу, Труян, Лидул, Фаст, Стемид иже посланы от Олга великого князя Русского…». Большинство имён имеют признанную скандинавскую этимологию. В следующем русско-византийском договоре 944 года среди имён послов появляются привычные нам славянские имена и клятва именем славянского бога Перуна. В 944 году русь в последний раз упоминается отдельно от славянских племён, после этого всегда только как название государства и его населения. Варяжская дружина ещё продолжает упоминаться в правление Владимира Святославича и Ярослава Мудрого, то есть вплоть до окончания эпохи викингов.

Откуда пришли варяги-русь — «Повесть временных лет» не уточняет, сообщает только, что «из-за моря».

Большинство событий летописи датированы, однако хронология для IX—X вв., как доказывают сравнения с независимыми источниками, далеко не всегда точна и поэтому носит условный характер.

Византийские источники

Анонимный византийский автор[27] в схолиях к сочинению Аристотеля «О небе» возможно впервые использовал этноним рос:

«Мы заселяем среднее пространство между арктическим поясом, близким к северному полюсу, и летним тропическим, причём скифы-рось (Σκυθας τους Ρως) и другие гиперборейские народы живут ближе к арктическому поясу.»[28]

Современная историография не идентифицирует упоминаемый народ в качестве варяжского племени «русь», призванного согласно ПВЛ в новгородские земли с берегов Балтики[29]. Одной из причин этого является неопределённая датировка цитаты, что позволяет отнести её как к ранневизантийской эпохе, так и к временам набегов руси на Византию.

Первое подробное упоминание в византийских источниках племени русь, возможно, относится к описанию набега на византийский город Амастриду (на южном побережье Чёрного моря) в «Житии Георгия Амастридского» (по некоторым оценкам — начало 830-х годов, но не позднее 842 г.). В «Житие Георгия» росы названы «народом, как все знают, в высшей степени диким и грубым». Нападению вначале подверглась Пропонтида, находившаяся недалеко от Константинополя, что может быть указанием на предварительно состоявшийся торг в византийской столице[30]. Возможно именно после этой войны в Константинополь для переговоров прибыли послы росов, по происхождению шведы, которых император Феофил отправил назад через Империю франков (см. ниже), где их прибытие датируют 839 г. Ряд современных исследователей не поддерживает датировку этих событий 830-ми годами и считает, что поход имел место при набегах руси в 860 или даже 941 годах. Действительно, те же византийцы и франки спорили (см. Русский каганат) о происхождении этого народа и титуле его вождя, прежде чем основательно познакомились с русами уже в эпоху князя Олега и его преемников.

В популярной литературе встречаются упоминания о набеге руси на греческий остров Эгину (недалеко от Афин) в 813 году[31]. Данный факт происходит от ошибочного перевода этнонима арабских (берберских) пиратов-мавров, Maurousioi, как «русские» в «Житии преподобной Афанасии Эгинской»[32].

Набег русов на Константинополь в 860 году эмоционально отражён в нескольких византийских источниках. Патриарх Фотий, переживший осаду Константинополя, в одной из речей-проповедей сразу же после ухода русов так охарактеризовал их:

«Народ незаметный, народ, не бравшийся в расчёт, народ, причисляемый к рабам, безвестный — но получивший имя от похода на нас, неприметный — но ставший значительным, низменный и беспомощный — но взошедший на вершину блеска и богатства; народ, поселившийся где-то далеко от нас, варварский, кочующий, имеющий дерзость [в качестве] оружия, беспечный, неуправляемый, без военачальника, такою толпой, столь стремительно нахлынул будто морская волна на наши пределы…»[33]

Судя по словам Фотия, византийцы были осведомлены о существовании руси. В 867 году Фотий в послании восточным патриархам говорит о руси, упоминая и так называемое первое крещение Руси:

«… даже для многих многократно знаменитый и всех оставляющий позади в свирепости и кровопролитии, тот самый так называемый народ Рос — те, кто, поработив живших окрест них и оттого чрезмерно возгордившись, подняли руки на саму Ромейскую державу! Но ныне, однако, и они переменили языческую и безбожную веру, в которой пребывали прежде, на чистую и неподдельную религию христиан,… И при этом столь воспламенило их страстное стремление и рвение к вере … , что приняли они у себя епископа и пастыря и с великим усердием и старанием встречают христианские обряды.»[34]

Фотий не называл имён русских предводителей, по версии летописца Нестора набег совершали варяги Аскольда и Дира. Как предполагают историки, эти же варяги и приняли христианство вскоре после успешного похода на Византию. Когда русь во главе с князем Игорем вновь осадила Константинополь в 941 году, византийцы уже идентифицировали воинственный народ. Продолжатель Феофана сообщает: «На десяти тысячах судов приплыли к Константинополю росы, коих именуют также дромитами, происходят же они из племени франков.»[35] К франкам византийцы относили всех жителей северо-западной Европы. В описании набега на Константинополь 860 года тот же Продолжатель Феофана называл русов «скифским племенем, необузданным и жестоким»[36]. В византийских сочинениях с X века название скифы или тавроскифы прочно утвердилось за русскими как некоторый эквивалент понятию — варвары с северных берегов Чёрного моря.

Наиболее подробные сведения о русах и устройстве их государства оставил в своём сочинении «Об управлении империей», написанном около 950 года, византийский император Константин Багрянородный.

«…Зимний же и суровый образ жизни тех самых росов таков. Когда наступит ноябрь, их князья выходят со всеми россами из Киева и отправляются в полюдье, то есть круговой обход, а именно — в славянские земли древлян, дреговичей, кривичей, северян и остальных славян, платящих дань росам. Кормясь там в течение зимы, они в апреле, когда растает лёд на Днепре, возвращаются в Киев, собирают и оснащают свои корабли и отправляются в Византию.»[37]

В июне росы с товарами и рабами сплавляются вниз по Днепру до Чёрного моря, причём названия днепровских порогов перечислены Константином на двух языках: «по-росски и по-славянски», причём «росские» названия имеют достаточно чёткую др.-скандинавскую этимологию (см. таблицу в статье Норманизм). Другую этимологию, основанную на иранских наречиях, предложил в 1985 году М. Ю. Брайчевский, основываясь на факте длительного проживания в регионе ираноязычного населения[26]. В устье Днепра, на острове, росы отдыхают перед выходом в море: « совершают свои жертвоприношения, так как там стоит громадный дуб: приносят в жертву живых петухов, укрепляют они и стрелы вокруг [дуба], а другие — кусочки хлеба, мясо и что имеет каждый, как велит их обычай.»[37]

Западно-европейские источники

Первое датируемое известие о руси содержится в Бертинских анналах и относится к 839 году, то есть к периоду более раннему, чем описан в древнерусских летописях.

В анналах сообщается о посольстве византийского императора Феофила к императору Людовику Благочестивому 18 мая 839 года. С византийским посольством были посланы некие люди, которым Феофил просил оказать содействие в возвращении на родину:

«Он также послал с ними тех самых, кто себя, то есть свой народ называли Рос, которых их король, прозванием каган, отправил ранее ради того, чтобы они объявили о дружбе к нему [Феофилу], прося посредством упомянутого письма, поскольку они могли [это] получить благосклонностью императора, возможность вернуться, а также помощь через всю его власть. Он [Феофил] не захотел, чтобы они возвращались теми [путями] и попали бы в сильную опасность, потому что пути, по которым они шли к нему в Константинополь, они проделывали среди варваров очень жестоких и страшных народов. Очень тщательно исследовав причину их прихода, император [Людовик] узнал, что они из народа свеонов [шведов], как считается, скорее разведчики, чем просители дружбы того королевства и нашего, он приказал удерживать их у себя до тех пор, пока смог бы это истинно открыть.»[38]

Существование русов в 1-й половине IX века отмечает и другой синхронный источник — список племён «Баварского Географа». В этом списке среди народов, которые не граничат с Франкской империей и находятся к востоку от неё, упоминаются Ruzzi. Рядом с племенем Ruzzi стоит племя Caziri, из чего историки идентифицируют пару русь—хазары. Согласно списку русь обитала восточнее пруссов и не относилась к жителям Скандинавского полуострова, которые перечислялись как находившиеся к северу от границ империи франков.

В Раффельштеттенском таможенном уставе (ок. 905 г.) упомянуты руги как вид славян. Некоторые историки полагают, что речь идёт о русских купцах на среднем Дунае во времена Вещего Олега. Другие полагают, что речь идёт о придунайских славянах, населявших земли, где в V веке обитало германское племя ругов.

Описание русов приводит Лиутпранд Кремонский, посол итальянского короля Беренгария в Византию в 949 году. Описывая разгром флота Игоря Рюриковича в 941 году, он замечает: «В северных краях есть некий народ, который греки по его внешнему виду называют Ρουσιος, русиос, мы же по их месту жительства зовём норманнами. Ведь на тевтонском языке „норд“ означает „север“, а „ман“ — „человек“; отсюда — „норманны“, то есть „северные люди“. Королём этого народа был [тогда] Ингер;»[39]

Арабо-персидские источники

Географы Арабского халифата составляли систематические описания земель вокруг своих границ. Восточный мир вначале узнал о руси как о купцах. С конца IX века прикаспийские государства становятся объектом их набегов. Не отмечено, чтобы кто-нибудь из арабоязычных авторов в IX—X веках бывал на Руси. Их сведения почерпнуты из слухов, личных наблюдений за купцами-русью и более ранних трудов. Славян арабы называли ас-Сакалиба. У некоторых авторов это слово употреблялось в расширенном смысле, обозначая всех обитателей лесной полосы Восточной Европы безотносительно к их языковой и этнической принадлежности (в частности, Ибн Якуб именовал так славяноязычных чехов и поляков, Аль-Масуди — германоязычных саксов, Ибн Фадлан — тюркоязычных волжских булгар).

Начальник почт у багдадского халифа Ибн Хордадбех стал первым из арабоязычных авторов, упомянувшим в середине IX века в «Книге путей и стран»[40] современное ему племя русь:

«Если говорить о купцах а-Рус, то эти из славян. Они доставляют заячьи шкурки, шкурки чёрных лисиц и мечи от самых отдалённых славян к Румийскому морю. Владетель а-Рума берёт с них десятину. Если они сплавляются от славян по реке Танис, то проезжают Хамлидж, город хазар. Их владетель также берёт с них десятину. Затем они отправляются по морю Джурджан и высаживаются на любом берегу… Иногда они везут товары от Джурджана до Багдада на верблюдах. Переводчиками у них славянские слуги-евнухи. Они утверждают, что они христиане и платят мусульманам подушную подать.»[41]

Ибн Хордадбех оказался единственным автором из арабского мира, связавшим русь и славян вместе. Другие авторы описывают их отдельно.

Ретроспективно русы упомянуты исламским историком Ат-Табари в «Истории пророков и царей» (закончена в 914 году) при описании событий 644 года, когда правитель Дербента Шахрияр сообщал правителю арабов:

«Я нахожусь между двумя врагами: один — хазары, а другой — русы, которые суть враги целому миру, в особенности же арабам, а воевать с ними, кроме здешних людей, никто не умеет. Вместо того, чтобы платить дань, будем воевать с русами сами и собственным оружием, и будем удерживать их, чтобы они не вышли из своей страны»[42].

Историки критически подходят к этому документу, так как сведения Табари дошли до нас в персидском переводе Балами. Востоковед Гаркави прямо отмечает, что практически невозможно отделить наслоения персидского переводчика от сведений самого Табари, который жил во времена набегов русов на его родные края в Табаристане (часть совр. Ирана). Ас-Салиби, современник Балами (X век), также утверждал, что двойная стена Дербента, возведённая персидским шахом Хосровом I Ануширваном (531—539), была предназначена для защиты от хазар и русов[источник не указан 483 дня].

Мухаммад ибн Исфендиар, персоязычный автор начала XIII века, в «Истории Табаристана» сообщает о появлении русов на южном побережье Каспия во 2-й половине IX века:

«Прежде того [909 года] они [русы] были здесь [в Абаскуне] при Хасане ибн-Зайде [864—884], когда русы прибыли в Абаскун и вели войну, а Хасан Зайд отправил войско и всех перебил.»

Арабский путешественник Ибн Фадлан, посетивший Волжскую Булгарию (922) и встретивший там русских купцов, оставил уникальное описание внешнего вида и обычаев русов, а также обряда кремации знатного руса в ладье. Ниже приведена лишь часть личных наблюдений Ибн Фадлана:

«Я видел русов, когда они прибыли по своим торговым делам и расположились у реки Атиль. Я никого не видал, более совершенного телом. Они стройны, белокуры, краснолицы и белотелы. Не носят курток и кафтанов, но их мужчины носят кису, которой охватывают один бок, так что одна рука остаётся снаружи. Каждый из них имеет топор, меч и нож, и со всем этим он не расстаётся. Мечи их плоские, бороздчатые, франкские. Иные из них изрисованы от края ногтей и до шеи деревьями и всякими изображениями…
Дирхемы русов [деньги] — серая белка без шерсти, хвоста, передних и задних лап и головы, [а также] соболи… Ими они совершают меновые сделки, и оттуда их нельзя вывезти, так что их отдают за товар, весов там не имеют, а только стандартные бруски металла…
Собирается их в одном доме десять или двадцать, — меньше или больше. У каждого скамья, на которой он сидит, и с ним девушки-красавицы для купцов. И вот один совокупляется со своей девушкой, а товарищ его смотрит на него. И иногда собирается группа из них в таком положении один против другого, и входит купец, чтобы купить у кого-либо из них девушку, и наталкивается на него, сочетающегося с ней. Он же не оставляет её, пока не удовлетворит своего желания…
В обычае царя русов, что вместе с ним в его высоком замке всегда находятся четыреста мужей из его витязей к нему приближённых… С каждым из них девушка, которая служит ему, моет ему голову и приготовляет ему то, что он ест и пьёт, и другая девушка, которой он пользуется как наложницей в присутствии царя. Эти четыреста сидят, а ночью спят у подножья его ложа…
Если двое ссорятся и спорят, и их царь не может их примирить, он решает, чтобы они сражались друг с другом на мечах, и тот, кто победит, тот и прав.»[43]

Арабский географ персидского происхождения Ибн Русте составил в 930-х годах компиляцию сведений от разных авторов. Там же он поведал о русах:

«Что касается до Русии, то находится она на острове, окружённом озером. Остров этот, на котором живут они, занимает пространство трёх дней пути: покрыт он лесами и болотами; нездоров и сыр до того, что стоит наступить ногою на землю, и она уже трясётся по причине обилия в ней воды.
Они имеют царя, который зовётся хакан-Рус. Они производят набеги на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, отвозят в Хазран и Булгар и продают там. Пашен они не имеют, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян.
Когда у кого из них родится сын, то он берёт обнажённый меч, кладёт его пред новорождённым и говорит: „не оставлю тебе в наследство никакого имущества, а будешь иметь только то, что приобретёшь себе этим мечом“. Они не имеют ни оседлости, ни городов, ни пашен; единственный промысел их — торговля соболями, беличьими и другими мехами, которые и продают они желающим; плату же, получаемую деньгами, завязывают накрепко в пояса свои…
Есть у них знахари, из коих иные повелевают царю, как будто они начальники их [русов]. Случается, что приказывают они приносить в жертву их божеству, что ни вздумается им: женщин, мужчин и лошадей, а уж когда приказывают знахари, не исполнить их приказание нельзя никоим образом. Взяв человека или животное, знахарь накидывает ему петлю на шею, вешает жертву на бревно и ждёт, пока она не задохнётся, и говорит, что это жертва богу…
Они храбры и дерзки. Когда нападают на другой народ, то не отстают, пока не уничтожат его весь. Женщинами побеждённых сами пользуются, а мужчин обращают в рабство. Они высокорослы, имеют хороший вид и смелость в нападениях; но смелости этой на коне не обнаруживают, а все свои набеги и походы совершают на кораблях. Шаравары носят они широкие: сто локтей материи идёт на каждые. Надевая такие шаравары, собирают они их в сборки у колен, к которым затем и привязывают.»[44]

Багдадский путешественник Аль-Масуди в 940-х годах оставил заметки о русах, основанные на рассказах жителей Табаристана и других прикаспийских стран. Он достаточно подробно рассказал о неудачном походе русов на Каспий в 913 году, но собственно о русах написал немного:

«Что касается язычников в [хазарском] государстве, то среди них есть сакалиба и русы, которые живут на одном конце этого города [Итиля]. Они сжигают своих мертвецов вместе с их конями [букв.: животными], утварью и украшениями. Когда умирает мужчина, его жену заживо сжигают вместе с ним, но если умирает женщина, то мужа не сжигают. Если кто-нибудь умирает холостым, его женят посмертно, и женщины горячо желают быть сожжёнными, чтобы с душами мужей войти в рай […] Русы и саклабы, которые, как мы уже говорили, язычники, [также] служат в войске царя [хазар] и являются его слугами.[…]
Русы — громадное племя; они не подчиняются никакому царю и никакому закону. […]
Русы состоят из многочисленных племён разного рода. Среди них находятся ал-лудзгана[45], которые наиболее многочисленны и с торговыми целями постоянно посещают страны Андалус, Рим, Константинополь и страну хазар.»[46]

Багдадский книжник Ибн Мискавейх описал подробно набег русов на прикаспийский город Бердаа в 944—945 году. Там он дал некоторое описание русов, какими их запомнили местные жители:

«Народ этот могущественный, телосложения крупного, мужества большого, не знают они бегства, не убегает ни один из них, пока не убьёт или не будет убит. В обычае у них, чтобы всякий носил оружие… Сражаются они копьями и щитами, опоясываются мечом и привешивают дубину и оружие, подобное кинжалу. И сражаются они пешими…
Когда умирал один из них [русов], хоронили его, а вместе с ним его оружие, платье и оружие, и жену или какую другую из женщин, и слугу его, если он любил его, согласно их обычаю… После того как дело русов погибло, потревожили мусульмане могилы их и извлекли оттуда мечи их, которые имеют большой спрос и в наши дни, по причине своей остроты и своего превосходства.»[47]

Арабский писатель Ибн Хаукаль писал около 976 года, но для описания немусульманских народов использовал более ранние источники. Часть его заметок о русах восходит к сочинениям 920-х годов географа ал-Балхи[48]:

«Русов три группы. Группа, ближайшая к Булгару, и царь их в городе, называемом Куйаба, и он больше Булгара. И группа самая высшая (главная) из них, называют её ас-Славийа, и царь их в городе Салау, (третья) группа их, называемая ал-Арсанийа, и царь их сидит в Арсе, городе их. […] Русы приезжают торговать в Хазар и Рум. Булгар Великий граничит с русами на севере. Они (русы) велики числом и уже издавна нападают на те части Рума, что граничат с ними, и налагают на них дань. […] Некоторые из русов бреют бороду, некоторые же из них свивают её наподобие лошадиной гривы [заплетают в косички] и окрашивают её жёлтой (или чёрной) краской.»[49]

Географический трактат «Худуд ал-Алам» («Книга о пределах мира от востока к западу») был составлен неизвестным персидским автором в 982 году на основе более ранних сочинений. Его заметки о стране русов восходят к арабским трудам IX века и, возможно, описывают земли русов 1-й половины IX века:

«Это обширная страна, и жители её злонравны, непокорны, имеют надменный вид, задиристы и воинственны. Они воюют со всеми неверными, живущими вокруг них, и выходят победителями. Властитель их называется Рус-каган […] Среди них проживает часть славян, которые прислуживают им […] Они носят шапки из шерсти с хвостами, спадающими сзади на их шеи […] Куйаба — это город русов, расположенный ближе всего к землям ислама. Это приятное место и место пребывания [их] властителя. Оно производит меха и ценные мечи. Сълаба — приятный город, из которого всегда, когда царит мир, выходят они для торговли в области Булгара. Уртаб — город, в котором убивают чужеземцев всегда, когда они посещают его. Он производит весьма ценные клинки и мечи, которые можно согнуть вдвое, но как только руку убирают, они возвращаются в прежнее положение.»[50]

Хазарские источники

Источники, происходящие из ближайшего южного соседа Руси — Хазарского каганата также содержат современные сведения, отражающие непростые отношения двух стран.

В письме анонимного хазарского автора (ок.950) упоминается «царь руси» «H-l-g-w», и описывается война Руси с Хазарией и Византией (в последнем случае речь идёт о походе 941 г.).

«Роман [византийский император][злодей послал] также большие дары X-л-гу, царю Русии, и подстрекнул его на его (собственную) беду. И пришёл он ночью к городу С-м-к-раю [Самкерц] и взял его воровским способом, потому что не было там начальника […] И стало это известно Бул-ш-ци, то есть досточтимому Песаху […] И оттуда он пошёл войною на X-л-га и воевал… месяцев, и Бог подчинил его Песаху. И нашёл он… добычу, которую тот захватил из С-м-к-рая И говорит он: „Роман подбил меня на это“. И сказал ему Песах: „Если так, то иди на Романа и воюй с ним, как ты воевал со мной, и я отступлю от тебя. А иначе я здесь умру или (же) буду жить до тех пор, пока не отомщу за себя“. И пошёл тот против воли и воевал против Кустантины [Константинополя] на море четыре месяца. И пали там богатыри его, потому что македоняне осилили [его] огнём. И бежал он, и постыдился вернуться в свою страну, а пошёл морем в Персию, и пал там он и весь стан его.»[51]

Выдержка из письма хазарского царя Иосифа, ок. 960 года отражает ситуацию непосредственно перед разгромом каганата Святославом:

«Я охраняю устье реки [Волги] и не пускаю русов, приходящих на кораблях, приходить морем, чтобы идти на исмаильтян, и [точно так же] всех врагов [их] на суше приходить к „Воротам“ [Дербенту]. Я веду с ними [русами] войну. Если бы я их оставил [в покое] на один час, они уничтожили бы всю страну исмаильтян до Багдада.»[52]

В этом же документе среди данников хазарского царя упоминаются славяне.

Археологические свидетельства

Археологические исследования подтверждают факт больших социально-экономических сдвигов в землях восточных славян и фиксируют в IX веке проникновение в их среду жителей Балтийского бассейна (см. Русь). На севере (Новгородские земли) балтийское влияние отмечается раньше и носит гораздо более заметный характер, чем на юге (Киев). В целом результаты археологических исследований не противоречат преданию «Повести временных лет» о призвании варягов в 862 году, однако трудности в точной датировке и этнической идентификации археологического материала не позволяют сделать определённые выводы о происхождении, географической локализации и исторической роли руси в образовании восточнославянского государства — Руси.

Присутствие скандинавов

В середине VIII века по течению Волхова основываются два населённых пункта: Любшанская крепость на месте крепости финно-угорских племён и, предположительно позже, в нескольких километрах от неё на другом берегу Волхова скандинавское поселение Ладога. В 760-х годах Ладога подвергается нападению, и её население вплоть до 830-х годов стало преимущественно славянским (предположительно кривичи)[53]. В конце 830-х Ладога сгорает и состав её населения сменяется снова. Теперь в ней чётко прослеживается заметное присутствие скандинавской военной элиты (скандинавские мужские воинские захоронения, «молоточки Тора» и т. д.)

К середине IX века археологи относят возникновение Рюрикова городища, рядом с которым в 930-х годах появились три поселения (кривичи, словене и финно-угры), позднее слившихся в Великий Новгород. Характер поселения в Рюриковом городище позволяет отнести его к военно-административному центру с ярко выраженной скандинавской культурой в ранних слоях, причём не только воинской, но и бытовой (то есть жили семьями). Начиная со 2-й половины IX века Русь покрывается сетью городов (городище в Гнёздово под Смоленском, Сарское городище под Ростовом, Тимерево[54] под Ярославлем), где чётко прослеживается присутствие варяжской военной элиты. Эти поселения обслуживали торговые потоки с Востоком, в то же время служили центрами колонизации среди славянских и прочих племён.

Ибн Фадлан в деталях описал обряд захоронения знатного руса сжиганием в ладье с последующим возведением кургана. Могилы такого типа обнаружены под Ладогой и более поздние в Гнёздово[55]. Способ захоронения вероятно возник в среде выходцев из Швеции на Аландских островах и позднее с началом эпохи викингов распространился на Швецию, Норвегию, побережье Финляндии и проник на территорию будущей Киевской Руси[56].

В 780-х начинается путь «Из варяг в булгары» (Волго-Балтийский торговый путь) — первые находки арабских серебряных дирхемов датируются этим десятилетием (древнейший клад в Ладоге датируется 786 годом). Число ранних кладов (до 833 г.) на территории будущей Новгородской земли сильно превышает количество аналогичных кладов в Скандинавии, то есть изначально Волго-Балтийский путь обслуживал местные потребности. Ладога стала ключевым городом, через который проходил поток арабского серебра в Европу. Один из ранних кладов, найденных в Петергофе (младшая монета датируется 805 годом), содержит большое количество надписей-граффити на монетах, по которым стало возможным определить этнический состав их владельцев. Среди граффити единственная надпись на греческом языке (имя Захариас), скандинавские руны и рунические надписи (скандинавские имена и магические знаки), тюркские (хазарские) руны и собственно арабские граффити[57].

Появление западных славян в Приильменье

Сравнение археологического, антропологического и нумизматического материалов свидетельствует о самых древних связях Северо-Западной Руси с Южной Балтикой (по сравнению с той же Скандинавией) и о самом широком присутствии в её пределах южнобалтийских славян. На ранних поселениях и городищах VIII—IX веков (Ладога, Городище, Гнёздово, Тимерёво, Псков, Городок на Ловати, Городец под Лугой, селищах Золотое Колено и Новые Дубовики, сопках на Средней Мете, Белоозере и др.) в самых ранних слоях в изобилии присутствует лепная керамика южнобалтийского типа, свидетельствующая о пришлом населении[58][59][60].

В Приладожье и в самой Ладоге (с самого раннего периода) в VIII—IX веках распространяется лепная керамика так называемого «ладожского типа», имеющая также южнобалтийское происхождение. В IX веке керамика «ладожского типа» распространяется в Приильменье[61][62][63]. В Скандинавии такой тип керамики появляется позднее(в средний период «эпохи викингов»), чем в Приладожье и встречается редко. Причём похожая керамика найдена в Средней Швеции только в Бирке и на Аландских островах, а в погребениях встречена только при трупосожжениях, то есть связана с переселенцами из Южной Балтики[64].

В ряде современных геногеографических исследований гаплотипов мужчин, принадлежащих к Y-хромосомной гаплогруппе R1a, прослеживается отдельная ветвь, распространённая среди лиц, происходящих из Северной Польши, Восточной Пруссии, Прибалтики, северо-западных областей России, Южной Финляндии, которую возможно сопоставить с потомками балтийских славян [65].

Данные антропологии также свидетельствуют о некоторых переселениях балтийских славян в VIII—IX веках [66][67] [68][69].

Генетические исследования

Генетические исследования коснулись только потомков династии Рюрика. Эти исследования, проводившиеся начиная с 2006 года, показали устойчивое разделение потомков Рюрика по гаплогруппам: Мономаховичи показали гаплогруппу N1c1,распространённую в Северной Европе и в Сибири. В частности, её частота достигает 60 % у финнов и около 40 % у латышей и литовцев. В северных русских популяциях встречаемость этой гаплогруппы также довольно высока (около 30 %), максимальное значение выявлено у населения Мезени. Потомки Олеговичей показали славянскую R1a[70]. Норманисты объявили это доказательством своей теории, их оппоненты сделали обратные выводы. Как бы там ни было, Мономаховичам удалось оттеснить Олеговичей от великого княжения в ходе междуусобных войн, одним из предлогов к которым служило обвинение Олеговичей в незаконнорожденности. По мнению С. С. Алексашина[71], именно гаплогруппа R1a1 — исконная гаплогруппа Рюриковичей, тогда как гаплогруппа N1c1 появилась в результате неверности Ярославу Мудрому его жены Ингегерды (Ирины), о «тайной любви» которой к святому Олафу гласят скандинавские саги — именно в результате этой любви, предположительно, появился Всеволод Ярославич, отец Владимира Мономаха (Ингегерда и Олаф встречались в 1029 г., во время поездки Олафа на Русь; Всеволод же родился в 1030 г.)

См. также

  • Русичи
  • Русины (этноним прошлого)
  • Русь (образование Руси и этимология слова русь)
  • Рус
  • Русский каганат
  • Поход руси против Византии 830 года
  • Набег руси на Константинополь в 860 году
  • Русско-византийская война 907 года
  • Каспийские походы русов
  • Варяги
  • Роксоланы
  • Антинорманизм

Примечания

  1. Термин русские или русские люди («рустии людие» у мниха Иакова) как самоназвание народа появился позднее, в XI веке
  2. Древнейшие упоминания отмечены в русско-византийских договорах (ПВЛ) и «Русской правде»
  3. Н. Тихомиров. Русское летописание. — М., 1979. — с. 22-48.: критика норманизма
  4. Новгородская Первая летопись старшего и младшего изводов. М.,изд-во АН СССР, 1950, с.106.
  5. Этимологический словарь М. Фасмера (слово Русь); Е. А., Петрухин В. Я., НАЗВАНИЕ «РУСЬ» В ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ ИСТОРИИ ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА (IX—X вв.): Вопросы истории — № 8 — 1989
  6. «Синеус» и «Трувор», возможно, являются не именами реальных людей, а хвалебными эпитетами, которые автор ПВЛ не смог перевести.
  7. "В лѣто 6420. Посла Олегъ мужи свои … от рода рускаго — Карлы, Инегелдъ, Фарлофъ, Веремудъ, Рулавъ, Гуды, Руалдъ, Карнъ, Фрелавъ, Рюаръ, Актеву, Труанъ, Лидуль, Фостъ, Стемиръ, иже послани от Олга, великаго князя рускаго…
  8. Славяне и скандинавы (Сборник)
  9. «Древняя российская история от начала российского народа до кончины великого князя Ярослава Первого или до 1054 года сочиненная Михайлом Ломоносовым, статским советником, профессором химии и членом Санкт-петербургской императорской и Королевской шведской академий наук», Глава 8.
  10. Предисловие к Великопольской хронике
  11. Д. И. Иловайский, Начало Руси. (Разыскания о начале Руси. Вместо введения в русскую историю) М. 2006, ISBN 5-17-034145-8, ISBN 5-271-13162-9
  12. Н. Тихомиров. Русское летописание. — М., 1979. — с. 22-48.
  13. Кузьмин А. Г. «Варяги» и «Русь» на Балтийском море. Из «Вопросы истории», 1970, № 10.
  14. Matla-Kozlowska M. The Sources of Annales Magdeburgenses Brevissimi in the Context of 'Foreign' Entries in Polish and Czech Annals
  15. Видукинд Корвейский, «Деяния саксов», 3.54
  16. Удельный вес керамики южнобалтийского облика (фельдбергской и фрезендорфской), среди других керамических типов и прежде всего «в древнейших горизонтах культурного слоя» многих памятников Северо-Западной Руси (Старой Ладоги, Изборска, Рюрикова городища, Новгорода, Луки, Городка на Ловати, Городка под Лугой, неукрепленных поселений — селища Золотое Колено, Новые Дубовики, сопки на Средней Мсте, Белоозера и других). Так, на посаде Пскова она составляет более 81 % (Белецкий С. В. Культурная стратиграфия Пскова (археологические данные к проблеме происхождения города) // КСИА. Вып. 160. М., 1980. С. 7-8)
  17. в Городке на Ловати около 30 % Горюнова В. М. О западных связях «Городка» на Ловати (по керамическим материалам) // Проблемы археологии и этнографии. Вып. 1. Л., 1977. С. 53, примеч. 2; ее же. О раннекруговой керамике на Северо-Западе Руси // Северная Русь и ее соседи в эпоху раннего средневековья. Л., 1982. С. 42)
  18. В Городке под Лугой ее выявлено 50 % из всей достоверно славянской (Лебедев Г. С. Археологические памятники Ленинградской области. Л., 1977. С. 119) (и эта посуда не является привозной, а производилась на месте, о чем говорит как объем ее присутствия, так и характер сырья, шедшего на ее изготовление (Смирнова Г. П. О трех группах новгородской керамики X — начала XI в. // КСИА. Вып. 139. М., 1974. С. 20
  19. В целом для времени X—XI вв. в Пскове, Изборске, Новгороде, Старой Ладоге, Великих Луках отложения, насыщенные южнобалтийскими формами, представлены, по оценке С. В. Белецкого, «мощным слоем» (Белецкий С. В. Биконические сосуды Труворова городища // СА. 1976. № 3. С. 328—329).
  20. В. В. Седов о краниологическом материале северной Руси высказался следующим образом: «Ближайшие аналогии раннесредневековым черепам новгородцев обнаруживаются среди краниологических серий, происходящих из славянских могильников Нижней Вислы и Одера. Таковы, в частности, славянские черепа из могильников Мекленбурга, принадлежащих ободритам». К тому же типу, добавляет ученый, относятся и черепа из курганов Ярославского и Костромского Поволжья, активно осваиваемого новгородцами. Вместе с тем он, давая оценку популярной в науке гипотезе о заселении Приильменья славянами из Поднепровья, отмечает, что «каких-либо исторических и археологических данных, свидетельствующих о такой миграции, в нашем распоряжении нет». Более того, подчеркивает Седов, по краниологическим материалам связь славян новгородских и славян поднепровских «невероятна». Антропологические исследования, проведенные в 1977 г. Ю. Д. Беневоленской и Г. М. Давыдовой среди населения Псковского обозерья, отличающегося стабильностью (малое число уезжающих из деревень) и достаточно большой обособленностью, показали, что оно относится к западнобалтийскому типу, который «наиболее распространен у населения южного побережья Балтийского моря и островов Шлезвиг-Гольштейн до Советской Прибалтики…» (Алексеев В. П. Происхождение народов Восточной Европы (краниологическое исследование). М., 1969. С. 207—208; Алексеева Т. И. Славяне и германцы в свете антропологических данных // ВИ. 1974. № 3. С. 66; Седов В. В. К палеоантропологии восточных славян // Проблемы археологии Евразии и Северной Америки. М., 1977. С. 154; его же. Восточные славяне в VI—XIII вв. С. 8, 66; Беневоленская Ю. Д., Давыдова Г. М. Русское население Псковского обозерья // Полевые исследования Института этнографии. 1977. М., 1979. С. 187—188).
  21. Н. М. Петровский, проанализировав новгородские памятники, указал на наличие в них бесспорно западнославянских особенностей. Д. К. Зеленин, в свою очередь, обратил внимание на балтославянские элементы в говорах и этнографии новгородцев. Исходя из этих фактов, оба исследователя пришли к выводу, что близость в языке и чертах народного быта новгородцев и балтийских славян можно объяснить лишь фактом переселения последних на озеро Ильмень. И это переселение, по мнению Зеленина, произошло так рано, что до летописца XI в. «дошли лишь глухие предания об этом» (Петровский Н. М. Указ. соч. С. 356—389; Зеленин Д. К. О происхождении северновеликоруссов Великого Новгорода // Доклады и сообщения Института языкознания АН СССР. М., 1954, № 6. С. 49-95)
  22. С. П. Обнорский отметил западнославянское воздействие на язык Русской Правды, объясняя это тем, что в Новгороде были живы традиции былых связей со своими сородичами. В середине 1980-х гг. А. А. Зализняк, основываясь на данных берестяных грамот, запечатлевших разговорный язык новгородцев XI—XV вв., заключил, что древненовгородский диалект отличен от юго-западнорусских диалектов, но близок к западнославянскому, особенно севернолехитскому. Академик В. Л. Янин недавно особо подчеркнул, что «поиски аналогов особенностям древнего новгородского диалекта привели к пониманию того, что импульс передвижения основной массы славян на земли русского Северо-Запада исходил с южного побережья Балтики, откуда славяне были потеснены немецкой экспансией». Эти наблюдения, обращает внимание ученый, «совпали с выводами, полученными разными исследователями на материале курганных древностей, антропологии, истории древнерусских денежно-весовых систем и т. д.» (Обнорский С. П. Русская Правда как памятник русского литературного языка // Его же. Избранные работы по русскому языку. М., 1960. С. 143—144; Зализняк А. А. Наблюдения… С. 151; Янин В. Л., Зализняк А. А. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1977—1983 гг.). С. 217—218; Янин В. Л. 70 лет Новгородской археологии. Итоги и перспективы // Ладога и истоки российской государственности и культуры. С. 80).
  23. Трубачёв О. Н. К истокам Руси
  24. Вернадский Г. В. Глава VII. Скандинавы и русский каганат (737—839 гг.) // История России. — 1943. — Т. 1: «Древняя Русь».
  25. [1] Галкина Е. С. Тайны Русского каганата. «Вече», 2002.
  26. 1 2 М. Ю. Брайчевский. «Русские» названия порогов у Константина Багрянородного
  27. Автор схолий к сочинению Аристотеля «О небе» неизвестен. Его часто путают с ритором конца IV века Фемистием, который написал схолии к другим сочинениям Аристотеля. Не исключено, что аноним жил в IX—X вв, так как использовал этноним арабы (вместо сарацины), крайне редко использовавшийся греками в IV—VII вв.
  28. Гипербореями античные авторы обычно называли мифические или утопические народы севера. В. В. Латышев цитирует этот отрывок по собранию сочинений Аристотеля, изданному Берлинской академией наук в 1836 г. В. Латышев. «Известия…» // Вестник Древней истории, 1947, № 2, стр. 332.
  29. Известно о существовании в Северном Причерноморье племени неясного этнического происхождения с созвучным названием, росомонов. Также см. североиранскую гипотезу выше. Точка зрения совр. историков на этноним русь отражена в учебном пособии для вузов под ред. Е. А. Мельниковой, «Древняя Русь в свете зарубежных источников», -М., 1999, стр. 11, ISBN-5-88439-088-2
  30. Цукерман К. «Два этапа формирования Древнерусского государства»
  31. Датировка набега 813 годом неправильна, так как привязана к эдикту императора Михаила. Данный эдикт о замужестве вдов за иностранных христиан был выпущен императором Феофилом, и набег мавров имел место около 828 года.
  32. Life of St. Athanasia of Aegina
  33. Вторая гомилия патриарха Фотия на нашествие росов
  34. Окружное послание Фотия, Патриарха Константинопольского, к Восточным Архиерейским Престолам
  35. Продолжатель Феофана. Царствование Романа I.
  36. Продолжатель Феофана. Жизнеописания византийских царей. Книга IV. Михаил III
  37. 1 2 Константин Багрянородный. Об управлении империей.
  38. Бертинские анналы. Год 839.— Анналы Сен-Бертенского монастыря
  39. Лиутпранд Кремонский, Книга воздаяния («Антаподосис»), кн.5, XV
  40. Написана в двух редакциях: около 847 года и до 886 года, текст о русах есть в обеих.
  41. Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. М. 1986;
    Фрагменты из Ибн Хордадбеха по Гаркави
  42. А. Я. Гаркави, Сказания мусульманских писателей о славянах и русских. Из книги «История царей» Абу-Джафара Мухаммеда ибн-Джарира ибн-Язида ат-Табари. СПб. 1870.
  43. Ибн-Фадлан. «Записка» о путешествии на Волгу
  44. Фрагмент Ибн-Даста (Ибн-Руста) о русах по Гаркави ;
    Фрагмент Ибн-Руста о русах в переводе Хвольсона
  45. Слово лудзгана восстанавливается как ладожане или урмане (норманы).
  46. Аль-Масуди, «Россыпи золота», гл. XVII
  47. Ибн Мискавейх. Набег русов на Бердаа в 944—45 году.
  48. Биографические заметки о Абу Зайде ал-Балхи
  49. Из «Книги путей и государств» Абуль-Касима Мухаммеда, известного под прозванием Ибн-Хаукаля
  50. «Книга о пределах мира от востока к западу» (Худуд ал-Алам). § 44. Рассказ о стране русов и её городах.
  51. Коковцев П. К., «Еврейско-хазарская переписка в X веке». Отрывок из письма неизвестного хазарского еврея X века.
  52. Коковцев П. К., «Еврейско-хазарская переписка в X веке». Пространная редакция ответного письма хазарского царя Иосифа.
  53. А. Н. Кирпичников, Ладога и Ладожская земля VIII—XIII вв.
  54. Статья об археологии ярославских могильников
  55. Могильник Плакун, сжигание в ладье по типу В2 (Бирка), датируется 1-й половиной IX века. Гнездовские захоронения по типу В1 (Бирка) датируются X веком. Лебедев Г. С. Шведские погребения в ладье VII—XI веков: Скандинавский сборник XIX. — Таллин: «Ээсти Раамат», 1974
  56. Г. С. Лебедев. Эпоха викингов в Северной Европе. — Л.: Изд. Ленинградского университета, 1985. Гл. 2.1
  57. В. Н. Седых, Северо-запад России в эпоху викингов по нумизматическим данным: доклад на 5-й ежегодной научной конференции в Петербурге: «Санкт-Петербург и страны Западной Европы» (23-25 апреля 2003 г.)
  58. Лепная керамика изготавливается в семье исключительно для семейных нужд и не идёт на продажу, поэтому распространение в Северной Руси южнобалтийской лепной керамики свидетельствует о массовых переселениях жителей Южной Балтии. Источники сообщают о переселении на Русь в IX веке только варягов-руси.
  59. глава «Летописные варяги — выходцы с берегов Южной Балтики» в книге В. В. Фомин: «Варяги и Варяжская Русь: К итогам дискуссии по варяжскому вопросу» М., «Русская панорама», 2005
  60. В. В. Фомин: «Южнобалтийские славяне в истории Старой Руссы», 2010
  61. Горюнова В. М. Раннегончарная керамика Рюрикова Городища // Новгород и Новгородская земля. История и археология, 9/95
  62. Валентин Седов: «Словене ильменские» в книге «Славяне. Историко-археологическое исследование»
  63. Конецкий В. Я. Центр и периферия Приильменья: особенности социально-политического развития
  64. Плохов А. В. Связи между Скандинавией и Поволховьем по керамическим материалам // Современность и археология: Международные чтения, посвящённые 25-летию Староладожской археологической экспедиции. СПб., 1997. С. 85-87.
  65. Wozniak et all Similarities and Distinctions in Y Chromosome Gene Pool of Western Slavs, 2010
  66. И.Н. Данилевский Лекция 3 из Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XII вв.)
  67. Гончарова Н.Н. Антропология словен новгородских и их генетические связи. Автореф. дис… на соиск… канд. биолог. наук. М., 1995. С.22
  68. Алексеева Т.И. Антропологическая характеристика восточных славян эпохи средневековья в сравнительном освещении // Восточные славяне. Антропология и этническая история. М., 1999. С.168-169.
  69. Седов В.В. Антропологические типы населения северо-западных земель Великого Новгорода // Кр. сообщ. Ин-та этнографии АН СССР.-1952.-№15
  70. Rurikid Dynasty DNA Project.
  71. С.С.Алексашин "Современные геногеографические исследования родословной Рюриковичей посредством генетического маркера Y-хромосомы"

Ссылки

Работы норманистов
Работы антинорманистов

Источник: Русь (народ)

РУСЬ - РОДИНА

Чу! - здесь русским духом пахнет.
Древний Новгород и Псков - господа (а Новгород был даже господин, государь).
Сердце в Волхове (в Новгороде), душа на Великой (древний Псков).
Новгород, Новгород, а постарше старого.
Новгородская честь. Новгородская душа (честностъ в древней торговле).
Новгород - отец, Киев - мать, Москва - сердце, Петербург - голова.
Хоть София и пуста, да не Крутицким верста (София новгородская; духовенство новгородское не хотело подчиниться митрополитам московским на Крутицком подворье).
Новгородцы такали, такали, да Новгород и протакали (об уничтожении веча новгородского или о покорении Новгорода).
Москва всем городам мать.
Кто в Москве не бывал, красоты не видал.
Матушка Москва белокаменная, златоглавая, хлебосольная, православная, словоохотливая.
Питер - кормило, Москва - корм. Питер - голова, Москва - сердце.
Москва создана веками, Питер миллионами.
Хорош город Питер, да быка повытер (дорог).
Москва бьет с носка, а Питер бока повытер.
Питер женится, Москва замуж идет.
Славна Москва калачами, Петербург усачами.
В Москве сорок сороков церквей (церкви в Москве разделены на благочиния по сорокам).
У Спаса бьют, у Николы звонят, у старого Егорья часы говорят (московск.).
Была правда у Петра и Павла (в застенке московском, где была пытка).
Московские люди землю сеют рожью, а живут ложью (старин.).
В Москву идти - голову нести (старин.).
Видно, город велик, что семь воевод (московская семибоярщина).
Московская разнобоярщина (семибоярщина).
Не только звону, что в Москве (что в Киеве).
В Москве толсто (густо, часто) звонят, да тонко (жидко, редко) едят (по дороговизне для крестьян).
На Крестце не стрельцам сбор (т. е. не место, нейдет. В Москве были особые площади для сходки разных сословий).
С Масквы, с пасада, с авашнова ряда (дразнят акальщиков).
Москва сгорела от денежной (копеечной) свечи;
Москва от искры загорелась (1443 г. Москва загорелась от свечи церковной св. Николы на Песках; 1737 г. - от свечи в доме Милославского).
Первые города от Москвы - два девяносто верст (Владимир, Тверь, Тула, Калуга, Рязань).
Москва не клином сошлась, околицы нет.
Москва горбатая; горбатая старушка (т. е. на холмах).
Два брата с Арбата, а оба горбата.
Хлеба-соли покушать, красного звону (матушки Москвы) послушать.
В Москве все найдешь, кроме птичьего молока.
В Москве все найдешь, кроме родного отца да матери.
В Москве недорода хлебу не бывает.
Москва стоит на болоте, ржи в ней не молотят, а больше деревенского едят.
Славится Москва невестами, колоколами да калачами.
Москва любит запасец.
У спаса нет без запаса.
Москва людна и хлебна. Москва - царство, деревня - рай.
В Москве каждый день праздник (по множеству церквей).
Московская грязь не марается.
Москва, что доска: спать широко, да кругом метет.
В Москве деньгу беречь, себя не стеречь.
В Москву бресть (идти) - последню копейку (деньгу) несть.
Москва - кому мать, кому мачеха.
В Москву идтить - только деньгу добыть.
Москва слезам не верит (не потакает, т. е. никого не разжалобишь, все чужие).
Москву не расквелишь (не разжалобишь).
Москва ни по чем не плачет (не тужит).
Москва по нашим (по чужим) бедам не плачет.
Живучи в Москве, пожить и в тоске.
Живет на Москве - в немалой тоске.
Ой, Москва! - она бьет с носка. Бей в доску, поминай Москву!
У нашего Макарьи по три деньги Натальи, а грош дай, любую выбирай.
Калязинцы, угличане, вологжане - толоконники.
Семендяевщина - булочник да колбасник, пряничник да пирожник (Тверская губерния, Калязинский уезд).
Бежечане - колокольню рожком подбили (т. е. встряхивая табак в рожке. Это присловье дается, впрочем, разным уроженцам).
Зубчане - таракана на канате на Волгу поить водили.
Ты чей молодеч? - Зубчевский купеч. - А где был? - В Москву по миру ходил.
Зубчане - волочане, приходили к нам (ржевцам) за щами; мы щей не дали,
взашей прогнали.
У нас (во Владимире) много угодья: от Москвы два девяносто да из Клязьмы воду пей.
Владимирцы - каменщики; клюковники. По клюкву, по ягоду клюкву!
Наши холопы каменницы (стар. ростовцы владимирцам).
Собирались кулики, на болоте сидючи, - они суздальцы и володимирцы (из песни).
Владимир: деревянные печи, золотые ворота, железные церкви (деревянная печь была в архиерейском доме Успенского собора; золотые ворота известны; железная церковь была у Рождественского монастыря).
Владимирцы: и наши молодцы (как вологодские) ни бьются, ни дерутся, а кто больше съест, тот и молодец. Стерлядники.
Во Владимире и лапшу топором крошат (обычай этот держится только в вольных, т. е. казенных, деревнях).
Суздальцы - богомазы. Георгия замест Пятницы (св. Параскевии) променяли (образа не продают, а меняют).
В Суздале да в Муроме Богу помолиться, в Вязниках погулять, в Шуе напиться. Суздальцы - сальники.
Муромцы - святогоны (изгнали в XIII в. епископа св. Василия). Вертячие бобы; рогатые орехи; калачники.
Шуяне: кабы мне крепкого мыльца. Беса в солдаты отдали.
Шуйский плут хоть кого впряжет в хомут; в Питере бывал, на полу сыпал, и то не упал.
Юрьевцы - китаешники.
Ковровцы - офени, коробейники, проходимцы; картавые (за офенский язык).
Онтуфьевцы - мынки (Переяславский уезд. Они говорят "мынь" вместо "мол", "дескать").
Кижила (Переяславский уезд) из ума вон выжила. Кижане золотую грамоту просили.
Лыченцы (Переяславский уезд) - телятники.
Ярославль городок - Москвы уголок (это говорится о многих других городах).
Ярославцы: красавцы, белотельцы, песенники, запевалы, чистоплюи. Пуд мыла извели, а родимого пятнышка у сестры не смыли.
Конфетчики, кукушкины детки (мужики мало дома живут). Спаса на воротах продали.
Сказывают, что в вашем Ростовском государстве Ростовское озеро сгорело.
У нас-ти в Ростове, чесноку-ти, луку-ти, а навоз-ти все коневий. Огородники, птичники, каплунники. Ростовский каплун.
Ездил черт в Ростов, да напугался крестов.
Вот, парья (парни), наш царь: шильце в руках и щетинка в зубах; звоните в била, клепала (галичане о ростовцах).
Пошехонцы - слепороды: в трех соснах заплутались. За семь верст комара искали, а комар на носу. На сосну лазили, Москву смотрели. Я слушаю: кто свищет? ан это у меня в носу. Ноги под столом перепутали. С краю не ложатся, а все в середину (о пошехонцах Яросл. и галичанах Костр. рассказывают много в этом роде, о чем издана целая книжка, впрочем, подражание немецкой, о швабах)..
Угличане: небось, небось, батька, ведь это не наше (отец с сыном пошли воровать: отец трусил, сын его ободрял).
Толокном Волгу замесили (или: перепрудили; говорится также о вологжанах и др.).
Романовцы - схорони концы. Барана в зыбке закачали (украв, спеленали и положили в зыбку, чтобы спрятать). Вот вам правая рука, даю через милое дитя, да коли я украл, то и ему бы на ноже поторчать.
В Романовщине (Ром. околоток, того же уезда, мелкопоместный) столько барских дворов, сколько у зайца ломов (т. е. прыжков).
Даниловцы - любимые ловцы, невыдавцы. Кошкодавы: кошку не купили, а на базаре задавили.
Всесвятская кашица, по три деньги аршин.
Любимцы - козу пряником кормили. Водохлебы.
Не учи козу, сама стянет с возу, а пречиста рука все причистит. Двенадцатый час, а матушка с миру не бывала (т. е. со сходки; мужики все в заработках, а бабы в десятских).
Мологжане - коноводы (т. е. управляют коноводками по Волге).
Рыбинцы: у девушки родимое пятнышко смывали, нарочно баню топили.
Сицкаря топор одевает, топор обувает, соха кормит (на р. Сити).
Сицкая кокора (сицкари - барочники, плотники).
Нижний - сосед Москве ближний: дома каменные, люди железные. Воды много, а почерпнуть нечего (Нижний, на двух реках, но на горе).
Стоят нижегородцы на горе, смотрят да бают: чай, примечай, куда чайки летят (нижегородцы часто говор. чай).
Бородка - нижегородка, а ус макарьевский.
Нижегороды - не уроды. Нижегородцы - водохлебы (т. е. чайники).
Нижегород - либо мот, либо вор, либо пьяница, либо жена гулявица.
Будто из Елховки, стрижены верховки (т. е. маковки).
Кстово - Христово: чарочка маленька, да винцо хорошо.
Мы бы (нижегородцы) не собрались да не встали, так вы бы поганую землю носом копали (намек на времена князя Пожарского и Минина).
Татинец да Слопинец (села) ворам кормилец (старин.).
На Арать воровать, на Якшень продавать, в Мурашкино концы хоронить (Арать Арзамасского, Якшень и Мурашкино Киягининского уезда).
Васильцы (на р. Суре) - стерлядники.
Княгининцы - шапошники. Шапками обоз задавили.
Русский Бог велик. Русским Богом да русским царем святорусская земля стоит.
Русский народ - царелюбивый.
Земля русская вся под Богом.
Велика святорусская земля, а везде солнышко.
Велика святорусская земля, а правде нигде нет места.
России и лету союза нету. Русь под снегом закоченела.
Летит гусь на святую Русь (Наполеон).
На Руси никто с голоду не умирывал.
Руси есть веселие пити, не может без него быти.
Русская кость тепло любит. Пар костей не ломит.
Русский гостинец - кулага с саламатой.
Русский человек хлеб-соль водит.
Русского человека что парит (баня), то и правит (лечит).
Русский терпелив до зачина. Русский задора ждет.
Русский ни с мечом, ни с калачом не шутит.
Русский молодец - сте басурманам конец.
На пардон, на аман у русского и слова нет.
Русский человек - добрый человек (чувашский привет).
Русак умен, да задним умом. Русский назад умен.
Кабы у немца напереди, что у русского назади - с ним бы и ладов не было (ум).
Русский народ не боится креста, а боится песта.
Бей русского, часы сделает. Русский что увидит, то и сделает.
Русак не дурак: поесть захочет - скажет, присесть захочет - сядет.
Русский догадлив (сметлив, себе на уме).
На Руси не все караси - есть и ерши.
Русский человек любит авось.
Русский на авось и взрос.
Русский человек любит авось, небось да как-нибудь.
Русский крепок на трех сваях: авось, небось да как-нибудь.
Русский человек и гуллив и хвастлив.
Русский аппетит никогда (ничему) не претит.
Крестьянское горло - суконное бердо: все мнет.
В русском брюхе и долото сгниет.
Что русскому здорово, то немцу смерть.
Русский час - десять, а немецкому и конца нет.
Я русский, на манер французский, только немного погишпанистее.
Он, видно, по-русски не понимает (т. е. хоть ему какую правду в глаза говори).
Родом не немчин, а указывать горазд.
Принять кого по-русски (т. е. или прямо и грубо, или хлебосольно).
Я тебе по-русски отрежу, напрямик.
Русь святая, православная, богатырская, мать святорусская земля.
Чернолапотница прошла (прозвище наших баб в опрятной Сибири за грязный след, выносимый ими из избы на снег).
Живи, живи, ребята, пока Москва не проведала (старин. урал. каз.).
Русь навалила, нас совсем задавила (сибирск.).
В Сибири бабы коромыслами соболей бьют.
Москали (т. е. русские, по присловиям малорусов): московский час; подожди с московский час (от русской поговорки: сейчас). Московская правда. От москаля хоть полы обрежь да беги. Мамо, черт лезет в хату! Дарма, дочко, абы не москаль. От черта открестишьс
Русский час - с днем тридцать; деревенский месяц - с неделей десять.
Москаль ворона, а привязчивее черта.
Как москаль скажет сухо, поднимайся под самое yxol
Варил черт с москалем пиво, да и от солоду отрекся.
Кто против Бога и великого Новгорода?
Где святая София, там и Новгород.
Новгород судится своим судом (в древности).
Новгород (древний) судит один Бог.
Можайцы поросятники, можайский ветер (ненадежные).
Коломенцы - чернонебые. Клиновцы - лапотники.
Едет дядя из Серпухова: бороду гладит, а денег нет.
Верейцы - сочевники (сочи - вязенки у рыбаков и хлебенное).
Дмитровцы - лягушечники, болотники. Рузцы - дровосеки.
Орешек (Шлиссельбург) и перцу горчае (старин.).
Луговцы - разносчики. Ладожане - щуку с яиц согнали.
Хороши и пироги, а гуща и пуще (дразнят новгородцев - гущеедов).
Новгородцы - долбежники. Упрям, как новгородец.
Не новгородский дворянин - не велик барин.
Уломский гвоздь (Новгородская губерния, Череповецкий уезд, село Улома, где все кузнецы, гвоздари).
Тихвинцы - свято место, где тихвинца нет.
Крещане (Крестцы) - лапотники. Кирилловцы - кашехлебы.
Белозерцы - белозерские снетки.
Кирилловский поклон девяти пяденей с хвостом (монаст.).
Демьянцы - горшечники.
Валдайские горы да любанские воры. Колокольники.
Молодец, купи баранок, да хороших каких - а поцелуй впридачу.
Город Боровичи - гам-город.
Боровичане - волнушечники, водохлебы.
Боровичане - луковники. Луку, луку зеленого.
От Волока до Утки шел трои сутки (три версты).
Старорусцы - лошадь съели да в Новгород писали, чтоб еще прислали.
Псковичи - капустники, мякинники, ершееды.
Пронеси Бог Княжий мост да Михайлов погост (Псковская губерния; мост и погост этот в топях, где некогда много было разбоев).
Торопчане - табатеры.
Торопчане - египчане (египтяне?).
Торопчане: поляки с пушками, а мы с клюшками (осада Сергиевской лавры при Самозванце).
Хоцу - вскоцу, не хоцу - не вскоцу (в старину невеста говорила: хочу - вскочу и, соглашаясь идти замуж, прыгала через положенный кругом пояс или в наставленную юбку).
Порховцы - толоконники.
Тверитяне - ряпушники. Забегай, забегай! - А что? - Не видишь, куница бежит! - Это собака с Клементьева двора. - Ну, так пускай себе.
Тверитяне вприглядку с сахаром чай пьют. Цуканы.
Проедешь Погорелец и Кушалино - ступай смело до Москвы.
Кушали (Тверской уезд, с. Кушалино) - бердники, частобаи.
Кушалинские крестьянки - тонкопряхи.
Осташи - ершееды, сапожники, золотошвеи; волчьи объедки.
Селигерцы (Тверская губерния) - ершееды.
Кимряки - сычужники (Кимры. Тверская губерния, Корчев).
Петуха на канате держали, чтоб на чужую землю не ходил.
Кимряки - летом штукатуры, зимой чеботари.
Города Коростеня, владения Ольгина, народ кривичи.
Новоторы - воры (говорят осташи, которым отвечают): и осташи хороши.
Воры - новоторы, и осташи - хороши, а свято то место, где тихвинца нет.
Ржевцы: ряпуха тухлая. Собачники. Отца на кобеля променяли. Козу сквозь забор пряником кормили.
Старичане: Старица - дегтярница. Мазилку потеряли, да за Нов за ней ворочались.
Возьми сорок алтын! "Сороцы не сороцы, а меньше рубля не отдам".
Старичане - петуха встречали с хлебом-солью.
Пришел грозен посол под Старицу: шуба навыворот, сам низенек, а поперек о пяти охватах; словечка не молвит, а только шипит: ан это - индейский петух.
Кашинцы - водохлебы (т. е. чайники).
Кашинцы - собаку за волка убили да деньги заплатили.
Калязинцы - свинью за бобра купили; собаку за волка купили.
Мурашкинцы - тулупники, рубезок кислый; кислая овчина.
Ой ты, Устя Копосовска! (Брань; Копосово - село под Нижним).
Кунавина слобода в три дуги меня свела (пристанище разврата на Нижегородской ярмарке).
Ныне пустяки-то позади Оки (о Кунавине же).
Лысковцы - народ честный; коли не вор, так мошенник.
Сыщи в Лыскове не пьяницу, не мошенника, а в Юркине не разбойника (села Макарьевского уезда).
Черновское (Нижегородская губерния) - место воровское.
У Макарья - по деньге Наталья, а на грош - целый воз.
Балахонцы - гагары. Балахонская гагара.
Город Балахна стоит, полы распахня (Балахна растянулась по Волге версты на три).
В Городце (Балахновский уезд) на горе по три девки во дворе.
Арзамасцы - гусятники, луковники; малеваны (иконописцы).
Арзамасцы собор кандалами сковали (связали обручами свод).
В Кардовили удавили, в Понятовке схоронили, в Корино по вино.
Семеновцы (Нижегородская губерния.) - заволжская кокура. Баклушники. Ложкари, ложка бурлацкая. Теплый, валеный товар.
Сергачи, лукояновцы, ардатовцы - запьянские (затешские) неряхи; Запьянщина - гречишные запятки; бабы запьянские, - чупахи, бутены.
Кострома блудливая (веселая) сторона.
На Куси - выпей да закуси (Кусь, река Костромской губернии).
Костромичи: лучше бы три раза погорела, чем раз овдовела.
Костромичи в кучу, а ярославцы прочь (врознь).
На руку нечисты; лапти растеряли, по дворам искали, было шесть - стало (нашли) семь.
Костромичи (от Костр. вниз по Волге, до Юрьевца) - голодраные, острокопытники, тамойки (говорится тамойко вместо там).
Галич Кострому обманул на острову.
Галичане - корову на баню втащили; город Галивонь, озеро Миронь, а люди Кривичи, Овчинники. Меховщики. Толокно в реке веслом мешали.
Що, парь, Галуньки (галичане).
Галичане - галки набатные. Галичья воевода (своевольник).
Чухломцы - чухломский рукосуй! Рукавицы за пазухой, а других ищет.
Старогородцы (на р. Унже, Макарьевский уезд) - луковники.
Кинешемцы и решемцы - суконники.
Кинешма да Решма кутит да мутит, а Сологда убытки платит (Сологда лежит между Кинешмою и Решмою, которые в старину ссорились).
Буевцы - домоседы, лесники. Буй городок отбей кошелек.
Кадуевцы - кадочники. Кадуй - бока надуй.
Буй да Кадуй черт три года искал, а Буй да Кадуй у ворот стоял. (Татары искали Буй, чтобы разорить его, но не нашли к нему дороги).
Солигаличане - известняки, бревенники.
Судиславцы - грибовники. Кологривцы - дегтярники.
Ветлужане - санники. Санник да тележник, а выехать не на чем.
Варнавинцы - медовики.
Село Воронье - днем семидесяти господ (мелкопоместное), а ночью одного (кто пойдет на разбой).
К Соли иду - ничего не несу, от Соли иду - полну пазуху несу (жители села Соли, Костромская губерния, по обилию в овощах снабжают ими пеших посетителей безмездно).
Вичуговцы - салфетчики. Парфентьевцы - кошкодавы.
Казань прогребли - и Орду прошли.
Продай, князь, мыла (дразнят татар).
Казанский сирота, казанский нищий (плут, прикидывающийся бедняком; от бывших мурз казанских).
В Тетюшах городничий лапоть плетет.
Свияжане - лещевники. Самарцы (саратовцы) - горчишники.
Симбирцы - гробокрады, качанники.
Виден (Симбирск), да семь ден идем.
Архангельцы - моржееды, кровельщики. Иванович, слезь с крыши, я к тебе приехала (жена кровельщика приехала в Петербург и звала с Зимнего дворца статую).
Поморы - красные голенища (нерпичьи).
Архангелогородцы - шанежники; шаньга кислая.
Город Архангельский, а народ в нем диавольский.
У нас на Ваге и уха с блинами. Вагане - кособрюхие.
Холмогорцы - заугольники (смотрели на Петра I из-за углов).
От Холмогор до Колы - тридцать три Николы.
Онежане - прохорята, Прохоровы дети.
Прохор письмо прислал, а лободырному велел деньги собирать.
Во всей Онеге нет телеги. Летом воеводу на санях по городу возили, на рогах онучи сушили.
Пинежане - икотники (общая там болезнь: икота, кликушество).
Пинежане: Покупала по цетыре денезки, продавала по два гросыка; барыша куца куцей, а денег ни копиоцки.
Мезенцы - сажееды, чернотропы (неопрятны).
Шенкурцы - водохлебы (бурлаки, носят ложку на шляпе).
Разбей Бог ладью, накорми Солозу (на летнем берегу поморья).
Кольская губа, что московская тюрьма (не скоро выйдешь).
Кто в Коле три года проживет, того на Москве не обманут.
Кола - крюк, а люди уда. Кольско страшилище.
Коляне господни - народ израильский: что ни слово, то зазубра.
На Коле человека убить, что кринку молока испить.
Где рыба ни ходит, а св. Носа не минует (Кемская).
Петрозаводцы: качу лавочку, качу мытный двор, качу свой торжок (о базарных торговках).
Боску съели. Боска, Боска, на тебе костку (кличка собаки).
Каргопольцы - чудь белоглазая. Сыроеды.
Олончане: олонцы - добры молодцы. Наши молодцы ни бьются, ни дерутся, а кто больше съест, тот и молодец. У нас один молодец съел тридцать пирогов с пирогом, да все с творогом.
Любезный Олонец - белы берега.
Кайваны в Олонец не бывали.
Вытегоры - камзольники.
Пропили воеводы Вологду.
На словах - как на масле, а на деле - как на Вологде.
Вологодцы - теленка с подковой съели. Толоконники - Волгу толокном замесили.
Устюжане - рожечники, табачники. Колокольню рожком подбили. Красноязыкие. Черносеребреники. Мазы.
Усольцы - огуречники.
Худ Пермяк, да два языка знат.
Чусовляне (Пермская губерния) - чеботари.
Сылвинцы - векшееды (Сыльвинский завод, Красноуфимский уезд).
Чердынцы - шепоеды, сухомятники (Плотники, Чердынский уезд). Колдуны. Чертовы знахари.
Вятски - ребята хватски. Мы, вятчки, ребята хватчки: семеро одного не боимся.
Вятчане на руку не чисты: вчера с нами ночевали, онучку украли.
По-вятски: наугад. Вятич на авось и хлеб сеет.
Вятичи - толоконники, Вани.
Вятка всему богатству матка. Ходит Вятка с пооглядкой.
Вятичи - вятская баталия (с морским чудищем; см. лубочную картину).
Вятичи - слепороды (устюжане пришли на помощь, а вятичи сочли их за неприятеля и стали бить. У вотяков подслеповатые глаза, у новорожденных же они очень малы).
Вятичи - ротозеи (новгородцы подпустили под Болванский городок (село Никулицыно) болванов на плотах, вятичи зазевались на них, а новгородцы с другой стороны взяли городок).
Слобожане (Вятская губерния) - жидокопы (слобожанин откопал труп жида, полагая, что жидов хоронят с деньгами).
Хлыновцы корову в сапоги обули (краденую, чтобы следу не было).
Хлыновские воры. Хлын взял (пропало).
Курский вор. Нет у белого царя вора супротив курянина.
Крестись - Андроны едут (Курская губерния).
Мы не люди, мы абодинцы (Курская губерния).
Орловцы - безменшики; проломанные головы.
Орел да Кромы - первые воры, да и Карачев на поддачу.
Брянцы - куролесы. Брянская коза (Орлов.).
Цыгане Мценск десять верст обходили (Орлов.).
Чехонь (рыба) через собор перепрыгнула (в Саратове).
Мудрые немцы - камышинцы.
Хвалынцы - головорезы. Сызранцы - ухорезы.
Ступай на низ - пшеничное есть.
Коли нечем платить долгу, так ехать (идти) на Волгу (либо в бурлаки, либо на разбой).
Божья коровка, полетай за Волгу: там тепленько, здесь холодненько.
Смоляне - польская кость, да собачьим мясом обросла.
Смоляне: Якой губернии? - Смоленьской. - Якого уезда? - Города Дорогобужска. - Якой волости? - Демьяновой посады. - Якого села? - С Ивановой усадьбы. - Якого боярина? - Про то не ведам.
Смоляне - крупенники, мезговники (мезга - сосновая облонь, которую мешают в хлеб).
За мезгой в город ездил, в красные ряды ходил.
Хоть бейся об Малаховские ворота.
Смоляне миром блоху давили.
Воровская Писковщина (Смоленская губерния, Сычевский уезд; село Писково).
Ленив, как клепенский мужик (Смоленская губерния, Сычевский уезд, село Клепени, где все нищие, по обычаю).
Вязьмичи - прянишники, коврижники. Мы люди неграмотные, едим пряники неписаные.
Глупая Вязьма, бестолковый Дорогобуж.
Вязьма в пряниках увязла.
Рославцы - дегтяри.
Витебцы: Волынка да гудок, собери наш домок; соха да борона разорили наши дома.
Литвины - земляники, землекопы, лапотники. Белошапошники, магерки (валеные шапки).
Разве лихо возьмет литвана, чтоб он не дзекнул.
Кругом вода, а в середине беда (о Себеже, Витебская губерния).
Мозырь, что пузырь: кругом веда, в середине беда.
В Вильне - что в мыльне.
Кто в Вильне не бывал, тот чудес не видал.
В Вильне семь дорог для жида да три для поляка.
Азов был славен, Смоленск грозен, а Вильна дивна.
Это, видно, решета гоном гнали (сказал литвин, глядя на лапотный след по дороге).
Овруцкая (Ошмянская) шляхта (т. е. голыш, оборванец).
В Луцку все не по-людску: навколо вода, в середине беда.
У мужика грудь никогда не зябнет, у жида пятки, у ляха уши.
Кто в Одессе не бывал, тот пыли не видал.
Вышел из полону, да поселился на Дону.
Донцы - осетерники, балычники, станичники.
На Дону ни ткут, ни прядут, а хорошо ходят.
Крымцы - селедники, садовники. Сельди тухлые.
Крым - не крив, Азов - не о сте шагов.
Малороссы - мазепинцы, хохлы, чубы; индюшка высидела; галушкой подавился. Индейка из одного яйца семерых хохлов высидела.
Черт с хохла голову снял да приставил ему индюшечью.
Хохол глупее вороны, а хитрее черта.
Хохлацкий цеп на все стороны бьет (хохлы молотят через руку).
Чтоб те хохлы да повыдохли! - А чтоб те москали да их повытаскали (ответ).
И по воду хохол, и по мякину хохол.
Хохол не соврет, да и правды не скажет.
Он хохол (т. е. хитер и упрям).
Русак до читанья, хохол до спеванья.
Венгер из-под Лохвицы (Полтавская губерния, коробейники).
Заднепровский итальянец. Задрипанцы.
Продали с хохла пояс за три деньги, а хохол нипочем в придачу пошел.
Полтава сидит на горе, как пава, а в грязи, как жаба.
Золотоноша кругом хороша.
Мценяне. Амченина бы те во двор (а святых вон).
Ельчане - сычужники. Радуга ушат воды выпила.
У нас в Ельце, на Сосне реце, курица вутенка вывела.
В Ельцу - девка по яйцу, а позадь Ельца - половина яйца.
Елец всем ворам отец, и Ливны всем ворам дивны.
Ливенцы - саламатой мост обломили (ливенцы повезли навстречу воеводе саламаты, по горшку со двора).
В Севске поросенка на насест сажали, приговаривая: цайпайся, цайпайся, курочка о двух лапках, да держится.
Болховитяне рака со звоном встречали: вот воевода к нам ползет, а щетинку в зубах несет.
Калужане: калужанин поужинат, а туляк ляжет и так. Щагольники; щаголь щаглуе, на осиновом на дубу, да как воскогуркнет: ткау, ткау! Козла в соложеном тесте утопили (вороны каркали на дереве, а мужик, собираясь в путь, по ним предсказал товарищам вёдро).
Мосали - гуторы: загуторили воеводу. Матушка Заутра (речка), не потопи нашего города Мосальска да нашего старосту Гаврюшку!
Лихвинские горы (Калужские) да новосильевские воры (Тульские).
Туляк - стальная душа. Блоху на цепь приковали. Присядь, бачка, чижи летят (туляки - птицеловы).
Хорош заяц - да тумак, хорош малый - да туляк.
Живет в Туле да ест дули.
Бей челом на Туле, ищи на Москве. Тула зипун сдула.
Ефремовцы - в кошеле кашу варили (Тульская губерния).
Алексинцы - стрельцы.
Одоевцы: Молодеч, а молодеч! Продай за грош постных яиц (огурцов. Тульская губерния).
Крапивенцы - сено с колокольным звоном встречали (думая, что это воевода. Тульская губерния).
Каширцы: Шапку долой! - А що? - Глянь, все бояре. (Проезжая по однодворческим деревням и видя избы с трубами, ворота с растворами, сани с козырями, мужики считали их барскими усадьбами).
Понес черт однодворцев на базар, да решето и опрокинул над Каширой.
Кашира в рогожу обшила, Тула в лапти обула.
Город Чернь годом старее Москвы.
Муравьятники (прозвище работящих жителей села Высокой Горы, Новосильский уезд).
Бесово, Руново - пронеси Бог здорово, а Терново да Баскачь хоть кругом обскачь (Тулбьска губерния, Каширский уезд).
Рязанцы - кособрюхие, синебрюхие. Мешком солнышко ловили, блинами острог конопатили. (Синебрюхие - от синих рубах. В битве с москвичами солнце было в лицо рязанцам: они стали ловить его в мешок, чтоб выпустить на врагов. По приказу: проконопатить острог, рязанцы все откладывали дело – до масленицы, тут их приструнили, они и проконопатили его блинами.).
Спасцы: Откуда ты, молодеч? - Спасский купеч. - Чем торгуешь? - Красным товаром: сальными свечами да чистым дегтем (Рязанская губерния).
У спасца и деготь - красный товар.
Егорьевцы - коновалы, головотяпы, рудометы: сам нож точит, а говорит небось.
Дедновцы - Макары. (Когда Петр I был в Рязанской губернии, то на вопрос его дедновцы, один за другим, назвались Макарами, потому что первому государь сказал: хорошо). Целовальники. Макары до икрянки рыбу вылавливают.
Где Макар побывал, семь лет рыба не ловится. (Они сымают рыбную ловлю в речках и озерах и мастера вылавливать всю рыбу).
Близки Гулынки, подымай дубинки (Гулынки, Рязанской губернии, Пронского уезда, прежде были разбойники).
Лазаревичи-вичи, погорелицы-кричи, наволок-хохолок, Теплухина-хохлухина, Ялчина-гора, высоко-спечена.
Пензенцы (Пензяне) толстопятые. В Москве свою ворону узнали.
Сура - речка у нас важная: донышко серебряно, круты бережка позолочены.
Борисоглебцы - кислогнездые (они прежде были скорняками и клейщиками. Тамбовская губерния).
Норовчат, где колышки торчат.
Елатомцы - бабешники.
Моршанцы - сомятники.
Тамбовцы - молоканы. Хрептуки степные, толстоногие!
Темниковцы - совятники; сову в озере крестили (в Совином. Загулявшись, темниковцы поймали сову и, шалючи, надели на нее гайтан и окунули ее в озеро; она полетела и села на церковный крест, где, запутавшись, удавилась; темниковцам шалость эта дорого стоила: они должны были снять сову на свой счет. Тамб.).
Кадомцы - целовальники, сомятники: сома в печи поймали (Мокша потопляет Кадом: когда-то и занесло сома в открытую печь).
Астрахань арбузами, а мы голопузами (славны).
Астраханцы - чилимники (чилим - водяные орехи). Икорники. Ворвань тухлая. Белужники. Разбойники. Дуванщина.
В Астрахани и коровы рыбу едят (соленую).
Красноярцы - сомятники.
Астраханцы кобылятину вместо былорыбицы в Новгород слали.
Откуда ты, Иван? - С воли, родимый (дразнят астраханские старожилы бродяг).
Голодаевцы - переселенцы в Астраханской губернии (по бедности их).
Долгопузики (воронежские переселенцы в Астраханской губернии, подпоясывающиеся низко).
Саратовские мещане собор свой с молотка продали.
Роменцы - табачники (Полтавская губерния).
Глуховцы - папушный табачок (Черниговская губерния).
Переяславцы (заозерцы) - обручники (Полтавская губерния).
Красный Кут задаст капут (Харьковская губерния, где некогда, по преданию, велась шайка разбойников).
Сибирь не мшеная. Сибирский варнак.
Страшна Сибирь слухом, а люди лучше нашего живут.
Сибирь - золотое дно (от пушного и торгового промыслов; ныне это буквально оправдывается).
Русь навалила, нас совсем задавила (сибирская).
Чернолапотница (русская, в Сибири).
Охотские обыватели - кочемазники.
За здравие бабушки Гугнихи (говорят уральцы, почитая ее праматерью своею, первой женщиной, оставшейся в войске).
Радимичи - волчья хвоста бегают (воевода Волчий Хвост побил радимичей).
Беда, что в Родне.
За Пьяною люди пьяны (рекою Нижегородской губернии, 1377 г. Русски поражены в стане татарами).
Пришли казаки с Дону да погнали ляхов до дому (освобождение Москвы от поляков 1612 г.).
С одну сторону черемиса, а с другой берегися (1524 г. войско на судах шло под Казань и побито в порогах черемисами).
Пропал, как Бекович (при Петре I, посланный в Хиву и погибший с отрядом).
Аника смотрок. Аника воин (см. лубочную картину).
Шемякин суд. Шемяка кривосуд (1446 г. Шемяка ослепил Темного, завладев престолом).
Малюта Скуратов - злодей, мучитель.
Гришка Отрепьев - вор, самозванец, проклятый.
Стенька Разин на ковре летал и по воде плавал.
Ванька Каин - окаянный грабитель.
Мазепа - предатель.
Волга - плыть долго, а Дунай - широко. Видно, Дунай с Волгой не сольются.
Волга всем рекам мать. Волга-матушка широка и долга.
Волга-матушка - глубокая, раздольная, разгульная.
Днепр - быстрый, широкий.
Дон Иванович - тихий, золотой.
Дунай Иванович.
Прут, Днестр, Неман - порубежные.
Урал - золотое дно, серебряна покрышка.
Снизу доверху, сверху донизу (о реке).
 
* * *

Источник: РУСЬ - РОДИНА

Крымско-ногайские набеги на Русь

Набеги крымских татар и ногайцев на русские земли Великого княжества Литовского (впоследствии, Речи Посполитой) и Московское государство — регулярные набеги с целью захвата невольников, участившиеся после обособления Крымского ханства, в котором большое значение приобрело набеговое хозяйство. Сохранялись с разной степенью интенсивности вплоть до аннексии Крымского ханства Российской империей в конце XVIII века. Набеги были серьёзным фактором истощения как людских так и финансовых ресурсов обоих государств, и в значительной степени препятствовали освоению Дикого поля, полномасштабное заселение которого стало возможно лишь после устранения этой угрозы. Многовековые набеги крымских татар сыграли значительную роль в становлении казачества. По подсчётам западного исследователя Алана Фишера, количество угнанных в рабство людей из русских земель по обе стороны границы составило на протяжении XIV—XVII веков около трёх миллионов человек.[1]

Содержание

Причины

Экономические причины

Главная часть набегов приходилась на земли Руси, политически разделённой между Московским и Литовским государством, хотя некоторые набеги совершались и на Молдавское княжество и на Черкессию. В подобных походах участвовала значительная часть мужского населения Крыма.

Основной экономической целью набегов был грабёж материальных ценностей и, прежде всего, добыча ясыря — живого товара, который сбывался в значительной степени в Османскую империю либо распродавался на крымских невольничьих рынках. Согласно исследованиям современных историков, работорговля была основной статьёй доходов крымскотатарского общества.[2] Главным невольничьим рынком Крыма был Кефе, сегодняшняя Феодосия.

Политические причины

Политическая карта Причерноморья в 1600 году

Как отдельная политическая единица Крымское ханство выступает с момента распада Золотой Орды. Впоследствии, крымские ханы играли на противоречиях Русского царства и Великого Княжества Литовского, заключая союзы то с одной стороной, то с другой, получая при этом от союзника значительные выгоды[3] и официальный повод для совершения грабительских набегов на вражескую территорию. Во время Русско-литовской войны 1500—1506 крымские татары поддерживали союзнические отношения с Иваном III, проникая вглубь Литвы. После его смерти русско-крымские отношения резко ухудшились. Постоянные набеги крымских татар на княжество Московское начались с 1507 года.[4]

Религиозные причины

Осуществление

Театр военных действий

Территория между Крымским ханством и княжеством Московским в XVI веке представляла собой безлюдное Дикое поле. Ока была одновременно главным и последним рубежом на пути татар к Москве. Рубеж Оки защищала береговая служба, которая существовала даже после строительства Белгородской засечной черты далеко на юге. Более того, полки береговой службы практически не пересекали рубеж Оки, даже в годы массовых татарских атак южных русских укреплений.

От границы Русского государства с Крымским ханством шли по речным водоразделам в общем направлении на север три основные степные дороги (называемые шляхами):

  • Муравский шлях: западная дорога, которая начиналась у верховьев Самары, притока Днепра и дугой огибала притоки Северского Донца. Далее проходила по водоразделу Ворскла — Северский Донец, оставляя к востоку крайние русские села и деревни Белгородского уезда. Севернее Белгорода, в степи, у истоков Северского Донца, Пела и Донецкой Сеймицы находился Думчий курган. Здесь была развилка степных дорог. Главная отходила на восток, где у верховьев Сейма Муравский шлях соединя­лся с Изюмским. На запад от Думчего кургана поворачивал между Пслом и Сеймом Бакаев шлях, в северо-западном на­правлении к верховьям Оки шёл Пахнуцкий шлях.
  • Изюмский шлях: начинался, как и Муравский, в верховьях реки Самары, но шёл прямо на север, где у Изюм-кур­гана татары переправлялись через Северский Донец. Затем Изюмская дорога проходила западнее Оскола, причём у верховьев Волчьих вод и реки Нежеголи существовало ответ­вление на восток, через переправу на Осколе к соседней Кальмиусской дороге. Проходя далее между рекой Корочей и верховьями правых притоков Оскола, Изюмский шлях у истоков Сейма соединялся с Муравским. Сёла и деревни Белгородского уезда оставались западнее Изюмского шляха, Оскольский уезд — восточнее. Дальнейший путь татар к севе­ру от места соединения Муравским и Изюмским шляхами лежал к переправам через реку Быструю Сосну. Преодолев эту реку татары могли повернуть к реке Зуше — притоку Оки, где распо­лагались Новосильский, Мценский и Чернский уезды, либо пройти у верховьев реки Мечи к тульским селам.
  • Кальмиусский шлях: пролегал восточнее первых двух дорог, у истоков реки Кальмиуса. Татары пе­реправлялись через Северский Донец западнее реки Айдара и устремлялись на север, между реками Осколом и Айдаром, оставляя слева Валуйки. Через Тихую Сосну татары обычно переправлялись Каменным бродом, но существовали и другие переправы. Далее к северу Кальмиусская дорога шла к бро­дам на реке Быстрой Сосне.

Кроме трёх названных степных дорог, были ещё некото­рые, обычно соединявшиеся с главными. Так, выше Изюм-кургана пересекала Северский Донец Савинская дорога, сое­динявшаяся севернее с Изюмским шляхом. И, наконец, восточнее Дона шла через верховья Битюга между Польным Воронежем и Цной Ногайская дорога, по которой вторгались в Россию ногайские татары из прикас­пийских и прикубанских степей. Все дороги татарских вторжений проходили главным об­разом по возвышенностям, по сухим водоразделам рек. Тата­ры старались избегать переправ через реки, заболоченных мест, лесов. В татарских отрядах всегда были проводники, изучившие степные просторы России, знавшие броды через реки, места удобных стоянок.

Тактика

Оружие крымских татар XVI—XVII веков

Английский посланник Джильс Флетчер сообщает, что способ татар вести войну заключается в том, что они разделяются на несколько отрядов и, стараясь привлечь русских к одному или двум местам на границе, сами нападают на какое-либо другое место, оставленное без защиты. Нападая небольшими подразделениями, татары сажали на лошадей чучела в виде людей, чтобы их казалось больше. По сообщению Жака Маржерета, пока 20-30 тысяч татарских всадников отвлекали на себя внимание основных сил русских, другие отряды опустошали рус. пределы и возвращались назад без большого урона. Через нарочно подосланных языков ханы пытались сообщить в Москву ложные сведения о своих намерениях и силах. Тактику татар во время набегов довольно подробно опи­сал французский инженер Г. Боплан, находившийся в 30— 40-х годах XVII в. на территории современной Украины (тог­да она входила в состав Речи Посполитой). Г. Боплан лично видел татар, участвовал в борьбе с ними. И по отношению к украинскому, и по отношению к русскому населению тата­ры применяли одинаковую тактику, поэтому мы можем впол­не воспользоваться записками очевидца. Как представители монголоидной расы, татары внешне резко отличались от русских, украинцев, поляков. «Татари­на можно узнать с первого взгляда»,— говорит Г. Боплан. Он не замечал у татар огнестрельного оружия, хотя в рус­ских источниках иногда упоминаются отряды татар «с вог-ненным боем». Г. Боплан пишет, что «татары вооружены саб­лею, луком и колчаном с 18 или 20 стрелами; на поясе висит нож, огниво для добывания огня, шило и 5 или 6 сажен ре­менных веревок для вязания пленных… Стрелы их летят ду­гою, вдвое далее ружейной пули». Татары были умелыми наездниками, с каждым всадником обычно шли ещё две сво­бодные лошади. Переправа татар через реки проходила сразу на большом участке реки с пологими берегами. Татары скла­дывали снаряжение и одежду на легкий плот, привязывали его к лошади и преодолевали реку вплавь, держась за гриву лошади. По словам Г. Боплана, татары переплывали реки «все вдруг строем». Летом татары совершали набеги и крупными, и мелкими силами, зимние набеги были редким явлением, причем в зим­ний поход обязательно шло очень много татар. Во время крупных набегов в походах участвовали десятки тысяч татар. Придя в район, заселенный русскими или украинцами, татар­ское войско разделялось на отряды по нескольку сот чело­век, которые отделялись от главных сил поочередно. Эти отряды «рассыпаются по деревням, окружают селения со всех четырех сторон и, чтобы не ускользнули жители, рас­кладывают по ночам большие огни; потом грабят, жгут, ре­жут сопротивляющихся, уводят не только мужчин, женщин с грудными младенцами, но и быков, коров, лошадей, овец, коз».

Судьба невольников

В степи

Положение невольников и в пути, пока их вели в Крым, было крайне тяжёлым. Захваченных в неволю расставляли в ряды по нескольку человек, связывали им назад руки сыромятными ремнями, сквозь ремни продевали деревянные шесты, а на шеи набрасывали веревки; потом, держа за концы веревок, окружали всех связанных цепью верховых и, подхлестывая нагайками, безостановочно гнали по степи. Слабым и немощным, как правило перерезали горло, прежде чем позволяли им задерживать шествие. Питание для пленников состояло из сырой или дохлой конины. Достигнув относительно безопасных от казаков земель в низовьях Днепра, татары пускали своих лошадей в степь на вольный попас, а сами приступали к дележу ясыря, предварительно помечая каждого невольника раскалённым железом. Получив в неотъемлемую собственность невольника или невольницу, каждый татарин мог обращаться с ними, как с собственною вещью. По словам Сигизмунда Герберштейна, «старики и немощные, за которых невозможно выручить больших денег, отдаются татарами молодёжи, как зайцы щенкам, для первых военных опытов; их либо побивают камнями, либо сбрасывают в море, либо убивают каким-либо иным способом»[5]

Вот так описал обращение с пленными герцог Антуан де Грамон, находившийся в польско-татарской армии во время похода короля Яна Казимира на Левобережную Украину в 1663—1664 годах, когда по его данным было захвачено около 20 тысяч человек: «Татары перерезали горло всем старикам свыше шестидесяти лет, по возрасту неспособным к работе. Сорокалетние сохранены для галер, молодые мальчики — для их наслаждений, девушки и женщины — для продолжения их рода и продажи затем. Раздел пленных между ними был произведен поровну, и они бросали жребий при различиях возраста, чтобы никто не имел права жаловаться, что ему достались существа старые вместо молодых. К их чести я могу сказать, что они не были скупы в своей добыче, и их крайняя вежливость предлагала ее в пользование всем, кто к ним заходил»[6].

В Крыму и Турции

Продажа ребёнка-невольника. Василий Верещагин, 1872

В Крыму ясырь пригоняли для продажи на невольничьи рынки, где ставили одного за другим гуськом, прикованных друг к другу около шеи. При покупке выведенные невольники тщательно осматривались покупщиками, начиная с внешнего вида и кончая сокровенными частями тела: требовалось, чтобы у раба или рабы зубы не были редки и черны, чтобы на теле не было бородавок, шишек и других недостатков. Особенно высоко ценились у татар красивейшие девушки.

Главным местом торговли невольниками был крымский город Кафа (ныне Феодосия), с 1475 года непосредственно принадлежавшая Османской империи, имевшая артиллерию и сильный гарнизон из янычар. Кроме Кафы, невольники продавались в Карасубазаре, Тузлери, Бахчисарае и Хазлеве (ныне Евпатория). Работорговлей здесь занимались перекупщики разного происхождения — турки, арабы, евреи, греки, армяне и другие. За право торговли они платили дань крымскому хану и турецкому паше в Кафе. В Кафе иногда одновременно находилось до 30 тысяч невольников, преимущественно из юго-восточных польских и московских земель. Невольники из польских земель ценились, как правило, несколько выше московских, так как последние считались коварными и особо стремящимися к побегу[7]. У Михалона Литвина Кафа описывается как «ненасытная и беззаконная пучина, кровь нашу пьющая». Помимо самого худого содержания пищей, водой, одеждой и жилищем, их предавали изнурительным работам и истязаниям. По словам Михалона Литвина, «более сильных невольников делали кастратами, иным резали ноздри и уши, клеймили на лбу и на щеках, днём мучили на работе скованными, а ночью держали в темнице»[7].

Проданные невольники развозились в отдалённые провинции и государства — Грецию, Турцию, Палестину, Сирию, Анатолию и продавались народам «чёрного племени» — сарацинам, персам, индийцам, арабам, сирийцам. Во время пути невольникам приходилось испытывать мучения: с одним судном их нередко поднимали такое множество, что от тесноты они не могли ни двигаться, ни прилечь на пол. Стоя принимали пищу и стоя спали. От такой тесноты и изнурительной поездки невольники целыми массами болели и целыми массами умирали; последних сбрасывали в море.

Мужчины нередко попадали на турецкие галеры, где до полного истощения служили прикованными к скамьям гребцами. Одним из таких галерных пленников, которому удалось выйти на свободу, стал предводитель казачьего восстания Иван Болотников. По словам греков, в османскую эпоху в Константинополь приставали по три-четыре корабля ежедневно, везущих русских невольников[7]. Значительное число невольников отправлялось в Анатолию на земледельческие работы. Женщины-невольницы поставлялись в богатые дома для плотских утех и гаремов, а менее красивые из них делались домашней прислугой. Венецианский монах Джованни Карраро писал, что потребность в наёмной прислуге в Константинополе отпала, так как он переполнен рабами и рабынями из польской и московской областей. Пожалуй, наиболее знаменитой из подобных невольниц стала поздняя жена султана Роксолана. Как писал Михалон Литвин: «все они, то есть восточные жители, с жадностью ищут себе в жёны славянских пленниц. У нынешнего турецкого султана любимая его супруга, мать его первенца и наследника похищена из нашей земли. Перекопский хан Саиб-Гирей родился от христианки и женат на христианке. Все министры этих тиранов, евнухи, секретари и прочие их чиновники, их особое войско, называемое янычары — все происходят от нашей крови».

Несмотря на отправку большого числа невольников в Малую Азию, не было недостатка в них и в самом Крыму. Следует отметить, что торговлей рабами занимались помимо крымских татар также представители многих других народностей: греки, евреи, армяне. Многие рабы использовались для хозяйственных работ: рытья колодцев, добычи соли, собирания в степи навоза. Женщины были наложницами, а также исполняли работу по дому: пряжу, ухаживание за детьми, уход за домашними животными. Принятие ислама, как правило, облегчало долю пленных.

Сопротивление степным набегам

Русское царство

ВКЛ и Речь Посполитая

В начале 1550-х годов представитель знатного княжеского рода, Вишневецкий, Дмитрий Иванович начал строительство крепостей в устье Днепра, чтобы закрыть крымским татарам дорогу на Украину и Польшу. «На острове Хортица, против Конских Вод, около крымских кочевий» была построена крепость, которая дала начало Запорожской Сечи, составившейся из казаков, живших в низовьях Днепра, за порогами. Польский король Сигизмунт-Август поручил Вишневецкому охрану границ польских и украинских земель от набегов крымских татар.

След в культуре славянских народов

Крымско-татарский лучник

Многочисленные набеги и угон невольников оставили глубокий след в народной культуре. В украинских думах, одной из основных тем является турецкая неволя («Невольники», «Плач невольника», «Маруся Богуславка», «Иван Богуславець», «Сокол», «Бегство трех братьев из Азова») либо освобождение из неволи и счастливое возвращение к родному краю («Самойло Кошка», «Алексей Попович», «Атаман Матяш старый», «Разговор Днепра с Дунаем»).

Ведущие историки о роли крымскотатарских набегов

Василий Ключевский: «В продолжение XVI в. из года в год тысячи пограничного населения пропадали для страны, а десятки тысяч лучшего народа страны выступали на южную границу, чтобы прикрыть от плена и разорения обывателей центральных областей. Если представить себе, сколько времени и сил материальных и духовных гибло в этой однообразной и грубой, мучительной погоне за лукавым степным хищником, едва ли кто спросит, что делали люди Восточной Европы, когда Европа Западная достигала своих успехов в промышленности и торговле, в общежитии, в науках и искусствах.»


Хронология походов

XV век

Год Описание
1480 Набег Менгли-Гирея на Подолье[4]. Этот набег крымского хана был связан со «стоянием на реке Угре». Действия Менгли-Гирея вынудили великого князя литовского и короля польского Казимира Ягеллончика отказаться от соединения с ханом Золотой Орды Ахматом, который выступил в большой карательный поход на Московское государство. Великий князь московский Иван III Васильевич, союзник Менгли-Гирея, собрав большие силы на реке Угра, отразил все попытки ордынцев переправиться и затем вынудил Ахмат-хана в панике отступить в свои кочевья.
1482 Войска Менгли Гирея захватили и разрушили Киев — сожгли замок, разграбили церкви и взяли большое количество пленных[4]. Среди пленных был воевода киевский Иван Ходкевич с семьей.
1485—1487 Крымские татары ежегодно вторгались в южные земли Великого княжества Литовского и опустошали Подолье. В сентябре 1487 года во время нового вторжения татар в польско-литовские владения польский королевич Ян I Ольбрахт разгромил пятитысячный татарский «загон» в бою под селом Коперстин, в Подолье. Татары потеряли убитыми тысячу пятьсот человек, много татар было взято в плен.
1488 Зимой орда кочевали в Подолье, откуда летом собирались совместно с турками выступить в поход на Украину. Польский король Казимир Ягеллон вновь отправил против татар своего сына Яна Ольбрахта вместе с польско-шляхетским войском. Поляки стали на польско-литовской границе и не допустили татар в Галицию.
1489 Поход на Подолье. Стотысячная татарская орда также напала на южные литовские владения и опустошила Киевское воеводство. Киев был вновь захвачен штурмом, разорён и сожжён.
1490 заволжские и крымские татары совершили новое нападение на польско-литовские пограничные владения. Татары сильно опустошили Волынское и Русское воеводства. Отдельные татарские отряды достигали окрестностей Люблина. Татары страшно разорили Волынь, разграбили и выжгли Владимир-Волынский и многие другие города и местечки, захватив огромное количество пленников. Во время возвращения татарской орды 25 января 1491 года соединённые польско-литовские войска под предводительством каштеляна львовского Николая из Хорча и старосты луцкого Семёна Гольшанского внезапно настигли на татар под Заславом, на реке Горынь. В битве польские и волынские войска разгромили девятитысячный татарский «загон», отбив у них весь захваченный полон. В Заславской битве заволжские и крымские татары понесли крупные людские потери.
1493 Весной крымский хан Менгли-Гирей предпринял военный поход на южные литовские земли. Крымская орда двинулась на Киев, но из-за сильного разлива Днепра хан Менгли-Гирей вынужден был прекратить поход. Отдельные татарские «загоны» осуществляли нападения в пограничные литовские владения, разоряя киевские, брацлавские и черниговские земли. В том же 1493 году крымский хан Менгли-Гирей дважды «садился на коня», собираясь лично возглавить военные походы на Литовское государство.
1494 Осенью крымская орда сильно опустошила Подолье и Волынь, захватила огромное количество пленных и большую добычу. Соединенные польско-литовские полки стали преследовать отступающую орду. В битве под Вишневцем крымцы разбили польско-литовское войско и вернулись с полоном в степные улусы.
1495 Крымские татары под командованием сына Менгли-Гирея совершили нападение на Волынь. Князь-магнат Семён Юрьевич Гольшанский, староста луцкий и маршал Волынской земли, собрал местное шляхетское ополчение и разбил татарские отряды, осаждавшие город Корец. Позже, крымский хан Менгли-Гирей организовал второй военный поход на пограничные литовские владения. Большая татарская орда под руководством сыновей хана Менгли-Гирея сильно разорила Волынь. Староста луцкий и маршалок Волынской земли Гольшанский, наместник владимирский Василий Хрептович и князья Михаил и Константин Ивановичи Острожские с волынскими боярами и дружинами укрылись в Ровно. Крымские царевичи осадили замок. Осажденные сделали вылазку, но были разбиты превосходящими силами врага. Крымцы захватили, разграбили и выжгли Ровно, но городской замок взять штурмом не смогли.
1496 Зимой огромная татарская орда под командованием крымского царевича опустошила Волынскую землю. Крымские татары полностью разорили волынские волости, а также некоторые пограничные польские земли. Во время похода крымцы взяли огромное количество пленников и спокойно вернулись в свои степи. Весной следующего года крымские татары продолжали совершать набеги на литовские земли, грабя, убивая и пленяя беззащитных жителей. В марте крымско-татарские «загоны» ворвались на Волынь и разорили окрестности Кременца. Крупный литовский князь-магнат Михаил Иванович Острожский, собрав свою дружину, двинулся в погоню за отступающими татарами. В бою под Полонным Михаил Острожский наголову разбил крупный крымский отряд и освободил всех пленников. Весь татарский отряд был перебит. Другие татарские отряды были разбиты в Киевском Полесье и на Брацлавщине.
1497 Летом крымские татары вторглись в южные литовские владения и разорили мозырские и оливские волости, захватив множество пленников. Князья Михаил и Константин Ивановичи Острожские вместе со своими дружинами бросились в погоню за крымцами. В сражении на реке Сороке, на Брацлавщине, братья-князья Острожские разбили крупный татарский «загон», освободив всех захваченных пленников. Триста сорок татар было убито, среди убитых находился крымский царевич Акмала.
1498 Весной 100-тысячное турецко-молдавское войско вторглось в южные польско-литовские владения. Молдаване и турки-османы не встретили сопротивления и сильно разорили Галицию. Были взяты приступом и разорены Перемышль, Ярослав и Переворск. Поляки отстояли Львов, предместья которого были разорены и сожжены. Страшная паника охватила всю Польшу. Польский король Ян Ольбрахт сразу объявил о созыве шляхетского ополчения для отражения вражеского нападения. После отступления врагов во Львов прибыло польско-шляхетское ополчение, собранное королем. После роспуска польского ополчения крымская орда вступила в пограничные польско-литовские владения. Крымско-татарские «загоны», не встречая сопротивления, опустошили Подолье и Галицию.
1499 Крымско-татарские отряды совершали походы на литовские пограничные владения. Летом того же 1499 года крымские татары разоряли Белзскую землю, несколько раз совершали набеги на Подолье и Брацлавщину.
1500 Разорены Киевская, Волынская, Холмская и Белзская земли. Великий князь московский Иван III Васильевич просил своего союзника, крымского хана Менгли-Гирея, совершать набеги на Слуцк, Пинск, Туров и Минск, но просил его не воевать Северщину, «бо за ласкою божою ти городи и земли тепер наша». Весной 1500 года сыновья Менгли-Гирея совершили поход на Киевщину и Волынь. Отдельные татарские отряды проникали в Белзщину и Холмщину, доходя до реки Вислы. Король польский Ян Ольбрахт Ягеллон с польским ополчением двинулся против крымских царевичей, но татары смогли спокойно вернуться домой с многочисленным полоном. Осенью крымский хан вместе с русскими воеводами собирался воевать Киев и собрал 15-тысячное войско. Не дождавшись известий от Ивана III Васильевича, крымский хан Менгли-Гирей выслал татарскую орду вместе со своими сыновьями на южные польские и литовские владения. Крымские татары опустошили Брацлавщину, Волынь и Берестейщину, Белзскую, Львовскую, Холмскую, Люблинскую и Сандомирскую земли. Крымцы взяли штурмом и выжгли Хмельник, Кременец, Львов, Белз, Холм, Красностав, Люблин и другие города, захватив в плен пятьдесят тысяч человек. По приказу короля Яна Ольбрахта спешно было собрано польское ополчение для отражения татарской орды, но крымские царевичи успели отступить в свои степи.

XVI век

Год Описание
1502 Поход на центральную Украину. Летом 1502 года крымский хан Менгли-Гирей организовал новый крупный поход на польско-литовские владения. Великий князь московский Иван III Васильевич предлагал Менгли-Гирею воевать берега Припяти, но хан писал ему, что поручил сыновьям идти на Киев и Волынь, аж до Вильно и Трок. 30-тысячная татарская орда под командованием сыновей крымского хана Менгли-Гирея опустошила Галицию, Люблинщину и Сандомирщину. Татарские «загоны» захватили большое количество пленных и безнаказанно отступили в степи. Осенью того же года крымские татары вторглись в литовские владения и стали разорять Полесье, воюя и сжигая селения. Великий князь литовский Александр Казимирович, узнав о татарском набеге, написал князю Семёну Михайловичу Слуцкому и отправил к нему на помощь подольского воеводича Яна Бучацкого с русско-литовскими шляхтичами и отрядом австрийских наёмников. Слуцкий князь Семён Михайлович, собрав дружину и соединившись с Яном Бучацким, стал преследовать отступающих татар. На реке Уше, под Бобруйском, крымские татары (1500 чел.) были разбиты.

Осенью того же 1502 года на речке Уше, за Овручем, литовские князья Федор Иванович Ярославич-Клецкий, Юрий Иванович Дубровицкий и Григорий Глинский со своими отрядами попытались преградить дорогу превосходящим силам крымских татар. Однако крымцы одержали победу в битве и убили старосту друцкого, князя Григория Глинского. В августе 1502 года 6-тысячное татарское войско под командованием крымского царевича Бити-Гирея вторглось на Белорусское Полесье. Крымцы подступили к Слуцку, осадили город и стали разорять городские окрестности, пленяя и убивая людей. Крымские отряды опустошили окрестности Слуцка и Копыля. Семен Слуцкий с небольшим гарнизоном укрылся в городском замке, отправив к великому князю литовскому Александру в Вильно сообщение о нападении крымских татар. Татары, разделившись на отдельные отряды, стали разорять близлежащие литовские волости. Крымцы воевали около Клецка и Несвижа. Клецк был взят штурмом, разорён и сожжён. Татары дошли до окрестностей Новогрудка, а затем повернули обратно. Крымские отряды сожгли многие литовские села и с большим количеством пленников и добычей собрались под Слуцком, а затем повернули в степи. Король польский и великий князь литовский Александр отправил на помощь князю Семёну Слуцкому своих дворян, которые вскоре вернулись в Вильно, так как крымцы отступили.

1503 Трёхтысячное татарское войско опустошило окрестности Слуцка и Новогрудка, а затем двинулись на Давыдов-Городок. Литовские сановники, наивысший гетман литовский Станислав Петрович Кишка, Альбрехт Мартинович Гаштольд и Юрий Немирович собрали своим надворные полки, соединившись с князем Семёном Михайловичем Слуцким, двинулись за татарами и догнали их за Городком. В бою крымцы потерпели поражение, победители освободили всех пленников, и с великой честью и с добычей вернулись домой. В это время другие татарские «загоны» неоднократно опустошали окрестности Киева. В 1503 году крымские татары также совершили крупное вторжение вглубь Великого княжества Литовского. Вначале татары вторглись на Черниговщину, откуда московские воеводы отправили их за р. Днепр, «в Литовскую землю». Крымцы действовали на Белорусском Полесье, были под Слуцком и Новогрудком. В том же 1503 году крымская орда разорила Подолию.
1505 Поход на Слуцк, Несвиж, Клецк Огромная крымско-татарская орда под руководством царевичей Мухаммед-Гирея, Бити-Гирея и Бурнаш-Гирея прорвалась в Белоруссию, опустошила окрестности Минска, Новогрудка, Полоцка и Витебска. В 1505 году татарская орда под предводительством трех царевичей Мухаммед-Гирея, Бити-Гирея и Бурнаш-Гирея, сыновей Менгли-Гирея, вторглась в литовские земли. Под Лоевом татары переправились через реку Днепр и двинулись вглубь Великого княжества Литовского. Сам калга Мухаммед-Гирей-султан с главными силами орды выступил на Минск, а младших братьев, царевичей Бити-Гирея-султана и Бурнаш-Гирея-султана, отправил на Слуцк. В замке тогда находилась вдовствующая княгиня Анастасия Ивановна Слуцкая (жена Семена Михайловича Слуцкого-Олельковича) со своим малолетним сыном Юрием. Крымцы разорили предместья и окрестности Слуцка, штурмовали сам город, делали подкопы и даже пытались его поджечь. Однако слуцкий гарнизон и местные жители под предводительством княгини Анастасии Слуцкой мужественно сопротивлялись. На службе у княгини Анастасии Слуцкой в самом городе находилось много князей и шляхты. Множество татар погибло в боях под Слуцком. После неудачи под Слуцком крымские царевичи Бити-Гирей-султан и Бурнаш-Гирей-султан вместе со своими корпусами двинулись на Новогрудок. В это время в Новогрудке находились крупные литовские сановники: виленский епископ Войтех Табор, воевода виленский Николай Николаевич Радзивилл, староста жмудский Станислав Янович Кезгайло, воевода полоцкий Станислав Глебович, воевода трокский Ян Заберезинский, великий гетман литовский и наместник смоленский Станислав Петрович Кишка, противники Михаила Львовича Глинского. Они прибыли в Новогрудок на совещание без военных отрядов. Узнав о приближении татарских царевичей к Новогрудку, все литовские вельможи спешно уехали из города за Неман, в центральные литовские земли. Царевичи подступили к Новогрудку и осадили город. Из-под Новогрудка крымские царевичи Бити-Гирей и Бурнаш-Гирей спешно отправили передовые «загоны» в погоню за убежавшими литовскими вельможами. Крымцы гнались за сановниками до р. Немана и далее, нанесли большой ущерб центральным литовским владениям и, захватив добычу и пленников, вернулись под Новогрудок. Между тем царевичи разорили предместья и окрестности Новогрудка, но не смогли захватить сам город. Обороной Новогрудка руководил наместник новогрудский Альбрехт Мартинович Гаштольд, который укрепил город и собрал новогрудскую шляхту. Литовский гарнизон предпринимал ежедневные вылазки из Новогрудка и успешно сражался с татарами, не позволяя им причинить урон замку и городу. При осаде Новогрудка было застрелено много крымцев. Понеся крупные потери, крымские царевичи Бити-Гирей и Бурнаш-Гирей, сняли осаду и отступили от Новогрудка. Между тем калга Мухаммед-Гирей стал «кошем» под Минском, откуда распустил отдельные «загоны» на Вильно и в Завилейскую сторону, а также к Витебску, Полоцку и Друцку. Мухаммед-Гирей с главными силами орды осаждал Минск. Татарские «загоны» полностью опустошили и сожгли все окрестные волости и сам город Минск. Литовский гарнизон смог отстоять только минский замок. Татары разорили окрестности Минска, Полоцка, Витебска и Друцка, захватив огромное количество пленных и большую добычу. Затем калга-султан Мухаммед-Гирей беспрепятственно двинулся из Белоруссии и вернулся через Киевщину в степные улусы. Его младшие братья, царевичи Бити-Гирей и Бурнаш-Гирей, со своими корпусами вернулись от Новогрудка с большим количеством пленных и богатой добычей прошли мимо Слуцка на Петриков, а оттуда отступили в степи.
1506 летом татарское войско под командованием крымских царевичей Бити-Гирея и Бурнаш-Гирея совершило новое нападение вглубь Великого княжества Литовского. Крымские царевичи переправились через реку Припять и начали разорять близлежащие литовские волости. В августе семитысячное литовское войско под командованием крупного князя-магната Михаила Львовича Глинского наголову разгромило 20-тысячную татарскую орду под предводительством царевичей Фетих-Гирея и Бурнаш-Гирея. В это время больной польский король и великий князь литовский Александр Ягеллон прибыл из Польши в Литву и созвал сейм в Лиде. Крымские царевичи опустошили окрестности Слуцка и Новогрудка. Отдельные татарские отряды доходили до Лиды, Ошмян, Крево, Волковыска и Гродно, жгли селения и пленяли местных жителей. При приближении крымских татар больной король Александр был вывезен из Лиды в Вильно. Все главные литовские вельможи остались в Лиде. Крымские татары от Новогрудка до Лиды стали воевать со всех сторон, жгли церкви, селения и имения, пленяя и убивая людей. Литовские магнаты собрали в Лиде десятитысячное войско и двинулись на Новогрудок. Крымцы начали отвовдить свои отряды из-за Немана. Магнаты 1 августа вступили в Новогрудок, где простояли в бездействии три дня. Оттуда они послали разъезды добыть языка, чтобы узнать, где стоят кошем царевичи. Паны Юрий и Андрей Немировичи с передовым отрядом схватили шесть татар и доставили их в Новогрудок. На допросе пленные сообщили о том, что царевичи стоят лагерем под Клецком. 4 августа десятитысячное литовское войско под руководством великого гетмана литовского Станислава Петровича Кишки выступило из Новогрудка на Клецк. По пути литовцы уничтожали небольшие татарские «загоны», пленяя и убивая татар. Крымские царевичи Бити-Гирей и Бурнаш-Гирей, узнав о приближении литовско-шляхетской армии, приготовились к битве. Великий гетман литовский Станислав Кишка заболел и не мог командовать войском. Тогда литовские магнаты поручили командованием войском князю Михаилу Львовичу Глинскому, фавориту Александра. 6 августа 1506 года литовское войско в битве под Клецком наголову разгромило превосходящие силы крымской орды. Крымские царевичи потерпели полное поражение, двадцать семь тысяч крымцев было убито и утонуло, три тысячи попало в плен. Победители освободили сорок тысяч пленных, преследовали отступающие татарские отряды, убивая и пленяя татар. Под Копылем и Петровичами отряды слуцкой княгини Анастасии разбили остатки татарской армии. Князь Михаил Глинский, одержав победу над крымскими татарами, во главе литовской рати торжественно вступил в Клецк, ведя с собой много пленных татар.

В том же 1506 году другие татарские «загоны» опустошили Подолию и Галицию.

1507 первый поход крымских татар на Русское государство под Белёв и Козельск. Войска И. Холмского и других князей нанесли поражение татарам на Оке, отбив захваченную добычу. При отражении набега наибольшую активность проявили князья Василий Одоевский и Иван Воротынский.
1508 в октябре крымско-татарские «загоны» вступили в литовские владения и стали разорять белорусское Полесье. Великий гетман литовский князь Константин Иванович Острожский с литовским войском выступил из Смоленска и разгромил главные силы противника в бою под Слуцком.
1509 большая крымская орда вторглась в южные польско-литовские земли. Татарские отряды опустошили Галицию. Великий гетман литовский князь Константин Острожский и великий гетман коронный Николай Каменецкий успешно сражались против отдельных татарских «загонов».
1510 осенью сыновья крымского хана Менгли-Гирея во главе 50-тысячной татарской орды вторглись в южные земли Великого княжества Литовского. Польско-литовское командование ожидало татарского набега на Подолье, но крымские царевичи изменили направление и двинулись на Киевщину. В окрестностях Киева татарская орда переправилась через Днепр. Не встречая сопротивления, крымско-татарские отряды сильно опустошили литовские области, доходя до окрестностей Вильно. Вскоре крымский хан решил повторить новый набег на ВКЛ. Великий гетман литовский князь К. И. Острожский собрал шляхетское ополчение в Петрикове на Полесье. Крымские царевичи узнали о концентрации литовской рати на Полесье, не стали идти дальше Киева и начали разорять окрестные волости. Против противника выступили князь Юрий Семенович Слуцкий и воевода киевский Андрей Немирович. В урочище Рутна литовские дружины внезапно напали на татарский «кош» и разгромили его. Крымцы потеряли убитыми около восьми тысяч человек.
1511 Поход царевича Ахмада-Гирея (сына Менгли Гирея) на Рязань. Осаждённый город взят не был, однако окраины рязанской земли были опустошены. Крымские татары прорвались почти до самой р. Оки.

В начале 1511 года 40-тысячная татарская орда под предводительством крымского хана Менгли-Гирея вторглась в южные польско-литовские земли. Крымские отряды опустошили Подолье и Волынь. Некоторые вражеские «загоны» появились в окрестностях Кракова. Великий гетман литовский князь Константин Иванович Острожский с не большим отрядом смело выступил против крымской орды. К Острожскому присоединились князья Михаил Вишневецкий, Андрей Збаражский, Александр Чарторыйский со своими надворынми отрядами. Из Литвы прибыли со своими «почтами» староста гродненский Юрий Радзивилл и староста слонимский Ян Радзивилл. Всего под командованием Константина Острожского было собрано три тысячи воинов. В это время крымский хан Менгли-Гирей с главными силами расположился лагерем под Вишневцем. Отдельные татарские отряды, рассеялись по окрестным рйонам, грабя, убивая и пленяя местных жителей. По дороге К. Острожский разгромил крупный татарский «загон». На соединение к Острожскому из Подолии прибыл 3-тысячный польский отряд под командованием великого гетмана коронного Николая Каменецкого. 28 апреля 1512 года литовско-польское войско под предводительством Константина Острожского и Николая Каменецкого в битве под Вишневцом наголову разгромили силы крымского хана. По некоторым данным, татары потеряли убитыми до 24 тысяч человек.

1512 Белёв разграблен сыновьями крымского хана Менгли-Гирея. Новое разорение рязанской земли, большой полон.

В мае 1512 года царевичи Ахмат-Гирей и Бурнаш-Гирей с большими силами совершили крупный набег на южнорусские границы. Крымские татары разорили и опустошили окрестности Белева, Одоева, Воротынска и Алексина. Великий князь московский Василий III Иванович спешно отравил рать для обороны южных рубежей. Русские полки расположились на реках Угре и Оке, были усилены гарнизоны Серпухова, Каширы, Коломны, Тарусы и Рязани. Однако русские воеводы ограничились обороной «берега», разрешив татарам безнаказанно разорять земли за Окой и увести огромный полон. По свидетельству летописца, в этот раз крымские татары «воевали полно попленили» Белев, Одоев, Воротынск и Алексин. Воеводы не отважились преследовать отступающих царевичей. В июне 1512 года крымско-татарская конница под командованием Ахмат-Гирея совершила новый набег на московскую «украину». Татары вторглись в Северскую землю и разорили окрестности Путивля, Стародуба и Брянска. В июле 1512 года калга-султан Мухаммед-Гирей совершил третий набег на южнорусские владения и двинулся на Рязанскую область. Русские полки расположились на реках Осетр и Упа. Поход орды был сорван в результате своевременного выдвижения русских полков. Татарские отряды успели разорить только окраины Рязанской земли. Воеводы, преследуя врага, ходили за татарами за Дон до Тихой Сосны, но настичь поспешно отступающего противника не успели. В октябре 1512 года состоялся четвертый набег на русские украины. 6 октября царевич Бурнаш-Гирей с войском внезапно подошел к Рязани. Крымские татары захватили острог и разграбили рязанский посад. Однако русский гарнизон отразил все вражеские приступы. Через три дня татары с большим полоном ушли в степь.

1513 в июне татарские отряды вновь опустошили окрестности Брянска, Путивля и Стародуба и отступили в «поле».
1514 Поход на южные украины Литвы[4]

Осенью 1514 года калга Мухаммед-Гирей во главе татарской ордой совершил большой набег на Северскую землю. В татарском нападении принимали участие «польского короля воеводы с людьми, пушками и пищалями». Однако местные удельные князья Василий Шемячич и Василий Стародубский, вассалы Москвы, успешно отразили их набег.

1515 Поход крымских татар во главе с Айга-мурзой и Андыш-мурзой «на Мещерские места».

В марте 1515 года крымский калга-султан Мухаммед-Гирей повторил на Северскую «украину». Вместе с татарами действовали отряды киевского воеводы Андрея Якубовича Немировича и старосты каневского Евстафия Ивановича Дашкевича. Татарско-литовская армия безуспешно осаждала города Чернигов, Новгород-Северский и Стародуб, но затем отступила, захватив большой полон. По польским источникам, татары захватили в плен 60 и даже 100 тысяч человек.

1516 Два похода в июне и сентябре на рязанские и мещерские земли, захват большого количества пленных[3].

В июне 1516 года царевич Богатырь-Гирей, старший сын нового хана Мухаммед-Гирея, совершил набег на рязанские и мещерские места. Нападение оказалось неожиданным для русских воевод. Летом 1516 года крымская орда предприняла новое нападение на южные польско-литовские владения. Татарские «загоны» опустошили Галицию, Подолье и Волынь. Получив сведения о том, что великий гетман литовский Константин Иванович Острожский собирает силы для отражения вражеского набега, крымские татары спешно отступили в степи.

1516 60-тысячное войско (до 60 тыс. чел.) под предводительством Али-Аслана напало на южные украины Литвы, сорвав поход армии Сигизмунда на Смоленск[4].
1517 20-тысячный татарский отряд под предводительством Токузака-мирзы вторгся в русские владения и дошёл до Тулы, где был полностью разбит русским войском под командованием князей Василия Одоевского и Ивана Воротынского. Понеся тяжелые потери, крымцы смогли прорваться в степи. Из 20-тысячного войска в Крым вернулось только 5 тысяч воинов: «и те пеши и наги и босы».

В ноябре 1517 года крымские татары совершили набег на Северскую землю, но были разбиты за р. Сулой князем Василием Шемячичем.

1519 в июне крымско-татарская орда под предводительством калги-султана Богатыр-Гирея вторглась в южные польско-литовские владения. Вначале татары разорили Белзскую и Люблинскую земли, а затем вторглись на Волынь. Великий гетман литовский К. И. Острожский и собрал под своим командованием около 2 тысяч воинов и выступил за защиту литовских владений. К нему на помощь прибыло 4-тысячное польское войско пд командованием Н. Каменецкого и Н. Фирлея. Богатыр-Гирей расположился лагерем «кошем» под замком Сокаль. 2 августа 1519 года в битве под Сокалем польско-литовское войско было наголову разгромлено силами крымской орды.
1521 Неудачная осада Москвы, на обратном пути неудачная осада Переяславля-Рязанского. Разорение пройденных земель и угон полона[4].

Летом 1521 года крымский хан Мехмед I Гирей во главе огромной татарской орды предпринял крупный поход на Русское государство. Вместе с крымцами выступили ногайцы и литовские отряды. Во главе вспомогательного литовского корпуса находился староста каневский Евстафий Дашкевич. По некоторым данным, численность крымско-татарской орды достигала 100 тысяч человек. Пройдя Муравским шляхом между верховьями Ворсклы и Северного Донца, 100-тысячная крымская орда достигла Быстрой Сосны и, обходя Тулу, повернуло к рязанским рубежам. 28 июля 1521 года крымский хан Мухаммед-Гирей подошла к реке Оке в окрестностях Коломны, где никто не ожидал его появления. Именно здесь татары «перелезли» Оку. Русские полки, высланные из Серпухова и Каширы, были поодиночке разбиты превосхордящими силами татарской орды. В боях с татарами погибли воеводы: Иван Андреевич Шереметев, князь Владимир Курбский, Яков и Юрий Замятнины, а князь Федор Васильевич Лопата-Оболенский был взят в плен. После поражения русские воеводы отошли и укрепились в городах. Крымцы и ногайцы начали безнаказанно разорять и опустошать коломенские места. Мухаммед-Гирей ожидал подхода своего младшего брата, казанского хана Сахиб-Гирея, который смог прорваться через восточные границы. По пути казанский хан Сахиб-Гирей со своими силами захватил и разорил города Нижний Новгород и Владимир. Под Коломной крымский и казанский ханы объединии свои войска и совместно выступили на Москву. Великий князь московский Василий III Иванович поспешно уехал из столицы в Волоколамск, чтобы собирать войска. 1 августа крымско-казацкая армия появилась в окрестностях Москвы. Союзники не спешили начинать осаду хорошо укрепленного города. Сам Мухаммед-Гирей расположился лагерем на реке Северке, в 60 верстах от русской столицы. Военными действиями в непосредственной близости от Москвы командовал калга Богатырь-Салтан-Гирей, старший сын Мухаммед-Гирея. Крымские и казанские татары широко разошлись по окрестным волостям, грабя, убивая и пленяя местных жителей. Две недели татары воевали в центральных уездах Русского государства. Между тем великий князь московский собрал большую рать в Волоколамске и приказал своим воеводам выступить против татар из Серпухова. В этой ситуации крымский хан Мухаммед-Гирей 12 августа начал свое отступление в степи. Крымцы разорили коломенский посад и двинулись на Рязань. По совету литовского воеводы Евстафия Дашкевича крымский хан Мухаммед-Гирей осадил город, но русский гарнизон И. В. Хабар-Симского храбро отбил все вражеские атаки. Хан, не сумев овладеть Рязань, с огромным количество пленников отправился на юг. Нашествие Мухаммед-Гирея принесло сильный ущерб Русскому государству. Подверглись разорению нижегородские, владимирские, коломенские, каширские, боровские и рязанские земли, сильно пострадали даже окрестности Москвы. По сообщению Острожского летописца, Мухамммед-Гирей «в Москве больше 300 000 вязнев (пленников) набрал». С. Герберштейн писал о том, что крымский хан «увел с собой из Московии такое огромное количество множество пленников, что оно покажется вряд ли вероятным. Ибо говорят, что число их превосходило 800000; отчасти он продал их туркам в Кафе, отчасти перебил, так как старики и немощные, которых нельзя было продать за дорогую цену и которые непригодня к перенесению труда, отдаются татарами их молодежи, как зайцы щенкам, чтобы они учились на них первым опытм военной службы. Те же, которых продают, вынуждены служить рабами шесть лет, по истечении которых они делаются свободными, но не могут удаляться из страны». Большой «полон» захватили и казанские татары. «Царь казанский Саип-Гирей продал всех уведенных им из Московии пленников татарам на рынке в Астрахани, расположенной недалеко от устья Волги».

1524 крымский хан Саадет I Герай организовал новый разорительный набег на южные польско-литовские земли. Крымские татары при поддержке турок дважды совершали рейды на Польшу и Великое княжество Литовское. Были опустошены Подольская и Волынская земли.

В том же 1524 году великий гетман литовский Константин Иванович Острожский возглавил крупный военный поход на турецко-татарские владения. 40-тысячная литовская армия под предводительством Константина Острожского и старосты черкасского Евстафия Дашкевича осадила Очаков и после двухдневной осады взяла турецкую крепость штурмом.

1527 осенью произошел набег 40-тысячной крымско-татарской орды под командованием царевича Ислам-Гирея на южнорусские владения. Москва, Коломна и другие города пять дней находились на осадном положении. Ислам-Гирей 9 сентября подошел к р. Оке и попытался переправиться через неё. Однако русские воеводы Ф. В. Лопата-Оболенский и И. Ф. Овчина-Телепнев-Оболенский преградили дорггу степнякам. Сражение на Оке было упорным и продолжительным. Ислам-Гирей с татарской ордой стал поспешно отступать в степи. Великий князь московский не ограничился обороной «берега» и приказал своим воеводам пойти за Оку. «Большие воеводы» продолжили стоять «на берегу», а за Оку послали конные отряды «легких воеводы» для преследования отступающего врага. Русские воеводы настигли и разгромили крымцев под Зарайском и на реке Осётр.[4]. Поход Ислам-Гирея закончился полной неудачей. Воеводы «ходили за ним до Дону».

Зимой 1526/1527 годов крымский хан организовал большой военный поход на Польшу и Великое княжество Литовское. 30-тысячная татарская орда в очередной раз опустошила Галицию и Волынь. Великий гетман литовский князь К. И. Острожский вместе с отрядами Ю.Радзивилла и А. Гаштольда выступил из Вильно против противника. Под Пинском Острожский разгромил большой татарский «загон» и двинулся в сторону Киева. По дороге к литовскому войску присоединились со своими отрядами князья Юрий Слуцкий, Федор Сангушко, Иван и Александр Вишневецкие, Александр Чарторыйский, воевода киевский Андрей Немирович и староста черкасский Евстафий Дашкевич. В это время большая татарская орда с награбленной добычей и большим полоном медленно возвращалась через Киевщину в Крым. 27 января 1527 года литовские дружины настигли татар на реке Ольшанице, в окрестностях Киева. Произошло ожесточенное сражение. Крымцы были наголову разгромлены и понесли большие людские потери. Среди убитых находились турки во главе с перекопским пашой Ибрагимом.

1531 Набег большой татарской орды под предводительством крымского хана Саадет-Гирея на Черкассы[4], после чего украинские казаки предложили Сейму охранять южные рубежи[4]. Обороной Черкасс руководил староста черкасский и каневский Евстафий Дашкевич.
1532 Крымские татары продолжили набеги на московские «окраины». В феврале крымские отряды под командованием царевича Бучек-Гирея разорили одоевские и тульские места. Русские воеводы Иван Воротынский, Иван Овчина-Телепнев и Иван Ляцкий не смогли отразить вражеское нападение.
1533 в августе 40-тысячная крымско-татарская орда под командованием царевичей Ислам-Гирея и Сафа-Гирея вторглась на южные московские владения. Русское правительство на этот раз было своевременно предупреждено о нападении и успело принять меры. Василий III Иванович отправил передовое войско в Коломну, а затем сам с главными силами прибыл из Москвы в село Коломенское. Между тем царевичи осадили Рязань и стали штурмовать город. Другие татарские отряды разоряли рязанские «волости», сжигали села и захватывали пленных. Великий князь московский приказал главным воеводам выступить против татар. Против крымцев конные отряды под командованием «легких воевод» князей Ивана Овчины-Оболенского, Дмитрия Палецкого и Ивана Друцкого. При приближении русских дружин царевичи прекратили осаду и стали спешно отступать в степи. «Легкие воеводы» нанесли ряд поражений крупным татарским отрядам, которые разошлись в стороны от основных сил Ислам-Гирея и Сафа-Гирея. Несмотря на все эти успешные действия русских полков, рязанская земля была сильно опустошена татарами[4]. Крымцы увели огромное количество пленных.
1534 в мае азовцы и крымские татары совершили набег на рязанские окраины. В бою на реке Проне русские воеводы разгромили противника. 50 татар было взято в плен и отправлено в Москву.
1535 осенью татарские отряды совершили нападение на Северскую землю. Крымцы воевали под Путивлем, Рыльском, Новгородом-Северским, Стародубом, Черниговом, Почепом и Гомелем.

Набег крымских татар под руководством Чамаш-мурзы на Рязанскую землю, закончившийся гибелью 15 тысячного татарского отряда.

1535 новые набеги на московские земли[4].
1536 весной и летом крымские татары и азовцы совершили небольшие набеги на белевские и рязанские места.
1537 набег татар на тульские и одоевские уезды. В бою с ними погиб князь Василий Верига-Волконский.
1539 в октябре царевич Имин-Гирей совершил набег на южные области и разорил каширские места. Несмотря на успешные действия воеводы князя С. И. Микулинского, разбившего несколько вражеских отрядов и взявшего пленников, крымцы смогли захватить большой полон.
1541 в июле произошло вторжение крымского хана Сагиб-Гирея в южнорусские земли. Выжжен посад Зарайска. После неудачного для хана сражении на Оке татары отступили к Пронску, откуда бежали за Дон.[4]. Московские воеводы с полками преследовали хана от Пронска до Дона. Царевич Имин-Гирей, отделившийся от главных сил орды, стал грабить одоевский уезд. Воевода князь В. И. Воротынский с братьями выступил из Одоева против татар и нанес им поражение. Было взято в плен и доставлено в Москву 45 языков.
1542 В марте царевич Имин-Гирей вторгся в Северскую землю, где разорил окрестности Путивля, Стародуба и Новгород-Северского. В августе пришли татары «воевати резанские места».
1544 в декабре царевич Имин-Гирей выжег окрестности Белева и Одоева, пленив многих жителей.
1547 5-тысячный крымско-ногайский отряд Касай-мурзы разграбил рязанские земли до реки Вожи.
1548 Воеводой Михайлом Вороновым отбито нападение крымских татар на мещерскую украину.
1550 В августе 30-тысяное татарское войско совершило новый поход на рязанскую и мещерскую земли. Против татар «на поля» выступило русское войско под командованием князя С. И. Микулинского. Не принимая боя, противник ушел обратоно в степи. В декабре того же года крымские татары и ногайцы вновь напали на рязанскую земли, на мещёрские места и на Старую Рязань.
1551 К Переяславлю-Рязанскому подходили отряды «ногаев»
1552 новый крымский хан Девлет-Гирей (1551—1577) совершил свой первый набег на Русское государство. Своими действиями крымский хан стремился сорвать крупный военный поход на Казань. В июле ханское войско подошло к Туле, пытаясь взять город приступом, который был отбит. Царь Иван Грозный отправил из Коломны на помощь тульскому гарнизону большую рать. Прибывшие основные русские войска догнали и основательно потрепали отступивших татар.[4].
1555 60-тысячное войско под командованием хана Девлет-Гирея совершило поход в южнорусские земли, потерпев поражение в Судбищенской битве[4]. В этом сражении погибли калга Ахмед-Гирей и Хаджи-Гирей, двое сыновей крымского хана.
1557 в мае трёхнедельная осада крымскими татарами запорожской крепости на Хортице[4]. Обороной крепости руководил князь Дмитрий Иванович Вишневецкий. Крымский хан Девлет-Гирей не смог взять штурмом Хортицу и во время осады понес большие людские потери. Дмитрий Вишневецкий, рассчитывая на помошь и поддержку, поспешил сообщить о победе русскому правительству. Однако Иван Грозный потерял инртерес к продолжению военных действий против Крыма, уже начал подготовку к войне за Ливонию. Д.Вишневецкий вынужден был очистить Хортицу, передал Черкассы и Канев литовским властям, а сам перешел на службу к московскому царю.
1558 20-тысячное войско напало и разгромило Брацлавское воеводство, Волынь и Подолье. Забрав 40-тысячный полон, татары спокойно ушли за Перекоп[4].

В январе 1558 года крымский хан Девлет-Гирей организовал новый военный поход на русские владения. 100-тысячная крымско-татарская орда под командованием калги Мухаммед-Гирея выступила в поход из Перекопа. Этот поход удалось отразить своевременным выдвижением оусских полков на «крымскую украину». В январе того же года царское правительство отправило князя Дмитрия Ивановича Вишневецкого на Днепр «на Хортицу», поставив задачу вновь укрепиться в Запорожье и атаковать татарские и турецкие владения. Казацкие отряды Д. И. Вишневецкого усилены отрядами русских ратных людей. Русские и черкасские (запорожские) войска, уничтожая татарские поселения и отряды, прошли вниз по Днепру вглубь вражеских владений и дошли до Перекопа.

1559 русское правительство выделило пять полков для охраны южной границы. Но 3-тысячный татарский загон сумел прорваться в тульские «места». Другие крымские отряды воевали под Пронском и возле казанского рубежа.

В поход «промышляти крымские улусы» было послано 8-тысячное русское войско под командованием Данила Адашева. Князь Дмитрий Вишневецкий во главе 5-тысячной рати выступил на турецкую крепость Азов. В низовьях Дона Дмитрий Вишневецкий соединился с другим русскм отрядом под командованием царского постельничего Игнатия Вешнякова. Дмитрий Вишневецкий вместе с казаками Михаила Черкашенина разгромил на реке Айдар татарский отряд (250 чел.), шедший в Казанскую землю. Окольничий Даниил Федорович Адашев с русским войском спустился на лодках вниз по Днепру и вышел в Черное море. Русские ратные люди захватили два турецких корабля. Нападение русской флотилии заставило врасплох крымского хана Девлет-Гирея. Адашев высадился на западном побережье Крыма, разгромил посланные против него татарские конные отряды, освободил множество русских и литовских пленников, и благополучно вернулся к Монастырскому острову.

1560 крымский мурза Дивей с войском вторгся в Северскую землю и осадил город Рыльск. Крымцы разорили посады и окрестности, но не смогли взять штурмом сам город. Русский гарнизон отразли все вражеские приступы. В августе того же года тот же самый Дивей-мурза с 3-тысячным войском прорвался «на Потегу» — через Потежный лес, тянувшийся между Тулой и Зарайском по левому берегу р. Осетра. Русские воеводы настигли татар на Дону, но Дивей-мурза приказал перебить «полон» и сумел оторваться от преследования. В это же время 20-тысячная татарская орда кочевала в непосредственной близоси от русской «украины».
1562 в июле 15-тысячное войско Девлет-Гирея выжгло посады и разорило окрестности Мценска, Одоева, Новосиля, Болхова, Черни и Белева.
1563 10-тысячное войско крымских татар под командованием царевичей Мухаммед-Гирея и Адиль-Гирея напало на город Михайлов. Татарские отряды приходили на дедиловские, пронские и рязанские места
1564 осенью 60-тысячное войско крымцев во главе с ханом Девлет-Гиреем и двумя его сыновьями напало «на резанскую украину». Крымская орда три-четыре дня штурмовала Переяславль-Рязанский (Рязань). Царский воевода Алексей Данилович Басманов и его сын Фёдор возглавили оборону Переяславля-Рязанского и успешно отбили нападение. Однако татарские «загоны» сильно разорили районы между Пронском и Рязанью. Пробыв шесть дней в рязанской земле, крымский хан отступил в степи. Позже один из татарских отрядов, численность около 4 тысяч человек, под командованием ширинского князя Мамая вернулся в рязанские земли, но был разгромлен войсками Алексея Басманова и князя Федора Татева. Большинство татар погибло, а 500 человек вместе со своим командиром попали в плен.
1565 осенью крымский хан Девлет-Гирей совершил очередноый набег на южнорусские земли. Хан окружил и осадил город Болхов. Русское командование отправило на помощь осажденному гарнизону рать под командованием князей Андрея Телятевского и Дмитрия Хворостинина. Узнав о приближении свежих русских сил, 9 октября 1656 г. Девлет-Гирей ушел из-под Болхова с степи.
1566 русское правительство завершило строительство Большой засечной черты — грандиозной укрепленной линии, которая протянулась от Рязани на Тулу и далее к Оке (к Белеву). Сам царь Иван Грозный в течение месяца объезжал Козельск, Белев, Болхов, Алексин и другие « украинные города», осматривая новые крепости.
1567—1568 крымские татары продолжали совершать небольшие набеги на южнорусские земли.
1569 Безрезультатный крымского хана Девлет-Гирея поход на Астрахань совместно с турецкой армией (см. Русско-турецкая война 1568—1570)
1570 весной 50-тысясное крымское войско опустошило окрестности Переяславля-Рязанского и Каширы. Под Зарайском русские воеводы князь Дмитрий Иванович Хворостинин и князь Фёдор Львов «майя 21 день сошлися … с крымскими людьми в ночи и крымских людей побили и языки поимали и полон многой отполонили». Осенью татары (6-7 тыс. чел.) воевали под Новосилем. В татарских набегах участвовали ногайцы и азовцы.
1571 поход и сожжение Москвы, разграбление более чем 30 городов, увод в плен около 60 тысяч невольников.

Весной 1571 года произошло одно из самых старшных татарских нашествий на Русское государство. Крымский хан Девлет-Гирей, знавший от пленных и перебежчиков о бедствиях, обрушившихся на Московское государство: море и «меженине» (засухе), о продолжжавшейся войне в Ливонии, о сосредоточении немногочисленных русских полков только на переправах через р. Оку в районе Коломны и Серпухова, выступил в свой самый успешный поход на Русь. Первоначально хан собирался ограничиться набегом на козельские земли и повел татарскую орду к верховьям Оки. Форсирова эту реку через Быстрый брод, татарская орда стала продвигаться на Болхов и Козельск. Но на «Злынском поле» хан принял предложение одного из перебежчиков белевского сына боярского Кудеяра Тишенкова идти прямо на Москву. Изменник обещал хану провести крымскую орду через неохраняемые «перелазы» в верховьях реки Жиздры, там, где еще не ходило крымское войско. Этот обходной маневр крымского хана стал для русских воевод полной неожиданностью. В середине мая 1571 года 40-тысячная татарская орда в районе Перемышля перешла Жиздру и начал обходить русские полки с тыла, выдвигаясь в направлении Москвы. Внезапной атакой крымцы разгромили отряд царского кошевого воеводы Якова Волынского. Русский царь Иван Васильевич Грозный, узнав об опасном прорыве вражеского войска и приближении татар, бежал из Серпухова мимо Москвы в Ростов, собираясь ехать далее в Ярославль. Русские воеводы князья И. Д. Бельский, И. Ф. Мстиславский и М. И. Воротынский, получив данные о начавшемся вторжении, быстрым маршем двинулись из Коломны к Москве, пытаясь опередить татарскую орду. 23 мая русские войска подошли к столице, на один день опередив крымского хана. Полки встали в Замоскворечье и за Москвой-рекой и приняли бой с подошедшими татарскими отрядами. После первых стычек, закончившихся в пользу русских, крымский хан Девлет-Гирей остановившийся в селе Коломенском, послал 20 тысяч татар на Москву, приказав поджечь городские предместья. Крымцы сожгли предместья столицы и Земляной город. Во время пожара погибло множество москвичей. Татары стали грабить и разорять московский уезд. 25 мая 1571 года Девлет-Гирей повернул свои войска от Москвы и выступил на Каширу и Рязань, распустив часть отрядов в «войну», для захвата «полона». Вскоре, отягощенные добычей и огромным количеством пленных, крымцы двинулись обратно в степи. Возвращаясь в свои улусы, татары прошли через рязанскую землю. По пути была захвачена и сожжена Кашира. Князь Михаил Иванович Воротынский с передовым полком двинулся за отступающим неприятелем, но из-за малочисленности своих сил не смог помешать татарским отрядам опустошать и разорять русские земли. Во время этого ншаествия было разорено 36 русских городов и уведено в плен множество людей. Крымский посол впоследствии хвалился в Литве, что татары перебили 60 тысяч человек и еще столько же увели в плен. Одновременно с крымцами в качестве их союзников большие ногаи совершили набеги на казанские места: Тетюши и Алатырь.

1572 повторный поход с 120-тысячной крымско-турецкой армией, сокрушительное поражение в Битве при Молодях

В июле 1572 года крымский хан Девлет-Гирей предпринял новый крупный поход на Московскую Русь. Для похода крымский хан собрал более сильную армию, доведя ее численность до 120 тысяч человек. Его войска состояли из крымских татар, ногайцев и 7 тыс. турецких янычар. Сам хан нисколько не сомневался в успехе нового похода, самоуверенно расписав и разделив русские города и уезды между находившимися при нем мурзами. Девлет-Гирей, полагаясь на многочисленность своей армии, устремился прямо к главным «перелазам» через Оку. В ночь на 27 июля 1572 года татарские конные лавы, сбив небольшие русские заставы, переправились через Оку по «Сенькиному броду». В ночь на 28 июля хан по серпуховской дороге двинулся на Москву. Главный русский воевода, боярин князь Михаил Иванович Воротынский, стоявший с большим полком в Серпухове, оставил позиции на «берегу» и двинулся к Москве вслед за крымской ордой, отрезая ей пути к отступлению. С флангов из Калуги наперез татарам шли передовой полк А. П. Хованского и Д. И. Хворостинина, из Каширы — сторожевой полк И. П. Шуйского и В. И. Колычева. 30 июля на реке Пахне у деревни Молоди передовой полк под командованием князей Хованского и Хворостинина настиг наступающие арьергардные отряды Девлет-Гирея и, атаковав, разгромил их. Хан был встревожен ударом русской конницы и остановил наступление на Москву. Девлет-Гирей отправил на передовой полк 12-тысячный конный корпус, который вступил в сражение с русскими дворянскими сотнями. Передовой полк отступил, подведя противника по д удар подошедшего к месту боёв большого полка, укрепившего свои позиции спешно поставенным «гуляй-городом». Под прикрытием ружейного и пушечного огня засевших в «гуляй-городе» стрельцов и немецких наемников, русские конные сотни стали совершать вылазки против татар, изматывая их порядки. В одном из боев был взят в плен видный татарский военачальник Дивей-мурза. Тогда же погиб ногайский мурза Теребердей, командовавший авангардом крымской орды. 2 августа Девлет-Гирей повел все свои войска на штурм «гуляй-города». Во время ожесточенного сражения под стенами этой деревянной крепости большой полк Михаила Ивановича Воротынского смог обойти вражескую армию и нанес татарам мощный удар с тыла. Одновременно противник был атакован передовым полком Дмитрия Хворостинина из «гуляй-города». Не выдержав двойного удара русских полков, татары отступили, понеся в последних боях колоссальные потери. Среди погибших были сыновья крымского хана Девлет-Гирея. В ночь на 3 августа 1572 года крымская орда поспешно отступила на юг, преследуемая русскими конными отрядами. Стараясь оторваться от преследования, Девлет-Гирей выставил несколько заслонов, которые были уничтожены русскими. Из огромной армии, перешедшей в июле русскую границу, в Крым вернулось около 20 тысяч человек.

1573 в сентябре произошел набег крымских царевичей на Переяславль-Рязанский. Сначала с ними бились воеводы украинных городов, затем против татар выступили из Серпухова воевода большого полка князь С. Д. Пронский с товарищами, «а ходили до Верды реки, татар не дошли».
1574 осенью крымцы и ногайцы соврешили набег на рязанскую украйну. Воевода князь Борис Серебряный с товарищами разгромил противника в Печерниковских дубравах.
1577 10-тысячный татарский отряд опустошил южную польскую украину.[4].
1577 Крымско-татарское войско с новым ханом Мехмедом Семин Гиреем во главе разорило и выжгло Волынь, получив большой выкуп от польского короля за прекращения своего похода. Татарская добыча только с этого набега составила 35000 пленных[4].

Крымские татары и ногайцы продолжали совершать набеги на южнорусские земли. Во главе татарской рати находился Есиней мурза Дивеев. Ногаи разорили алаторские и темниковские места.

1578 Мурза Есиней Дивеев повторил набег. С ним на русские земли ходило 6000 казыевцев, 2000 азовцев, 2000 больших ногаев и 2000 дивеевых ногаев. Летом 1578 года «многие ногаи» со своими мурзами ходили под Венев и другие места.
1580 «сего лета» ногаи вместе с крымцами и Дивеевыми детьми «неидинова» приходили на московские украйны и «многие убытки поделали». Ногайский князь Урус, призывая черемисов к восстанию, готовился напасть на мещерские и рязанские места.
1581 25-тысячная ногайская орда под командованием князя Уруса разорила белевские, алатырские и коломенские места. Вместе с большими ногаями действовали крымцы, азовцы и малые ногаи. Во главе их находились крымские царевичи и известный азовский вождь Досмагмет.
1582 большие ногаи оказывали помощь восставшим черемисам в Казанском крае и совершили набеги на южнорусские земли. Известен их набег под Новосиль.
1584 Набег на южнорусские земли. Весной 52-тысячная татарская орда под предводительством Араслан-мурзы прорвалась через Оку. В течение двух недель татары и ногайцы разоряли белевские, козельские, воротынские, мещевские, мосальские, можайские, дорогобужские и вяземские волости. В плен было захвачено «бесчисленно много русского народу». 7 мая русское войско под командованием думного дворянина М. А. Безнина настигло противника при устье реки Высы, в окрестностях Калуги. В упорном бою русские разгромили кочевников и отбили около 70 тысяч пленников. Мурза Есиней Дивеев с отдельным отрядом осадил город Белев, где оборонялся князь Тимофей Трубецкой. Михаил Безнин отправил к нему на помощь военный отряд, который заставил мурзу снять осаду и бежать в степи.

В том же 1584 году азовцы под командованием Досмагмет-аги и Конкар-аги совершили набег под Ряжск.

1585 Два набега на южнорусские земли. Татарские отряды приходили на рязанские украйны.
1586 30-тысячная татарская орда совершила нападение на южнорусские владения.
1587 весной отряды азовцев и малых ногаев (3000 чел.) под предводительством Досмагмет-аги совершили очередной набег на южнорусские земли. В июне 40-тысячная орда под командованием царевичей Алп-Гирея и Соломат-Гирея вторглась в московские владения по Кальмиусскому шляху. Русские воеводы ждали противника под Тулой, но крымцы остались на «украйне» и напали на городок Крапивну, захватили острог, а затем выжгли весь город. Русское правительство отправило на границу большое войско под командованием трех воевод. При приближении русской рати татары стали спешно отступатьв степи. В ходе преследования русские настигли и уничтожили большую часть татарских «загонов», не успевших соединиться с главными силами. В боях погибло около 30 тысяч крымцев и ногайцев, 2 тысячи было взято в плен.
1591 безуспешный поход 150-тысячного войска Газы II Герая под Москву[4].
Переговоры о мире ханского посла Казы-Гирея и князя Хворостинина на мосту реки Сосны в 1593 г. С рисунка Николая Дмитриева-Оренбургского

Летом 1591 года огромная крымско-татарская орда под предводительством хана Газы-Гирея выступила в поход на Русское государство. Первыми татарские полчища обнаружили станичные головы под Ливнами. Тульский и дедиловский воеводы сообщили в Москву о появлении вблизи границы орды. Русское правительство приняло все меры для отражения вражеского нашествия. Все «украинные» воеводы получили приказ немедленно собраться с полками в Серпухове, а оттуда выступить к Москве, оставив на «берегу» небольшой отряд С. Колтовского для разведки. 3 июля С. Колтовский со своим отрядом прибыл в Москву, где сообщил, что крымский хан с огромной ордой движется прямо на Москву, не распуская отрядов для захвата пленников. 2 июля крымская конница переправилась через Оку между Каширой и Серпуховом и двинулась по московской дороге на столицу. Крымский хан Газы-Гирей, узнавший об быстром отступлении русских войск к Москве и опасавшийся неожиданного удара, не стал распылять свои силы перед решающем сражением. Русское командование решило дать генеральное сражение под стенами Москвы. Во главе большой русской рати, собранной под столицей, находились воеводы боярин князь Федор Иванович Мстиславский и конюший боярин Борис Федорович Годунов. главные воеводы пытались задержать наступление крымских войск и отправило на р. Пахру сборный отряд под начальством князя В. И. Бахтиярова-Ростовского. Небольшой русский отряд наголову разбит превосходящими силами крымского хана, сам князь Владимир Бахтияров был ранен в бою. За это время русское командование смогло собрать под Москвой большой «обоз» — полевое укрепление, похожее на «гуляй-город». Утром 4 июля 1591 года крымский хан Газы-Гирей с ордой подошел к столице. Сам хан с главными силами расположился в селе Котлы, откуда послал свои передовые отряды в бой. Крымцы напали на русские полки, стоявшие в «обозе», но ничего не смогли добиться. Ночью русские воеводы из «обоза» отправили 3-тысячный конный отряд Василия Янова в атаку на ханский лагерь в селе Коломенском. Кроме того, московские лазутчики были отправлены к хану и сообщили ему о прибытии к Москве большой рати из Новгорода. Встревоженный русским нападением и пушечной стрельбой, крымский хан 6 июля начал спешное отступление от русской столицы. Газы-Гирей с ордой отступил от Москвы на Серпухов, под которым переправился через р. Оку и продолжил свое отступление. Отдельные татарские «загоны», отделившиеся от главных сил, были разгромлены в окрестностях Тулы, Михайлова и Пронска. Русские конные отряды были посланы в погоню за отступающей и деморализованной крымской ордой. В последних боях с русскими в «Поле» был ранен сам хан Газы-Гирей, который, однако, сумел сохранить и привести назад часть своего разбитого войска.

1592 весной 80-тысячное крымское войско во главе с Фети-Гиреем и Бахти-Гиреем пришло «на тульские, михайловские, дедиловские, веневские, каширские и резанские места» и взяло «полону много множество, яко и старые люди не помнят такие войны». Пользуясь внезапностью своего нападения, татары разорили ближайшие к рубежу волости, захватив большой полон. Из Тулы против татарских царевичей выступила русская рать под командованием боярина князя Бориса Камбулатовича Черкасского. 19 мая 1592 года при приближении русских полков царевичи, стоявшие лагерем под Михайловом, повели свои отягощенный добычей и полоном отряды обратно в степи. Русские воеводы ходили за татарами до Епифани, а затем вернулись на свои позиции на «берегу».
1593 азовцы и ногайцы действовали под Воронежем и Ливнами.
1594 весной произошел очередной татарско-ногайский (до 8 тыс. чел.) набег на южнорусские земли. 17 мая под Шацк подошли «ногаи и азовские турки», которые находились под командованием мурзы Баран-Гази-мурзы Шейдякова, Ислам-мирзы и азовского аги Дос-Мухаммеда (Досмагмета). Противник осадил и стал штурмовать город, но был отражен местным воеводой князем В. И. Кольцовым-Масальским. Щацкий воевода отправил в Москву просьбу о помощи. Также князь Владимир Кольцов сообщил в столицу, что азовский ага Дос-Мухаммед, отступив в степи, соединился с 12-тысячным отрядом крымского царевича «Араслана», и готовится к новоу нападению на шацкие и рязанские земли. Русское правительство, увеличив гарнизоны в Зарайске, Шацке, Арзамасе и Алатыре, отправило из Тулы, Дедилова и Крапивны рать под командованием князя В. В. Голицына. Русские полки расположиилсь под Епифанью и стали ожидать татарских набегов. Устрашенные русскими приготовлениями, ногацы и азовцы не рискнули на повторное нападение и, отступив от границы, вернулись в свои улусы.
1595 В августе 1594 года польская армия под командованием командование великого гетмана коронного Яна Замойского вступила в Молдавию и 3 сентября заняла Яссы, посадив на господарский престол своего ставленника Иеремию Могилу. В октябре в Молдавию вторглась 25-тысячная крымско-татарская армия под предводительством хана Газы II Герая. Ян Замойский с польским войском (7300 чел.) выступил из Ясс и 6 октября расположился в укрепленном таборе под Цецорой. 19-20 октября произошла битва под Цецорой. Крымский хан окружил и атаковал польский табор, но поляки отразили все вражеские атаки и нанесли татарам большой урон. 21 октября Газы II Герай заключил перемирие с великим гетманом коронным Яном Замойским и покинул Молдавию.
1596 на рязанские земли совершили набег крымские татары. Азовский ага Дос-Мухаммед вновь разорил ряжские места.

XVII век

Год Описание
1606—1608 Во время «Смутного времени» (1605—1618 год) Крымское ханство и Ногайская орда возобновили свои опустошительные набеги на беззащитные русские земли. В 1607—1608 годах ногайцы разорили и сожгли многие «украинные и северские» города. Численность противника доходила до 100 тысяч человек. Немногочисленные и слабые русские сторожевые заставы на границе не могли оказать действенное сопротивление огромной массе степной конницы. Кочевники жгли городки, села и посады, уничтожая и забирая в плен местных жителей.

В январе 1606 года украинские реестровые казаки отразили от Корсуня ногайские «загоны» с большим уроном для противника.

1609 крымский хан Селямет-Гирей (1608—1610) организовал большой военный поход на Русское государство. Одновременно польский король Сигизмунд III Ваза во главе польско-литовской армии осадил Смоленск. Крымско-татарская орда (от 40 до 80 тыс. чел.) под предводительством калги Джанибек-Гирея по Изюмскому шляху вторглась на Русь и стала медленно продвигаться к Москве. Во время своего движения крымская орда разделилась на отдельные «загоны», которые рассеялись по разным сторонам, разоряя и сжигая городки и селения, грабя, убивая и пленяя беззащитное население. Крымские татары опустошили южные уезды, переправились через р. Оку, разорили предместья Тарусы, Серпухова, Коломны, Боровска. Это были не временные набеги, обычные для кочевников, а длителньая война, которая продолжалась все лето и угрожавшая даже самой Москве. Крымцы не стречали отпора, так как южная оборонителньая система, созданная при Иване Грозном, была дезорганизована и бездействовала.
1610 Летом новая крымско-татарская орда (10-15 тыс. чел.)под командованием Богатырь Гирея (Батыр-бея) и Кантемир-мурзы вторглась в южнорусские владения и стала продвигаться к Москве. Формально татары были отправлены ханом на помощь царю Василию Ивановича Шуйскому в борьбе с польско-литовскими интервентами. Однако на самом деле крымцы пришли опять грабить и разорять московские владения. Калга-султан Джанибек-Гирей вместе с главными силами орды стал «кошем» (лагерем) за р. Окой под Серпуховом. Василий Шуйский из Москвы отправил посольство под руководством князя Бориса Лыкова с богатыми дарами в татарский табор. Царское правительство безуспешно пыталось натравить крымскую орды на поляков и сторонников Лжедмитрия. Посольство защищал небольшой отряд стрельцов (400 чел.). Однако вероломные татары ограбили русское посольство, захватили царские дары и вынудили его отряд к бегству. С огромным количеством пленников калга-султан Джанибек-Гирей безнаказанно вернулся в Крым.

В том же 1610 году по призыву крымского хана Селямет-Гирея большие ногаи совершили нападение на Рязанскую землю. Во главе ногайской орды находился Ак мурза Байтереков.

1611 Опустошение рязанской земли. Нападение крымцев и ногайцев в 1611 году совпало с первой попыткой освобождений Москвы от польско-литовских интервентов. Крымцы и ногайцы опустошили рязанскую землю, лихвинский, алексинский, тарусский, серпуховской и другие южнорусские уезды. В пограничных районах степняки воевали все лето. Рязанцы жаловались в столицу, что татары совершенно обезлюдели их землю, пашни остались незасеянными, а все люди «сидят в осаде».
1612 Осенью 1612 года украинские казаки разгромили большой татарский отряд в битве под Белой Церковью, освободив из плена 5 тысяч человек.
1613 Набег под Пронск, Михайлов и Переяславль-Рязанский.

Рязанцы доносили в Москву о том, что татары стали часто стали нападать и дотла выжгли их дома, а другие татары вообще остаются на зимовку, подвергая Рязанскую землю постоянным грабежам. В том же 1613 году на русские владения напала Большая Ногайская орда. Ногайцы даже перешли через Оку, «воевали» коломенские, серпуховские и боровские места, доходя до окрестностей Москвы. Другие татарские отряды разорили предместья и окрестности Пронска, Михайлова, Дедилова, Данкова, Переяславля-Рязанского и Курска.

1614 татарские орды разграбили Подолию, Буковину, брацлавские и волынские земли[4] Во главе крымско-татарской орды находился Богатырь Гирей Дивеев (в польских источниках он называется Батер беем).

В том же 1614 году 20-тысячная ногайская орда подступила к Москве и разорила столичные окрестности. Другие ногайские отряды опустошили темниковский и алаторский уезды. Зимой татары «повоевали многие города»: Курск, Рыльск, Комаричи, Карачев и Брянск. В результате непрерывных набегов в Крым было уведено огромное количество русских пленников.

1615 Весной татарская война снова развернулась в полную силу. Отдельные татарские отряды приходили на кромские и орловские места. Но это были лишь отряды самовольных крымских людей. Основную массу нападающих составили Большие и Малые ногаи и азовские татары. Весной-летом 1615 года главные силы противника (до 25 тыс. чел.)по Кальмиусскому шляхту ворвались в южнорусские уезды. Татары и ногайцы проникли далеко вглубь территории Русского государства, расположились под Серпуховом и и оттуда разошлись по ряду уездов. Были разорены коломенский, серпуховской, калужский и боровский уезды. В июле 1615 года азовцы и ногайцы (до 3 тыс. чел.) совершили новый набег на южнорусские рубежи.

Зимой и весной 1615 года крымско-татарская орда под предводительством Богатырь Гирея Дивеева и нурэддином Азамат-Гиреем дважды разоряла Правобережную Украину. В августе-сентябре сам крымский хан Джанибек-Гирей (1610—1623) с огромным войском, в котором, кроме татар, были турки, жестоко опустошил Украину. Были разорены территории до Бара, Тернополя и Львова. Крымские сообщения русских посланников говорят об огромном полоне. Польный гетман коронный Станислав Жолкевский не имел достаточно сил для отражения врага.

1616 Ногайские татары пришли под Курск. Против них с отрядом курских войск, состоявшим из детей боярских и козаков, был послан голова казаков Иван Антипович Анненков, выборный дворянин 1-й степени, который, выступив из Курска, встретил татарские полчища в 15 верстах от города. Здесь произошло кровавое сражение, в котором татары были разбиты наголову, много из них было забрано в плен. Был отбит полон[8]

В 1616 году в набегах на русские рубежи участвовали азовцы, казыевцы и большие ногаи. Вначале азовцы напали на казацкие городки на Дону, выжгли некоторые из них. Татары достигли козельского уезда, где одновременно воевали польско-литовские интервенты. Местами происходили стычки с русскими ратными людьми. В одной из них был убит воевода сторожевого пола М. Дмитриев.

Крымские и буджацкие татары вторглись в южные польские владени и разорили Покутье. Польный гетман коронный Станислав Жолкевский с небольшим польским войском расположился на польско-молдавской границе и предотвратил ожидаемое турецкое вторжение.

1617 Летом малые ногаи и азовские татары трижды вторгались в южнорусские владения. Ногайские мурзы расположились лагерем под Серпуховом, откуда рассылали отдельные отряды грабить селения и захватывать пленников. Мурзы объясняли свои нападения неприсылкой московским правительством обещанных ранее поминок.

В том же 1617 году крымско-татарская орда под командованием калги-султана Девлет-Гирея совершила новый разорительный поход на Речь Посполитую. Крымцы воевали под Каневом, Белой Церковью, ногайцы ходили на Львов. Отряды реестровых казаков попытались преградить путь превосходящим слиам татарской орды, но были разбиты.

Летом большая турецко-татарская армия под командованием Искендер-паши подошла к польской границе. Польный гетман коронный Станислав Жолкевский с собранным польско-шляхетским войском прибыл в Подолию и расположился на границе, вступив в переговоры с Искендер-пашой. 23 сентября 1617 года был заключен польско-турецкий мирный договор в Буше (Яруге). Во время мирных переговоров крымские татары прорвались через польскую границу и разорили Галицию.

1618 По требованию турецкого султана крымский хан Джанибек-Гирей организовал новый рейд на польские владения. Первым в мае совершил нападение Кантемир-мурза с белгородской (буджацкой)ордой. Затем летом калга-султан Девлет-Гирей с крымской ордой вторгся на Украину. Нападение татар на польский табор под Каменцем не имело успеха, но отдельные татарские «загоны» в течение полутора месяцев разорили окрестности Винницы, Бара, Тарнополя, Синявца, Дубно и Львова.
1619 Весной 1619 года великий гетман коронный Станислав Жолкевский собрал польское войско и расположился на польско-молдавской границе. Искендер-паша во главе турецкой армии вторично подступил к польской границе. При посредничестве молдавского господаря Гаспара Грациани начались переговоры и было заключено перемирие.
1620 Новый поход калги Девлет-Гирея на южные польские владения (Подолия и Брацлавщина). Поход завершился полным разгромом польского войска от турецко-татарской армии в сражении под Цецорой в Молдавии. Польский главнокомандующий и великий гетман коронный Станислав Жолкевский погиб в этой битве. Цвет польской знати попал в плен. Татарам досталась богатая добыча, знатные пленники, оплаченные затем большим выкупом.
1621 По приказу султана крымский хан Джанибек-Гирей собрал для нового похода на Польшу до 100 тыс. крымцев, ногаев Малой и Большой орд, горских черкес. В боях под Хотином огромная турецко-татарская армия (150 тыс. турок и 60 тыс. татар) под предводительством османского султана Османа II потерпела полное поражение от польско-литовско-казацкого войска под командованием великого гетмана литовского Яна-Кароля Ходкевича, Станислава Любомирского и украинского гетмана Петра Конашевича Сагайдачного.
1622 поход под Тулу, разорение Одоева, Белёва, Дедилов, в том же году Курский воевода Степан Михайлович Ушаков поручил И. А. Анненкову преследование татар, большой отряд которых бродил в это время по Курскому краю. Анненков с детьми боярскими и казаками догнал татар на Изюмской сакме в пределах Оскольского края, разбил их отряд и взял большой полон, наших же полоняников отбил от татар. Эти полоняники были взяты в Мценском, Одоевском, Белёвском и Чернском уездах. С громадной награбленной добычею, минуя Курский уезд, напасть на который они остерегались вследствие предшествовавших, нанесенных им И. А. Анненковым, поражений, татары пробирались по пустынной сакме, находившейся на водоразделе между бассейнами рек, впадавших в Днепр и Дон, между истоками Рати и Кшени, Сейма и Оскола, Донецкой Семицы, Олшани, Корочи и Халани. Но искусство и распорядительность И. А. Анненкова, храбрость и мужество его отряда разгромили кочевников[8].
1623 Татары вновь нападают на Белгород. Белгородцы отражают нападение и побеждают в битве на реке Халани. В том же году воевода С. М. Ушаков, узнав, что татарские полчища из Орловского края пришли в Курский, послал детей боярских Курчан 300 человек да казаков, которые остались за Путивльскою службою, да пехоты с огненным боем 100 человек. Татары, пришедши в Русь, воевали Орловские, Карачевские, Мценские, Болховские места, а потом шли «свалясь все вместе» Бахмутскою сакмою. За ними погнались станичные головы и вперед выслали станицу Курских детей боярских. С остальными детьми боярскими был послан И. А. Анненков. По просьбе Ушакова Белгородский воевода князь Тюфякин прислал также отряд детей боярских и казаков под начальством Василия Торбина и Плакиды Темирова которые сошлись с Анненковым на Котлубанской Семице, где татары стояли за Семью. Произошла страшная битва, и татары были разбиты совершенно[8].
1624 Крымские татары опять попытались проникнуть через южную русскую границу в районе Белгорода, но потерпели неудачу.

5 июня 1624 года буджацкая орда под предводительством Кантемир-мурзы вторглась из Молдавии в южные владения Речи Посполитой под Снятином (Покутье). 9 июня Кантемир-мурза переправился через Днестр под Мартыновом. 10 июня Кантемир-мурза расположился «кошем» (лагерем) под Перемышлем, откуду разослал отдельные отряды для грабежа и захвата пленников. Ногайские «загоны» двинулись под Кросно, Ярослав и Жешув. Один ногайский «загон» смог добраться до Сандомирщины. Польный гетман коронный Станислав Конецпольский, собрав под своим командованием 5-тысячное польское войско, решил атаковать Буджацкую орду во время возвращения из набега. В ночь с 19 на 20 июня Станислав Конецпольский переправился через Днестр и двинулся на Галич. Кантемир-мурза отправил часть конницы в погоню за польским корпусом, а свой «кош» переместил под Мартынов. 20 июня 1624 года в битве под Мартыновом 5-тысячное польское войско под командованием Станислава Конецпольского нанесло тяжелое поражение буджацким татарам. Поляки преследовали отступающих ногайцев на протяжении девяноста километров.

1625 У реки Красной белгородцы разгромили татарские отряды.

Осенью 1625 года крымский хан Магмет-Гирей и нурэддин Азамат-Гирей возглавили очередной поход на Польшу. В походе участвовало до 60 тыс. крымцев и ногаев и турецких войск из Белгорода до 20 тыс. Крымские и турецкие отряды воевали под Баром, Галичем и Львовом, проникнув даже в Малую Польшу. Отдельные татарские «загоны» проникали в Русское и Белзское воеводства. Однако польский поход закончился неудачно. Польный коронный гетман Станислав Конецпольский и великий коронный стражник Стефан Хмелецкий с польским войском и казацкими отрядами уничтожали небольшие татарские отряды, отбивая пленных. Татары понесли крупные потери убитыми и ранеными (до 10 тыс. чел.). Крымцы вернулись из польского похода весной следующего года, и масса их погибла при переправе через Днестр. Вернулись татары в Крым в середине апреля 1626 года Все же они привели в Крым, по сообщениям русских посланцев, до 50 тыс. чел.

1626 по приказу турецкого султана весной хан Магмет-Гирей организовал новый поход на Польшу. На этот раз крымский хан отправил в поход Кантемира-мурзу. Сам хан Магмет-Гирей и калга Шахин-Гирей обещали пойти в поход, но боялись покинуть Крым, потому что, по русским сведениям, между ними была рознь и друг другу они не верили.

В августе того же 1626 года нурэддин-султан Азамат-Гирей совершил поход на южные польские земли. Татарская орда разорила киевские места, понесла большие потери и вернулась в Крым в октябре. Татарская орда вторглась в Киевское воеводство и расположилась «кошем» под Белой Церковью. Отсюда нурэддин Азамат-Гирей рассылал отдельные татарские «загоны» воевать близлежащие города и селения. Великий коронный стражник Стефан Хмелецкий с двухтысячным польско-шляхетским войском и Михаил Дорошенко с казацкими полками двинулись на главные силы татарской орды. В сентябре 1626 года великий коронный стражник Стефан Хмелецкий с трехтысячным польским войском и Михаил Дорошенко с шеститысячным казацким войском напали на главный татарский «кош», стоявший под Белой Церковью, и разгромили основные силы Азамат-Гирея.

1628 Курский воевода вызвал к себе, проживавшего уже в своей вотчине известного своею храбростью И. А. Анненкова и поручил ему военные силы Курска дворян, детей боярских и др. ратных людей для похода против татар. И. А. Анненков двинулся со своим войском на юг, по направлению к Белгороду и в 100 верстах от Курска настиг татар, которые успели захватить много полоняников. Догнав неприятелей, И. А. Анненков охватил их стан и, взяв его, освободил русских пленников. Но хищники не унимались и приблизились к Курску. Здесь ночью в 10 верстах от Курска на реке Виногробле И. А. Анненков разбил этот отряд и захватил «в полон» татарских начальников[8]
1628 Весной четыре тысячи татар напали на украинские земли и начали разорять Уманьщину. Великий коронный стражник Стефан Хмелецкий с польскими отрядами нанес татарами серьезные потери и заставил их отойти в степи.

В августе 1629 года крымский хан Джанибек-Гирей (1628—1635) организовал крупный татарский поход на Польшу. Большая двадцатитысячная татарская орда под командованием калги-султана Девлет-Гирея и мурзы Кантемира вторглась на Украину. Вначале Девлет-Гирей и Кантемир с татарским войском двинулся в Молдавию, а оттуда внезапно вторгся на Подолию. Девлет-Гирей распустил от Днестра татарские «загоны» и избрал сборным пунктом Злочев. Крымцы и ногайцы начали разорять близлежащие местечки и селения, убивая и пленяя местное население. Великий коронный стражник Стефан Хмелецкий с польскими хоругвями и гетман Григорий Черный с казацкими полками уничтожали отдельные татарские и ногайские отряды, рассеявшиеся для грабежа и захвата пленников. Под Бурштином поляки и украинские казаки наголову разбили главный семитысячный татарский «загон» под руководством сына Кантемира. Победители перебили большинство татар и освободили десять тысяч пленников. В этом неудачном походе татары и ногайцы потеряли убитыми и пленными до пятнадцати тысяч человек. Среди убитых находился сын Кантемира, а в плен попал царевич Ислам-Гирей (брат нуреддина Азамат-Гирея). В январе 1630 года татары возвратились в Крым, не привели с собой ни одного пленника.

1632 разграбление Мценска, Новосили, Орла, Карачева, Ливен и Ельца

В апреле-мае 1632 года передовые татарские отряды вступили в русские пределы с трех направлений — Калмиусским, Изюмским и Муравским шляхами. Главные силы (20 тыс. чел.) под предводительством мурз Салмаша и Девлет-Гази в июне 1632 года перешли через Северный Донец и начали разорять ливенский, карачевский, елецкий, белгородский, курский, оскольский, орловский, мценский, донковский, сапожковский, веневский, воронежский, лебедянский, пронский, михайловский, ряжский, каширский и печерниковский уезды. Бои с крымцами произошли под Новосилем, Мценском, Лебедянью и другими южнорусскими городами. В том же году Белгород сразу выдержал два нападения: Литвы и Татар, последние взяли много пленных и побывали в Курском и Рыльском уездах. Разбивший их вместе с детьми боярскими Рыльский воевода получил от Михаила Федоровича милостивую грамоту за победу, в которой была выражена похвала ему и детям боярским Рылянам[8]. В этом же году воевода И. Вель­яминов освободил в пределах Новосильского уезда 2700 полонянников.

1633 разорение уездов Серпуховского, Тарусского, Калужского, Алексинского, Каширского, Коломенского, Рязанского.

Летом 1633 года 30-тысячная крымско-татарская орда под командованием царевича Мубарак-Гирея (сына хана Джанибек-Гирея)по Изюмскому шляху вторглась в южнорусские владения. Орда подошла к Ливнам и, разорив приграничные волости, разделилась на отдельные «загоны». Крымские татары осмеливались нападать даже на посады и окрестности находившихся на их пути городов-крепостей. 24 июля царевич Мубарак-Гирей с главными силами подступил под Серпухов на Оке. В окрестностях Серпухова (в селе Березне) между высланным из городам отрядом и татарами произошел жестокий бой. 22 июля крымцы подошли к Туле. Татарские отряды разорили городские посады и окрестности. Ратные люди, высланные из города, вступили в бой с татарами «на лугу у Червленой горы». Туляне отбросили противника от города. Во время нападения отряды Мубарак-Гирея даже переходили реку Оку и достигли окраин московского (столичного) уезда. Отдельные татарские и ногайские «загоны» разорили рязанский, каширский, коломенский, пронский, зарайский, серпуховской, тарусский, оболенский, калужский, алексинский, воротынский, болховской, белевский и ливенский уезды. По подсчету А. А. Новосельского, только в этих уездах было взято в полон около 6 тысяч жителей. Отряды противника «воевали» и другие южнорусские уезды и волости, но сведений о захваченном в этих землях «полоне» не сохранилось. Относительном затишье в татарских нападениях на Россию в конце 30-х и начале 40-х годов — XVII в., которое, несомненно, было связано с владением дон­скими казаками Азовом. Русское правительство, не желает начинать большую войну с Турцией, не приняло от казаков Азова, и после длительного «азовского сиденья» казаки в 1642 году оставили город. Строители Белгородской черты, жи­тели южных русских уездов сразу же по усилившимся татар­ским вторжениям почувствовали изменение обстановки в ни­зовьях Дона.

Летом 1633 года 2-тысячное войско буджацких татар вторглось в южные польские владения и стало разорять Подолье. Польный гетман коронный Станислав Конецпольский, стоявший с польским войском в Баре, во главе 2-тысячного конного отряда выступил против татар и вынудил их отступить. Затем Станислав Конецпольский переправился через Днестр и 4 июля в битве под Сасовом Рогом на реке Прут разгромил противника. Поляки захватили в плен несколько буджацких мурз, среди которых находился зять Кантемир-мурзы, отбили весь полон и большую часть захваченной добычи. В августе 1633 года силистрийский паша Абаза-паша во главе турецкого войска подошел к польской границе и расположился лагерем под Хотином. Польный гетман коронный Станислав Конецпольский с польским войском (9250 чел.) выступил навстречу противнику и расположился в укрепленном лагере под крепостью Каменец-Подольский. Вначале Абаза-паша вступил в мирные переговоры со Станиславом Конецпольским. 19 сентября на помощь Абазе-паше прибыла Буджацкая орда (5-10 тыс. чел.) под командованием Кантемир-мурзы. 20 сентября Абаза-паша переправился через Днестр, а Кантемир-мурза атаковал польские позиции. 23 сентября Абаза-паша, уверенный в своём численном превосходстве, напал на польский лагерь под Каменцем, но был разбит и вынужден отступить в Молдавию.

1634 Орловский воевода Д. Колтовский освободил недалеко от Орловского городища 650 че­ловек полона".
1637 В сентябре 40-тысячная крымско-татарская орда под предводительством нурэддина Сафа-Гирея с боями прорвалась через южную пограничную линию, построенную под Яблоновом на Изюмской сакме. Татары и ногайцы разорили ливенский, орловский, карачевский, болховский, кромский, новосильский уезды и комарицкую волость. В плен было захвачено 2281 чел.
1640 В январе 1640 года большая татарская орда под руководством калги-султана Ислам-Гирея (младшего брата крымского хана Бахадыр-Гирея) по черному шляху вторглась на Правобережную Украину. Ислам-Гирей расположился кошем под Старым Константиновом, откуда высылал отдельные татарские и ногайские «загоны» воевать местечки и села. Крымские татары и ногайцы страшно разорили Волынь, Подолию и Галицию, взяв большое количество пленников. Великий коронный гетман Станислав Конецпольский, собрав польское войско и казацкие полки, заставил крымцев отступить за Днепр. Осенью 1641 года татарская орда выступила в грабительский поход на Правобережную Украину. Великий коронный гетман Станислав Конецпольский с собранным польско-казацким войском, стоявший в Кодаке, выступил против татар за Ворсклу и заставил их отступить в степи.
1642 нападения татар совершаются ещё небольшими силами, враг почти не пытается проникнуть глубоко в Рос­сию. Но, выяснив расположение новых русских укреплений и не беспокоясь за свой тыл, в следующем году татары на­носят серьёзные удары по наиболее уязвимым местам.

С января 1642 года крымские татары и ногайцы предпринимали небольшие набеги на пограничные украинские города и села. Летом 1643 года четырехтысячный татарский отряд напал на Левобережную Украину, но был разбит казаками. В январе 1644 года двадцатитысячная татарская орда под командованием перекопского мурзы Тугай-бея вторглась на Украину. Великий коронный гетман Станислав Конецпольский, мобилизовав украинскую шляхту, собрал коронные войска и реестровых казаков, расставив их по всему пограничью. 30 января 1644 года польско-казацкие полки разбили главные силы татарской орды Тугай-бея под Ахматовым, а также в других местах.

1643 Возобновляются крупные татарские вторжения в Россию, Засуха и голод в Крыму, достигающие наибольшего размаха в 1644—1645 гг. продолжавшиеся в течение несколь­ких лет, помогают татарским мурзам собирать под свои зна­мена тысячи рядовых татар и направлять их на грабеж рус­ских сел и деревень.

Для ударов татары выбирают неукрепленные места у Но­гайской, Кальмиусской и Муравской дорог. Наступающие по Ногайской дороге татарские отряды, не доходя до Козлов­ского вала, поворачивают на запад. Погрому подверглись се­ла, расположенные на берегах р. Воронежа — на юго-западе Козловского, на востоке Лебедянского, на севере Воронеж­ского уездов. Здесь в 1643 году в набегах вместе с татарами участвовали запорожцы. Татары переправлялись и на запад­ный берег р. Воронежа, проникали в Елецкий уезд. Открытой оставалась Кальмиусская дорога. Весной 1643 года на левом бе­регу р. Оскола был построен Жестовой стоялый острожек, но служилые люди только наблюдали с его башен за движени­ем татар. Не могли задержать татар между верховьями Тихой Сосны и р. Осколом и небольшие острожки — Осиновый и Раздорский. 17 мая 1643 года из Раздорского острожка русские воины стреляли по татарам из пушек, но это не остановило отряд врага в 2500 человек. Свободным был проход и по Муравской дороге; новые крепости Вольный и Хотмыжск, как мы знаем, стояли в стороне. В 1643 году татары, начав вторжение по Кальмиусской дороге, несколько раз возвра­щались с добычей по Муравскому шляху. Белгородские слу­жилые люди вели здесь с татарами бои, но не могли их оста­новить. В 1643 году, донося об одном из таких сражений, бел­городский воевода Н. М. Боборыкин вновь поставил вопрос о строительстве укреплений у Карпова сторожевья. Он спра­ведливо считал, что при наличии там русского города и укреп­лений татары бы не ушли безнаказанно. В начале 1644 года Разрядный приказ снова принял решение о строительстве крепости на Карповом сторожевье, на правом берегу р. Ворсклы. Намечалось пока построить здесь стоя­лый острог. Закладка крепости состоялась 13 апреля, острог строили белгородцы, руководил строительством станичный голова Иван Рышков. 15 мая острог был готов. Летом в нём располагались 60 рыльских и севских стрельцов. Осенью 1644 года Разряд предпринял попытку превратить Карповский стоялый острог в жилой город, но набрать «вольных охочих людей» на службу не удалось. Карпов стал жилым городом только в 1646 году, когда был построен и земляной вал. До этого, в 1644—1645 годах один стоялый острог не представлял для татар большого препятствия.

1641 тысячный татарский отряд перешёл Донец у устья р. Деркул и отправился «воевать курские и воронежские места», предварительно рассредоточив на «поле» (Дикое поле) несколько крупных отрядов для более широкого радиуса действия.
1644 Очень тяжелый удар нанесли татары по южным русским уездам в 1644 году. Основное татарское войско в количестве 30—40 тысяч человек сосредоточилось у северных границ Крымского ханства, на реках Орели и Самаре к началу ав­густа. Используя оставшуюся неперекрытой Муравскую до­рогу, татары прошли мимо Карповского острожка, обогнули р. Ворсклу с востока и по Бакаеву шляху вторглись в Путивльский уезд. В конце августа и начале сентября они за­хватили большой полон в пределах Путивльского, Рыльского, Севского уездов, Комарицкой волости, а также в примы­кавших к России районах Польши. Полон оценивался «в треть татарского войска» и превышал, видимо, 10 тысяч человек. Полки дворянской конницы располагались по-прежнему на Оке и не оказали никакой помощи населению юго-западных уездов. Население защищалось от татар в городах и острож­ках, в лесах и оврагах. Служилые люди Белгорода, Яблонова, Корочи выходили для схватки с татарами в открытое по­ле, но не смогли отразить во много раз превосходящие силы врага.[9]
1645 Открытая по сути дела для татар Муравская дорога дала возможность массе татар вторгнуться в Россию и в 1645 году. На этот раз по приказу крымского хана татары осуществили зимний набег. Вновь страшному разгрому подверглись юго-западные русские уезды, включая и Курский. В декабре 1645 года стояли особенно сильные морозы, от холода и голода погибли многие русские пленники, почти все они были обмо­рожены. По подсчету А. А. Новосельского, число полонянников, взятых татарами в 1645 году, превышало 6 тысяч. Боль­шие потери понесли во время зимнего набега и татары. разорение Рыльского, Путивльского и Комарицкого уездов, уведено 5 749 пленников. Большого числа жертв удалось избежать благодаря действиям Курского воеводы князя Семёна Пожарского, треть крымской армии нуреддин-султана Казы-Гирея не вернулась назад[10]. Успеху татар способствовало отсутствие единого русского командования в районе создававшейся черты. Правда, рус­ское правительство попыталось было в декабре 1645 года пере­дать под временное командование белгородскому воеводе князю Ф. А. Хилкову служилых люден Яблонова, Корочи, Усерда, Вольного и Хотмыжска, но пока из Москвы дошли соответствующие распоряжения, татарский набег закончился.

Сравнивая татарские набеги 30-х годов с набегами 40-х годов XVII в., легко можно заметить, что новые укрепления на создаваемой черте значительно сузили район России, до­ступный татарам. В частности, козловскпй вал прикрыл Ря­занский, Ряжский уезды; для татар была закрыта яблоновским валом прямая дорога к Ливнам и далее к Туле. В 1643—1645 годах татары не доходили до Оки, и в этих усло­виях явной нелепостью было традиционное расположение на Оке русских войск.

1648 неудачный поход на приокские земли, татарское войско разбито.

В январе 1648 года небольшие татарские «загоны» появились на левом и правом берегах Днепра, но после первых стычек с польско-казацкими отрядами отступили обратно в степи.

1648 Весной на территории Украины вспыхнула мощная народно-освободителньая война под руководством запорожского гетмана Богдана Михайловича Хмельницкого против владычества Речи Посполитой. В декабре 1647 года чигиринский сотник Богдан Хмельницкий, преследуемый польскими властями, с небольшим отрядом верных казаков бежал в Запорожскую Сечь. Здесь запорожские казаки избрали его своим гетманом. Богдан Хмельницкий стал собирать казацко-крестьянские отряды для наступления на Украину, чтобы изгнать оттуда польских магнатов и шляхту. Бодган Хмелньицкий решил обратиться за помощью к Крымскому ханству. В январе 1648 года в Бахчисарай было послано казацкое посольство и крымский хан Ислам Гирей, недовольный поляками, отправил на помощь запорожскому гетману Богдану Хмельницкому четырехтысячный отряд во главе с перекопским мурзой Тугай-беем.

В конце февраля — начале марта 1648 года казацкий предводитель Богдан-Зиновий Михайлович Хмельницкий во главе казацкой делегации отправился из Сечи в Крым. Хан Ислам-Гирей был очень недоволен тем, что польско-шляхетское правительство Владислава в течение нескольких лет не платило ежегодных денежных «поминок», которые татары считали данью, а поляки называли подарками. После длительных и сложных переговоров в Бахчисарае был заключен военно-политический союз между запорожским гетманом Богданом Хмельницким и крымским ханом Ислам-Гиреем, направленный против Речи Посполитой. Крымский хан Ислам-Гирей согласился поддержать восставших запорожских казаков в освободительной борьбе против польско-шляхетского владычества. Богдан Хмельницкий вынужден был оставить при ханском дворе в заложниках своего старшего сына Тимофея. На последней встрече крымский хан Ислам-Гирей подарил запорожскому гетману Богдану Хмельницкому черкесский панцирь, колчан, лук со стрелами, кафтан, кунтуш и позолоченную саблю, а его казакам выдал на дорогу мяса, хлеба и вина. 22 апреля 1648 года Богдан Хмельницкий с пятитысячным казацким войском выступил из Запорожской Сечи в поход на Украину. Вместе с казаками двигался татарский вспомогательный отряд во главе с Тугай-беем. Польское правительство отправило на подавление восстания 30-тысячную карательную армию под командованием великого гетмана коронного Николая Потоцкого и польного гетмана коронного Мартына Калиновского. Николай Потоцкий отправил в поход на Запорожье 6-тысячный польский авангард под командованием своего сына Стефана Потоцкого, а сам с главными силами расположился между Корсунем и Черкассами. Отряд реестровых казаков, находившийся в рядах польского авангарда и двигавшийся отдельно на лодках по Днепру, перешел на сторону Богдана Хмельницкого. 29 апреля-16 мая 1648 года в боях под Жёлтыми Водами запорожцы и татары окружили и разгромили 6-тысячный польский авангард под командованием нежинского старосты Стефана Потоцкого. 26 мая 1648 года 20-тысячная польско-шляхетская армия под командованием Николая Потоцкого «Медвежьей Лапы» и Мартына Калиновского, разделенная на две дивизии, была окружена и разгромлена восставшими казаками и крымскими татарами в битве под Корсунем. Поляки потеряли до семи тысяч убитыми и до девяти тысяч пленными. В татарский плен попали великий коронный гетман Николай Потоцкий и польный гетман коронный Мартын Калиновский. После первых побед Богдана Хмельницкого по всей Украине вспыхнула национально-освободительная война против польско-шляхетского владычества. В мае того же 1648 года сам крымский хан Ислам-Гирей с одиннадцатитысячной ордой прибыл на помощь своему союзнику Богдану Хмельницкому под Белую Церковь, откуда разослал отдельные татарские отряды грабить и разорять окрестные украинские земли. Крымцы опустошили Киевщину и Волынь, захватив большое количество пленников. В сентябре 1648 года крымский хан Ислам-Гирей отправил на помощь своему союзнику Богдану Хмельницкому татарское войско под командованием своего брата и калги Керим-Гирея. В битве под Пилявцами казацко-татарское войско под командованием Богдана Хмельницкого разгромило польско-шляхетское ополчение под предводительством князя Владислава-Доминика Заславского, Николая Остророга и Александра Конецпольского. Калга-султан Керим-Гирей не принимал участия в битве под Пилявцами, а соединился с казацкой армией после победы, участвовал в походе Богдана Хмельницкого на польские города Львов и Замостье. Восстание украинских казаков превратилось в освободительную войну за независимость Украины, за создание украинского государства. Во всех украинско-польских сражениях крымско-татарские отряды выявили себя как ненадежные союзники, преследовавшие в войне только свои цели, грабившие население и выводившие в Крым для продажи пленных. Ислам Гирей боялся серьезного ослабления Польши, и постоянно предавал своего союзника Богдана Хмельницкого.

1649 В начале лета польско-литовская армия выступила в поход на Украину, встреченная Богданом Хмельницким, имевшим семьдесят тысяч казаков и столько же крымских татар. Крымский хан Ислам-Гирей во главе 30-тысячной татарской орды прибыл на помощь своему союзнику Богдану Хмельницкому. Союзники выступили в поход против польско-шляхетской армии на Волынь. Польские войска под командованием князя Иеремии-Михаила Вишневецкого на полтора месяца были обложены казаками и татарами под Збаражем. Осада Збаража длилась с 30 июня по 12 августа 1649 года Польско-шляхетское войско на помощь осажденным повел новый король Ян II Казимир Ваза (1648—1668). Узнав о приближении королевской армии, Богдан Хмельницкий, оставив казацкую пехоту продолжать блокаду Збаража, вместе с казацкой конницей и крымской ордой выступил против польской армии и встретился с ней под Зборовом. 5-6 августа 1649 года в битве под Зборовом 40-тысячная казацкая армия под командованием украинского гетмана Богдана Хмельницкого наголову разгромила 30-тысячную королевскую армию. Не сумев справиться с украинскими казаками силой оружия, польское правительство подкупило крымского хана Ислам-Гирея. Хан предъявил ультиматум украинскому гетману Богдану Хмельницкому: или мир с польским королем, или татарские отряды переходят на сторону поляков. Богдану Хмельницкому ничего не оставалось, как согласиться. 18 августа 1649 года был подписан Зборовский договор, не реализованный ни в Польше, ни на Украине. Ян II Казимир Ваза пообещал крымскому хану выплатить крупную сумму упоминки и разрешил брать ясырь и грабить украинские земли на пути в Крым. Из-под Зборова крымский хан Ислам-Гирей вместе с татарской ордой медленно двинулся в Крым, по дороге безнаказанно разоряя и грабя все близлежащие украинские земли. Вместе с татарами в опустошении собственной земли участвовали даже некоторые повстанческие «загоны». Казацко-крестьянские отряды под руководством Небабы, Донца и Головацкого окружили Острог, где укрывалось до двадцати тысяч человек. Казаки смогли убедить местных мещан впустить их в город и с помощью татар вероломно захватили Острог. Казаки и татары разорили и выжгли город, истребив многих жителей. Все остальное население крымские татары захватили в плен. Сумели спастись лишь двести мещан, которые храбро защищались и за выкуп получили свободный выход. Горожане Заславля добровольно сдались казакам. Совместно с жителями казаки вырезали в городе всех католиков и евреев. Вскоре в Заславль вступили татары, которые ограбили и истязали жителей, а других увели в плен. Двигаясь по украинским землям, крымский хан Ислам-Гирей распустил по окрестностям татарские «загоны», которые стали грабить, насиловать и захватывать в плен (рабство) украинское население. По условию Зборовского договора польский король Ян II Казимир официально разрешил крымскому хану по дороге в Перекоп разорять и грабить близлежащие укранские земли. После отступления из-под Збаража крымцы рассеялись отдельными отрядами и стали захватывать в плен мирное население и возвращавшихся с войны казаков. Отдельные татарские и ногайские «загоны» рассеялись по Волыни и Червонной Руси, грабя, разоряя и захватывая в плен беззащитное украинское население. Ямполь, Заславль, Острог, Межибож, Олыка, Тучин, Полонное, Деражне, Колки и многие другие украинские города и местечки были разгромлены и сожжены, местное население перебито и ограблено, многие украинцы были уведены татарами в Крым и проданы в рабство. Крымские татары опустошили и разграбили окрестности Луцка, центра Волынского воеводства. Тотчас же после боев под Зборовом крымцы напали на Злочев и Белый Камень, грабя и захватывая жителей в рабство. Под Топорковом польские отряды отбили у татар всех пленников. Города Белз, Сокаль и Грубешов сильно постарадали от татар. Везде крымцы при помощи казаков грабили и убивали жителей, захватывали «ясырь» (пленных для продажи в рабство), угоняли скот и уходили вместе с ними в степи. Украинский гетман отправил брацлавского полковника Даниила Нечая и черниговского полковника Мартына Небабу, чтобы сопровождать крымских татар до Бара и далее до степей. Московские посланцы сообщали, что на обратном пути крымские татары захватили и разорили пятнадцать украинских городков вместе с их уездами. «Ведут в Крым полону бесчисленно, — сообщали в своей отписке в Москву со слов очевидцев о татарах путивльские воеводы, — а больши ведут женской пол, а мужеск пол всех секут».
1651 Летом крымский хан Ислам-Гирей во главе 30-тысячной татарской орды прибыл на Украину, где соединился с казацкой армией Богдана Хмельницкого для продолжения совместной военной кампании против Речи Посполитой. По некоторым сообщениям численность татарской орды достигала ста тысяч человек. Кроме того, в походе участвовало пять тысяч турецких янычар, отправленных силистрийским пашей по распоряжению султана на помощь украинскому гетману. 30 мая 1651 года под Ладыжином казацкие полки Богдана Хмельницкого соединились с крымской ордой Ислам-Гирея. 28 июня-30 июля 1651 года произошла знаменитая битва под Берестечком. В сражении погибли калга-султан Керим-Гирей (младший брат хана) и перекопский мурза Тугай-бей. На третий день боев (30 июня) крымский хан Ислам-Гирей изменил своему союзнику и с татарской конницей покинул занимаемые позиции. Богдан Хмельницкий отправился к крымскому хану и догнал его под Ямполем. Хан задерживает и забирает Хмельницкого с собой. Причина ухода татар неизвестна до сих пор, в числе возможных причин называют и предательство татар, и тайный договор с Яном Казимиром, и просто страх перед битвой. Казаки, оставшись без гетмана, используют привычную тактику — передвигают ночью лагерь ближе к болоту, ограждают его возами, насыпают земляной вал и пытаются контратаковать. 2 июля польские войска начали артиллерийский обстрел казацкого укрепленного табора. Казацкие старшины и полковники вынуждены были начать мирные переговоры с польским командованием. 10 июля 1651 года казаки под командованием наказного гетмана винницкого полковника Ивана Богуна попытались с боем вырваться из окружения. Иван Богун во главе двух тысяч казаков ночью пробрался из лагеря, в котором вскоре началась паника. Польские командующие воспользовались этой обстановкой и ударили по казацкому табору. По польским данным, около тридцати тысяч украинских казаков погибло в этой битве, а всего несколько тысяч во главе с наказным гетманом Иваном Богуном смогли вырваться из окружения. В конце июня 1651 года крымский хан Ислам-Гирей освободил из плена украинского гетмана Богдана Хмельницкого, взяв с него огромный денежный выкуп. Из-под Староконстантинова Богдан Хмельницкий, расставшись с крымским ханом, отправился на Украину. Его сопровождали пять татарских мурз со своими отрядами и сотня казаков. Ислам-Гирей с крымско-татарской ордой медленно двинулся шляхтом по Волыни, опустошая, разоряя и сжигая окрестные местечки и селения, убивая и захватывая в плен беззащитное население. Крымский хан Ислам-Гирей отправил письмо к Богдану Хмельницкому, в котором отказывался от военной помощи казакам и даже угрожал войной. Украинский гетман Богдан Хмельницкий приказал своим полковникам разбивать и уничтожать татарские отряды, рассеявшиеся по Волыни и Брацлавщине. Крымский хан Ислам-Гирей, вторично предавший украинского гетмана и отступивший в решающий момент битвы под Берестечком, распустил отдельные татарские «загоны» по Волыни и Брацлавщине. Крымцы, буджацкие татары и ногайцы рассеялись по близлежащим украинским землям, грабя, убивая и пленяя беззащитное местное население. Под Староконстантиновом крымские татары напали на казацкий отряд, шедший на помощь повстанческому табору, окруженному польской армией под Берестечком. Крымцы забрали у казаков артиллерию (пятнадцать пушек) и весь обоз. Казацко-крестьянские отряды, собиравшиеся по призыву Богдана Хмельницкого, стали громить и уничтожать крупные и небольшие татарские «загоны», отделившиеся для грабежа от главных сил орды. Татары понесли потери от казаков в боях под Паволочью, Чудновом и на уманьском шляхе. Великие татарские «загоны» были разгромлены казацкими отрядами под предводительством уманьского полковника Иосифа Глуха в битвах под Синими Водами и на Царском Броде. Казаки отбили у татар всех пленников и награбенную добычу. В сентябре 1651 года после неудачной битвы под Белой Церковью, в которой на стороне казаков участвовали крымские и ногайские мурзы со своими отрядами, украниский гетман Богдан Хмельницкий вынужден был заключить сепаратный Белоцерковский договор с польским королем Яном Казимиром Вазой.
1652 Летом Богдан Хмельницкий возобновил мирный союз с крымским ханом Ислам-Гиреем и продолжил военные действия против Речи Посполитой. Ислам-Гирей прислал на помощь Богдану Хмельницкому 15-тысячное татарское войско под командованием своего младшего брата и нурэддина Адиль-Гирея. 1-2 июня 1652 года в битве под Батогом 45-тысячное казацко-татарское войско под предводительством Богдана Хмельницкого наголову разгромила 20-тысячную польско-шляхетскую армию под командованием польного гетмана коронного Мартына Калиновского. Битва закончилась разгромом польской армии, пленением и казнью более чем восьми тысяч польских солдат, в том числе высокопоставленных полководцев. Среди убитых был польный коронный гетман Мартын Калиновский.
1653 Осенью украинский гетман Богдан Хмельницкий, сославшись с крымским ханом Ислам-Гиреем, выступил в новый большой поход на Речь Посполитую. 11 сентября 1653 года крымский хан Ислам-Гирей во главе огромной татарской орды отправился из Перекопа в поход на Украину, чтобы помочь своему союзнику Богдану Хмельницкому в борьбе против Польши. Под знаменами хана находились крымские и буджацкие татары, ногайцы и черкесы. Численность крымско-татарского войска достигала сорока тысяч человек. Вместе с крымским ханом были нурэддин-султан Адиль-Гирей, царевичи, многие татарские и ногайские мурзы. Калга-султан Гази-Гирей был оставлен охранять Крым. Многочисленные татарско-ногайские «загоны» рассеялись по Волыни, Подолии и Галиции, грабя, убивая и пленяя беззащитное украинское население. В начале октября под Белой Церковью были собраны шесть казацких полков и двадцать тысяч крымских татар под командованием Карач-мурзы. Сам Богдан Хмельницкий передвинулся в Белую Церковь. С ним было тридцать тысяч казаков и сорок тысяч татар под руководством крымского хана Ислам-Гирея. Крымский хан разослал отдельные татарские и ногайские «загоны» по близлежащим украинским землям. Крымцы доходили до Бара, Каменца, Теребовля, Луцка и Львова, везде грабя, убивая и захватывая в плен местных жителей. Казацкие отряды, действуя совместно с татарами, напали на Волынь, где захватили Заслав, Корец и Острог, убивая и пленяя поляков и евреев. Польский король Ян II Казимир Ваза смог собрать 30-тысячное шляхетское ополчение в укрепленном лагере под Жванцем. В сентябре-декабре 1653 года казацко-татарская армия осаждала польский лагерь под Жванцем. Польское командование вступило в секретные переговоры с крымским ханом Исламом-Гиреем, который не желал полного разгрома Речи Посполитой. Крымский хан в третий раз изменил своему союзнику Богдану Хмельницкому и потребовал от него прекратить военные действия и заключить перемирие с польским королем. Польский король обязывался выплатить крымскому хану контрибуцию в сто тысяч золотых и на основе секретного договора позволил на протяжении сорока дней грабить население и брать ясырь на Волыни. Многочисленные татарские и ногайские «загоны» рассеялись по близлежащим украинским землям, грабя и разоряя, убивая и пленяя беззащитное местное население. Волынское, Брацлавское и Подольское воеводства были разорены. Кроме украинцев, татары и ногайцы захватили в плен и отправили в Крым для продажи в рабство более пяти тысяч польской шляхты. Крымский хан, возвращаясь из-под Жванца в южные степи, разрешил татарам разорять казацкие владения, через которые проходила орда. Крымцы захватили, разорили и выжгли до основания несколько местечек и селений, уведя в плен всех местных жителей. Заключая сепаратный мир с Речью Посполитой под Жванцем, крымский хан Ислам-Гирей с татарской ордой предавал опустошению и разорению близлежащие украинские города и селения, убивая и пленяя местное население.
1654 Началась новая война между Русским государством и Речью Посполитой (1654—1667) за обладание Смоленщиной, Белоруссией и Украиной. Новый крымский хан Камиль Мухаммед-Гирей (1654—1666) в феврале 1654 года утвердил крымско-польский договор, направленный против России и Украины. Объединенные польско-татарские войска с осени 1654 года начали рейды на подольские и брацлавские земли, однако были разгромлены русско-казацкими отрядами под Охматовом, под Львовом, в устье Днепра и Буга.
1655 В январе 1655 года в битве под Охматовом (Дрожи-поле) русско-казацкая армия (25 тыс. казаков и от 6 до 12 тыс. русских) под командованием Богдана Хмельницкого и боярина Василия Борисовича Шереметева сдержало натиск польско-татарского войска (23-30 тыс. поляков и до 30 тыс. татар) под предводительством великого гетмана коронного Станислава «Реверы» Потоцкого, польного гетмана коронного Станислава Лянцкоронского и крымского хана Камиль-Мухаммед-Гирея.

В конце 1655 года Богдан Хмельницкий соединился с московским войском под командованием воевод Василия Бутурлина и Григория Ромодановского, разгромил при Слонигродеке польскую армию, возглавляемую коронным гетманом Станиславом «Реверой» Потоцким, захватил Люблин и осадил Львов, но очередной набег крымской орды во главе с новым ханом на Украину изменил ситуацию. На помощь полякам прибыл крымский хан Камиль-Мухаммед-Гирей с большой татарской ордой. С ханом соединился польский отряд воеводы брацлавского Петра Потоцкого. Узнав о вторжении крымского хана, Богдан Хмельницкий и Василий Бутурлин прекратили осаду Львова, взяли с города контрибуцию и выступили против татарской орды. 9-12 ноября 1655 года в битве у урочища Озерная Стрелка объединенная казацко-русская армия под командованием Богдана Хмельницкого и Василия Бутурлина разбила крымско-татарскую орду. Крымский хан Камиль-Мухамед попросил Богдана Хмельницкого о личной встрече, после которой оба вождя расстались смертельными врагами. Татары ушли за Перекоп.

1656 «азовские и крымские татары» приходили под Шацк, взяли незначительный полон, «конные и животинные стада», но были отбиты.
1657 После смерти (27 июля 1657 года) Богдана Хмельницкого новым украинским гетманом был избран Иван Выговский, который стремился разорвать сооюз с Россией и восстановить прежние отношения с Речью Посполитой. Иван Выговский начал тайные переговоры с крымскими татарами и на территорию Украины вошло сорокатысячное татарское войско. Вместе с татарами Иван Выговский, борясь за власть, осадил, захватил сжег Полтаву, которую защищали казацкие отряды Мартына Пушкаря, погибшего при штурме. В 1658 году Иван Выговский с татарами разбил в Зенькове казаков наказного атамана Силки, город отдал крымским татарам, которые перерезали всех жителей в округе. Иван Выговский попытался взять штурмом Киев, но был разбит отрядами киевского воеводы Василия Борисовича Шереметева. Летом 1659 года русское правительство отправило в поход на Украину 50-тысячную армию под командованием ближнего боярина князя Алексея Никитича Трубецкого. Крымский хан Камиль-Мухаммед-Гирей с 30-тысячной татарской ордой прибыл на помощь украинскому гетману Ивану Выговскому.
1658 1 сентября 1658 года несколько сот татар пытались прорваться в Воронежский уезд по мосту через р. Усмань у с. Усмань-Собакина. Усманские атаманы совместно с драгунами Орлова-городка отбили татар. Затем у с. Гололобова татар отразили крестьяне. Этот же татарский отряд пробовал переправиться через р. Воронеж, южнее го­рода, но был задержан и здесь. 7 сентября татарам все же удалось разломать на­долбы восточнее города Воронежа и преодолеть укрепления Бел­городской черты. Татары ворвались в с. Репное и дер. При­дачу в окрестностях Воронежа, но, встретив упорное сопротив­ление населения, быстро ушли назад, в степь, «тем же про­ломным местом». В полон они увели 21 человека.
1659 29 июня в битве под Конотопом объединенное казацко-татарское войско под командованием украинского гетмана Ивана Выговского и крымского хана Камиль Мухаммед-Гирея наголову разгромило московское войско под предводительством главного воеводы, боярина князя Алексея Никитича Трубецкого. Передовой русский корпус под командованием князей Семена Пожарского и Семена Львова попал в казацко-татарскую засаду и был практически полконстью вырезан. Князь Семен Романович Пожарский был взят в плен и по приказу крымского хана казнен. Главные силы русской армии под командованием князя Алексея Трубецкого стали отступать от Конотопа на Путивль. Казаки и татары неоднократно таковали русские позиции, но были отражены.
1659 Разорение Елецкого, Ливенского, Новосильского, Мценского, Курского, Болховского, Воронежского и других уездов, сожжено 4674 усадьбы, угнанно в плен 25448 человек, поход под Тулу. О постоянных татарских «приходах» к Белгородской черте сообщают воеводы Усмани, Орлова.

Летом 1659 года после разгрома казацко-татарскими войсками русской армии под командованием князя Алексея Трубецкого в сражении под Конотопом крымский хан Мехмед Гирей совершил новое нападение на московские окраины. 15-16 августа хан вышел за ввал меж городов Верхсосенска и Усерда, стоял два дня за валом, дожидаясь воинских людей. Затем хан с реки Тихой Сосны перешел на реку Валуй и верховья реки Полатовки. Здесь стоял еще два дня. Далее хан с ордой перешел реку Калитву. Украинский гетман-изменник Иван Выговский отправил на помощь хану 4-тысячный казацкий корпус под командованием полковника Ивана Кравченко. Крымский хан распустил татарские отряды по близлежащим русским уездам. Пострадали окрестности Ефремова, Ельца, Ливен, Чернавска, Телецкого, Старого Оскола, Новосиля, Мценска, Черни, Курска, Обояни, Карпова, Болхова, Хотмышска, Вольного, Воронежа, Усмани и Сокольска.

1660 крымский хан Мухаммед-Гирей отправил на помощь Речи Посполитой 15-тысячную татарскую орду под предводительством нурэддина Мурад-Гирея. В сентябре 1660 года в битве под Любаром русско-казацкая армия под командованием киевского воеводы Василия Шереметева и наказного гетмана Тимофея Цецюры смогла отразить все атаки польско-татарской армии под предводительством великого гетмана коронного Станислава «Реверы» Потоцкого и польного гетмана коронного князя Ежи-Себастьяна Любомирского.

7 — 8 октября 1660 года 20-тысячная польско-татарская армия (14-15 тыс. поляков и 5-6 тыс. татар) нанесла поражение в битве под Слободищем казацкому войску под командованием украинского гетмана Юрия Хмельницкого, которая пыталась прийти на соединение с русской армией боярина Василия Борисовича Шереметева. После неудачных боёв с поляками Юрий Хмельницкий начал переговоры. В результате он разорвал союз с Москвой и 17 октября подписал Слободищенский трактат, по условиям которого Гетманщина возвращалась в состав Речи Посполитой. Узнав о переходе Хмельницкого на сторону Речи Посполитой, наказной гетман полковник Тимофей Цецюра, войско которого продвигалось совместно с Василием Шереметевым, 21 октября покинул армию воеводы, оборонявшуюся под Чудновом, что катастрофически сказалось на положении русской армии. 27 сентября — 4 ноября 1660 года в боях под Чудновым 30-тысячная русско-казацкая армия под предводительством боярина Василия Борисовича Шереметева и наказного гетмана Тимофея Цецюры потерпела сокрушительное поражение от польско-татарской армии Станислава Потоцкого и Ежи-Себастьяна Любомирского. Укрепленный русско-казацкий лагерь был полностью окружен поляками и крымскими татарами. Наказной гетман Тимофей Цецюра, узнав о сепаратном договоре Юрия Хмельницкого с польским командованием, с 2-тысячным казацким отрядом перешел на сторону королевской армии. Однако большинство левобережных казацких полков сохранило верность Москве. 15-тысячная русская армия оказалась в полном окружении. Князь Юрий Барятинский с русским отрядом выступил из Киева на помощь Василию Шереметеву, но был остановлен под Брусиловом польской конницей под командованием Яна Собеского. Русские предпринимали безуспешные вылазки из осажденного табора, но не смогли ничего изменить. 4 ноября 1660 года русский главнокомандующий, боярин Василий Борисович Шереметев, вынужден был капитулировать. Поляки выпустили обезоруженных русских воинов. Плата за поражение была высокой: русские войска должны были оставить украинские города Киев, Переяслав, Чернигов и заплатить 300 000 рублей контрибуции. Шереметев остался в плену. В ночь с 4 на 5 ноября, «как только русские ратные люди числом около 10.000 выдали свое оружие, в их табор начали врываться татары и хватать их арканами. Тогда безоружные русские стали обороняться, чем попало. Татары пустили в ход стрелы, перебили много народу, а остальных около 8000 забрали в плен». Уступив требованиям татар, поляки выдали им главного русского воеводу Василия Шереметева. Русские и левобережные казаки потеряли убитыми 4200 человек, ранеными 4000 человек и пленными 20500 человек.

1660 небольшие татарские отряды «воевали» под Валками, Бельским острожком, Демшинском, Царевом-Борисовом, Переяславлем и Колонтаевом.

Осенью 1660 года крымский хан Мехмед Гирей и мятежный украинский гетман Юрий Хмельницкий предприняли нападение на приграничные московские владения. Вначале союзники (татары и казаки) учинили разоренье в тех левобережных городах и крепостях, население которых сохраняло верность России. В октябре татары и казаки разорили окрестности Переяславля. Под командованием хана находилось до 80 тысяч татар и 2 тысячи янычар. Юрий Хмельницкий вел с собой 2 тысячи казаков и тысячу поляков. Крымский хан стал лагерем на реке Семи на правой стороне между Конотопом и Путивлем. Оттуда хан и гетман отправили свои конные отряды на окрестные русские уезды. В ноябре татары и казаки воевали кромской и елецкий уезды, приходили под Недригайлов, Карпов и Ефремов.

1660 8 августа 1660 года произошёл ожесто­ченный бой на земляном валу севернее г. Усмани между усманскими служилыми людьми и 300 татарами. Обе сторо­ны понесли потери, нападение татар было отражено.
1661 крымские татары осуществили множество набегов на пределы Русского государства, преимущественно на левобережные города и уезды Украины. В январе татары и черкассы совместно напали на Ахтырку, разорили городские посады, жгли села и деревни. В феврале крымцы «воевали» под Путивлем и Конотопом. В марте татары подходили под город Вольный.
1662 в январе крымский хан Мехмед IV Герай с большой ордой (до 80 тыс. чел.)прибыл на Левобережную Украину. Вместе с ним находился гетман-изменник Юрий Богданович Хмельницкий, имевший под своим командованием 20 тысяч казаков и 2 тысячи поляков. Крымский хан расположился лагерем в местечке Красном, под Конотопом. Оттуда он разослал отдельные «загоны» на близлежащие русские владения. Татары разорили севский, рыльский, путивльский и курский уезды. Крымцы появлялись в карачевском, орловском, новосильском и других уездах. На Украине татары «воевали» под Лубнами, Лохвицей, Гадячем, Глинском и Переяславом.
1663 крымско-татарские отряды продолжали военные действия на Левобережной Украине. В марте татары и казаки воевали под Голтвой и Кременчугом. К Голтве приступали дважды. Союзники разорили окрестности Гадяча, Лубен, Ични, Лохвицы и Глинска. Весной того же года татарские загоны вторглись в соседние русские земли, где «повоевали» путивльский, рыльский и карачевский уезды.
1664 крымские и ногайские мурзы со своими отрядами участвовали в военной компании польского короля Яна Казимира Вазы на Левобережной Украине. Поляки и литовцы захватили несколько небольших украинских городов и крепостей, а их союзники — крымские татары и ногайцы рассеивались по окрестностям и занимались сбором «ясыря». Польско-литовские отряды доходили до Новгород-Северского, Карачева и Рыльска. Татары же по своему обыкновению опустошили более широкую территорию — ливенский и брянский уезды, были под Валуйкой и около Воронежа. Были разорены севский, рыльский, путивльский, карачевский, орловский, кромской и курский уезды. Взято в плен около 6360 человек.
1665 После отречения от гетманства правобережного гетмана Павла Ивановича Тетери появилось несколько кандидатов на гетманство. Первым стал медведовский полковник Степан Опара, который командовал большим повстанческим отрядом. Степан Опара соединился с татарами и занял город Умань. Степан Опара убедил уманьцев впустить его в город, где и объявил себя украинским гетманом. Степан Опара сразу отправил своих гонцов в Крым, чтобы просить крымского хана утвердить его в звании гетмана, а взамен пообещал разрешить крымцам и ногайцам захватывать в плен тех украинцев, которые ему не подчиняться. Самозванный гетман Опара, распустил слух, что скоро захватит Киев при помощи союзной татарской орды. На Украину вскоре прибыла татарская орда под командованием Камамбет-мурзы и Батыр-мурзы. Степан Опара выехал в Богуслав, чтобы встретиться с татарскими мурзами. Во время встречи татары предательски захватили в плен самого Степана Опару и его старшин, которые были ограблены. Затем татары напали на лагерь Опары, но казаки стали сопротивляться. Бой продолжался до ночи. Татары отступили, но утром снова начали осаждать казацкий табор. Внезапно мурзы приказали прекратить нападение и предложили казакам избрать гетманом Петра Дорошенко. Казаки собрали раду и согласились признать Петра Дорошенко гетманом Правобережной Украины. Все правобережные казацкие полки присягнули на верность польскому королю и заключили союз с крымским ханом. Новоизбранный гетман Петр Дорошенко с казацким войском и татарской ордой выступил против Степана Опары и его сторонников. Он пообещал татарским мурзам подарки и просил выдать ему Степана Опару, чтобы отправить его к польскому королю. Мурзы выдали Степана Опару Петру Дорошенко, который сразу отправил его в Белую Церковь.

20 февраля 1666 года на войсковой раде гетман Петр Дорошенко предложил старшинам и полковникам выселить всех здешних поляков в Польшу, со всеми городами перейти в подданство крымскому хану, а весной вместе с татарской ордой выступить войной на левый берег Днепра. Правобережный гетман Петр Дорошенко сообщил в Бахчисарай и в Стамбул, что Украина теперь подчиняется хану и султану. После этого турецкое правительство приказало новому крымскому хану Адиль-Гирею, сменившему Камиль-Мухаммед-Гирея весной 1666 года, чтобы тот пошел войной на Речь Посполитую. В июне-июле 1666 года правобережные казаки, поляки и крымские татары совершали грабительские походы на левый берег Днепра, грабили и жгли деревни, убивая и пленяя местных жителей. Правобережный гетман Петр Дорошенко по-прежнему продолжал рассылать универсалы по Левобережной Украине, призывая местное население отказаться от московского подданства. Осенью 1666 года правобережный гетман Петр Дорошенко, не имея под рукой достаточное количество собственных сил, немедленно отправил посольство к новому крымскому хану Адиль-Гирею, призывая его к совместному нападению на Левобережную Украину, чтобы принудить левобережные казацкие полки отпасть от русского царя и подчинить их верховной власти Турции. Крымский хан Адиль-Гирей послал на помощь Петру Дорошенко тридцатитысячную татарскую орду под начальством своих братьев, царевичей Девлет-Гирея, Мамет-Гирея и Саломат-Гирея. 1 октября 1666 года крымские татары подошли под Чигирин. Вместе с крымцами на Правобережную Украину пришли турецкие аги с отрядами янычар. Петр Дорошенко разделил татарскую орду на две части: одну под командованием Саломат-Гирея и мурз отправил на левый берег Днепра, а другую под командованием Девлет-Гирея и Мамет-Гирея оставил при себе в Чигирине, собираясь вместе с ней позднне также отправиться на левый берег. Крымские татары (десять-пятнадцать тысяч чел.) переправились через Днепр и начали опустошать левобережные украинские села и деревни, убивая и пленяя местное население. Вместе с крымскими татарами Петр Дорошенко послал два полка подчиненных ему казаков. На Левобережной Украине тогда не было собрано большого войска для отражения татарско-казацкого нападения. Крымские татары разделились на небольшие «загоны» и начали разорять украинские селения и деревни. Одни татарские отряды двинулись на Голтву, а другие опустошали окрестности Переяслава, а третьи выступили на Прилуки. Прилуцкий полковник Лазарь Горленко со своим полком был в отсутствии. Царский воевода в Прилуках Кирилл Загряжский с небольшим русским гарнизоном не мог отразить вражеское нападение. Крымцы подошли под Прилуки, но не стали осаждать город. Татарские отряды и ногайцы опустошили все селения и деревни в прилуцком казацком полку, доходили даже до Нежина и Борзны. Крымские татары и ногайцы, взяв около пяти тысяч человек в плен, переправились на правый берег Днепра. Затем нурэддин-султан Девлет-Гирей отступил к Умани, там полтора месяца отдыхал, а потом соединился с казацкими полками Петра Дорошенко и двинулся против Польши. В декабре 1666 года гетман Петр Дорошенко с казацкими полками и союзной татарской ордой Девлет-Гирея выступил в поход на украинские земли Речи Посполитой. Под его командованием находились 20 тысяч казаков и 15-20 тысяч крымских татар. Петр Дорошенко вместе с казацкими полками и татарской ордой выступил против польской армии Себастьяна Маховского, которая спешно стала отступать на Брацлав. 19 декабря 1666 года в сражении под Браиловом огромная казацко-татарская армия под командованием гетмана Петра Дорошенко и нуррэдин-султана Девлет-Гирея наголову разбила 6-тысячное польско-шляхетское войско под командованием Себастьяна Маховского. Семнадцать польских хоругвей было разбито. Большинство поляков погибли или были захвачены в плен. Себастьян Маховский был взят в плен казаками и отдан крымскому нуреддину. Польский главнокомандующий Себастьян Маховский был в кандалах выслан в Крым. Казаки и татары преследовали разбитого противника вплоть до Летичева. Вернувшись в Чигирин, правобережный гетман Петр Дорошенко начал осаду польского гарнизона в городском замке, а в феврале 1667 года приступил к осаде Белой Церкви. После своей победы над польским войском в бою под Браиловом казацкие и татарские «загоны» вторглись на Житомирщину, Подольские, Волынское и Русское воеводства Речи Посполитой. В Подолии казаки и крымцы нашли поддержку со стороны местных украинских повстанцев — опришков и дейнеков. Союзные казацко-татарские отряды опустошили и разорили польские владения, доходя до Овруча и Дубно, Львова, Люблина и Каменца-Подольского. Были взяты, разорены и сожжены Плоскиров, Зборов, Глиняны и другие города. Победители взяли в плен до ста тысяч шляхты, жен и детей, их подданных и евреев, по данным польских пленных — до сорока тысяч. Таким образом, правобережный гетман Петр Дорошенко разгромил польское войско и полностью отказался от присяги на верность польскому королю, заключив военно-политический альянс с Крымским ханством. В городе Тарговица, признававшим власть Петра Дорошенко, гетман приказал чеканить деньги с ханским именем и выплачивать ими жалованье казакам.

1667 В мае правобережный гетман Петр Дорошенко (1665—1676) активизировал подготовку ко второму походу на украинские земли Речи Посполитой. Во все правобережные казацкие полки были высланы гетманские универсалы, объявляющие мобилизацию казачества. Казацкие полки должны были собираться в обозе под Корсунем. Крымский хан Адиль-Гирей, союзник Петра Дорошенко, отправил на помощь правобережному гетману свои вспомогательные войска. В конце мая на помощь Петру Дорошенко пришли несколько тысяч крымских татар под предводительством Батырши-мурзы. Правобережный гетман Петр Дорошенко стал отправлять казацко-татарские отряды для разорения и опустошения пограничных польских владений. Передовой казацко-татарское отряд под руководством уманьского полковника Григория Белогруда выступил в летичевский повет Подольского воеводства и на Волынь, где союзники взяли множество пленных. В июне выступил в поход большой татарский отряд и казацкий полк подольского полковника Остапа Гоголя. Татары и казаки прошли рейдом через Подолию до Тернополя. В течение июля — августа крымцы и ногайцы, которые пришли на помощь правобережному гетману Петру Дорошенко, осуществили опустошительные рейды до Староконстантинова, Меджибожа, Острога, Заславля, Збаража, Вишневца и Дубна.

В начале сентября 1667 года правобережный гетман Петр Дорошенко с 15-тысячным казацким войском и 16-20-тысячным татарской ордой под руководством крымского калги-султана Керим-Гирея двинулся в очередной поход против Речи Посполитой. Султан Мухаммед прислал на помощь правобережному гетману Петру Дорошенко три тысячи турецких янычар при двенадцати пушках. Казацко-татарская армия двинулась через Староконстантинов на Тернополь. В это время подольский полковник Остап Гоголь действовал в Приднестровье, где захватил Шаровку и осадил Ярмолинцы. Великий коронный гетман и выдающийся польский полководец Ян Собеский успел собрать 15-тысячное польское войско, которое было усилено отрядами вооруженных украинских крестьян. Ян Собеский разделил войско на пять отрядов, которые должны были защищать польские крепости в Подолии, Волыни и Галичине (Каменец, Теребовлю, Бережаны, Дубно, Броды и другие). Сам великий коронный гетман Ян Собеский с трехтысячным войском вначале расположился под Каменцем-Подольским, где он был 20 сентября, защищая путь на Львов. Правобережный гетман Петр Дорошенко и калга-султан Керим-Гирей во главе объединенной украинско-татарской армии двинулись из-под Староконстантинова на запад, через Збараж и Вишневец и 3 октября дошли до Поморян. Ян Собеский, узнавший о появлении противника в Русском воеводстве, 1 октября двинулся на Подгайцы. 4 октября великий коронный гетман Ян Собеский с польской армией прибыл под Подгайцы и расположился здесь в укрепленном лагере. Керим-Гирей разослал отдельные татарские и ногайские отряды для грабежа и захвата «ясыря». Польские отряды смогли нанести татарским «чамбулам» серьезные потери. Татары встречали сильный отпор и большинство чамбулов было разбито. Особенно большие потери татары понесли в боях под Поморянами, Бучачем и Нараевом. Только Зборов сдался без борьбы и был разграблен татарами. Затем казацко-татарская армия снова объединилась в один кулас и двинулась на Львов. По дороге на Львов, под Подгайцами, украинские казаки и крымцы наткнулись на девятитысячное польское войско (три тысячи жолнеров и шесть тысяч вооруженных крестьян при 18 пушках), которое преградило им дорогу. 4 октября казацко-татарская армия (ок. 20 тыс. чел.) подошла к Подгайцам и окружила польский укрепленный обоз. 6-16 октября 1667 года между польским и соединенным казацко-татарским войсками произошли бои под Подгайцами. Во время боев под Подгайцами запорожские казаки совершили успешный поход на Крымское ханство. 4-тысячное казацкое войско под предводительством кошевого атамана Ивана Рога и полковника Ивана Сирко осадило и взяло штурмом Перекоп, а затем вторглось вглубь Крымского ханства. Иван Рог со своим отрядом взял город Арбаутук, убил всех жителей и разорил его предместья. Иван Сирко вместе со своим отрядом двинулся на крепость Кафу, где опустошил улус знатного ширинского мурзы. Запорожцы умертвили около двух тысяч жителей, взяли в плен около тысячи пятисот женщин и детей, освободили из рабства две тысячи человек и с триумфом вернулись в Сечь. Нападение запорожских казаков на крымские улусы вызвало недовольство калги-султана Керим-Гирея и крымских мурз, которые никогда не доверяли правобережному гетману Петру Дорошенко. Калга-султан Керим-Гирей вошел в сепаратные переговоры с великим коронным гетманом Яном Собесским. 16 октября между поляками и крымцами было заключено перемирие. Калга-султан Керим-Гирея от имени хана обязывался не совершать набеги на владения Речи Посполитой. Взамен польское правительство должно было ежегодно отправлять в Крым денежные «подарки». 18 октября польский главнокомандующий Ян Собесский разрешил Керим-Гирею вернуться в Крым вместе со всем захваченным ясырем. Возвращаясь домой, татары только на Покутье опустошили и выжгли около трехсот селений. Правобережный гетман Петр Дорошенко, преданный своими союзниками, оказался в очень безнадежной ситуации. Казаки стали копать окопы, чтобы защитить свой походный табор от нападения поляков. Тогда калга Керим-Гирей предложил свое посредничество в переговорах между Петром Дорошенко и Яном Собесским. 19 октября 1667 года Петр Дорошенко заключил мирное соглашение с великим коронным гетманом Яном Собесским. Сам правобережный гетман и все войско Запорожское обещали признавать подданство Речи Посполитой.

1668 Правобережный гетман Петр Дорошенко выступил в поход против левобережного гетмана Ивана Брюховецкого, сторонника Москвы. Петр Дорошенко с казацко-татарской армией вступил на левый берег Днепра. Иван Брюховецкий также собрал верные себе полки и пригласил на помощь крымских татар. Москва отправила на помощь Ивану Брюховецкому рать под командованием Григория Ромодановского. На казацкой раде в Будищах Петр Дорошенко одержал верх над своим соперником, который был убит 1 июня. Левобережные полки перешли на сторону Дорошенко. Петр Дорошенко был избран гетманом всей Украины. Он объединил под своим командованием до 50 тысяч человек, в том числе 26 тысяч татар. Царский воевода князь Г. Г. Ромодановский ввиду превосходства сил противника прекратил осаду Котельвы и стал отступать на Ахтырку. Петр Дорошенко, взяв с собой 18 тысяч казаков и 22 тысячи татар стал преследовать русскую рать. В боях у села Хухры и на реке Мошенке русские ратные люди отразили все вражеские атаки. Г. Ромодановский дошел до Ахтырки и укрепился. П. Дорошенко вынужден был отойти к Котельве. Татары "набрав полон многой в черкасских городах, пошли в Крым. Из Ромен Петр Дорошенко отпустил на близлежащие русские земли 12 тысяч татар и 5 тысяч казаков. Казацо-татарские отряды прорвались под Севск и Комарицкую волость. Но севские воеводы одержали ряд побед над противником и вынудили его отсупить за Днепр. Несмотря на это, отдельные татарские и казацкие загоны разорили Богодухов, Красный Кут, Городный, Колонтаев, Мурахву, Харьков, Царев Борисов.

Летом 1668 года запорожские казаки выставили очередного кандидата на гетманскую булаву. Запорожский войсковой писарь Петр Суховей (Суховеенко), получивший поддержку части запорожцев, в Сечи был избран гетманом войска Запорожского. Петр Суховей выехал из Сечи в Бахчисарай, чтобы просить крымского хана Адиль-Гирея утвердить его избрание на гетманство. Крымский хан Адиль-Гирей с почестями принял Суховея в своей столице, признал его гетманом, отправил вместе с ним на Украину двух царевичей с ордой и написал приказ Петру Дорошенко, чтобы он с казацкими полками выступил на левый берег Днепра, чтобы соединиться с Петром Суховием. Однако украинский гетман Петр Дорошенко не собирался добровольно уступать гетманство Петру Суховеенко и отказался подчиняться крымскому хану. Вскоре Петр Суховий, избранный гетманом запорожцами в Сечи, выступил в поход на Украину вместе с калгой и татарской ордой. Сам же Петр Суховей (Суховеенко) расположился лагерем в урочище Липовай Долина на левом берегу Днепра. Полтавский, миргородский, лубенский и переяславский казацкие полки признали Петра Суховеенко гетманом и перешли на его сторону. Петр Суховей добивался полной независимости Украины и опирался на союз с Крымом. Всю осень Петр Суховей безуспешно пытался привлечь на свою сторону и другие левобережные казацкие полки, признававшие гетманом Демьяна Многогрешного. В конце декабря 1668 года гетман Петр Суховей с татарской ордой переправился через р. Днепр и двинулся против правобережного гетмана Петра Дорошенко. Петр Дорошенко ожидал его прибытия, собрал казацкие полки и расположился под Чигирином. Петр Дорошенко окружил крымских татар, большинство из которых было вынуждено отойти. Первая попытка Петра Суховея взять гетманскую столицу закончилась неудачей. Суховей и калга отступили за реку Тясьмин. Здесь союзники были разбиты объединенными силами запорожских казаков во главе с Иваном Сирко и казацкими отрядами Григория Дорошенко, прибывшего из Козельца. Казаки, воевавшие на стороне Суховея, покинули предводителя и перешли на сторону Ивана Сирка. Сам Петр Суховей спасся бегством. Татарские союзники, недовольные результатом похода, взяли Петра Суховея в плен и отправили в Крым. После разгрома Суховия под Чигирином вся Правобережная Украина признала гетмана Петра Дорошенко. Из всех правобережных городов и местечек в Чигирин съехались все полковники, сотники и старшины, признавшие Петра Дорошенко своим гетманом.

1669 небольшие татарские и ногайские отряды продолжали совершать набеги на южнорусские города. В апреле татары приходили в харьковский уезд и под Валуйки. Позднее татары (1200 чел.) напали на Острогожск. В августе крымцы (до 1000 чел.) приходили под Валуйки.

В июле 1669 года Петр Суховей с запорожскими казаками и крымской ордой отправился во второй поход против Петра Дорошенко. Петр Дорошенко собрал верные казацкие полки и выступил против татарской орды, но не сумел устоять и отступил на реку Русаву. Здесь на него двинулся гетман Петр Суховей с запорожцами. Запорожская Сечь признавала своим гетманом Петра Суховея. На левом берегу Днепра полтавский, миргородский и лубенский полки, недавно присягнувшие московскому царю, вновь перешли на сторону Петра Суховея. Протурецкая политика Петра Дорошенко вызвало открытое недовольство многих полковников и значительной части правобережного казачества. Чигиринский, черкасский, белоцерковский и каневский казацкие полки продолжали поддерживать правобережного гетмана Петра Дорошенко, а уманьский, кальницкий, паволоцкий, корсуньский казацкие полки перешли на сторону Петра Суховея. Казаки уманьского, кальницкого, паволоцкого и корсуньского полков потребовали избрания нового гетмана вместо Петра Дорошенко. Казаки двинулись под Умань, где вскоре была организована избирательная рада. На уманьской раде Петр Суховей вынужден был отказаться от гетманства. Большинство казаков избрали гетманом Правобережной Украины уманьского полковника Михаила Ханенко. Украинский гетман Михаил Ханенко прислал письма к левобережному гетману Демьяну Многогрешному и переяславскому полковнику Дмитрашке Райче, прося у них поддержки против своего противника Петра Дорошенко. Правобережный гетман Петр Дорошенко, пользуясь поддержкой значительной части правобережных полков, наотрез отказался подчиняться решению уманьской рады. Из своего лагеря на реке Русаве Петр Дорошенко со своим войском выступил на Канев, но на переправе через реку Рось, у села Кононти, был окружен татарской ордой. Крымские царевичи в течение пяти недель осаждали казацкий табор Петра Дорошенко. По приказу турецкого посольства, отправленного к Петру Дорошенко, крымские царевичи вынуждены были прекратить осаду и отвести татарскую орду. Освобожденный украинский гетман Петр Дорошенко с войском двинулся на Умань, призывая к повиновению мятежные казацкие полки. Под Уманем в гетманский табор приехал турецкий посланец Канаджи-паша, который вручил Петру Дорошенко знаки власти, присланные султаном: булаву, знамя, бунчук и саблю. По приказу турецкого посла татарские орды, воевашие против Петра Дорошенко на стороне Петра Суховея и Михаила Ханенко, вернулись в Крым. Уманцы наотрез отказались впускать к себе в город Петра Дорошенко и заключили между двумя гетманами-соперниками такое соглашение: Михаил Ханенко обязался приехать в Чигирин на казацкую раду, которая должна была разрешить спор между двумя претендентами и избрать нового гетмана. Петр Дорошенко снял осаду и отступил от Умани. Однако Михаил Ханенко отказался приезжать на раду в Чигирин, удалился из Умани в Запорожье, а оттуда уехал в Крым, чтобы попросить у крымского хана Адиль-Гирея военной помощи против гетмана Петра Дорошенко. Крымский хан, царевичи и татарские мурзы согласились оказать помощь Михаила Ханенко. Вскоре Михаил Ханенко со значительной татарской ордой прибыл из Крыма на Правобережную Украину. С ним находился Юрий Хмельницкий. Петр Дорошенко собрал верные казацкие полки и соединился с буджацкой ордой, присланной ему на помощь силистрийской пашой. В битве под Стеблевым Михаил Ханенко разбил казацко-татарские войска Петра Дорошенко, который укрылся в Стеблеве. Михаил Ханенко осадил местечко. На помощь Петру Дорошенко прибыл Иван Сирко с новой буджацкой ордой, прогнал крымских татар от Стеблева и снял осаду. После этого Петр Дорошенко и Иван Сирко с буджацкими татарами преследовали врагов до Умани. Михаил Ханенко и Петр Суховеенко успели бежать в Сечь, а Юрий Хмельницкий был схвачен буджацкими татарами, союзниками Петра Дорошенко, и привезен в Стамбул, где султан приказал заточить его в Семибашенный замок.

1670 харьковский полковник Григорий Донец разгромил татарские «загоны» в боях под Мерефой и на реке Самаре. Отбил весь полон и стада, взял 4 языка и многих побил. В мае татары (130 чел.) подошли под Острогожск, но был разбит местным казацким полковником Иваном Дзиньковским. В июне и июле татары подходили под Валуйки, где взяли в плен 20 человек. Татары были настигнуты на Черной Калитве и разбиты.
1671 правобережный гетман Пётр Дорошенко, объявив себя врагом Речи Посполитой, призвал крымского хана Адиль-Гирея, турецкого данника и ленника, прибыть с татарской ордой к нему на соединение для войны против Польши. Пётр Дорошенко с казацкими полками осадил Белую Церковь, где находился польский гарнизон, а его брат Григорий Дорошенко с брацлавским полком расположился в замке Стена, на границе с польскими владениями. Крымский хан Адиль-Гирей, выступивший с ордой на помощь гетману Петру Дорошенко, по дороге на Украину был остановлен запорожскими казаками. Шеститысячный отряд запорожцев под предводиетльством Ивана Сирка и Михаила Ханенко вступил в бой с татарской ордой. Крымский хан Адиль-Гирей, не расположенный к Петру Дорошенко и двигавшийся к нему на помощь по приказу султана, вступил в переговоры с Михаилом Ханенко и примирился с запорожцами. Украинский гетман Петр Дорошенко, узнав о сепаратном мире Адиль-Гирея со своим конкурентом Михаилом Ханенко, сразу отправил в Стамбул жалобу на действия крымского хана. В июне 1671 года турецкое правительство отстранило от власти Адиль-Гирея и объявило следующим крымским ханом Селим-Гирея.

В конце марта 1671 года наказной гетман Остап Гоголь с подольским полком при поддержке отрядов буджацких татар вторгся в летичевский повет Подольского воеводства. Казацко-татарские отряды опустошили и сожгли окрестности Бара, Меджибожа, Деражни, Старой Сенявы, Новой Сенявы, Зинькова и Гусятина. 20 июля гетман Петр Дорошенко возобновил осаду Белой Церкви, где находился польский гарнизон, и отправил на Подолию двухтысячный казацкий корпус под командованием своего младшего брата и наказного гетмана Григория Дорошенко. Кальницкий казацкий полк был отправлен Петром Дорошенко в Крым, чтобы помочь крымскому хану Адиль-Гирею в борьбе с запорожскими казаками. Правобережный гетман Петр Дорошенко, имея не более пяти-восьми тысяч казаков (остальные казаки находились в гарнизонах) и пять-шесть тысяч союзных татар, не решался вступать в войну и ожидал подхода крымской орды под руководством Адиль-Гирея, чтобы затем перейти в наступление против Речи Посполитой. Большинство буджацких мурз, которые соединились с казаками Григория Дорошенко, узнав про приближение польского ополчения, спешно оставили своих союзников и вернулись в свои кочевья. Против гетмана Дорошенко и крымской орды выступила польская армия под командованием великого гетмана коронного Яна Собесского. 26 августа 1671 года в битве под Брацлавом польская армия наголову разбила казацко-татарские отряды. Поляки разгромили буджацких татар и ворвались в Брацлав. Казаки укрылись в городском замке. Разбитые татары стали в панике отступать. Великий коронный гетман Ян Собесский во главе польской кавалерии двинулся в погоню за татарами. В Брацлаве была оставлена часть польского войска, чтобы блокировать казацкий отряд, осажденный в замке. Поляки преследовали татар до Батога и окончательно их разгромили. Казаки, оборонявшиеся в замке, узнали о разгроме татар и капитулировали. Эмир Али, командующий буджацкими отрядами, заявлял, что татары потеряли в битве и во время отступления пятьсот человек. Несмотря на победу, Ян Собесский с коронным войском отступил в Бар, куда прибыл 30 августа.

1671—1672 татарские набеги продолжались. В апреле 1671 года татары (400 чел.) подошли под Змиев и Мерефу, но харьковский полковник Григорий Донец разгромил настиг крымцев на реке Орели, разбил, многих посек, полон освободил и взял двух языков. В апреле того же года другой татарский отряд (300 чел.) прибыл под Торские болота, но также был разбит. В июле 1671 года татары и башкиры воевали под Верхним Ломовом, где взяли полон и стада отогнали. В августе татары воевали под Валуйками. В апреле 1672 года татарский отряд приходил под городок Маяцкий. Осенью 1672 года татаские загоны действовали под Усердом, Коротояком, Новым Осколом, Острогожском, Воронежем другими южными городами.
1672 началась польско-турецкая война. В апреле 1672 года огромная турецкая армия под предводительством султана Мехмеда IV выступила из Адрианополя в поход на Речь Посполитую. Крымский хан Селим-Гирей получил приказ от султана отправиться вместе с татарской ордой выступить на соединение с наступающей турецкой армией. Правобережный гетман Петр Дорошенко собирал верные казацкие отряды для участия в войне против Речи Посполитой. В начале июня в Чигирин начали прибывать первые турецкие и татарские отряды, которые должны были действовать вместе с гетманом. 25 мая турецкая армия переправилась через Дунай у Исакчи, а в июле подошла к Днесту, по которой проходила граница Речи Посполитой. Правобережный гетман Петр Дорошенко с казацкими отрядами и крымский хан Селим-Гирей с ордой выступили в поход на Подолию, чтобы соединиться с турецким султаном. 4 августа к турецким войскам присоединились крымский хан Селим-Гирей с татарской ордой и украинский гетман Петр Дорошенко с казацкими отрядами. 5 августа султан принял Петра Дорошенко, который признал себя вассалом и данником Османской империи. Петр Дорошенко получил в подарок от турецкого султана богатый халат, булаву и коня. 6 августа султан отправил грамоту в польскую крепость Каменец-Подольский, требуя от польского гарнизона добровольной капитуляции. Каменецкий гарнизон, надеясь на помощь со стороны польского правительства, отверг турецкий ультиматум. 7 августа османские войска осадили Каменец-Подольский. 17 августа каменецкий комендант начал переговоры с великим визирем об условиях сдачи. Турецкое командование разрешило польскому гарнизону и местным горожанам с оружием и имуществом беспрепятственно покинуть Каменец. 19 августа польский комендант передал великому визирю ключи от Каменца. Султан Мехмед IV торжественно вступил в Каменец и оставил в крепости пашу с крупным гарнизоном (15-20 тыс. чел.). Из Каменца-Подольского султан с турецкой армией двинулся под Жванец и расположился здесь лагерем. 17 сентября турецкие войска выступили из своего лагеря под Жванцем и продолжили завоевание Подолии. Бучач и Ягельница добровольно сдались туркам. Турецкие паши со своими отрядами захватили около тридцати подольских городов и местечек.

Султан отправил крымского хана Селим-Гирея с татарской ордой и украинского гетмана Петра Дорошенко с казацкими полками на Львов. Ян Собесский отправил посольство к хану и предложил ему стать посредником в переговорах между польским королем и османским султаном. Крымский хан дружелюбно принял польских послов и соглашался стать посредником в переговорах между Польшей и Османской империей, если польский король уступит Подолию и согласится платить ежегодную дань султану. Крымский хан с татарской ордой и украинский гетман с казаками двигались на Львов. Вместе с ними был отправлен турецкий отряд под командованием Каплан-паши. По пути им сдавались близлежащие городки и местечки, а татарские и ногайские отряды расходились по сторонам, жгли села и захватывали жителей в плен. 20 сентября крымские татары, казаки и турки прибыли под город, защитой которого руководил Илья Лонский, имевший под своим командованием четыре хоругви пехоты и два отдела конницы. Союзники окружили Львов со всех сторон. 25 сентября львовские горожане прислали Каплан-паше почетный дар, однако паша не принял его и потребовал присялки к нему городских ключей. Львовский гарнизон без разрешения польского короля отказывался сдаваться. Тогда турецкий главнокомандующий Каплан-паша приказал начать артиллерийский обстрел города и рыть подкопы. 28 сентября турки взяли приступом замок, господствовавший над Львовом. В ночь с 28 на 29 сентября под осажденный город прибыли польские послы, которые попытались при посредничестве крымского хана Селим-Гирея прекратить артиллерийский обстрел города. 30 сентября начались переговоры между турецким главнокомандующим Каплан-пашой и польскими посланниками. 7 октября 1672 года под Бучачем был заключен унизительный польско-турецкий мирный договор. Польша вынуждена была передать Османской империи все Подольское воеводство и выплачивать турецкому султану ежегодную дань в размере двадцати дву тысяч злотых. Правобережная Украина переходила под власть правобережного гетмана Петра Дорошенко, признававшего свою зависимость от турецкого султана. После заключения мирного договора турецкие войска отступили от Бучача к Жванцу. В Каменце, Межибоже, Баре, Язловце и всех остальных подольских городах были оставлены турецкие гарнизоны. Султан приказал турецким пашам прекратить военные действия против Речи Посполитой. Однако крымские татары, разошедшиеся отрядами для грабежа и захвата пленников, в течение месяца продолжали разорять польские владения. Польские воеводы отправляли отряды для преследования татар, но ничего не смогли с ними сделать. Только великий коронный гетман Ян Собеский удачно уничтожал отдельные татарские отряды. Татарские и ногайские отряды стали опустошать и грабить район между раеками Саном, Вепшом и Бугом. В октябре 1672 года великий гетман коронный Ян Собеский, собрав под своим командованием 2,5-3 тыс. конницы и драгун, выступил против отдельных и разрозненных татарских «чамбулов». Крымские татары потерпели поражение в боях под Краснобродом, Наролем, Немировом, Комарном и Петранкой. Пропольский гетман Михаил Ханенко также успешно сражался с татарскими «загонами». После поражения под Четвертыновкой Михаил Ханенко с верными отрядами казаков стоял у Дубна, где отразил нападение турецкого отряда, а 5 октября разбил татарский отряд в бою под Красноставом и отбил до двух тысяч пленников. Вслед затем Михаил Ханенко разгромил крымских татар под Томашевым. Жители Русского воеводства создавали вооруженные отряды, изгоняли татарские «загоны» и освобождали пленников. По приказу султана крымский хан Селим-Гирей и украинский гетман Петр Дорошенко отступили от Львова и прибыли в турецкий лагерь под Жванцем. Здесь гетман Петр Дорошенко был вторично принят султаном и получил от него в дар халат, расшитый золотом. Турецкая армия под предводительством султана медленно двинулась за Днестр в свои владения, а Петр Дорошенко и крымский хан Селим-Гирей отправились на Украину.

1673 войско крымского хана Селим Гирея попыталось ворваться на русские земли, но укрепления Белгородской черты остановили его[4]. В мае татары значительными силами действовали по укрепленно линии по реке Тихой Сосне, реке Осколу и прилегающим уездам. Татарские отряды воевали под Верхсосенском, Усердом и Новым Осколом.

Осенью 1673 года вновь продолжились военные действия между Речью Посполитой и Османской империей. Несмотря на заключение польско-турецкого договора под Бучачем в 1672 года, польско-шляхетское правительство отказывалось выплачивать ежегодную дань турецкому султану и не выводило свои гарнизоны из подольских городов и местечек. Великий коронный гетман Ян Собесский собрал польскую армию и выступил против крымского хана Селим-Гирея, по приказу турецкого султана вторгшегося в украинские пределы, и наголову разбил главные силы татарской орды. Польские отряды стали выгонять турецкие и татарские отряды, размещенные в Подолии. В ноябре 1673 года в битве под Хотином 30-тысячная польско-литовская армия под командованием великого гетмана коронного Яна Собеского разгромила 35-тысячную турецкую армию под предводительством Гусейн-паши. В сражении турки потеряли 30 тысяч челове убитыми и пленными. Только пять тысяч турок смогло вырваться и укрыться в Каменце-Подольском.

1674 набеги на южнорусские города и крепости повторялись, но численность нападавших была минимальной. Вместе с татарами действовали калмыки. Вражеские отряды действовали под Маяцким, Торскими озерами, Романовом и Змиевом.

В ноябре 1674 года новый польский король-полководец Ян Собеский предпринял крупный поход на Правобережную Украину. Бар, Брацлав и Немиров сдались полякам, а Рашков был взят штурмом, а весь турецкий гарнизон вырезан. Кальник сдался и принес присягу на верность польской короне. Польские хоругви под предводительством Дмитрия Вишневецкого и Станислава Яблоновского разгромили казацко-татарские отряды под Жорнищами и Немировом, а польско-литовские отряды под командованием Николая Сенявского и князя Михаила Казимира Радзивилла разбили противника в боях под Чигирином и Паволочью. В битве под Паволочью было разбито четырехтысячное татарское войско под командованием нурэддин-султана, который сам погиб. Осенью 1674 года турецкий султан организовал поход на Запорожскую Сечь и послал из Стамбула в Крым через море на кораблях пятнадцать тысяч отборных янычар. Турецкое правительство решило захватить Сечь и истребить всех запорожских казаков. По приказу султана крымский хан Селим-Гирей с сорокатысячной татарской ордой принимал участие в турецком походе на Сечь. В январе 1675 года пятнадцатитысячный корпус янычар и сорокатысячная орда во главе с крымским ханом Селим-Гиреем незаметно подошли к Сечи. Татары окружили Сечь, а турецкие пехотинцы-янычары тайно вошли в сам город. Однако запорожцы отразили вражеское нападение и наголову разбили турецкий корпус. Погибло тринадцать с половиной янычар, а остальные спаслись бегством. Крымский хан с татарской ордой отступил от Сечи в степь.

1675 татары и калмыки совершали набеги под Валуйки, Ольшанск, Усерд, Усмань и Козлов.

В конце июня 1675 года большая османская армия (20-30 тыс. чел.) под предводительством сераскира Ибрагима-паши Шайтана вторглась в Правобережную Украину. Турецкие войска переправились через Днестр под Тягиней и взяли крепость Бар. В июле под Маначином с турками соединилась тридцатитысячная татарская орда под командованием нурэддин-султана Сафа-Гирея. Турки-османы и татары двинулись на Львов, опустошая и сжигая все на своем пути. Во время похода нуреддин-султан Сафа-Гирей с ордой отделился от турецкой армии и действовал самостоятельно. Польский король Ян Собеский, узнав про новое турецкое вторжение, приказал усилить свои гарнизоны в Подолии, чтобы задержать продвижение турецкого войска. Главные силы Ян Собеский сосредоточил в окрестностях Львова. 27 июля турки взяли штурмом Збараж и разослали татарские отряды по Подолии и Волыни. Были захвачены Бучач и Завялов. Станислав Ян Яблоновский разбил крупный турецкий отряд под Злочевом. 22 августа 1675 года турецкий главнокомандующий Ибрагим-паша Шайтан отправил на Львов против польской армии десятитысячное татарское войско под командованием нурэддин-султана Сафа-Гирея. Ян Собеский имел под своим командованием 6-тысячное войско. Узнав о приближении к Львову татарской орды, польский король Ян Собеский расставил часть своих сил (драгуны и легкая конница) на четырех направлениях, откуда мог объявиться противник. Польские гусары (1200—1500 чел.) были оставлены в резерве. Пехота находилась в укрепленном обозе под Львовом. 24 августа крымские татары подошли к городу и вступили в бой с поляками. В рашающий момент Ян Собеский во главе двухтысячной конницы лично атаковал татар, которые были разгромлены. 20 сентября 1675 года десятитысячная османская армия под предводительством сераскира Ибрагима Шайтана осадила Терембовлю. Крепость защищал небольшой польский гарнизон (300 чел.), который в течение двух недель успешно отразил все вражеские атаки. Ибрагим-паша Шайтан, потеряв две тысячи человек, не смог взять штурмом крепость, снял осаду и отступили за Днестр. Польские войска, преследуя турок-османов, выступили на Молдавию, где взяли и сожгли Сучаву.

1676 Небольшие татарско-калмыцкие отряды приходили под Усмань, Воронеж и Ольшанск.

В 1676 году огромная турецкая армия под предводительством сераскира Ибрагима-паши вторглась на Правобережную Украину. Польский король Ян Собеский, собрав 38-тысячную польскую армию под Львовом, двинулся навстречу противнику. Ян Собеский расположился свои войска в укрепленном лагере под Журавном. Турки и крымцы взяли города Язловец, Чертков и Галич. 24 сентября 1676 года в битве под Войниловом польский король Ян Собеский разгромил большой татарский отряд, но под натиском крупных татарских сил вынужден был отступить. Под Довгой татары атаковали главные силы Яна Собеского, стремясь отрезать им дорогу к отступлению, но были отражены. Польское войско отступило под Журавно, где расположилось в укрепленном таборе. Турецко-татарские войска полностью окружили польский укрепленный лагерь. 24-26 сентября татарская конница под командованием крымского хана Селим-Гирея, а 28-29 сентября прибыл Ибрагим-паша Шайтан с турецкой армией. 17 октября 1676 года польский король Ян Собеский вынужден был заключить Журавенский мирный договор с Османской империей. Договор отменял положение Бучачского мира 1672 года об уплате Речью Посполитой ежегодной дани Османской империи, одновременно подтвердил уступку Речью Посполитой в пользу Османской империи Подолии. Правобережная Украина за исключением Белоцерковского и Паволочского округов, переходила под власть турецкого вассала — гетмана Петра Дорошенко.

1677 Началась русско-турецкая война. Первый поход турецко-татарской армии на Чигирин. В июне 1677 года турецко-татарские войска под предводительством сераскира Ибрагим-паши и крымского хана Селим Гирея переправились через р. Днестр и выступили на Чигирин, преследуя цель возвратить Правобережную Украину Османской империи. Осадив в начале августа Чигирин, с находившимся там гарнизоном под командованием коменданта генерал-майора А.Трауернихта, турки и татары простояли у города месяц, не сумев его взять. 26 августа на помощь Чигирину прибыли русско-казацкие войска под командованием боярина князя Григория Ромодановского и гетмана Ивана Самойловича начали под огнем турецко-татарского войска переправу через Днепр на правый берег у Бужинской пристани. Турки и татары пошли в лобовую атаку, но были отброшены ружейным и пушечным огнем. Бой на переправе шел три дня. Турецко-татарское войско отступило, потеряв убитыми двадцать тысяч человек. Г. Г. Ромодановский и Иван Самойлович вступили в Чигирин, восстановили разрушенные укрепления, оставили в городе пятнадцатитысячный гарнизон и вернулись на левый берег Днепра. Султан заключил Ибрагим-пашу в Эди Куле — Семибашенный замок, а крымского хана Селим-Гирея сместил и сослал на остров Родос. В 1678 года новым крымским ханом стал Мурад Гирей, который в марте 1678 года осуществил разорительный набег под Переяславль.
1678 Второй поход турецко-татарской армии на Чигирин. Летом 1678 года 100-тысячная турецкая армия под командованием Кара-Мустафы-паши и 50-тысячное крымско-татарское войскко с ханом Мурад Гиреем вновь осадили Чигирин. Гарнизон города, состоявший из пяти тысяч стрельцов и семи тысяч казаков, возглавляли воевода Иван Ржевский, убитый во время осады, и инженер-полковник Патрик Гордон. Русско-казацкие полки под командованием князя Григория Ромодановского и левобережного гетмана Ивана Самойловича 12 июля с боями переправились через Днепр у Бужинской переправы. Завязалось сражение у господствовавшей над всей местностью Стрельниковой горы, находившейся в полутора километрах от Чигирина, закончившееся безрезультатно для вдвое меньшей, чем турки и татары, русской армии. Осаду Чигирина снять не удалось, и 11 августа город был взят, русский гарнизон вынужден был покинуть Чигирин. Однако переправиться за Днепр турецко-татарским войскам не дали. В октябре 1678 года войска Кара-Мустафы и Мурад-Гирея ушли за Южный Буг и в Крым, не тронув Киева, в котором воеводой находился князь Михаил Голицын с гарнизоном в 106 солдат. Таким образом, турки-османы и крымские татары не смогли закрепиться на Правобережной Украине.

В декабре 1678 года Юрий Хмельницкий отправил свой универсал к левобережным украинцам, призывая их признать его гетманом и подчиниться его власти, чтобы избежать разорения и плена. Вслед за этим Иван Яненченко вместе с двумя татарскими мурзами, присланными к нему на помощь крымским ханом, переправился через Днепр у Стаек и, минуя городки переяславского полка, двинулся на Остер и Козелец. Крымские татары, захватив добычу и пленных, стали возвращаться, но на обратном пути в селе Глубоком были настигнуты и разбиты переяславским полковником Иваном Лисенко, который отбил всех пленников. В декабре тогоже 1678 года правобережный гетман Юрий Хмельницкий с отрядами крымских татар совершил разорительный поход на Левобережную Украину. Местечко Веремеевка, жители которого не могли защищаться, первым поддалось правобережному гетману Юрию Хмельницкому. За Веремеевкой последовали местечки Чигрин-Дубрава, Горошин, Городище и Жовнин. Юрий Хмельницкий в своем универсале призывал всех правобережных украинских горожан и крестьян, недавно переселившихся на левый берег Днепра, возвращаться домой. Всех сдавшихся, которых было три тысячи, Юрий Хмельницкий приказал переселить в Жаботин. 27 января 1679 года из-под Жовнина Юрий Хмельницкий выслал универсал в города и местечки миргородского полка, требуя от местных казаков покорности. В это время Иван Яненченко с татарами прибыл к Лубнам и окружил город, где находились лубенский полковник Ильяшенко и охотный полковник Новицкий. Многие лубенские жители стали склоняться на сторону Хмельницкого. Против гетмана Юрия Хмельницкого выступили полтавский и миргородский полковники со своими полками, а из Сум двинулся генерал-майор Григорий Касогов вместе с сумским и ахтырским полками. Сам украинский гетман Иван Самойлович с казацким войском выступил из Батурина и прибыл в Конотоп. Полтавский полковник Левенец разбил Юрия Хмельницкого в бою под Жовниным и заставил отступить в Лукомль. Юрий Хмельницкий простоял под Лукомлем три дня и не смог склонить местных жителей на свою сторону, а затем вернулся за Днепр с татарской ордой. За Юрием Хмельницким прибыл и Иван Яненченко. Сам Юрий Хмельницкий отправился в Немиров, а Иван Яненченко прибыл в Корсунь. Крымские царевичи, посланные ханом Мурад-Гиреем на помощь гетману, разделились: калга-султан вернулся в Крым, а нуреддин-султан с семитысячным отрядом снова переправился на левый берег Днепра. Небольшие татарские отряды разорили территорию миргородского казацкого полка и взяли множество пленных. На обратном пути на татар напал Григорий Касогов с русско-казацким войском. Иван Самойлович передал ему выборных казаков из гадячского, миргородского и компанейского полков. Русские и казаки разгромили татар и отбили пленников, взяли татарское знамя и едва не пленили нуреддина-султана. Раненый нуреддин с остатком своей орды бежал на правый берег Днепра. Русские ратные люди и казаки тоже перешли через Днепр и преследовали татар до реки Малый Ингулец, а затем вернулись к Кереберду.

1677—1678 Набеги крымских татар и калмыков под Верхсосенск, Новый Оскол, Усерд и Усмань.
1679 В июле-августе татары азовские, крымские и ногайские с 8000 человек приходили под Чугуев, Печенеги, Салтов, Харьков, Балыклею, Серков, Соколов и другие места. Харьковский полковник Григорий Донец одержал новую победу, разогнал татар по лесам, побивал и в реках потопил, русский полон весь отбил.
1680 в январе крымский хан Мурад-Гирей совершил разорительный набег на южнорусские земли. Хан «со многими ордами» (до 100 тыс. чел.) перешел реку Мерль по Муравскому шляхту и двинулся на Белгород. Не доходя Валок, хан отправил нурэддина Сайдат-Гирея и трех мурз с 4-тысячным отрядом за языками. Нурэддин, перейдя вал, пошел под г. Вольный, с ним было 2000 человек, а остальных 2000 послал под другие городки. В это время сам хан Мурад-Гирей распустил отдельные татарские отряды («загоны») по близлежащим окрестностям. Крымцы были под Белгородом, Карповом, Вольным, Золочевом, Ольшанском, Харьковом, Валками, Богодуховом, Краснокутом, Ахтыркой, Колонтаевом, Мурахвой, Рублевом и Колымаком. Во этого время похода татары захватил в плен 3014 человек.
1681—1682 крымские татары воевали под Царевом Борисовом и Торскими озерами. Калмыцкие отряды действовали под Воронежем, Усманью, Пензой, Нижним Ломовым и Верхним Ломовым.
1683 В конце года правобережный гетман Стефан Куницкий, собрав 5-тысячное казацкое войско, предпринял военный поход против буджацких татар. В конце ноября казацкие полки заняли местечко Нагаи, где перебили турецкий гарнизон, и выступили на Кишинев. Здесь казаки соединились с войском молдавского господаря Стефана Петричейку. Объединенное казацко-молдавское войско (15-18 тыс. чел.) под командованием правобережного гетмана Стефана Куницкого 5 декабря 1683 года разгромило в битве под Тягиней 25-тысячную турецко-татарскую армию под руководством тягинского бея Али-паши. По свидетельству современников, тягинский шлях был усеян вражескими трупами на протяжении четырех миль. Среди убитых были тягинский бей Али-паша, Алигер-паша, предводитель Буджацкой Орды, и несколько крупных татарских мурз. Украинские казаки опустошили и разорили буджацкие улусы под Белгородом и Аккерманом, захватили турецкие крепости Измаил и Килию, выйдя к берегам Черного моря. Казаки попытались взять Тягиню и Белгород, но из-за отсутствия артиллерия вынуждены были снять осаду. Владения Буджацкой Орды были опустошены и выжжены.

Крымский хан Хаджи-Гирей (1683—1684), узнав о разгроме буджацких татар, собрал 10-12 тысяч татар и выступил в поход против Стефана Куницкого. В конце декабря правобережный гетман Стефан Куницкий с каазцко-молдавским войском (10-12 тыс. чел.) двинулся из Буджака и стал переправляться через Прут около села Тобак, под городом Рени. Здесь 30 декабря 1683 года на казацко-молдавские отряды внезапно напала татарская конница крымского хана Хаджи-Гирея. Стефан Куницкий построил укрпленный лагерь, откуда успешно отражал татарские атаки. В ночь с 3 на 4 января 1684 года молдавские союзники изменили казакам и покинули казацкий табор. В этой обстановке правобережный гетман Стефан Куницкий с казацкой конницей (ок. 2 тыс. чел.) прорвал вражеское кольцо и переправился через Прут. Казацкая пехота (ок. 4 тыс. чел.) под командованием Андрея Могилы также вырвалась из окружения и переправилась через Прут под Бояновом, но понесла при этом большие потери. 10 января до Ясс смогло добраться только пять тысяч казаков.

1684 В мае в бою под Студеницей татары разгромили казацкий отряд под командованием нового правобережного гетмана Андрея Могилы, взяв в плен двести казаков. В июле того же 1684 года в битве под Скалой трехтысячное польско-казацкое войско под командованием региментария Михала Жевуского нанесло поражение двухтысячному татарскому отряду. Крымцы потеряли убитыми около пятисот человек, тридцать мурз было взято в плен.
1688 Ханское войско вторглось в южные польские владения, сильно опустошило Волынь и вывело оттуда по данным летописи до 60 тысяч человек.[7] В том же году поход под Полтаву.

В июне 1688 года турецко-татарский отряд (1500 чел.) разгромил небольшой польский отряд в битве под Новоселкой.

1691 В сентябре в бою под Переритой в Молдавии польский корпус под командованием надворного маршалка коронного Иеронима Любомирского разгромил крупный татарский отряд.
1692 В январе из Украины в Запорожскую Сечь сбежал войсковой канцелярист Петр Иванович (Петрик), который стал призывать запорожских казаков заключить военный союз с Крымским ханством ханом для совместной борьбы против украинского гетмана Ивана Мазепы, ставленника Москвы. Иван Мазепа требовал от запорожцев выдать ему «вора и плута» Петрика, но они отказались. Петрик добился расположения запорожцев и даже был избран кошевым писарем Войска Запорожского. Весной из Сечи Петрик с небольшим отрядом казаков выехал в Крым. В мае Петрик заключил военный союз с крымским ханом Сайдат-Гиреем, который соглашался оказать ему свою военную помощь при завоевании Левобережной Украины. Некоторые запорожские казаки примкнули к Петрику. В июле в Каменном Затоне запорожцы собрали раду, где провозгласили Петрика украинским гетманом. Крымский хан отправил вместе с Петриком на Украину калгу вместе с татарской ордой. Вначале Петрик и крымский калга решили подчинить себе пограничные казацкие городки на реке Самара, а затем наступать на полтавский полк. Украинский гетман Иван Мазепа стал собирать казацкие полки для отражения татарского нападения и обратился за помощью к русскому правительству. В конце июля Иван Мазепа отправил на границу пять казацких полков, а сам с пятью полкам расположился под Гадячем, где стал ждать прибытия московских воевод и выборных отрядов из трех казацких полков. 28 июля Иван Мазепа издал универсал ко всему украинскому населению, призывая его сохранять верность русскому царю и своей гетманской власти. Некоторые городки по берегам р. Орели добровольно признали власть Петрика. Иван Мазепа с казацким войском двинулся из Гадяча в Полтаву. 5 августа полковники с передовым корпусом, высланные Иваном Мазепой на берега Ворсклы, двинулись к реке Орель и подошли к Маячке. Под этим городком находился Петрик с крымским калгой. Татарские «загоны» разошлись по близлежащим селениям, разоряя и пленяя местных жителей. При приближении к Маячке левобережных казацких полков крымцы спешно отступили в степи и возвратились в Перекоп. После быстрого отступления калги и Петрика от Маячки полковники, высланные гетманом навстречу татарской орде, стали преследовать отступающих татар, но не могли их догнать. Петрик вместе с небольшим отрядом своих сторонников отступил вместе с калгой и три месяца проживал под Перекопом. В конце сентября 1692 года Петрик выехал из Перекопа в Бахчисарай, столицу Крымского ханства. Турецкий султан отстранил от власти прежнего крымского хана Сайдат-Гирея и вторично назначил ханом Селим-Гирея. В декабре из Стамбула в Крым прибыл новый крымский хан Селим-Гирей, непримиримый противник Русского государства. Крымский хан Селим-Гирей ласково принял Петрика и согласился оказать ему военную поддержку против левобережного гетмана Ивана Мазепы и русского правительства. После отступления крымской орды украинский гетман Иван Мазепа сразу распустил казацкие полки по домам. Между тем сам Петрик и влиятельные крымские мурзы призывал хана Селим-Гирея к новому нападению на Левобережную Украину.
1693 в январе крымский хан Селим-Гирей выслал в поход на Украину татарскую орду под командованием своего зятя, нурэддина-султана. Вместе с ордой находился Петрик с небольшим отрядом своих сторонников. Селим-Гирей приказал нурэддину и Петрику вначале выступить в Сечь и призвать запорожских казаков к совместному походу на левобережные города. Если украинские города не станут сдаваться, то крымский хан приказывал их брать штурмом и разорять. Сам крымский хан Селим-Гирей общал весной вместе с главными силами напасть на слободские города и селения. Нурэддин и Петрик отправили в Сечь воззвание, призывая запорожцев присоединиться к татарской орде. Однако запорожские казаки сохранили верность московскому правительству и отказались участвовать в нападении на украинские земли. Крымские татары двинулись на городки Переволочна и Кишенка, но местные жители наотрез отказались сдаваться и признавать гетманом Петрика. Тогда Петрик с татарской ордой выступил на Полтаву, центр одноименного казацкого полка. Крымцы подступили к Полтаве и стали разорять городские окрестности. Татарские «загоны» разошлись по близлежащим селениям, убивая и пленяя местное население. Петрик безуспешно призывал жителей Полтавы сдаваться и признать его гетманскую власть. Еще в декабре 1692 года гетман Иван Мазепа, следивший за движением крымских татар и Петрика, сообщил в Москву о готовящемся татарском вторжении на Левобережную Украину. Русское правительство приказало боярину Борису Петровичу Шереметеву с сорокатысячной армией выступить на соединение с украинским гетманом Иваном Мазепой. Русские отряды заняли все пограничные казацкие городки на р. Самаре. Полтавский полковник отказался помогать Петрику и собирал верных казаков в своем полку для отпора крымским татарам. Известия о приближении русской армии под командованием Бориса Петровича Шереметева и казацких полков под предводительством Ивана Мазепы вынудили нурэддина к немедленному отступлению. Крымская орда вместе с многочисленными пленными отсупила в степи. Во время второго татарского нападения Иван Мазепа с казацким войском двинулся из Батурина в Лубны, расставил вдоль Днепра несколько городовых и охотных полков. Петрик со своими сторонниками отступил с татарской ордой в Крым. Здесь Петрик постоянно призывал крымского хана Селим-Гирея к продолжению борьбы против Русского государства. Украинский гетман Иван Мазепа сообщал русскому правительству обо всех замыслах Петрика и рассылал ниверсалы во все левобережные казацкие полки, призывая их быть в готовности для отражения нового татарского вторжения.

В июне правобережные полковники Семён Палий и Андрей Абазин со своими полками наголову разгромили татарскую орду в бою за местечкой Смелая. В октябре правобережные полковники Семён Палий и Андрей Абазин, соединившись с двумя левобережными полковниками, одержали победу над крымскими татарами на реке Кодыме.

1694 В начале года Петрик из Крыма стал опять присылать свои воззвания в Сечь, обещая вскоре прибыть с крымской ордой для отвоевания Левобережной Украины из-под московской власти. Летом 1694 года запорожские казаки начали военные действия против Крымского ханства и предприняли два военных похода против татар. Походы запорожцев вынудили нурэддина-султана, выступившего с ордой в набег на Слободскую Украину, вернуться назад. В сентябре 1694 года украинский гетман Иван Степанович Мазепа организовал военный поход против крымских татар. Казацкий корпус под командованием черниговского полковника Якова Лизогуба выступил в поход за Днепр на «дикие поля». Соединившись с хвастовским полковником Семеном Палеем, Яков Лизогуб с казацким корпусом двинулся к устью Днепра и взял штурмом турецкую крепость Паланку, захватив добычу и пленников.
1696 В январе 1696 года крымский хан Селим-Гирей организовал опустошительный набег Левобережную Украину. Татары и ногайцы брали пленных по берегам р. Орели, захватили приступом и сожгли местечки Китай-городок и Кишенку, осаждали Келеберду, а оттуда отправились под Голтву, где были собраны казацкие полки для отражения татарского набега. Однако из-за самовольного бегства многих казаков из своих полков полковники отступили. Крымцы сожгли селения около городков Остапа, Белоцерковки и Богачки, а затем направились на Гадяч. По пути они расходились в стороны отдельными «загонами», захватывая в плен местных жителей. Украинский гетман Иван Мазепа с собранными казацкими полками выступил из Батурина в Прилуки. 30-тысячная буджацкая орда переправилась через Буг и двинулась под Кременчуг, чтобы соединиться с крымской ордой. Вместе с буджацкими ногайцами находился Петрик. Ногайцы осадили пограничные украинские города Поток и Омельник. Петрик послал универсал к жителям осажденных городов, призывая их сдаться и признать свою гетманскую власть. В ответ Иван Мазепа разослал свой универсал по Левобережной Украине, в котором предлагал крупную денежную сумму в награду за убийство Петрика. Иван Мазепа с собранным казацким войском двинулся из Прилук в Лохвицу. Вевода Борис Петрович Шереметев с русским войском находился в Ахтырке, призывая украинского гетмана Ивана Мазепу с казацким войском прибыть к себе на соединение. Однако из-за опасности нападения татарских отрядов на Батурин Иван Мазепа с казацкими войском остался в Лохвице. Вскоре крымская и буджацкая орды, соединившиеся вместе, снова разделились на две части: крымцы двинулись разорять полтавский полк, а буджацкие ногайцы пошли «воевать» Поднепровье. Иван Мазепа отправил из Лохвицы прилуцкий полк в Полтаву, приказав с ним соединиться гадяцкому, миргородскому и полтавскому полкам, а лубенский и охотный казацкие полки выслал против ногайцев. Сам Иван Мазепа с остальным казацким войском двинулся в Ахтырку, чтобы соединиться с Борисом Шереметевым, но добрался до местечка Рашевка на реке Псел. Здесь украинский гетман узнал, что уже 1 февраля крымские татары и ногайцы с пленниками отступили в свои степи. Украинские казаки взяли в плен многих татар в лесу за р. Ворскла. После отступления крымского калги-султана гетман Иван Мазепа распустил городовые казацкие полки по домам, а охотные полки отправил в их становища. Под Кишенкой один казак умертвил самозваного гетмана Петрика.

В феврале 1696 года татарская орда (8-12 тыс. чел.) под командованием калги Шебас-Гирея, царевичей Саадат-Гирея и Газы-Гирея прорвала польскую блокаду Каменца-Подольского, доставила продовольствие в турецкую крепость и двинулась в набег на южные польские владения. Великий гетман коронный Станислав Ян Яблоновский собрал под Львовом 4-тысячное польское ополчение. 11-12 февраля в битве под Львовом поляки разгромили превосходящие силы крымско-татарской орды.

1698 В сентябре 14-тысячная татарская орда под предводительством калги-султана Каплан-Гирея совершила разорительный набег на Подолию. 8-9 сентября в битве под Подгайцами 6-тысячное польское войско под командованием польного гетмана коронного Феликса Казимира Потоцкого разгромило татарскую орду.

XVIII век

Год Описание
1711 Сторонники Филиппа Орлика из числа запорожских казаков (под командованием кошевого атамана Костя Гордиенко) вместе с 40-тысячным татарским войском под командованием царевича Мехмед Герая (сына Девлет Герая) совершили военный поход на Правобережную Украину, и осадили Белую Церковь. В походе участвовали 7-8 тыс. казаков, 3-5 тыс. поляков, 700 шведов и 400 турецких янычар. Однако татары перешли к грабежу мирного населения и добыванию ясыря, а казаки в войске Орлика начали массово дезертировать, чтобы защитить свои селения. В феврале 1711 года крымские татары захватили города Брацлав, Богуслав и Немиров, небольшие гарнизоны которых практически не оказали сопротивления. Левобережный гетман Иван Скоропадский отправил на правый берег Днепра компанейский полк под командованием генерального есаула Степана Бутовича. В битве под Лисянкой Степан Бутович был разгромлен и едва спасся бегством. В марте 1711 года Филипп Орлик и Мехмед Герай осадили крепость Белую Церковь, которую оборонял небольшой русско-казацкий гарнизон. Запорожцы и крымцы не смогли взять штурмом Белую Церковь, потряв убитыми одну тысячу человек. От Белой Церкви Орлик и Мехмед Герай отступили на Фастов. Запорожцы и крымские татары попытались напасть на Черкассы, Канев и Чигирин, но были отражены. Петр Великий отправил на Правобережную Украину русское войско под командованием князя Дмитрия Голицына. При приближении русских полков Орлик и Мехмед Герай начали отступать в степи. 15 апреля под Богуславом Дмитрий Голицын догнал часть татарской орды и отбил больше 7 тысяч пленников. В конце апреля 1711 года Орлик и Мехмед Герай вернулись в Бендеры. В это время сам крымский хан Девлет II Герай с тысячной татарской ордой (30-40 тыс. чел.) вторгся в Левобережную Украину, где осадил и захватил Новосергиевскую крепость. Местное казацкое население сдалось без боя. Затем Девлет Герай двинулся на Харьков и Изюм, но был отбит и в начале марта отступил в Крым. При приближении войска Бориса Шереметева татары с огромным полоном ушли в степь, а предприятие Орлика провалилось.
1713 крымские татары, ногайцы и азовцы разорили южные районы Казанской и Воронежской губерний, земли донских казаков и Харьковский полк. Татары захватили в плен 14 тысяч человек и более 2 тысяч убили.
1714 крымские татары и азовцы совершили поход на Царицын, также были разорены земли донских казаков, Харьковского и Изюмского полков.
1715 крымский мурза Мамбет-бей совершил разорительный набег на земли донских казаков. Также крымские татары разорили территорию Харьковского и Изюмского полков. В том же году кубанский сераскир Бахти Герай (Дели-султан) совершил крупный набег под Царицын и Астрахань. Под Астраханью Бахти-Гирей захватил в плен 1220 ногайских кибиток и переселил их за Кубань. Тогда же кубанский сераскир Бахти Герай совершал многочисленные набеги на калмыцкие улусы хана Аюки, вассала России. Кубанские татары разорили многие калмыцкие и ногайские улусы. 10300 ногайских семейств было насильно переселено за Кубань.
1716 крымские татары, турки и азовцы разорили Дмитриевский уезд Воронежской губернии, совершали набеги под Тамбов, земли донских казаков, Харьковский и Изюмский полки.
1717 Кубанский погром. Крымские татары совершали набеги на земли Харьковского и Изюмского полков в Слободской Украине. Кубанский сераскир Бахти-Гирей (Дели-султан) с кубанской ордой, турецкими и азовскими отрядами предпринял крупнейший поход на южнорусские земли. Кубанцы разорили окрестности Царицына, Пензы, Симбирска, Саратова, Инсара, Петровска и Ломова. Было взято в плен около тридцати тысяч человек.
1718 кубанский сераскир Бахти-Гирей совершил поход на земли донских казаков, где осадил и безуспешно штурмовал Черкасский городок. Многие казаки и юртовские калмыки были убиты и взяты в плен. В том же году крымские и кубанские татары совершили набеги на земли Казанской губернии, Харьковский и Изюмский полки.
1719, 1720, 1721 и 1722 крымские татары и азовцы совершали разорительные набеги на Харьковский, Изюмский, Полтавский и Миргородский полки в Слободской Украине, а также земли донских казаков.
1723 крымские татары, ногайцы и азовцы совершали набеги на Бахмут, Полтавский и Миргородский полки, земли донских казаков.
1724 крымские татары и азовцы совершили рейды на Бахмут, Полтавский и Миргородский полки, земли донских казаков и юртовских калмыков.
1725 крымские татары совершили набег на Бахмут.
1726 крымцы продолжали совершать набеги на Бахмут и земли донских казаков.
1727 крымцы и азовцы совершили набеги на земли донских казаков и Бахмут.
1728 крымские татары и азовцы совершили набеги на земли донских казаков и Бахмут. На сторону крымского хана перешел Батыр-тайша с юртовскими калмыками.
1729 крымцы и азовцы совершили набеги на Бахмут и земли донских казаков.
1730 крымские татары и азовские турки напали на земли донских казаков, Бахмут и Миргородский полк.
1731—1732 крымские татары и азовцы совершили набеги на земли донских казаков, Бахмут, Миргородский полк и Кабарду.
1733 крымская орда совершила неудачный поход на Северный Кавказ. Вторая крымско-татарская орда разорила земли донских казаков, под Бахмут и на Изюмский полк.
1734 крымские татары, азовские турки и кубанские татары совершили разорительные набеги на земли донских казаков, на Бахмут и Полтавский полк.
1737 в феврале крымские татары сделали новый набег на Левобережную Украину, где захватили много пленников. В стычке с крымцами во время переправы через Днепр у Переволочны был убит генерал-майор Юрий Федорович Лесли.
1739 15 (26) февраля орда переправилась через Днепр рядом с территорией Миргородского полка. Благодаря активным действиям отряда генерал-майора Ивана Бахметева орда была разгромлена. Бахметев, заранее извещенный казаками Миргородского полка о подходе татар, спешно выступил из Кременчуга к Власовке с отрядом из нескольких гренадерских рот, Рижского драгунского полка (всего 600 человек) и 1500 казаками Миргородского полка. Отряд Бахметева настиг татар спустя 2 часа после их переправы. В результате 6-ти часового боя, татары вынуждены были отступить за Днепр. Около 4000 воинов, 30 мурз и 2 «султана» утонули в специально устроенных прорубях на Днепре или были убиты. 19 февраля остатки орды ушли в Крым[11][12].
1756—1763 во время Семилетней войны России с Пруссией крымские татары и ногайцы совершали разорительные набеги на южнорусские владения.
1769 большой (последний в истории) поход крымской армии под предводительством хана Кырым (Керима)Герая на русские земли. Крымские татары и ногайцы разорили Новую Сербию с угоном значительного числа пленных[7]

15 января 1769 года 70-тысячная крымско-татарская орда перешла русскую границу и двинулась на Новую Сербию (Елизаветградскую провинцию). Крымский хан планировал идти в Польшу, чтобы соединиться с барскими конфедератами. Проводниками для крымской орды были польские ксёндзы. Керим (Крым) Гирей подошел к Елизаветграду, но был встречен артиллерийским огнем. Крымский хан не решился штурмовать хорошо защищенный город, а распутил татарскую орду на мелкие отряды для грабежа и захвата пленников. Крымские и ногайские «загоны» рассеялись по близлежащим русским и польским владениям. Опустошив значителньую часть Новой Сербии и захватил большое количество пленных, крымский хан вернулся в Перекоп.

Примечания

  1. Alan Fisher «Muscovy and the Black Sea Slave Trade», Canadian American Slavic Studies, 1972, Vol. 6, стр. 575—594.
  2. «The Crimean Tatars and their Russian-Captive Slaves» (PDF). Eizo Matsuki, Mediterranean Studies Group at Hitotsubashi University.
  3. 1 2 С. М. Соловьев. История России с древнейших времен.: крымским татарам выгоднее было брать подарки с обоих государств, Московского и Литовского, обещать свою помощь тому, кто больше даст, обещать, а на самом деле, взяв деньги с обоих, опустошать владения обоих, пользуясь их взаимною враждою. С этих пор сношения обоих государств, и Московского и Литовского, с крымцами принимают характер задаривания разбойников, которые не сдерживаются никаким договором, никакими клятвами.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 Александр Андреев. История Крыма. Москва, издательство Монолит-Евролинц-Традиция, 2002.
  5. Сигизмунд Герберштейн. Записки о Московии. Издание 1998 года. Часть 7
  6. Антуан Грамон. Из истории московского похода Яна Казимира. Юрьев. Типогр. Маттисена. 1929
  7. 1 2 3 4 5 Бережков М. Н. Русские пленники и невольники в Крыму Издательство: Тип. А. Шульце. Одесса, 1888
  8. 1 2 3 4 5 ИСТОРИЧЕСКАЯ ЛЕТОПИСЬ КУРСКОГО ДВОРЯНСТВА. Анатолий Алексеевич Танков. Том первый. Москва 1913.
  9. Зорин А. В. Степное порубежье
  10. Бабулин И. Б. Князь Семен Пожарский и Конотопская битва, М., 2009. С. 17
  11. Баиов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг. — СПб.: Электро-Типография Н. Я. Стойковой; Николаевская Акадения Генерального штаба, 1906. — Т. 2. — С. 40.
  12. Нелипович С. Г. Союз двуглавых орлов. Русско-австрийский военный альянс второй четверти XVIII в.. — М.: Объединенная редакция МВД России, Квадрига, 2010. — С. 254. — ISBN 987-5-91791-045-1

Литература

Ссылки

Источник: Крымско-ногайские набеги на Русь

Егорьевцы - коновалы, головотяпы, рудометы: сам нож точит, а говорит небось.

Егорьевцы - коновалы, головотяпы, рудометы: сам нож точит, а говорит небось.
См. РУСЬ - РОДИНА

Источник: Егорьевцы - коновалы, головотяпы, рудометы: сам нож точит, а говорит небось.